home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

Погожими субботними вечерами в Челси многие выходят прогуляться по Кингс-роуд. Все двадцать кварталов от площади Слоан-сквер до Бофор-стрит заполнены любителями поглазеть на прохожих, но, в основном, показать себя. Обнявшиеся парочки, одна другой краше. Здесь можно встретить настоящих лордов – длинноволосых молодых людей, одетых с продуманной небрежностью; попадаются и люди попроще, щеголяющие в элегантных костюмах. А девушки – в вызывающе узких брючках и прозрачных блузках, юбках с разрезами и мини – почти не оставляют простора воображению.

Субботним днем в начале мая среди гуляющих оказались Чессер и Марен. Марен хотелось чего-нибудь необычного. Чессер не возражал. Она догадалась привезти ему из Шантийи повседневную одежду. Пару джинсов и широкий пояс с пряжкой, точной копией тех, что носят в Сан-Франциско пожарные, только платиновой. Сшитую по его мерке итальянскую фланелевую рубашку. Он носил ее навыпуск, расстегнув три нижних пуговицы и дополнив пестрым шелковым шарфом. В таком виде он сошел бы за эксцентричного английского лорда, будь у него волосы подлиннее. А в действительности он всего лишь торговал алмазами.

Марен нарядилась ему под стать: в пакистанскую юбку ниже колена, ручной работы, желтую с красным, черным и белым. Легкую бледно-розовую индийскую блузку. Несколько тканых мексиканских кушаков кричащих расцветок. Их она завязала на боку, так что концы свисали чуть не до земли. На пальцах – дюжина тонких старинных колец. Чтобы усугубить мешанину цветов, она распустила свои ореховые волосы. Она была самоуверенна, как всегда, и необычно весела.

Окружающие их замечали. Они замечали других. Разглядывали витрины многочисленных лавчонок, в доброй старой булочной купили два сахарных пряника и ели на ходу. Хохотали до упаду, и Чессер чувствовал себя куда моложе сорока. Он и выглядел моложе, поскольку был худощав, а, по нынешним представлениям, старость предполагает полноту. Когда Чессер и Марен прошли с десяток кварталов, окружающие настолько примелькались им, что они обращали внимание лишь на самые причудливые костюмы и прически.

Они поравнялись с большим антикварным магазином и решили в него заглянуть. Это было просторное помещение со множеством отделов, где продавали какие угодно старинные вещицы. Здесь Чессер впервые заметил огромного человека в черном. Он посмотрел на него из простого любопытства: не каждый день видишь таких великанов. Человек был одет в черный костюм; галстук и сорочка у него тоже были черные. Он был массивен и на целую голову возвышался над толпой. Походил он на профессионального борца. Когда Марен покупала старинный, из кожи и слоновой кости набор для игры в трик-трак, Чессер случайно посмотрел в конец прохода. Глаза великана на мгновенье задержались на Чессере. Обычный взгляд в толпе. Ничего подозрительного.

Позже, выходя из ресторана «Аретуза», где они обедали, Чессер снова увидел типа в черном. Он стоял на противоположной стороне улицы. На сей раз он обменялся с Чессером долгим взглядом. Чессер решил, что за ним следят. Сразу же на ум пришла Система. Он повлек Марен по улице, а потом оглянулся. Великан шел за ними по другой стороне, кажется, не обращая внимания на Чессера. Может, просто совпадение? А если Система все-таки держит его под контролем, то интересно, что ему занесут в кондуит? Что его видели в непотребном одеянии гуляющим по злачным местам? И сколько ему за это вычтут?

– Я не была в Риджент-парке, – сказала Марен. – И в Тауэре.

– И куда ты хочешь больше? Уже темнеет.

– И туда, и сюда, – заявила она. Чессер этого и ждал. Немного погодя они ехали в «даймлере». Чессер несколько раз оглядывался, но не понял, следят за ними или нет. На улице было слишком оживленно.

Через полчаса они добрались до знаменитого средневекового замка на Тауэрском холме. У Средних ворот заплатили за вход и задержались в Тауэр-Грин, где местный экскурсовод излагал свою версию того, как на этом самом месте лишились головы Анна Болейн, леди Джейн Грей и многие другие. Однообразный, кровавый рассказ захватил Марен. Чессер чуть не силой выволок ее оттуда.

– Я знаю одну фотомодель, – говорила она, – которая утверждает, будто в прошлой жизни была Анной Болейн, и я ей верю. Она безумно длинношеяя и вечно сосет таблетки от горла.

Они зашли в Уэйкфилдскую башню и попали в комнату, где хранятся королевские драгоценности. Скипетр и корона не произвели на Марен должного впечатления. Чессер указал ей на Кюллинан I, самый большой в мире бриллиант: пятьсот тридцать карат весом. Здесь были и Кюллинан II и III. Марен притворялась, что ей интересно. На самом деле она была поглощена своими мексиканскими кушаками. Чессер рассказывал, что эти три громадных бриллианта вырезали из одного камня размером с мужской кулак. Его нашел управляющий шахты «Премьер» в Южной Африке во время обычного обхода. Он заметил, как что-то блеснуло в стенке шурфа, и карманным ножом выковырнул этот алмаз.

– И стал миллионером, – равнодушно вставила Марен.

– Нет. Компания выдала ему десять тысяч долларов премии, и он был очень рад.

Чессер думал, что Марен отреагирует на такую несправедливость, но она отбросила волосы назад и сказала:

– Поехали в Риджент-парк.

В этот миг Чессер посмотрел через плечо Марен. В дверях стоял давешний тип в черном. Значит, не совпадение. Чессеру захотелось сбежать отсюда, вернуться в отель, быстро собрать вещи – и в аэропорт. Прочь из Лондона, с глаз Системы. Несмотря на протесты Марен. Ей он соврет что-нибудь. Ведь признайся он Марен, что за ним следят, она только придет в восторг.

Марен поглядела Чессеру в лицо и спросила, не переел ли он паштета за обедом. Вид у него был такой, что хотелось предложить касторки. Чессер молча направился к двери. «Передай Мичему, пусть катится…» – собирался выпалить он, но, поравнявшись с великаном и посмотрев на него снизу вверх, благоразумно сдержался.

– Вы преследуете меня, – сказал он, надеясь, что негодование получилось убедительным. Издали тип в черном выглядел огромным, теперь же казался настоящим исполином. Шея у него была чуть не два фута в обхвате. Чессер отступил на полшага назад.

Тип не проронил ни слова. Чессер заметил, что у него карие глаза, неожиданно кроткие и выразительные. Можно сказать, говорящие. Он сунул руку во внутренний карман пиджака, извлек конверт и протянул Чессеру. Тому ничего не оставалось, как взять его. Обычного размера конверт из дорогой веленевой бумаги кремового оттенка. Быстрым, затейливым почерком на нем значилось имя Чессера. Подошла Марен, желая знать, что происходит, но Чессер и сам пока ничего не понял. Под ее любопытным взглядом он открыл конверт и нашел записку, написанную тем же почерком:

«Вы мне нужны по делу. Завтра в десять утра вам позвонит мой человек.

Клайд Мэсси».

Чессер не поверил глазам. Взглянул наверх, чтобы получить какое-нибудь подтверждение, но тип в черном исчез.

– Ты его знаешь? – спросила Марен.

– Первый раз вижу. Ну и верзила!

– Да нет. Клайда Мэсси. Чессер покачал головой.

– Чепуха, – сказал он. – Может, кто подшутил?

– Зачем?

Чессер и сам думал об этом. Он не знал Клайда Мэсси, хотя, конечно, слышал о нем. Самый известный миллиардер мира. В то время как остальные богачи предпочитали анонимность, Клайд Мэсси щеголял своим финансовым положением. Его имя стало нарицательным в обозначении денежного туза, вроде Рокфеллера. Мэсси редко появлялся на людях, но о нем чуть не каждый месяц писали журналы. Первый канал телевидения посвятил целый час рассказу о нем и даже показал фильм об его обширном поместье, причем экскурсию вел сам Мэсси. Американец, он из-за бракоразводных тяжб перебрался в Англию. Он был женат четырежды, последние три раза на совсем молоденьких женщинах. И сбежал от алиментов. Не из скупости, просто считал это делом принципа. Его заокеанские жены могли только потрясать постановлениями суда, которые в Англии были недействительны.

Марен взяла записку. Потрогала тисненую печать.

– Похожа на подлинную, – признала она. – Но завтра воскресенье. А мы по воскресеньям не работаем.

Чессер согласился.

На обратном пути Марен скомкала записку и с расстояния десяти футов ловко зашвырнула ее в удобную урну лондонского Сити.

Потом они пошли в Риджент-парк, погуляли по аллее среди диких цветов и вернулись в «Коннахт», собираясь одеться и поужинать в ресторане. Вместо этого они разделись, занялись любовью, а потом поужинали в «Траттория Террацца». Затем была рулетка в «Двух ботинках». Марен проиграла двадцать тысяч и пожаловалась, что ей мешали отрицательные силы в атмосфере. До отеля они добрались к четырем. Сыграли в трик-трак на пятьдесят тысяч долларов. Марен выиграла, тут же отвернулась и, довольная, уснула. Чессер погасил в ванной свет, открыл окно и тоже лег. Пристроился рядом с Марен, осторожно обнял ее и положил руку ей на грудь.

Через минуту его пальцы разжались. Он спал.


ГЛАВА 3 | Империя алмазов | ГЛАВА 5