home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Не заметить гнома в «Изогнутом копье» было просто невозможно. Он забрался на высокий стул и ссутулился над длинной стойкой. Топор, длиной в половину его роста, стоял посреди рощи пустых бутылок со следами пены на дне. У Харальда Убийца Троллей сразу вызвал ассоциацию с Арне Телом, если последнего укоротить, обрубив ноги по колено. Готрек продолжал пить, хотя хрупкий на вид юноша, сидящий сбоку от гнома, временами выражал недовольство. По сведениям Харальда, у Гурниссона была репутация забияки. Говорили, когда в последний раз гном так напился, что его удалось скрутить и запихнуть в камеру, он выбрался оттуда, перекусив прутья.

В углу сидел волынщик, исполняя мелодию, отдаленно напоминающую популярную матросскую песню. Розана оказалась единственной женщиной в этом заведении. Остальные посетители были сильными мускулистыми бойцами, гордившимися своими шрамами и того паче накачанными до размеров бочонка руками и ногами. Несомненно, днем все они упражнялись в гимнастическом зале Арне, а по ночам устраивали кулачные бои в переулках, прилегающих к улице Ста Трактиров. В «Печальном рыцаре» собирались скандалисты и драчуны, в «Изогнутое копье» приходили по-настоящему опасные типы.

И Гурниссон был самым опасным среди этих суровых парней. Ну, во всяком случае, он точно занимал второе место…

- Гурниссон! - окликнул Харальд достаточно громко, чтобы волынщик смолк.

Готрек продолжал смотреть в свой стакан, но на его плечах взбугрились мышцы, так что куртка гнома затрещала по швам.

- Может, стоит обратиться к нему вежливо? - предложила Розана. - Возможно, он согласится помочь.

- Готрек Гурниссон! - повторил капитан еще громче. Убийца Троллей оглянулся через плечо, ища затуманенным взором человека, который назвал его имя.

- Кто спрашивает? - поинтересовался он, сжимая рукоять топора.

- Харальд Кляйндест, капитан портовой стражи.

Компаньон Гурниссона, который, очевидно, слышал о Грязном Харальде, закатил глаза и вознес немую молитву об избавлении. В воздухе запахло неминуемой дракой.

- Ублюдок! - крикнул кто-то позади Харальда. - Ты сломал руку моему брату!

Незнакомый молодой гигант двинулся на стражника. Кляйндест сделал шаг в сторону, шевельнул локтем и услышал, как ломаются кости руки громилы.

- Ну вот, - сказал капитан, - теперь ты ничем не отличаешься от своего брата.

Пронзительно вопя, несостоявшийся мститель удалился.

Гурниссон усмехнулся.

- Неплохо сработано, стражник.

- Это мелочи, - отозвался Харальд, пододвигая стул и садясь рядом с Убийцей Троллей.

- Мы не обслуживаем здесь таких, как она,- подал голос парень за стойкой, у которого в ухо, нос и губу было вдето по кольцу. Он неприязненно кивнул в сторону Розаны, садящейся на стул, вежливо поданный приятелем Гурниссона.

- Ведьм, - добавил бармен и сплюнул.

- Вы только что изменили политику заведения, - сообщил ему Харальд.

Бармен на мгновение задумался и согласился с капитаном.

- Мне шнапс, даме шерри и то, что пожелают джентльмены.

Подали напитки.

- Ты устроил много шуму на улице пару ночей назад, а, стражник? - заметил Гурниссон.

Харальд кивнул.

- Хорошо, что ты не встретился со мной.

- Хорошо - для меня или для тебя?

Гном оскалил острые желтые зубы, и на его лице возникла зловещая ухмылка.

- Скажем так: это было хорошо для города, - предложил компромисс компаньон Готрека. - Феликс Джегер, - представился он, обменявшись рукопожатием с Харальдом и поцеловав руку Розаны.

- Зачем ты искал меня, стражник? На меня поступали жалобы?

- Не больше, чем обычно. Мне просто нужно узнать имя одного человека. Преступника.

- Я не доносчик.

- Это не обычный преступник. Я говорю о Боевом Ястребе.

Гурниссон был озадачен:

- Этот убийца? Почему ты решил, что я знаю его имя?

- Ты знал его отца.

- Я знал отцов многих людей, а также их дедов и прадедов.

- Ты был с принцем Вастариеном.

Грубое лицо гнома приняло выражение, которое можно было назвать тоскливым.

- Давным-давно. Мы были тогда дураками. Все мы.

- Среди вас был другой Боевой Ястреб.

Гурниссон скривился так, словно ему запихнули в рот протухшую крысу. Он попытался смыть мерзкий привкус, прополоскав рот элем.

- Плохой человек. Некоторые слишком сильно любят профессию солдата. Она дает им возможность делать вещи, за которые обычные граждане угодили бы в лапы служителей закона.

«Что же представляли из себя эти Завоеватели? - подумал Харальд. - Кем они были - героями или монстрами? Или и тем и другим одновременно?»

- Он всегда был себе на уме, ваш Боевой Ястреб. Вечно возился со своими драгоценными птичками. Минья, Себастьян. Цып-цып-цып… Они были его детьми. Только о них он и заботился. Ничего больше для него не существовало.

- Ты знаешь, как его звали?

Гурниссон умолк и сделал еще один глоток.

- Робида, - сказал он. - Анджей Робида, Кхорн подери его со всеми гнилыми потрохами.

Итак, свершилось, но Харальд испытал только разочарование. Иногда разгадка тайны напоминает эйфорию от «пыли демона», внезапный всплеск понимания и прозрение.

Имя Анджея Робиды ни о чем не говорило ему.


предыдущая глава | Женевьева 4: Серебряные ноготки | cледующая глава