home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Приключения в Бирме, Сиаме и Китае

«Мы не верим ни в какую магию, которая перекрывает возможности и силы человеческого ума, ни в „чудеса“, будь то явления светлых или темных сил, если они переступают установленные веками законы природы. Несмотря на это, мы придерживаемся высказываний одаренного автора – Рестуса о том, что человеческое сердце еще не полностью исследовано, и мы еще не достигли и даже не поняли возможностей скрытых в нем сил». [5, т.1, с. XI]

«Многие годы, проведенные среди „варварских“ и „христианских“ магов, оккультистов, месмеристов и разных других представителей белой и черной магии, казалось бы достаточны, чтобы дать нам право быть компетентными в этом спорном и очень сложном вопросе. Мы встречались с факирами, индийскими святыми и наблюдали их связь с Питрисами. Мы наблюдали вытье и танцы дервишей, у нас были дружеские связи с европейскими и азиатскими марабутами Турции, дамасскими и бенаресскими укротителями змей и мало осталось среди них не исследованных нами». [5, т.1, с. 42, 43]

«Однажды в Индии мы присутствовали при состязании в психической силе между святым госсейном (нищим факиром) и неким колдуном… Мы обсудили вопрос о сравнении силы Питрисов факира (pre-Adamite spirits) и невидимых союзников колдуна. Испытание их мастерства было обусловлено и автор была выбрана арбитром. Состязание происходило в обеденное время на берегу маленького озера в Северной Индии. На гладкой поверхности воды плавало бесчисленное количество водяных цветов и большие блестящие листья. Каждый из состязующихся сорвал один такой лист.

Факир положил его на грудь, скрестил руки и моментально впал в транс. После этого он положил лист на воду, верхней его стороной вниз. Колдун утверждал, что он покорит «водяного владыку» – духа, который живет в воде, и хвастал, что он своей силой заставит этого духа не дать Питрисам проявиться на листе факира. Он взял другой лист, произнес чудодейственные слова и бросил его в воду. Лист колдуна стал кружиться вокруг неподвижного листа факира. Через несколько секунд оба листа были вынуты из воды. На листе факира, к большому неудовольствию колдуна, можно было заметить симметричный рисунок из белых письмен, как если бы сок растения был употреблен вместо чернил. Когда лист высох и стало возможным внимательно рассмотреть этот рисунок, оказалось, что это ряд санскритских букв, выражающих слова высокого морального содержания. Следует добавить, что факир этот не умел ни писать, ни читать. На листе колдуна мы обнаружили не письмена, а отвратительные изображения чертовских рож. Итак, на каждом листе был воспроизведен оттиск, аллегорически отображающий характер состязающегося, указывающий на то, какие духовные сущности его окружали». [5, т.1, с.368, 369]

«В одной английской газете был описан случай удивительного роста растения, который был вызван индийским колдуном.

Колдун положил на пол пустой цветочный горшок и попросил, чтобы наполнили его садовой землей с небольшого участка, который находился внизу. Затем он вынул из корзины сухую косточку манго и протянул ее ближайшему зрителю, чтобы он осмотрел ее. Потом он выгреб из середины горшка немного земли, вложил косточку в ямку, покрыл ее тонким слоем земли и полил водой. На некоторое время цветочный горшок был затем покрыт простыней. Под хор голосов и удары в ладоши косточка стала прорастать. Он приподнял часть покрывала и тогда стал виден прелестный росток с двумя черно-бурыми листочками.

Он снова опустил покрывало и заклинание продолжалось. Через небольшое время простыню сняли, и мы увидели уже больше зеленых листьев, и растение уже имело длину в 9-10 см. В третий раз листья стали гораздо толще и деревце уже имело в высоту 13-14 см. В четвертый раз миниатюрное деревце уже было 18 см в высоту и на его ветвях висело 10-12 плодов манго, величиной в лесной орех. Наконец, после трех-четырех минут покрывало сняли совсем. Плоды достигли уже своей естественной величины, но были еще незрелыми. Их протянули публике, попробовали: оказалось, что они близки к зрелости, стали кисло-сладкими.

Тут можно добавить, что подобные опыты мы наблюдали в Индии и Тибете и не раз мы сами наполняли пустой цветочный горшок землей и сажали в него зернышко, которое давал нам чародей, и до конца опыта, проводимого в нашем доме, не сводили глаз с горшка. Результат был такой же, как описано выше». [5, т.1, с.141, 142]

«На Западе, прежде, чем „сенситив“ касается огня, его „переводят“ в состояние транса, и ни один „медиум“ не решился бы засунуть руку в тлеющие угли, будучи в нормальном физическом состоянии. Но на Востоке, человек берет в руки огонь, раскаленное железо или расплавленный свинец независимо от того, является ли этот человек святым ламой или корыстолюбивым колдуном, находится ли он в состоянии транса или в обычном физическом состоянии. В Северной Индии мы видели, как колдуны держали руки в раскаленных углях, пока угли не превращались в пепел.

Во время церемонии Шива-Ратри (Ночь Шивы), когда народ всю ночь бодрствует в молитве, шиваиты пригласили одного тамильского колдуна, который показал удивительнейшие феномены, призывая в помощь какого-то духа, которого все звали «Кути-Сатан» – небольшой демон. Один католический миссионер использовал этот случай, чтобы объяснить присутствующим, что этот несчастный грешник предал себя сатане. Тамил, который в это время держал свои руки в углях, повернул голову, взглянул свысока на покрасневшего миссионера. «Мой отец и мой дед, – сказал он, – приказывали этому „малому“. Уже 200 лет он верный слуга нашего дома, а теперь вы хотите внушить людям, что он мой повелитель, но они знают лучше». И он спокойно извлек руки из огня и показал их». [5, т.1, с.445, 446]

«В Бенгалии мы были свидетелями очень интересного опыта проявления высочайшей силы желания. Один адепт магии, взяв обыкновенное оловянное блюдо, стал производить над ним руками какие-то манипуляции. Мы наблюдали за ним и нам показалось, что он как бы загребает горстями какой-то невидимый флюид и бросает его на поверхность блюда. После этого блюдо было выставлено на яркий свет на шесть секунд и в это время его блестящая поверхность покрылась как бы пленкой. Блюду дали постоять еще три минуты, в течение которых на нем появились пятна более темной окраски, и его показали нам. Мы увидели на нем картину, вернее фотографию, окружающего нас пейзажа, безупречного по краскам и рисунку. Пейзаж сохранялся на блюде в течение 48 часов, а затем постепенно исчез.

Этот феномен можно объяснить. Воля адепта конденсировала на олове пленку акаши, и она на время стала чувствительнее фотографической пленки. Свет сделал остальное. Такое изучение силы воли помогло исследователю понять и ее работу при лечении болезней, когда эту силу прилагают к неодушевленным предметам, а потом такие предметы прикладывают к телу больного». [5, т.1, с.463, 464]

«Каждое животное обладает способностью почувствовать присутствие духов или вообще чего-то, что не исчезает, что обыкновенному человеку остается невидимым, но что могут увидеть ясновидящие. Для выяснения этого были произведены опыты, сотни опытов, с кошками, собаками и другими животными, один раз даже с прирученным тигром.

Один индиец, ранее живший в Диндигуле, а теперь находящийся в горах Западные Гаты, приручил тигренка, которого привезли ему с Малабарского побережья, той области Индии, где тигры особенно свирепы. Как прославленные заклинатели змей, так и этот индиец, уверял нас, что он обладает способностью приручить любое животное. Тигр стал миролюбивым как собака. Дети могли дразнить его, дергать за уши, он только встряхивался и жалобно скулил.

С этим интересным животным мы провели такой эксперимент. Этот индиец намагнетизировал черное зеркало, называемое «магическим кристаллом». Когда бедного тигра заставили взглянуть в это магическое зеркало, то это, всегда спокойное животное, мгновенно возбудилось до сумасшествия. В глазах его появился человеческий ужас. Сильно воя, не в силах отвернуться от зеркала, к которому взгляд его был прикован какой-то магической силой, он дрожал и извивался в конвульсиях, в страхе от какого-то видения, которое нам осталось неизвестным. Когда зеркало отняли, животное еще два часа лежало, задыхаясь в изнеможении. Что он видел? Какая нефизическая картина из его невидимого животного мира могла произвести такое сильное впечатление на этого дикого, свирепого по природе и бесстрашного животного? Кто знает? Возможно, ему внушили видение.

Был проведен также эксперимент подобного воздействия на животных во время спиритического сеанса. Мы пригласили на этот сеанс знаменитого сирийского кудесника – полуязычника-полухристианина из Кунанкуламы.

Нас было 9 человек – 7 мужчин и 2 женщины, одна из них – местная жительница. В помещении находились: молодой тигр, занятый данной ему костью, обезьяна с черной шерстью и белоснежной козлиной бородкой, со сверкающими лукавыми глазами. Была также иволга – ярко-желтая красивая птица; она спокойно чистила хвост, сидя на насесте вблизи от большого окна веранды.

В Индии спиритические сеансы проводятся не за закрытыми дверьми, как в Америке. Для них не требуется ничего, кроме тишины. Через раскрытые двери и окна проникал яркий свет. В воздухе ощущалось дыхание соседних лесов, откуда к нам налетали сонмы насекомых, слышались голоса птиц и животных. Наш дом был расположен среди сада, и вместо душного воздуха спиритического сеанса в закрытом помещении, мы вдыхали аромат деревьев, кустарников и цветов.

Кратко говоря, мы были окружены светом, гармонией и ароматами, и в самом помещении стояли букеты цветов, поднесенных местным богам. Там был цветок Вишну – сладкий базилик, без которого в Бенгалии не обходится ни одна религиозная церемония, ветки фикуса религиоза, священный лотос и индийская тубероза.

Пока «священнодействующий», которым был очень грязный, но, несмотря на это, действительно святой факир был погружен в глубокое сосредоточение и под действим его воли происходили чудеса, обезьянка и птица проявляли лишь незначительные признаки беспокойства. Только тигр по временам вздрагивал и внимательно оглядывался кругом, как будто перед его фосфоресцирующими зелеными глазами передвигалось в помещении нечто для нас невидимое. То, что человеческий глаз не обнаруживал, было ему видно. Что касается иволги, то вся ее подвижность исчезла, она стала сонливой и, сжавшись, сидела неподвижно, не показывая признаков беспокойства.

Было слышно как бы веяние больших крыльев, цветы переходили с места на место, передвигаемые невидимыми руками, и когда красивый небесно голубой цветок упал к ногам обезьянки, она нервно вздрогнула и бросилась под защиту своего хозяина – индуса в белой одежде. Сеанс продолжался целый час, и было бы слишком длинным все это здесь описывать. Самым необыкновенным из всех чудес было последнее. Кто-то из нас пожаловался на жару и нас сразу охватил приятный, ароматный, влажный ветерок. Стали падать капли дождя, принося нам необычайную бодрость.

Когда факир закончил демонстрацию белой магии, свои силы стал показывать «колдун», или фокусник. Мы увидали целый ряд чудес, которые были уже известны нам по описаниям различных путешественников. Мы убедились при этом в том бесспорном факте, что животным свойственно по природе некоторое ясновидение и способность различать добрых и злых духов.

Каждый свой номер кудесник начинал с воскурения. Он сжигал смолистые ветви какого-то кустарника и при этом подымались целые клубы дыма. Хотя тут не было ничего такого, что могло бы нанести вред животным, и тигр и обезьянка, и птица, глядели на огонь своими ясновидящими глазами с неописуемым ужасом. Мы высказали соображение, что может быть животные просто напуганы огнем, вспоминая обычай разжигать костры, для отпугивания хищных зверей.

Чтобы рассеять эти сомнения, колдун подошел к поникшему тигру с веткой баила (дикой яблони), посвященной Шиве и несколько раз провел ею по его голове, бормоча чудодейственные слова. Тигра обуял панический ужас. Его глаза, горящие как огненные шары, казалось, выскочат из орбит, изо рта пошла пена; он бросился на пол, как бы ища какую-нибудь нору, чтобы укрыться; он стал выть, что вызвало стократный ответный вой из джунглей. Взглянув в последний раз на место, к которому был прикован его взор, он сделал гигантский скачок, порвал свою цепь и выскочил из окна веранды, унеся с собою часть оконной рамы. Обезьянка давно уже убежала, а птица упала с насеста, парализованная.

Мы не спрашивали у факира и колдуна, какие методы они применяли для своих феноменов, но если бы мы это и сделали, то ответы их были бы без сомнения такими же, как и ответ одного факира французскому путешественнику, который написал об этом в Нью-Йоркской «Франко-американской газете»: «Что это? Воля. Человек, который всю интеллектуальную силу сосредоточил в одном пункте, повелевает всем. Брамины не знают ничего другого, кроме этого». [5, т.1, с. 467—471]

«В Индии мы встретились с братством факиров, которое обосновалось у небольшого озера, вернее глубокого пруда, дно которого было буквально устлано огромными аллигаторами. Эти чудища выходили из воды и грелись на солнце в нескольких шагах от факиров, многие из которых сидели неподвижно, погруженные в молитву или в глубокое сосредоточение. Хотя тот или иной из факиров попадал в поле зрения аллигаторов, они вели себя безобидно, как котята. Но мы не посоветовали бы чужим находиться в нескольких ярдах от этих монстров. Бедный француз Прадин нашел свою безвременную кончину в пасти одного из этих ужасных ящеров». [5, т.1, с.383]

«В индийских пагодах в большие праздники или во время свадеб богатых людей, принадлежащих к высшим кастам, когда собирается много народа, европейцы могут увидать гуни – заклинателей змей, факиров-гипнотизеров, святых чудотворцев саньяси и, так называемых, „фокусников“.

Высмеять этих людей легко, объяснить их действия труднее, познать же их нам не по силам. Англичане, постоянно живущие в Индии, и путешественники, предпочитают первое. Но спросите их, как же достичь этих результатов? И они не смогут ответить.

Когда показываются гуни – заклинатели змей и факиры, обвитые крупными змеями, держащие в руках мелких змей, укусы которых приводят к смерти в течение нескольких секунд, а шеи их обвивают тригоноцефалы, укус которых убивает мгновенно, то скептик-свидетель улыбается и пытается объяснить, что эти рептилии приведены были в каталептическое состояние и ядовитые зубы у них вынуты.

«Не погладит ли Сахиб одного из моих нагов? – спросил однажды гуни нашего собеседника, который полчаса заставлял нас скучать, слушая его „объяснения“.

Капитан В. моментально отскочил назад. Оказалось, что ноги у него даже быстрее его языка. Его сердитый ответ был таким, что я не решаюсь его обессмертить, поместив здесь. Только змея – ужасный телохранитель – защитила заклинателя от побоев. Вообще же каждый профессиональный заклинатель может немногими словами призвать к себе огромное число змей, взять их в руки и ими себя обвешать.

В Тринкемальском округе змеи дважды чуть не укусили автора, причем один раз я чуть не села на хвост змеи. Однако оба раза заклинатель, которого мы наняли в качестве проводника, своим свистом останавливал змей почти у самого моего тела. Змеи застывали, как пораженные молнией, медленно опуская головы, под действием слов, произносимых заклинателем» [5, т. II, с.622]

«У бедных язычников нет таких помощников, какие имеются у современных ученых, – будет ли верить этому европейская наука? Однажды, когда в одном, исключительно серьезном случае понадобился ответ „оракула“, мы увидали то, что до тех пор категорически отвергалось. Представьте себе: простой нищий, без всяких приборов заставлял чувствительное пламя отвечать ему вспышками. Из веток дерева был собран и зажжен костер и нищий бросил в него какое-то снадобье. Он сел возле огня и погрузился в сосредоточение. Огонь горел очень низко, почти готов был погаснуть. Но когда были заданы вопросы, пламя высоко поднялось и, изгибаясь, посылало огненные языки на восток, запад, север или юг. Каждому его движению соответствовало определенное значение в коде огненных сигналов. Иногда пламя снижалось до земли и языки его разными способами лизали землю, иногда оно внезапно исчезало совсем, оставляя лишь груду гаснущих углей.

Когда это интервью с огненными духами закончилось, бикшу (нищий) пошел к себе, в свое жилище в джунглях, распевая монотонную грустную песню, в ритме которой сенситивное пламя продолжало шуметь, пока бикшу не скрылся с наших глаз. Тогда, как будто жизнь покинула пламя, оно исчезло, и перед потрясенными зрителями осталась лишь горстка пепла». [5, т. II, с.606, 607]

«Йоги старых времен, также как современные ламы и талапины, используют лечебный препарат, изготовляемый из серы и млечного сока какого-то растения. Мы наблюдали, как этим лекарством они в несколько дней заживляли самые трудно излечимые ожоги и в несколько часов залечивали переломы костей.

Когда я была вблизи Рангуна, я заболела ужаснейшей лихорадкой и была излечена в течение немногих часов каким-то растительным соком, если я не ошибаюсь, по имени «кукушан». Тысячи местных жителей погибают, не зная свойств этого растения, я же была излечена в благодарность за незначительное проявление внимания к простому нищему». [5, т. II, с.621]

«В некоторых местах России, особенно в Грузии, а также в Индии, существует поверие, что в тех случаях, когда не могут найти тело утонувшего человека, надо бросить в воду что-нибудь из одежды покойного. Этот предмет будет плавать, пока не окажется прямо над тем местом, где находится тело, и тогда потонет. Мы наблюдали, как в воду был опущен шнурок утонувшего брамина. Некоторое время он плыл из стороны в сторону, затем вдруг направился по прямому пути и затонул. На этом месте ныряльщики нашли тело утонувшего. Это явление можно объяснить сильным притяжением между телом человека и предметами, которые он на себе долго носит. Лучше всего для этого подходят самые старые вещи. Новые не годятся!» [5, т. II, с.611, 612]

«Возможно, что на всем земном шаре нет более впечатляющих руин, чем Нагкон-Ват. Правда, европейские археологи, которым удалось побывать в Сиаме, говорят, что название „руины“ совершенно не подходит к этим стариннейшим сооружениям, так как они, а также величественный храм Ангкортом, находятся в хорошем состоянии.

Запрятанный в далекой провинции Восточного Сиама, среди прекрасной тропической растительности – кокосовых пальм, орехов бетеля, – этот удивительный храм производит необычайное впечатление – пишет Винсент, недавно там побывавший…

Мы видели Нагкон-Ват в исключительно благоприятных условиях и вполне можем подтвердить мнение Винсента. Хотелось бы только добавить, что на стенах имеются отдельные изображения, повторяющие Дагонов – вавилонских человеко-рыб и Кабиров – самофракийских богов. Возможно их не заметили те немногие археологи, которые посетили эти места, но при более тщательном исследовании могут быть обнаружены многие статуи настолько близкие к тем, которые имеются в Эллоре, в Египте и в Центральной Америке, чтобы сделать вывод, что их авторы принадлежали если не к одной расе, то во всяком случае к одной религии – той, которой учили в древних Мистериях». [5, т.1, с. 561—567]

«Когда-то брамина обокрали. Невзирая на все его усилия, он не мог найти ни вора, ни вещей. Тогда он решился прибегнуть к ворожбе, известной в Ассаме под названием Хука-мелла или „самодвижущая палка“ Он послал за известным в городе (Галагхате) колдуном, по имени Махидхар, который пришел к нему в дом и, вырезав на месте бамбуковую палку, встал на пороге доме и стал поджидать прохожих. В то самое время проходил по улице писарь комиссионера, некто Рахпор. Он его подозвал и, объявив в чем дело, спросил: желает ли он помочь брамину отыскать его украденные вещи. Рахпор согласился и тут же взял в руки палку, над которою Махидхар только что произнес целый ряд заклинаний и мантр…

Не успел Рахпор дотронуться до бамбука, как им словно овладела какая-то сила. Он пустился бежать, крича, что палка приросла к его руке и что она тащит его. За ним, конечно, побежала большая толпа и обворованный брамин. Прибежав к небольшому танку (водоем со стоячей водой), Рахпор прямо ткнул тростью в неглубокую воду и сказал «ройте здесь». Спустив воду, стали рыть и нашли часть украденных серебряных вещей. Ободренный успехом, брамин пожелал найти остальное. Махидхар прочел снова свои заклинения над тростью и опять вложил ее в руку Рахпора. Та же сцена, то же неудержимое влечение вперед. На этот раз писарь побежал по другому направлению, к дереву, недалеко от дома брамина.

– Копайте здесь, – закричал он людям. Стали копать и, разрыв землю, нашли остальное. Засим полиция… арестовала Рахпора, обвиняя его самого в краже вещей…

…Мы тем более верим в невиновность Рахпора, что ознакомились в Индии с этим родом колдовства. У нас украли золотые часы и брошку, и они были найдены, в тот же день, девочкой пяти лет, к руке которой факир привязывал такую палку. Девочку привезли нарочно для этого из деревни. А факир, или бава (отец), не взял даже и вознаграждения». [2, гл.6]

Полковник Олькотт в журнале «Theosophist», в августе 1900 года, опубликовал письмо, подтверждающее, что Е. П. Блаватская посещала Китай: «Благодаря любезности одного индийского принца, мы получили письмо, которое пришло к нему от его друга из Симлы, побывавшего в Китае у своих знакомых. Мы опускаем некоторые имена, содержащиеся в оригинале этого письма. Поскольку в нем упоминается Е.П.Б., оно для нас особенно интересно.

«Ранг-Джанг, Махан, Китай

1 января 1900 г.

Дорогой. . . .!

Ваше письмо, которое вы мне прислали через Его Высочество Раджу Сахаб Хиру Сингха, дошло до меня, когда я был в горах Спити. Теперь я покинул эти горы и нахожусь в Махане. Это место называется Ранг-Джанг и находится на территории Китайской Империи. Здесь огромные пещеры и вокруг высокие горы. Это место часто посещают главные ламы, и оно является излюбленным для отдыха Махатм. Великие Риши выбрали его еще в древности из-за его прекрасного окружения.

Оно действительно подходит для божественной сосредоточенности. Нельзя найти лучшего места для концентрации разума. Великий Лама Кут Те Хум (Kut Te Hum) – гуру всех лам, вот уже последние два с половиной месяца погружен здесь в самадхи. Полагают, что еще через три с половиной месяца Он выйдет из состояния самадхи, и мое большое желание – дождаться этого момента и лично поговорить с ним. Его челы также здесь медитируют и пытаются самостоятельно проникнуть в Великое Таинство.

Из бесед с ними я узнал, что г-жа Блаватская посетила это место и медитировала здесь некоторое время. Раньше я сомневался, бывала ли она здесь, но теперь убедился в том, что в этом святом и освященном месте она предавалась божественному созерцанию.

Учение Упадеша, которое я получил здесь от лам, показывает, что цели Теософического Общества не являются чем-то фантастическим или теоретическим, но что это вполне осуществимый план. После длительного пребывания, я почувствовал, как тяжело практиковать йогу в долинах Индостана, и что это возможно делать только в высоких горах. Раньше я использовал концентрацию в течение двух или трех часов в день и то, с большим трудом. Теперь же я могу сидеть по восемь-девять и более часов. Я теперь здоров и чувствую себя лучше, чем когда-либо.

Бенгальский Бабу по имени. . . находится здесь, со мною. Он пришел сюда специально для того, чтобы заняться сосредоточением, и мы вместе хотим отсюда отправиться в Лхасу. Здесь у лам имеется очень ценная библиотека, но я не смогу описать ее вам в таком коротком письме».


Глава 14 Хатха-йоги и Раджа-йоги | Личные мемуары Е.П. Блаватской | Глава 16 Возвращение домой во Псков