home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Третья попытка проникнуть в Тибет

Когда г-жа Блаватская вполне оправилась после своей таинственной болезни на Кавказе, она покинула Россию и «отправилась в Италию», как писал об этом Синнет в своей книге «Эпизоды из жизни Блаватской». Сама же она рассказывала по-другому: «Я покинула Тифлис примерно в 1864 году и отправилась в Сербию, путешествовала по Карпатам, как я это описала в своем рассказе о Двойнике». [14, с.151] В. Желиховская писала: «Уехала в чужие края, сначала в Грецию затем в Египет. Вся жизнь ее прошла шумно и в постоянных путешествиях. Всегда она стремилась к какой-то неизвестной цели, выполняя какие-то задания. Ее странствия и отвечающий этим странствиям образ жизни закончились лишь тогда, когда она познакомилась с теософическими, научными, гуманистическими и духовными проблемами. Тогда она сразу остановилась, как корабль, который вошел в гавань после многих лет странствий, свернув паруса и в последний раз бросил якорь.

Ее биограф Синнет уверяет, что уже за многие годы до ее окончательного приезда в Америку (1873 г.) у нее были особые духовные связи с теми странными существами, которых она позднее называла своими Учителями, цейлонскими и тибетскими Махатмами, и что только по их прямому велению она путешествовала с одного места на другое, из одной страны в другую… Нам, своим близким родственникам, она впервые упомянула об этих непонятных существах в 1874 году, когда обосновалась в Нью-Йорке». [15, декабрь, 1894]

Но несколько лет перед этим Желиховская в своих «мемуарах» писала: «Все кругом считали, что происходящие в ее присутствии явления производят „духи“, благодаря ее медиумическим способностям. Она же сама это постоянно отвергала … Как тогда, так и теперь, она утверждает, что совсем другая сила овладевает ею, что силу эту она получила от индийских Радж-Йогов. Она меня уверяла, что даже те тени, которые она видела всю свою жизнь, не были призраками или душами умерших, а что это просто тени ее всмогущих индийских друзей в астральных телах» [14, с.154, 155] Какое значение имеет имя? Называла ли она их «Радж-Йогами» или «Махатмами», Е.П.Б. говорила об одних и тех же существах.

В 1895 г. в январском номере журнала «Lucifer» Желиховская писала: «Что касается меня, то я никогда Их не видала, но у меня нет основания и отвергать Их существование. Когда я иногда и высказывала сестре свои сомнения, она неизменно мне отвечала: „Я хотела бы от тебя лучшего понимания!“

Д-р Безант в одной из статей писала, что Блаватская уехала в Египет и Персию в 1863 г. и пересекла Центральную Азию по дороге в Тибет в 1864 г., но эту дату надо поправить на один год, так как по сообщению ее сестры Веры, прежде, чем сделать третью попытку повстречаться с ее Учителем в Тибете, она отправилась «сначала в Грецию», и очень возможно, что она провела некоторое время с ее единомышленником по оккультным занятиям Илларионом, который жил на Кипре, и получила от него указания. Она его называла: «Один греческий господин, которого я знала еще с 1860 г.»

Из Греции она последовала в Египет, а оттуда, чтобы попасть в Персию, ей надо было пересечь Сирию. Свои впечатления от этого путешествия она частично описала во втором томе «Разоблаченной Изиды». Приведем несколько отрывков:

«Если кто захочет убедиться в том, что еще и в наше время существует религия, которая в течение сотен лет сумела избежать наглых преследований миссионеров и настойчивого любопытства ученых, то пусть он постарается проникнуть в тайны сирийских друзов. Селения их рассеяны в долине, расположенной к востоку от Дамаска. Полагают, что в состав племени входит около 80 тысяч воинов.

Они не стремятся иметь последователей, избегают известности, сохраняют дружбу, насколько это оказывается возможным, и с христианами, и с магометанами, уважают религии каждой секты, каждого народа, но никогда не раскрывают своих тайн. Тщетно миссионеры клеймят их, называя неверными, идолопоклонниками, бандитами и ворами – ни угроза, ни подкуп, ни какие-либо иные побуждения не заставят друза принять догматическое христианство. Мы слышали лишь о двух за 50 лет обращенных в христианство друзах. Жизнь их завершилась в тюрьме, куда они попали за беспробудное пьянство и воровство. Не было случая, чтобы посвященный друз (окхал) принял христианство, а что касается непосвященных, то никому из них не разрешается даже увидеть священные писания друзов, и они не имеют ни малейшего представления о том, где они хранятся…

Некоторые сирийские миссионеры хвастались тем, что им удалось достать какие-то списки, но то, что ими представлялось, как подлинные образцы тайных книг (например, сделанный в 1701 году Пти-де-ля-Круа перевод труда, подаренного французскому королю Наср-Аллахом), оказались лишь компиляцией «тайн», более или менее известных каждому жителю южной части Ливана…

Основным религиозным догматом друзов является абсолютное единство Бога. Он является основой и сущностью жизни и, хотя Он непостижим и невидим, Его можно познать через происходящие время от времени Его проявления в человеческой форме. Как и индусы, друзы утверждают, что Он не раз воплощался на земле. Хамса (Hamsa) был предтечей ожидаемого пришествия (десятого Аватара). Хамса был олицетворением «Вселенской Мудрости». Бохаед-дин в своих писаниях называет его Мессией… Все Его многочисленные ученики в разные эпохи передавали Его мудрость человечеству. Ступеней их дальнейшего продвижения после посвящения – пять. Первые три символизируются тремя ступенями подсвечника в Святилище, который поддерживает свет пяти элементов. Последние две ступени – высочайшие…

Их ритуалы неизвестны посторонним и будущие историки будут отрицать, что у них вообще были ритуалы. Их «четверговые собрания» открыты для всех, но никто из посетителей не допускается присутствовать на церемонии посвящения, которая проводится время от времени по пятницам в величайшей тайне. Через нее проходят не только мужчины, но и женщины, и они играют большую роль в посвящении мужчин. Предварительные испытания обычно продолжительны и очень строги. Изредка, через большие промежутки времени, проводится торжественная церемония, в течение которой все старшие члены общины и посвященные двух высших ступеней отправляются в паломничество в какое-то место в горах на несколько дней. Они находятся это время в монастыре, который был создан в ранние годы христианской эры. Внешне этот монастырь выглядит как руины когда-то существовавшего большого строения. Утверждают, что в нем проводили богослужения гностики в те времена, когда они подвергались гонениям. Но наземные руины – это только маскировка, под ними в земле на большом пространстве расположены часовни, залы, кельи и т. п. Как говорил один из посвященных, богатство внутреннего убранства, красота древних скульптур, золотых и серебряных сосудов, не поддаются описанию.

Подобно тому, как в монгольских и тибетских ламаистских монастырях при выполнении некоторых священных церемониалов появляется священная тень «Господа Будды», так и здесь, во время этого церемониала появляется блистательная эфирная форма Хамсы Благословенного, наставляющего верующих.

Хамса и Иисус были смертными людьми, но термины «Хамса» и «Христос» в их внутреннем скрытом значении идентичны, – они выражают Nous, Божественный Дух, заключенный в человеке. Доктрина друзов, утверждающая двойственность природы человека, состоящей из смертной души и бессмертного Духа, совпадает с учением гностиков, древних греческих философов и других посвященных…» [5, т. II, с. 308—315]

«Вне Востока мы встретили одного (и только одного) человека, который по только ему известным причинам не делает тайны из того, что он был посвящен в Ливанском Братстве. Это ученый и путешественник, профессор А. Л. Роусон (A. L. Rawson) из Нью-Йорка. Он много лет путешествовал по Востоку, был несколько раз в Палестине, был в Мексике. Можно сказать, что он обладает бесценным собранием сведений о раннем периоде христианской церкви, ибо он имел свободный доступ в хранилища, закрытые для обычного путешественника». [5, т. II, с.312]

Профессор Роусон в своей книге «Две г-жи Блаватские» писал: «Я считаю, что не может быть сомнения в том, что г-жа Блаватская знает многие, если не все, ритуалы, церемонии, обряды, выполняемые ливанскими горцами-друзами, так как она со мною говорила о таких вещах, которые знают только получившие там посвящение. В своих странствиях по Ближнему Востоку я часто слышал ее имя – в Триполи, Катаре, Дамаске, Иерусалиме и Каире. Ее хорошо знал один торговец в Джидде. Он показывал мне кольцо с ее инициалами, которое она ему подарила. Слуга этого торговца, бывший ранее погонщиком верблюдов, говорил, что он был ее переводчиком и вел нанятые ею верблюды от Джидды до Мекки. Я спросил о ней у шерифа Мекки, но он ничего о ней не знал, – должно быть ради безопасности она путешествовала инкогнито. Я был тогда в Мекке под видом „магометанина, в качестве секретаря Камил-паши“. [8, т. VII, с.30а]

В «Разоблаченной Изиде» Блаватская писала о йезидах: «Мы встретили некоторые секты, практикующие настоящее колдовство. К ним принадлежит секта йезидов. Некоторые считают их курдским племенем, но я думаю, что они ошибаются. Живут они, главным образом, в заброшенных горных районах Азиатской Турции, вблизи Мосула, в Армении и даже в Сирии и Месопотамии. Всюду их знают, как поклонников Сатаны… И безусловно, не от невежества или умственного помрачения они установили это поклонение и постоянные взаимоотношения с самыми низшими и самыми злобными элементалями. Они понимают всю злобность главы „темных сил“, но в то же время страшатся его силы и потому стараются снискать его благосклонность. Они говорят, что он находится в состоянии постоянной войны с Аллахом, но когда-нибудь может произойти примирение между ними, и тогда те, кто проявлял неуважение к „темному“, могут пострадать, имея против себя и Бога, и Сатану. Эту хитрую политику умилостивления его сатанинского величества проявляли и древние варяги и славяне-русы, поклоняясь Чернобогу до того, как они приняли христианство.

Подобно Виерусу, знаменитому демонологу XVI-го столетия (который в своей «Pseudomonarchia Doemonum» перечислил и описал весь адский двор с его принцами, князьями, придворными и офицерами разных рангов), так и йезиды имеют целый пантеон дьяволов и используют воздушных элементалей для передачи их молитв Сатане, а также и эфритов Пустыни. На своих молитвенных собраниях они подают друг другу руки, образуя большие круги с шейхом или священнослужителем в центре, который хлопает в ладоши и произносит нараспев славословия в честь Шайтана (Сатаны).

Затем они начинают кружиться и подпрыгивать в воздух. Когда безумие достигает своей кульминации, они часто наносят себе раны кинжалами, а иногда оказывают эту услугу и своим соседям. Но раны эти не так легко заживают и зарубцовываются, как это бывает у лам и святых; очень часто они гибнут от этих ранений. Во время таких плясок они прославляют Сатану и просят его проявить себя какими-нибудь «чудесами». И поскольку их ритуалы обычно происходят по ночам, то необыкновенные явления нередко действительно за этим следуют. Так, иногда появляются огромные огненные шары, принимающие формы странных животных.

Говорят, что Эстер Станхоп (Ester Stanhope), имя которой уже в течение многих лет широко известно в масонских братствах Востока, присутствовала на нескольких йезидских церемониалах. Один священник друзов рассказывал мне, что после одной из таких «сатанинских месс» как их называют йезиды, эта храбрая и самоуверенная женщина потеряла сознание и ему лишь с очень большим трудом удалось оживить ее и восстановить ее здоровье». [5, т. II, с.571, 572]

В «Разоблаченной Изиде» Блаватская описывает один интересный случай, произошедший во время ее путешествия по Персии:

«В восточной части Турции и Персии с незапамятных времен живут воинственные племена Курдистана. Народ этот индо-европейского происхождения с примесью семитской крови. Несмотря на их бандитскую славу, этот народ соединяет в себе индийский мистицизм с Ассиро-Вавилонской магией. Номинально они считаются магометанами-суннитами, но их доктрины и ритуалы взяты из учения магов. Даже те, кто считаются христианами-неосторианами, христиане лишь по названию. Калданцы, число которых примерно равно 100000, имеют двух патриахов. Без сомнения они скорее манихеи, чем несториане. Многие их них – йезиды.

Одно из этих племен состоит из огнепоклонников. При восходе и заходе солнца они сходят с лошадей и, обратившись к солнцу, произносят слова молитвы. В дни новолуний они всю ночь выполняют какой-то таинственный ритуал. Для этой цели у них есть специальные шатры из толстой черной шерстяной ткани, декорированные непонятными ярко-красными и желтыми знаками. В середине шатра находится алтарь, обвитый тремя медными обручами. К обручам привешены многочисленные кольца из верблюжьей шерсти. Во время церемонии каждый молящийся держится за кольцо правой рукой. На алтаре горит старинный серебрянный светильник, найденный, быть может, в развалинах Персеполя. Этот светильник, с тремя горящими в нем фитилями, представляет собой удлиненной формы сосуд, имеющий сбоку ручку. Безусловно точно такие же сосуды находили в большом числе в египетских погребениях Мемфиса. Он расширяется к середине, а в верхней части имеет форму сердца. Отверстия для фитилей образуют собой треугольник, а центральная часть имеет вид перевернутого гелиотропа, стебель которого присоединен к ручке светильника. Этот орнамент явно говорит о его происхождении. Такими были священные сосуды во времена поклонения людей солнцу. Греки дали гелиотропу его название именно потому, что этот цветок всегда поворачивается головкой к солнцу, следуя за ним. Такими светильниками пользовались еще древние Маги и, кто знает, быть может когда персидский царь Дарий, бывший одновременно и царем, и иерофантом, священнослужительствовал, то этот светильник освещал его лицо!

Мы рассказали о нем только потому, что с нами произошло одно, связанное с ним, необыкновенное происшествие.

О том, что происходит во время ночных ритуалов курдов поклонения луне, мы знали только по слухам, потому что они тщательно это скрывают, и никому постороннему не резрешается присутствовать на этой церемонии. Но в каждом племени имеются один или несколько старцев, которых считают святыми; они знают прошлое и могут раскрыть тайны будущего. Они пользуются огромным уважением, и к ним обычно обращаются за информацией во всех случаях вороства, убийств или возникновения опасности.

Путешествуя от одного племени к другому, мы не раз оказывались в присутствии таких старцев. Поскольку мой рассказ не является автобиографией, я опускаю многие детали, не имеющие отношения к оккультным явлениям, да и из последних я имею возможность упомянуть лишь о немногих. Случилось однажды, что из нашей палатки были украдены очень дорогое седло, ковер и два черкесских кинжала в богато украшенных ножнах, отделанных золотом. Узнав об этом, в нашу палатку вошли курды во главе с их вождем и, призывая в свидетели Аллаха, клялись, что виновный никак не мог принадлежать к их племени. В этом у нас не возникало каких-либо сомнений, так как мы хорошо знали, каким священным лицом считается гость у всех диких племен Азии, но, правда, знали и то, с какой легкостью они грабят и даже убивают тех же гостей, когда они оказываются за границами их аула.

Один из наших спутников, грузин, посоветовал обратиться к кудиану (колдуну) этого племени. Предложение было принято, но все держалось в большой тайне. Встреча с колдуном была назначена в полночь, когда луна светит во всей полноте. Когда наступило время, нас провели в большой шатер.

В войлочной крыше шатра было проделано четырехугольное отверстие: через него в шатер проникал лунный свет, соединяясь с дрожащим светом описанного нами светильника. После нескольких минут, в течение которых произносились заклинания, обращенные, как нам казалось, к луне, колдун – огромного роста старик (его пирамидальной формы тюрбан касался крыши шатра), взял в руки круглое зеркало из тех, которые называют «персидскими зеркалами», отвинтил его крышку и начал дуть на него, одновременно протирая его поверхность пучком травы и произнося при этом какие-то заклинания. Это продолжалось более десяти минут. После каждой протирки зеркало становилось все более блестящим и его поверхность, казалось, начала испускать фосфорические лучи по всем направлениям. Наконец эта операция закончилась. Старик сидел, неподвижно как статуя, с зеркалом в руках. «Посмотри, ханум, смотри внимательно», – прошептал он мне, едва шевеля губами. Там, где раньше отражалось лишь сияние полной луны, стали появляться и собираться вместе какие-то тени и темные пятна. Еще через несколько секунд я увидала как бы поднимающимися из глубокой чистой воды знакомые седло, ковер и кинжалы, становясь каждое мгновение все более и более четко обрисованными. Затем над этими предметами появилась какая-то тень, как бы у меньшего конца телескопа, и можно было ясно увидеть склонившуюся фигуру человека.

«Я узнаю его! – вскричала я, – это тот татарин, который был у нас вчера, предлагая продать нам своего мула».

Внезапно видение исчезло. Старик кивнул нам, но оставался неподвижным. Затем он пробормотал еще несколько незнакомых слов и вдруг начал петь. Мелодия лилась медленно и монотонно. После того, как он пропел несколько строф на незнакомом языке, он произнес как бы речитативом, не меняя ни ритма ни тона песни, на ломаном русском языке:

«Теперь, ханум, смотри внимательно, как мы поймаем его. Мы узнаем этой же ночью судьбу грабителя».

Тени в зеркале снова стали сгущаться и затем, почти без перехода, я увидала этого человека, лежащим на спине в луже крови, и двух всадников, скачущих на некотором от него расстоянии. Объятые ужасом от того, что мы увидали, мы сказали, что больше не хотим ничего видеть. Старик вышел из шатра, подозвал двух курдов, которые стояли снаружи, и дал им какое-то приказание. Через две минуты дюжина скачущих всадников понеслась на всей возможной скорости вниз по холму, на котором стояла наша палатка.

Они вернулись ранним утром и принесли с собой украденные вещи. Седло было покрыто кровью. Они рассказали нам, что когда они приблизились к беглецу, то увидали как за гребнем холма скрылись два всадника, а подойдя к татарину, нашли его лежащим на украденных вещах в том положении, в каком мы видели его в магическом зеркале. Он был убит этими двумя бандитами, которые очевидно хотели его ограбить, но испугались при появлении всадников, посланных старым кудианом». [5, т. II, с. 629—633]


Глава 19 Психические проявления в России | Личные мемуары Е.П. Блаватской | Глава 21 Буддийские монастыри