home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 34

Клуб Чудес

Учитель Серапис в своем первом письме полковнику Олькотту в марте 1875 г. писал: «Не бросайте Клуб. Пытайтесь». В то время, по словам Е.П.Б., книга полковника «произвела огромный фурор». Тем не менее в мае она писала Александру Аксакову: «Беда пришла нам… Олькотт сидит на грудах своих „People from the other World“ ["Люди с того света"], как Мариус на развалинах карфагенских и думает думу горькую. Не продано и тысячи экземпляров в пять месяцев… Банкрот является за банкротом, паника ужасная, у кого есть деньги – прячут, у кого нет – те умирают с голоду. Впрочем, Олькотт не унывает. С тактом чистокровного янки он придумал „Miracle Club“ ["Клуб Чудес"] – посмотрим, что будет с этого. За себя я ручаюсь: пока душа держится в теле, буду стоять и воевать за правду…» [4, с.271, 272]

В это время Е.П.Б. жила в Филадельфии, а полковник Олькотт в Нью-Йорке. Он писал: «В мае 1875 года, с ее согласия, я пытался организовать в Нью-Йорке частный исследовательский комитет под названием „Клуб Чудес“… Предполагалось, что вход будет открыт только для членов клуба, которым запрещалось разглашать даже место встречи. Все феномены, включая материализации, должны были происходить при достаточном освещении и без специальных приспособлений». [18, т.1, с.25]

Может показаться, что «Клуб Чудес» создан по модели лондонского «Клуба», по поводу которого Учитель К.Х. писал А. О. Хьюму в 1882 или 1881 году: «Величайшая, а также наиболее обещающая из таких школ в Европе – провалилась весьма знаменательно около двадцати лет тому назад в Лондоне. Это была тайная школа для практического обучения магии, основанная под названием „Клуба“ дюжиной энтузиастов под руководством отца лорда Литтона. Он собрал для этой цели наиболее рьяных и предприимчивых, а также наиболее способных ученых по месмеризму и „церемониальной магии“, таких как Элифас Леви, Регазони и копт Зергван-Бей. И все же в пагубной атмосфере Лондона „Клуб“ пришел к преждевременному концу. Я посетил его с полдюжины раз и почувствовал с самого начала, что в нем ничего не было и не могло быть… Эта организация, которая намечена м-ром Синнетом и вами самими, немыслима среди европейцев, и она почти невозможна даже в Индии, если вы не приготовились влезть на высоту 18000 – 20000 (футов) среди глетчеров Гималаев». [16, с.209]

В «Spiritual Scientist» 27 мая появилась следующая заметка:

Хорошие новости

«Клуб Чудес, организованный полковником Олькоттом, развивается удовлетворительно. Ежедневно поступают заявления от желающих к нему присоединиться, но приняты были лишь немногие, так как желательно, чтобы члены Клуба имели определенный вес, научные и другие достижения, которые будут гарантией надежности исследований и вытекающих из них выводов. Для работы нами был приглашен на некоторое время и за определенную плату один медиум из Нью-Йорка…» [22]

К сожалению для Клуба, «определенная плата», выданная этому медиуму, оказалась напрасной. В своей книге «Страницы старого дневника» полковник Олькотт далее писал: «Медиум принадлежал к одной из самых уважаемых семей, производил впечатление честного человека, и мы решили, что он настоящий клад. Однако выяснилось, что он остался без средств, а в это время Е.П.Б. испытывала великую нужду и, чтобы заплатить ему она должна была заложить свою длинную золотую цепь[54]. Но этот негодяй оказался не только несостоятельным как медиум, но отплатил клеветой той, которая желала ему добра». [12, с.15; 18, т. I, с.34]

Е.П.Б. наклеила в свой альбом вырезку статьи «Хорошие новости» и сопроводила ее следующим комментарием: «Попытка во исполнение указов, полученных от Т.Б. …через П. …посредством Г.К. Приказано сказать всю правду о феноменах и медиумах. Теперь начнутся мои мучения! Против меня ополчатся не только святоши и скептики, но и все спиритуалисты. Твоя воля, о, М! будет выполнена! Е.П.Б» [12, с.15, 16]

Полковник Олькотт к этому добавил: «В комментарии Е.П.Б. ничто не указывает на создание Теософического Общества, и выглядит так, что этот медиум не провалился и не помешал мне завершить создание Клуба Чудес» [18, т. I, с.26]

Е.П.Б. постоянно нуждалась в средствах. В апреле 1875 года она писала А. Н. Аксакову: «С тех пор, как я в Америке, я посвятила себя спиритуализму. Не феноменальной, материальной стороне оного, а спиритуализму духовному, пропаганде святых истин оного. Все старания мои клонятся к одному: очистить новую религию от всех сорных трав…» Месяц спустя она писала тому же адресату: «Этот год я заработала статьями и другими работами до 6000 долларов и все, все пошло на спиритуализм. А теперь, при настоящем настроении неверия, сомнения и слепоты после дела Кэти Кинг, кажется кончено… Бывало я, написав статью сенсационную перепечатываю ее в виде памфлета и продаю по несколько тысяч по 10 центов (за экземпляр), а теперь что перепечатаешь? И ругаться не с кем… „Banner of Light“ с 25 тыс. подписчиков съехал на 12». В июне она писала ему в отчании: «Я готова продать душу за спиритуализм, да никто не покупает и я живу со дня на день, зарабатывая по 10 и 15 долларов, когда нужда приходит». [4, с.269, 271—273]

Полковник Олькотт рассказывал об этой интенсивной литературной деятельности: «Публикация моей книги привела к важным результатам; среди них и бесконечные дискуссии в американских и английских спиритуалистических печатных органах и в светской прессе, в которых Е.П.Б. и я приняли активное участие, и дружба с несколькими самыми блестящими корреспондентами, с которыми мы возродили целую науку восточного и западного оккультизма. Почти сразу же нас завалили письмами со всех концов света, среди них и критические и поддерживающие…

М-р К. К. Мэсси специально приехал из Лондона в Америку, чтобы проверить мое описание феноменов Эдди. Мы часто встречались…, между нами завязалась крепкая дружба. У меня также возникли самые приятные отношения с уважаемым, ныне покойным, Робертом Дейлом Оуэном и Эпесом Сарджентом из Бостона. Благодаря последнему я приобрел бесценного корреспондента и самого дорогого друга – м-ра Стейнтона Мозеса, оксфордского магистра искусств, преподавателя классических и английского языков в Лондонском Университетском Колледже, и самого уважаемого и блестящего писателя среди британских спиритуалистов». [18, т. I, с.58]

Его основная идея заключалась в том, что Учителя: «Император», «Кабилла», «Ментор», «Магус» и другие были развоплощенными человеческими духами, одни более, другие менее древние, но все мудрые и добродетельные… Предостережения «Императора»… находятся в соответствии с Восточными правилами… Теперь мне ясно, что один направляющий Разум, преследующий далеко идущие цели, охватывающий все науки и народы, действующий через многих посредников кроме нас, контролировал его и мое развитие…

Я не знаю, кто был «Император», его посредник (я даже не знаю кем на самом деле была Е.П.Б.), но я склонен считать, что это было «Высшим Я» С.М. или Адептом; и что «Магус» и другие из группы С.М. были подобными Адептами… Что касается «Магуса», у меня есть очень интересные сведения, и о нем у меня сложилось более определенное мнение, чем об «Императоре». Я почти уверен, что он живой Адепт; не только это, но и то, что он вынужден был общаться с нами. В марте 1876 года я послал С.М. кусок ткани, пропитанный благовониями, которые Е.П.Б. умела извлекать из своей руки, с просьбой опознать их. Он ответил: «Запах сандалового дерева мне хорошо знаком… Эти благовония мы называем „Аромат Духа“, они были у нас и отлично сохранялись. Это было в течение двух последних лет… Дом, в котором происходили наши встречи, благоухал после них по нескольку дней… Какой удивительной силой обладают эти Братья». [18, т.1, с. 310—325]

Е.П.Б. однажды писала м-ру Синнету: «К.Х., М. и Чохан говорят, что Император его (С.М.) раннего медиумизма – это Брат, и я буду утверждать это снова и снова; но, разумеется, Император того времени отличается от Императора нынешнего». [14, с.22]

Несколько позднее появилась серия удивительных рассказов, написанных Е.П.Б. для американских газет под псевдонимом «Хаджи Мура»: первый рассказ появился в газете «New York Sun» от 27 декабря 1875 года под названием «Может ли двойник убить?» Другой рассказ был опубликован 2 января 1876 года. Его название «Светящийся Круг», а в ее сборнике рассказов «Таинственные истории» («Nightmare Talles») он назывался «Светящийся Щит». Третий рассказ из этой серии, «Пещера эха» был отвергнут газетой «Sun», так как он «показался чересчур ужасным!!» – как она записала в своем альбоме под вырезкой из «Banner of Light», а не из «Sun». Еще один рассказ «Неразгаданная Тайна» был опубликован в журнале «Spiritual Scientist», к которому она записала следующее примечание: «Написан 27 ноября. От И. …рассказ», это рассказ Иллариона, так как она сотрудничала с Илларионом в написании рассказов. Их можно найти в сборнике «Современный Панарион» («A Modern Panarion»), и они недавно переизданы в книге Е.П.Б. «Два рассказа» («Two Stories»).

В конце 1883 года Учитель К. Х. писал м-ру Синнету: «В первый раз в жизни я уделил серьезное внимание высказываниям поэтического… красноречия английских и американских лекторов, его качествам и ограниченности. Я был поражен всем этим блестящим, но пустым словоизлиянием и впервые полностью распознал его пагубную интеллектуальную тенденцию. М. знал о них все…» [16, с.426] В другом письме в том же году он писал: «Достаточно сказать, что „Ски“ (наставник миссис Холлис – Биллинг) неоднократно служил в качестве гонца и даже выразителя мнений для некоторых из нас». [16, с.417]

В «Spiritual Scientist» 22 июня появилась заметка:

Объявление для медиумов

«В соответствии с запросом уважаемого Александра Аксакова, статского советника в Императорском суде Санкт-Петербурга, нижеподписавшиеся извещают, что они готовы принять заявления от физических медиумов, пожелавших поехать в Россию для испытаний в комитете при Императорском Университете.

Во избежание возможных разочарований необходимо заметить, что мы не будем рекомендовать тех медиумов, положительные черты которых проявляются недостаточно, а также тех, кто не пожелает подвергнуть тщательному научному исследованию свои медиумические способности в Нью-Йорке, перед отплытием; и тех, кто не сумеет продемонстрировать феномены в освещенной комнате, со всеми атрибутами, выбранными нижеподписавшимися.

Одобренные заявления будут немедленно отправлены в С. – Петербург, и после получения распоряжений от научной комиссии или от ее представителя господина Аксакова, принятым заявителям будут выданы надлежащие свидетельства и гарантирована оплата всех расходов.

Обращаться через Э. Джерри Брауна, издателя журнала «Spititual Scientist» по адресу: 18, Иксчендж-Стрит, Бостон, штат Массачусетс, который уполномочен получать личные заявления от медиумов в Штатах Новой Англии.

Генри Олькотт, Елена П. Блаватская» [12, с.35]

Полковник Олькотт говорил: «Естественно, что после этой публикации пришло много заявлений, и мы лично проверили способности в нескольких группах медиумов и обнаружили при этом некоторые удивительные феномены, часть из которых были поистине прекрасными… Летом 1875 года женщина по имени миссис Янгс зарабатывала на жизнь в Нью-Йорке, практикуя медиумизм… Основной ее феномен заключался в том, что она вызывала духов, которые приподнимали тяжелое пианино, наклоняли его вперед и назад, временами наигрывая на нем в воздухе. Услышав о ней, я предложил Е.П.Б. сходить со мной и посмотреть, что она умеет делать. Она согласилась, и я перед уходом положил к себе в карман три предмета для проверки медиумизма: сырое яйцо и два грецких ореха… В газете „Sun“ от 4 сентября 1875 года опубликован репортаж о том сеансе:

«Полковник попросил разрешения провести один тест… Получив согласие миссис Янгс, он достал куриное яйцо и предложил ей взять его в руку, поднести к нижней части пианино, а затем приказать духам поднять его. Медиум ответила, что подобный тест ей никогда не предлагался и она не может сказать, будет ли его результат успешным, но она попытается. Она взяла яйцо и затем постучала другой рукой по крышке, спрашивая духов, что они сделают в этой ситуации. Сразу же пианино приподнялось, как и прежде, и на какой-то момент задержалось в воздухе. Новый и поразительный эксперимент имел полный успех… Затем полковник достал два ореха и попросил, чтобы духи раскололи их, не разрушая сердцевину, под ножками пианино. Духи проявили свою готовность, но так как пианино было на роликах, от этого эксперимента пришлось отказаться».

«Очень приятной и более поэтической степенью медиумизма обладала миссис Мери Бейкер Тайер из Бостона, штат Массачусетс. Исследованию ее феноменов я посвятил пять недель этого летнего сезона. Она была „цветочным медиумом“, viz („а именно“), от ее психического воздействия возникал дождь из цветов, трав, листьев и ветвей деревьев и кустов… Обстоятельный суммарный отчет о моих исследованиях (в которых частично ассистировала Е.П.Б.) появился в газете „New York Sun“ 18 августа 1875 года…

Однажды вечером наша любезная хозяйка миссис Чарльз Хоугтон отправилась вместе со мной в город, чтобы присутствовать на публичном сеансе миссис Тайер. Е.П.Б. идти отказалась и мы оставили ее в гостиной за беседой с мистером Хоугтоном. Экипаж для нашего возвращения был заказан на определенный час, но сеанс оказался коротким… Не зная чем заняться, я попросил миссис Тайер провести для нас троих приватный сеанс… В тот момент когда мы услышали шум подъезжающего экипажа, я, вдруг, почувствовал, что на мою руку плавно и мягко опустился прохладный, чуть влажный цветок. Это была прекрасная полураспустившаяся роза с переливающимися каплями росы. Медиум как бы прислушалась к кому-то и сказала: «Духи говорят, полковник, что это подарок для мадам Блаватской».

Я передал цветок миссис Хоугтон, а она после нашего возвращения, приподнесла его Е.П.Б., которую мы застали по-прежнему в гостиной, где она курила и беседовала с нашим хозяином. Е.П.Б. взяла розу, вдохнула аромат и взгляд ее стал отрешенным, что близкими всегда ассоциировалось с ее феноменами. Ее задумчивость прервал мистер Хоугтон, который сказал: «Какой изысканный цветок, Мадам; вы позволите мне рассмотреть его?» С тем же выражением на лице и, как будто машинально она отдала ему цветок. Он наслаждался ароматом розы, но неожиданно воскликнул: «Какая она тяжелая! Я никогда не видел ничего подобного. Смотрите, под весом цветка согнулся его стебель!»

Я взял у него розу и, о Боже! Она была действительно очень тяжела. «Осторожно, не сломайте ее!» – предупредила Е. П. Б. Бережно, кончиками пальцев, я приподнял бутон и осмотрел его. Ничто, видимое глазу, не указывало на феноменальный вес. Но, вдруг, в самой сердцевине цветка вспыхнула искра желтого света; и не успел я моргнуть глазом, как тяжелое, гладкое золотое кольцо выпало оттуда, как бы от внутреннего толчка и упало на пол у моих ног. Роза моментально выпрямилась и приняла свой первоначальный вид…

Да, конечно, это можно объяснить с позиций оккультной науки: материя золотого кольца и лепестков розы могла переходить из третьего измерения в четвертое и обратно, когда кольцо выпало из цветка… Оно не возникло из ничего, а было перенесено. Я думаю, оно принадлежало Е.П.Б. и клеймо на внутренней стороне с обозначением пробы подтверждало его качество.

Безусловно это было замечательное, феноменальное кольцо, полтора года спустя с ним произошло следующее… Е.П.Б. и я жили в двух разных помещениях в одном доме в Нью-Йорке. Однажды вечером моя сестра В. Г. Митчел вместе с ее мужем пришли к нам в гости, и в ходе беседы она попросила меня показать ей кольцо и рассказать его историю. Она рассматривала его и надевала себе на палец, пока я рассказывал, после этого протянула Е.П.Б. Не прикасаясь к нему, Е.П.Б. прикрыла кольцо ладонью моей сестры, и, подержав мгновение свою руку на ее руке, затем убрала и предложила моей сестре взглянуть на него. Это было уже не гладкое золотое кольцо, мы увидели перстень с тремя маленькими бриллиантами, оправленными в металл в «цыганском» стиле, и соединенными в виде треугольника. Как это произошло?..

Что касается миссис Тайер, мы были настолько удовлетворены уровнем ее медиумизма, что предложили ей поехать в Россию, но так же как и миссис Янгс она отказалась. Подобное предложение было сделано миссис Хантун, сестре Эдди, и миссис Эндрюз, и доктору Слейду. Но все они отказались. Таким образом, это дело протянулось до зимы 1875 года, к тому времени уже было основано Теософическое Общество…

В результате поисков медиумов наш выбор пал на д-ра Генри Слейда [в мае 1876 г.] М. Аксаков прислал мне 1000 долларов золотом на его расходы, и в назначенное время он отправился со своей миссией. Но… он остановился в Лондоне, давал там сеансы, которые привели публику в небывалое возбуждение, и был арестован по жалобе профессора Ланкастера и д-ра Донкина, обвиненный ими в плутовстве. Адвокат К. К. Мэсси выручил его, используя аппеляцию как технический прием. Слейд провел затем в Лейпциге знаменитые опыты, в результате которых профессор Цольнер доказал свою теорию о Четвертом Измерении. После этого медиум посетил Гаагу и другие города перед своим приездом в С. – Петербург». [18, т. I, с. 81—101]


Глава 33 Великое психо-физиологическое изменение | Личные мемуары Е.П. Блаватской | Глава 35 Основание Теософического общества