home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

— Ой, Кристина была моей лучшей подругой, с ней я просто отдыхала. — Олеся начала тарахтеть уже с порога. Она и имени моего не спросила, так торопилась поделиться ценной информацией. — Остальные девчонки обычные сплетницы и пустомели. С ними и поговорить не о чем, а Кристиночка просто золото. С ней так весело, так интересно. Было… — с досадой в голосе добавила Олеся.

— Расскажите мне, чем конкретно занималась Кристина на работе.

— Да что там рассказывать, сидела в окошечке, принимала квартплату. За газ, за энергию, всякие страховки и все такое. А я рядом сидела, мы с ней в одной смене работали, я в шестом окошке, она в пятом, — поделилась со мной важной информацией Олеся.

— А Кристина рассказывала вам о себе, о семье, о друзьях?

— А как же. — Олеся почти подпрыгнула на стуле. Вот уж действительно, какой глупый вопрос я задала, как же иначе, ведь Кристиночка была ее лучшей подругой, могла ли она не поделиться самым дорогим с коллегой из шестого окошечка. — Да вы ешьте, ешьте, угощайтесь. — Олеся придвинула ко мне десертную тарелку, на которой горкой лежали кривые пирожки с ярко-красной начинкой. Они источали приятный аромат свежей вишни и печеного теста. — Как съедите, я вам еще дам.

— Спасибо. — Я с удивлением взглянула на предложенную мне горку пирожков, их насчитывалось ровно семь штук. Неужели я выгляжу такой прожорливой?

— И чаем запивайте.

Хозяйка дома радушно предложила мне чашку чая, хотя, правильнее сказать, она предложила мне супницу чая, потому что литровая тара, в которой дымился мой чай, была именно супницей, а никак не чашкой. Хорошо еще, что я кофе не попросила. Кофе в таких количествах — прямая дорога к аритмии и стенокардии.

Я взглянула на Олесю. Она сидела напротив, улыбалась и один за другим щелкала свои собственные пирожки, как семечки. Розовощекая и круглолицая, она очень походила на настоящую деревенскую красавицу, только вместо шелковой косы по пояс на затылке у Олеси красовался маленький жиденький хвостик, перевязанный оранжевой резинкой с клубничками. Пышные формы девушки плавно покачивались при каждом шаге, соблазняя своей аппетитностью. Настоящие мужчины при виде такой женщины просто не смогут остаться равнодушными. Бегло изучив ее внешний вид, я сразу ответила на вопрос, который сама себе задала минуту назад: «Куда деваются пирожки, которые она с такой скоростью поглощает?» Теперь ясно куда, и там таких пирожков еще пару десятков поместится. По крайней мере, мне так показалось.

— Так что вы можете рассказать о Кристине? — Я отхлебнула чай из супницы и вернула разговор в нужное русло.

— Да все, что угодно. Она обожала поболтать в перерывах, когда работы было немного. Мы же рядом сидели, и если народу нет, просто болтали, болтали. Но такое бывало редко. Вы же сами понимаете, что такое сберкасса.

— Я представляю. — Олесю трудно было направлять в нужное русло, она так и норовила уйти от основной темы разговора. Просто трещотка какая-то, и как Кристина могла дружить с такой болтушкой, в ее непрерывный монолог просто слово вставить не успеешь.

— Вот Ритка Пузанова, она на вкладах сидит, так с ней просто не поговоришь, бука букой. Уткнется носом в свои бумажки и копается, копается. Ее и муж поэтому бросил. Мужики таких не любят. Им нужны яркие, шумные, вот как мы с Кристинкой. — Олеся хихикнула, а я попыталась в этот момент задать очередной наводящий вопрос, но успела только рот открыть. — Ритка пыталась второй раз замуж выйти, несолидно же в тридцать лет без мужика жить. Что люди подумают? Так жених сбежал от нее прямо перед свадьбой, представляете? И у Леры Архиповой почти такая же ситуация, она тоже брошенка.

Так, все, надо это прекращать. В сбербанке много людей работает, если Олеся мне сейчас про всех станет рассказывать, я поседею.

— Олеся, — я попыталась ее перекричать, — давайте вернемся к Кристине.

— Давайте. — Она, не останавливаясь, перескочила на новую тему и продолжила в том же духе: — И мы с Кристиной в какой-то момент поняли, что только как друг с другом, общаться ни с кем не сможем. И попросились у главной в одну смену.

— А что вы знаете про семейную жизнь Кристины? — Я почти орала, чтоб меня услышали.

— Ой, семья, семья. Да что там семья. Кристина жила такой активной жизнью. — Олеся снова странно хихикнула. — Муж, сестра, бабушка. Разве это жизнь? Это рутина. Нет, конечно, муж ее обожал, а она еще с парочкой таких, как он, любовь крутила.

— У Кристины были любовники?! — Я искренне удивилась. Кристина мне казалась совсем другой, я даже представить ее не могла в роли ненасытной женщины-любовницы.

— Конечно, и не один. — Олеся испытывала какое-то нездоровое удовольствие, говоря о любовниках подруги. — Один лучше другого. Вы не подумайте, я не сочиняю, мне Кристина сама рассказывала.

— И много их было?

— Двое.

— Двое?! — Я даже присвистнула.

— Представьте себе.

— И как же она управлялась с таким количеством мужчин? — Мне все еще не верилось в правдивость подобного заявления. Все выглядело очень надумано.

— Легко. Эти двое были так, для развлечения. Они не знали о существовании друг друга, но оба были в курсе, что Кристина замужем. Поэтому ей ничего не стоило, прикрываясь мужем, встречаться то с одним, то с другим.

— А вы видели этих мужчин?

— Только одного. Молодой такой, красивый. Приходил к нам в сбербанк перед Новым годом. Принес Кристиночке подарок. Что там было, я не знаю, она его на работе не раскрывала. Подозреваю, что что-то интимное. — Олеся снова кокетливо заулыбалась.

— А кто они такие, имена их вы знаете? Чем занимаются?

— Тот, что приезжал, занимается машинами. Но что именно он с ними делает, я не знаю. То ли продает, то ли ремонтирует. Кристина как-то не акцентировала на этом внимание. А про второго вообще мало что знаю, только то, что ему за сорок и он тоже женат.

— Странно, вы говорили, что Кристина ваша лучшая подруга, что все вам рассказывала. А на деле выходит, вы толком ничего не знаете о ее любовных похождениях. — Я рассчитывала спровоцировать девушку, может, она еще что-то припомнит или расскажет то, что сначала пыталась утаить.

— Достаточно того, что я вообще знаю о существовании других мужчин. Она была скрытная и никому о себе не рассказывала, только мне. — Олеся обиженно отреагировала на мое замечание.

— Вы сообщили мне такую полезную информацию. — Я рассчитывала вернуть ее расположение. — Жалко, но найти этих мужчин практически невозможно. Слишком мало мы о них знаем.

— Я могу описать того, что приходил.

— Давайте, — оживилась я.

— Значит, так. — Олеся закатила глаза, вспоминая образ молодого высокого мужчины, которого она видела всего один раз (и то два месяца назад). — Волосы черные, брови черные, глаза, кажется, тоже черные или карие. Одним словом, темные.

— Так, что еще?

— Все.

— Понятно. А она когда-нибудь звонила им при вас? Или они ей?

Олеся снова задумалась.

— Один раз кому-то из них она звонила, мы как раз в кафе сидели, обедали.

— Так, и что она говорила. Как его называла?

— Она просила забрать ее после работы. А называла она его как-то смешно. Подождите-ка, сейчас вспомню. — Минуту Олеся щурилась и раскачивалась на стуле, а потом заулыбалась и выдала информацию: — Она называла его «пончик».

— Пончик? Возможно, он был полный?

— Возможно. Но тогда значит, что она звонила не тому первому, а второму, который женат. Первый-то мужчина, он совсем не полный был, наоборот, подтянутый, даже стройный.

От Олеси я ушла в полной растерянности. Она производила впечатление балаболки и сплетницы, но такие обычно непонятным способом умудряются получать достоверную информацию о людях, а потом слегка приукрашать ее, чтоб с понтом преподать своим слушателям. И как же в подобной ситуации оценивать полученную информацию, что можно считать правдой, а что выдумкой? То ли любовники действительно были, но тогда непонятно, как такая умная девушка, как Кристина, поделилась своей тайной с болтушкой Олесей? То ли не было никаких любовников, и Кристина специально сочинила про себя такую нелепицу и рассказала Олесе, понимая, что информация пойдет дальше. Но саму себя оклеветать? Зачем, в чем смысл?

От Олеси я направилась к своему временному жилищу проверить, как там Варвара, и расспросить ее о возможных любовниках сестры. На этот раз я решила не ловить такси, а добираться до пункта назначения на общественном транспорте. Пользуясь автобусами-троллейбусами, проще всего обнаружить слежку. Сейчас, когда я стала в открытую заниматься делом Варвары и Кристины, могут обнаружиться люди, не желающие, чтобы уже готовое дело о несчастном случае превратилось в дело об умышленном убийстве. Теперь меры предосторожности надо было повышать, и я выбрала сложный маршрут к дому, сменив три автобуса, которые шли в разных направлениях, и только последний, третий, останавливался в двух кварталах от моего нынешнего жилища. Проделав такой сложный путь к дому, я убедилась, что пока слежки нет.

У подъезда я столкнулась с Варварой. Она сидела на скамейке и гладила бездомную кошку.

— Варя, ты что тут делаешь? — возмутилась я.

— Вас жду. Дверь захлопнулась, а ключей у меня нет.

— Зачем ты выходила? — Я направилась к подъезду, Варя пошла следом.

— Я есть хочу.

— В доме полный холодильник еды.

— Я не могу есть такую еду.

Настоящую головомойку я устроила девчонке уже в квартире.

— Ты с ума сошла, я же русским языком тебе сказала, сиди дома.

— Я что, в тюрьме? — огрызалась Варвара.

— Я со всей тщательностью смотрю, чтоб место нашего жилища оставалось нераскрытым. Мотаюсь по всему городу, а ты вот так просто выходишь и крутишься возле дома. Ты зарубила всю мою работу на корню.

— А тут и рубить-то нечего. Я не собираюсь участвовать в вашей игре в бандитов. Я живой человек и хочу жить, а не существовать.

— Если хочешь жить, делай то, что тебе говорят.

В ответ Варя только фыркнула и ушла в свою комнату.

— Ты с кем-нибудь встречалась? — крикнула я ей вдогонку.

— Нет, — почти прошипела она.

— Звонила кому-нибудь?

— Только Сашке.

— Кто такой Сашка?

— Это мой парень.

— Ты с домашнего телефона звонила? — не унималась я.

Удивительно, но Варвара отвечала на мои вопросы, хотя всем видом показывала, что делает это с большой неохотой.

— Нет, с мобильного. Со своего мобильного. Я имею право пользоваться тем, что мне принадлежит? — Девчонка решила поучить меня жизни, рассказать о своих правах. Мало пороли Варечку в детстве, ох как мало!

— Ты сказала своему Саше, где живешь сейчас?

— Нет.

— Точно не сказала?

— Да точно, точно. Я и сама не знаю, где живу. В халупе какой-то. — Варя громко хлопнула дверью, давая понять, что разговор окончен.

Но обычно я решаю, окончен разговор или нет. Сейчас последнюю точку предстояло поставить мне, и я не раздумывая вошла в комнату Варвары.

— Я позволила тебе оставить телефон только по одной причине. Чтобы ты могла в случае необходимости связаться со мной, а не названивать своим друзьям.

— Ах, вы только подумайте, какое великодушие. — Варвара стала кривляться, как бездарная актриса. — Позволили мне пользоваться моим же телефоном. Спасибо вам, маэстро, спасибо. — Она захлопала в ладоши и поклонилась.

Эх, сейчас самым лучшем финалом сцены стала бы большая, звонкая оплеуха в моем исполнении. Но я сдержалась. Мой выход будет потом, еще не время лезть в драку.

После обеда я снова ушла. Варвара сквозь зубы пообещала сидеть дома и не высовываться, взамен попросила принести из дома кое-какие вещи, которые она забыла. Я как раз собиралась поговорить с Леонидом, поэтому заверила ее, что выполню заказ.

Леонид очень удивился, когда увидел меня на пороге своего дома.

— Евгения Максимовна, вы?

— Я.

— А почему вы здесь, где Варя?

— Она в надежном месте. А почему вы так встревожены, что-то произошло? — поинтересовалась я. Леонид действительно выглядел странно, как будто я «не вовремя вернулась из командировки».

— Нет, у нас все нормально. Просто я очень удивлен, что вы здесь, я думал, вы охраняете Варвару.

— Ага, сижу рядом с ней, в одной руке держу пистолет, в другой гранату. Вы так представляете себе работу телохранителя?

— Ну, признаться, что-то в этом роде я и представлял, — смутился Леонид.

— Нет, у меня другие методы работы. Я должна знать, от кого исходит угроза, а, сидя на одном месте, выяснить это невозможно. Вы ведь понимаете?

— Да, конечно, понимаю. Лучшее средство защиты — это нападение.

— Вот именно. — Я улыбнулась. Приятно, когда человек так быстро соглашается с твоими правилами игры.

— А зачем вы к нам пришли? Что-то забыли?

— Во-первых, Варя просила передать ей красную тетрадку с замочком, белый свитер и клетчатое полотенце. А еще шорты и плеер с наушниками.

— А шорты ей зачем? — удивился Леонид. — Зима на улице.

— Этого я у нее не спросила, полагаю, она в них спать собирается.

— А, хорошо, я сейчас все соберу. — Он помялся. — Вы еще что-то хотите узнать? — подгонял меня Леонид.

— Да. Еще несколько вопросов именно к вам. Вы позволите пройти в комнату, в коридоре как-то неудобно разговаривать.

— Ах да, конечно. Извините меня за бестактность, просто вы застали меня на выходе.

— Вы уходите?

— Ничего, ничего, это может подождать. — Он замахал руками и еще раз предложил пройти в комнату. — Прошу вас, пожалуйста.

Я устроилась на диване, Леонид сел рядом. Меня интересовали те же вопросы, которые утром я задала Полине. Были ли у Кристины проблемы на работе, которые могли повлечь за собой такую жестокую расправу, и есть ли проблемы у самого Леонида.

На оба вопроса муж Кристины категорично ответил «нет». Ни Кристина никогда не рассказывала о каких-то серьезных находках или угрозах, ни у него самого никаких трений с конкурентами не было. Напротив, Леонид занял очень удобную и безопасную нишу, и его деятельность никак не мешала конкурентам.

— Я думаю, вы можете исключить эти версии, причина в другом. Хотя я сам не понимаю, в чем. — Он повесил голову, пряча от меня глаза, и стыдливо произнес: — Я уже начинаю думать, что это действительно был несчастный случай.

— Вы рано сдаетесь, Леонид, — я хотела его поддержать, а потом задумалась, сейчас он переживает тяжелый период. Первой реакцией после гибели Кристины были ярость, ненависть, неверие в случайность, желание найти и отомстить. Теперь все страсти улеглись, осталась только боль. Душевная рана кровоточила и невыносимо болела. В такой ситуации, наверное, не хочется думать о мести и расплате, хочется смириться с действительностью, попытаться собрать свою жизнь по осколкам и продолжать существовать.

— Простите мне мое малодушие. — Он встрепенулся. — Я позволил себе расслабиться, но это больше не повторится. — Леонид резко поднялся с места и подошел к шкафу. Через минуту он протягивал мне пачку пятисотрублевых купюр. — Я обещал оплатить вашу работу, вот, возьмите.

— Но я еще ее не закончила.

— Это на текущие расходы.

— У меня пока есть деньги, когда все закончится, я предъявлю счет.

— Как скажете.

От Леонида я ушла озадаченная. Его поведение меня смущало. Возникло подозрение, что до Леонида дошла информация о любовниках жены, и он увидел в этом причину гибели Кристины. Если так, то теперь ему вдвойне тяжело, сердце разрывается на части, не терпится найти и отомстить, но в то же время хочется скрыть этот факт от всех. Чтоб никто и никогда не узнал о его унизительном статусе мужа-рогоносца или чтоб не порочить образ любимой жены в глазах близких и друзей.

А что, если… В голове пронеслась неприятная мысль, Леонид сам все это организовал? Какая ужасная мысль, верить в нее я сама не хотела. Муж Кристины произвел на меня очень хорошее впечатление, и мне противно даже думать, что этот человек способен на такую подлость.

Прежде чем делать какие-то выводы, мне стоило сначала поговорить с Людмилой, все-таки она была очень близка с Кристиной и наверняка в курсе любовных похождений подруги. Я снова набрала номер Людмилы, на этот раз она тветила довольно быстро.

— Я вообще не понимаю, о чем вы говорите, — Люда смотрела на меня с нескрываемым удивлением. — Какие любовники, откуда у вас такая информация?

Мы сидели все в той же «Земляничке». Похоже, это место было излюбленным местом отдыха в компании семьи Скворечниковых и их друзей.

— Одна из коллег Кристины рассказала сегодня днем.

— Бред какой-то. И что, эта подруга назвала вам имена?

— Нет, но одного из них она видела и даже описала внешность.

— Это ерунда, Кристина обожала Леню и даже не помышляла о любовниках. — Удивительно, но Люда не полюбопытствовала, как именно описали мне одного из любовников Кристины. Я думала, что следующим ее вопросом будет просьба передать ей описание этого незнакомца. Но Люду, похоже, это мало интересовало. Она защищала честь подруги и ее супруга. — Никаких любовников у Кристины не было и быть не могло.

— Вы уверены? — Я уже запуталась в потоке полученной информации. Эти люди как будто нарочно хотят запутать меня. Варя сочиняет какие-то небылицы. Подруги Кристины рассказывают абсолютно разные факты из ее жизни.

— Послушайте, Евгения Максимовна, я давно знаю Кристину, ближе меня у нее никого не было. Я имею в виду среди подруг, — поправилась Людмила. — И если бы такая напасть случилась с ней, ну встретила другого, влюбилась без памяти, то, поверьте мне, я знала бы об этом первой.

— Но мне сказали, что Кристина не была влюблена в этих мужчин, она любила только мужа, а с ними просто проводила время, развлекалась.

— Да что за бред! Я не понимаю, как вообще у людей язык поворачивается говорить такие гадости. Тем более про человека, которого уже нет с нами. Кристина никогда бы… да она просто не смогла бы… — Люда не находила слов. Она была так возмущена услышанным, что едва успевала набирать воздух в легкие, продолжая свои возмущения. — Простите, а могу я узнать имя человека, который поведал вам эти бредни?

— Это ее коллега по работе, Олеся. — Я и не собиралась прикрывать болтливую Олесю.

— Олеся? Вы считаете, что Олеся — это подруга Кристины? — Людмила рассмеялась. Смех ее казался ужасающим, как у хищного зверя или у бешеной собаки.

— Я не могу что-то считать или не считать. Я была знакома с Кристиной всего несколько часов и не готова делать выводы о ее друзьях.

— К вашему сведению, Евгения Максимовна, Кристина недолюбливала свою сотрудницу Олесю именно из-за ее чрезмерной болтливости. И такому человеку Криска никогда не стала бы доверять свои тайны. Можете мне поверить.

Выходит, Кристина намеренно рассказала Олесе о несуществующих любовниках, предполагая, что та незамедлительно растрезвонит об этом «всему свету»? Но зачем? Какой в этом смысл? На эти вопросы мне еще предстояло ответить.

С Людмилой мы расстались как хорошие подруги, она пожелала мне удачи и еще раз довольно твердо сказала:

— Не верьте никому, кто захочет оклеветать Кристину. Это был самый чистый человечек на свете. Таких еще поискать надо.

Я заехала домой. Хотела хоть полчаса потратить на себя, любимую. Поваляться в ванне и выпить настоящего молотого кофе. В последнее время мне приходилось довольствоваться растворимой подделкой, от которой только голова болит.

Тетя Мила сидела в своем любимом кресле перед телевизором и с интересом смотрела «Новости Тарасова». Она обожала эту программу, верила всему, что говорил диктор, удивлялась некоторым событиям в городе, искренне радовалась или сопереживала своим землякам. Я так же искренне удивлялась, какую ерунду иногда показывают по телевизору. Невольно возникает мысль, будто желтая пресса нашла возможность перейти из разряда печатных изданий в разряд телевизионных. Какая-то бабушка Нора, из соседнего с Тарасовом города Карасева, увидела в своем огороде огромную крысу. По бабушкиным описаниям ученые биологи сделали вывод, что в городе появились крысы-мутанты. Тут же прошла ненавязчивая реклама антикрысиного порошка, который рекомендовали использовать всем садоводам и огородникам.

Затем последовала новость из области игорного бизнеса. Я сама человек азартный, только когда речь идет о моей работе. Что касается казино, рулетки и карт, тут мой азарт превращается в жадность и скупердяйство, так что игроков я никогда не понимала. Но услышанная новость заставила меня возмутиться. Оказывается, в нашем славном городе Тарасове уже не первый год проводится розыгрыш «счастливой фишки». И вот недавно какому-то счастливцу, чье имя умалчивается, удалось сорвать джек-пот. И сумма этого джек-пота составляла три с половиной миллиона рублей. «Неплохие деньги, — подумала я, — с таким выигрышем можно новую жизнь начинать».

— Вот повезло! — сказала я вслух, и тетя Мила только сейчас обнаружила мое появление в доме.

— Ой, Женечка, это ты? Где ты пропадаешь целыми днями, опять работа?

— Нет, — успокоила я тетушку, — решила немного пожить для себя.

— Это с Аркадием Владимировичем, что ли? — Тетя Мила лукаво подмигнула мне.

— И с ним тоже, — в этом была маленькая доля истины. В конце концов доктор Финковский был инициатором моего последнего дела.

Мила отвернулась к телевизору, и через ее плечо я заметила, как тетушка потирает ладошки от удовольствия.

После сорокаминутного отдыха в родных стенах я натянула на себя маскировочное обмундирование с учетом похолодания и поехала на квартиру к Варваре. Как обычно, пришлось немного поплутать, проверяя наличие слежки. Но, к счастью, таковой не обнаружилось.

До дома я добралась без приключений. А у подъезда столкнулась с молодым мужчиной, который попросил прикурить. Я достала из кармана зажигалку и вложила ее в раскрытую ладонь незнакомца. От сильного ветра пламя зажигалки все время гасло, и прикурить сигарету никак не удавалось. Я поежилась от холода. Наконец-то борьба человека с огнем окончилась полным поражением для зажигалки, мужчина вернул мне мою собственность и широко улыбнулся. На мгновение мы пересеклись взглядами, большие синие глаза парня смотрели на меня с детской непосредственностью, обветренные губы прошептали слова благодарности. Молодому человеку было лет двадцать, но он уже считал себя супермужчиной, способным покорить женщину одним взглядом. Варвару он, может быть, и сразил бы своим обаянием, но для меня был просто симпатичным мальчишкой. Я забрала зажигалку и продолжила свой путь.

Войдя в подъезд и поднявшись на третий этаж, я обнаружидла, что вкрученная мной лампочка уже не горит. Я насторожилась, замедлила шаг и стала прислушиваться к посторонним звукам. Пока ничего не предвещало опасности, и тогда я задумалась, может, это просто хулиганы или высокое напряжение в сети, из-за чего лампочки быстро перегорают? Моя профессия накладывает некоторый отпечаток, все кажется подозрительным, опасным, руки сами по себе сжимаются в кулаки, а слух обостряется, как у хищника. Я улыбнулась своим размышлениям, достала из кармана ключи и приготовилась открыть дверь. Но дверь уже была открыта, тоненькая полоска света тянулась от верхнего угла дверной коробки до самого порога. Я еще раз прислушалась. Работал телевизор, как раз шла реклама, кто-то резко дернул фрамугу, открывая окно. Цветочный горшок с грохотом упал с подоконника на пол и разбился.

— Идиот, — услышала я хриплый мужской голос.

Я сделала вывод, что в квартире как минимум трое, включая Варвару. Она была жива, я отчетливо слышала ее тяжелое дыхание и тихие всхлипывания. Я легко толкнула дверь и вошла в коридор, тут отчетливо чувствовался неприятный запах перегара и дешевых сигарет. Осторожно ступая по ковровой дорожке, я направилась к комнате, но в этот момент почувствовала, что сзади меня происходит какое-то движение. Я резко обернулась и увидела высокого, под два метра, парня. Голова бритая, нос картошкой, глаза красные от бешенства и от спиртного. В руке блеснуло лезвие ножа. Выкрикнув что-то невнятное, парень попытался нанести удар снизу, но я отскочила в сторону, уходя с линии атаки, развернулась и схватила парня за руку чуть выше запястья. От большого количества выпитого или от неожиданности он стал терять равновесие. Я завела его руку за спину, ударила ступней по ноге и завалила лысого на пол. Опустившись на колено у лица ошарашенного парня, я продолжала правой рукой удерживать его руку за запястье, второй постаралась разжать пальцы и лишить своего противника оружия. В этот момент мимо меня кто-то пронесся, я даже глаза не успела поднять, как чья-то хрупкая фигура в одно мгновение скрылась за входной дверью. Но в квартире оставался еще незваный гость. Я не могла и дальше сидеть возле обезоруженного верзилы, мне необходимо было пройти в комнату и убедиться, что с Варварой все в порядке. Нож я откинула подальше в сторону и ребром ладони ударила лежащего на полу здоровяка по шее. Несильно ударила, лысый был мне еще нужен. Парень схватился за горло и закашлялся. А я едва успела подняться с пола, как на меня набросился низкорослый широкоплечий мужичок лет сорока. У него, похоже, оружия при себе не оказалось, поэтому он пошел на меня со стулом. В правой руке коротышка сжимал спинку, в левой — сиденье. Мужичок делал какие-то нервные, нерешительные движения, несколько выпадов вперед, потом в сторону, как будто он пытался насадить меня на ножки стула. Я наслаждалась этим зрелищем несколько секунд, после чего сделала широкий шаг вперед, рукой прижалась к внутренней стороне сиденья стула и нанесла своему противнику неприятный и болезненный удар в пах. Пока расправлялась с мужичком, лысый парень очухался, поднялся с пола и предпринял еще одну попытку атаки. Правой рукой он схватил меня за волосы и резко дернул назад и вниз, желая повалить на пол. Я подняла руки, обхватила его кисть и прижала к себе, потом резко повернулась почти на 180 градусов влево, продолжая прижимать руку противника. Парень почувствовал резкую боль в запястье, и ему пришлось ослабить хватку. При этом свободной левой рукой он постарался как можно сильнее оттолкнуть меня в сторону, пока я не провела еще какой-нибудь болезненный захват.

— Каша, уходим, — захрипел низкорослый мужичок и первым выскочил на лестничную площадку.

Каша рванул вслед за мужиком, я мельком заглянула в комнату, увидела Варвару. Связанная, она лежала на полу и испуганными глазами смотрела на меня. Я убедилась, что рядом с девушкой больше никого нет, и выскочила на площадку вслед за убегающими. Тот, которого назвали Каша, бежал слишком быстро. Перепрыгивая через ступеньки, он в считаные секунды оказался на улице, громко хлопнув тяжелой входной дверью. Мужичок, согнувшись и прихрамывая, немного отставал, и у меня были все шансы настичь его раньше. Но он ушел, у подъезда его поджидала машина, старая «копейка» красного цвета. За рулем сидел незнакомый мне парень, наверное, тот самый, который сбежал из квартиры, не приняв боя. Каша развалился на заднем сиденье, поторапливая отстающего.

— Давай, давай.

Последний почти вполз в салон, дверь еще не закрылась, когда машина сорвалась с места и скрылась за поворотом.

— Ушли, гады! — Я была разочарована.

Оставалось только одно — вернуться в квартиру к Варваре. Девушка была сильно напугана, она смотрела на меня немигающим взглядом, под левым глазом красовался большой пунцовый синяк, губа разбита, тоненькая струйка крови стекала к подбородку. Руки вытянуты вдоль тела и связаны бельевой веревкой.

— Что они хотели? Почему связали тебя? — Я сразу стала сыпать вопросами.

— Я вообще не поняла, что это было. — Варя позволила себе расслабиться и заплакала. Сначала рыдания ее были тихими, но вскоре переросли в настоящую истерику. Первая реакция после пережитого шока.

Я освободила Варвару от веревок и вышла на кухню, чтоб налить воды. В кухне на столе красовались четыре пустые бутылки от пива, початая бутылка водки и несколько окурков.

— Ты их знаешь? — поинтересовалась я у Варвары, когда вернулась в комнату.

— Нет, первый раз вижу.

— А почему на кухне пиво и водка, ты что, сидела с ними выпивала?

— Издеваетесь? — Варя на время прекратила истерику и посмотрела на меня красными от слез глазами.

Я и сама сомневалась в правдоподобности такого расклада, но не задать этот вопрос не могла. Визит неопытных братков с пивом и водкой выглядел как-то странно и подозрительно.

— Когда они пришли? Как попали в квартиру?

— С час назад, наверное, я телевизор смотрела. Даже не слышала, как дверь открылась. Просто в одно мгновение увидала перед собой этих бугаев и очень испугалась.

— Что они хотели?

— Сама не знаю, что они хотели! — Варя перешла на крик. — Все время повторяли одно и то же, давай рассказывай, давай рассказывай. А что рассказывать?

— Так, ладно, — скомандовала я и поднялась с пола, — быстро собираемся, оставаться здесь больше нельзя. Тут в любой момент могут появиться либо сотрудники милиции, либо товарищи этих алкоголиков, — я кивнула в сторону кухни. — Иди умойся, я пока соберу наши сумки.

В квартире я не стала ничего убирать, входную дверь закрыла на замок, ключи бросила в почтовый ящик. Завтра утром позвоню Ольге Сергеевне, хозяйке квартиры, наплету что-нибудь, чтоб не пугалась, когда увидит на кухне и в комнате такой беспорядок.


Глава 2 | Криминальные сливки | Глава 4