home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Мы вышли во двор. Я шла впереди, Варя отставала от меня на шаг, сжимая в руке свой маленький рюкзачок, самое ценное, что у нее сейчас было. Девчонка нервно крутилась по сторонам, все время оглядывалась и вздрагивала от каждого звука. Она была очень напугана, и впервые за все время нашего с ней знакомства я увидела Варвару с иной стороны. Бравада и завышенное самомнение сами собой исчезли, осталось хрупкое и ранимое создание, которое не вызывало ничего, кроме жалости, желания обнять и защитить. Такая Варя мне нравилась гораздо больше.

Я огляделась в поисках машины. Иномарки отмела сразу, все они наверняка снабжены неплохими средствами защиты, с такими можно провозиться довольно долго. А вот темно-синяя «пятерка», покрывшаяся слоем дорожной пыли, наверняка редко используется по назначению и вряд ли защищена современной сигнализацией. Из рюкзака я достала длинную проволоку, тонкую, но прочную. Вставила ее в зазор между стеклом и водительской дверью, пару движений, и машина открыта.

— Вы хотите угнать ее? — робко поинтересовалась Варя.

— Да, — резко ответила я и села за руль.

— Хорошо, — одобрила мои намерения Варвара и, не дожидаясь указаний, обежала машину и села на пассажирское место.

Я тем временем сорвала защиту под рулевой колонкой, нашла два провода от ключа зажигания, соединила их, заводя автомобиль. Через минуту мы уже неслись по темным улицам города.

— Куда теперь? — Варя не могла молчать, ей хотелось разговаривать, слышать человеческий голос. Мне показалось, что сейчас я могу говорить все, что угодно, любую ерунду, Варвара с радостью будет слушать это, осознавая, что жизнь продолжается, что беда не в первый раз обошла ее стороной.

— А сейчас ты ничего не хочешь мне сказать? — поинтересовалась я, рассчитывая, что в такой момент Варя расскажет мне свои девичьи тайны, которые с таким упорством хранила в секрете.

— Да, я вам все расскажу, — резво начала она. — Это мы с Сашей придумали…

Похоже, историю мне предстояло услышать интересную, но я остановила Варвару:

— Не сейчас. Выберемся из города, устроимся на новом месте, и ты мне все расскажешь.

— Хорошо. — Варя была готова на любые условия.

«Совсем другое дело, — подумала я, — стоило ее немного напугать, и девчонка готова к диалогу».

При выезде из города я сбавила скорость до шестидесяти километров. Мне совсем не хотелось, чтоб нас остановили на посту ГАИ. Если сейчас постовой взмахнет своей полосатой палочкой, у меня будет два варианта: либо остановиться и, рассчитывая на свое природное обаяние и неземную красоту, сочинять истории про потерю документов, либо давить на газ. Если бы я ехала на иномарке, то, не задумываясь, вдавила бы педаль газа до упора. Но на старой ржавой «пятерке» я доеду разве что до ближайшего столба.

Худшие мои ожидания подтвердились, заскучавший на посту гаишник взмахнул палочкой, едва заприметил нашу старую тачку, а для убедительности еще и в свисток дунул, останавливая. Я притормозила у обочины. Взглянула в зеркало заднего вида и поняла, что на неземную красоту рассчитывать не придется. Я же была в молодежном безвкусном прикиде — зеленые волосы с розовой повязкой и синие губы, — это не то, чем стоит пользоваться, охмуряя гаишника. Намеренно притормозив подальше от сотрудника патрульно-постовой службы, я рассчитывала переброситься парой фраз со своей подопечной.

— Ты водить умеешь? — спросила я у Вари.

— Очень плохо, но могу. — Она испуганно посмотрела на меня. — А что?

— Сейчас я выйду навстречу гаишнику, буду морочить ему голову про документы и предлагать взятку, чтоб отстал. А ты пока садись на мое место. Если я махну рукой, дави на газ, я успею заскочить на пассажирское сиденье и сменю тебя при первой же возможности. Поняла?

— Нет, — Варя еще больше испугалась.

— Тогда я пошла, а ты будь наготове. Запомни, я махнула рукой, ты надавила на газ.

— А педаль газа — это какая? — простонала девушка, но я уже выпорхнула из машины.

Гаишник приблизился к нам, я не могла больше тянуть время, мне необходимо было перехватить его, пока он не дошел до машины.

Диалог с инспектором не складывался, я ему явно не понравилась. В ближайшем будущем он, наверное, рассчитывал видеть меня в наручниках, а угнанную мной машину — на штрафстоянке. Не знаю, то ли мой внешний вид его так раздражал, то ли надо было выполнить план по задержанным, но это человек, как только узнал, что документов у меня нет, не хотел ничего слушать ни про свою великолепную стать и мужественный профиль, ни про подарок в размере тысячи рублей.

Я ненароком глянула в сторону пятерки, Варвара сидела на моем месте, вцепившись в руль, как в спасательный круг, и во все глаза смотрела через заднее стекло на меня и моего собеседника.

Я тянула время, ожидая удобного момента, и момент не заставил себя долго ждать. Гаишника окрикнул коллега. А пока он отвлекся, я дала отмашку Варваре и в два прыжка оказалась возле пассажирской двери.

— Гони! — крикнула я, и Варя изо всех сил надавила на педаль газа. Машина заревела, загудела, из выхлопной трубы повалил дым, но с места мы так и не сдвинулись. Увидев, что гаишник бежит к водительской двери, я, завалившись на Варвару, успела нажать на рычаг, блокируя дверь.

— Сцепление! — закричала я Варваре.

Она, к счастью, сразу сообразила, что давит одновременно на две педали, на газ и сцепление. Варя стала отпускать сцепление, у нее это получилось не слишком плавно, и машина с визгом сорвалась с места.

— На вторую переходи, — инструктировала я своего неопытного водителя, поглядывая в заднее стекло.

На посту засуетились, сразу три автоинспектора побежали к патрульной машине.

— Если нас поймают, я скажу, что это вы меня заставили сесть за руль. — Похоже, вождение автомобиля в экстремальных условиях прибавило девушке уверенности в себе.

— Ладно, — сказала я вскользь. — Теперь держись, я сейчас отодвину твое кресло и попытаюсь сесть за руль. Готова?

— Да.

Я аккуратно дернула за рычаг, кресло водителя отъехало назад на максимально возможное расстояние. Машина вильнула, но Варе удалось удержать «пятерку» на дороге. Я уселась Варваре на колени, сначала перехватила руль, потом аккуратно сдвинула ее ногу с педали газа.

— А как мне выбраться? — пропищала Варя.

— Опусти спинку сиденья и сползай на заднее сиденье.

Пока она копошилась у меня за спиной, я перешла на четвертую скорость, выжимая из этой старой посудины все силы. Позади меня мигали сигнальные огни патрульной машины. Я знала, что впереди очень крутой поворот, практически на сто двадцать градусов, и рассчитывала использовать этот поворот для того, чтобы спрятаться от преследователей. Через сто метров я выкрутила руль вправо, а как только мы свернули, выключила фары, проехала еще метров двадцать, притормозила и съехала в крутой кювет, уткнувшись бампером в глинистую поверхность земли. «Пятерку» из такой ямы без подъемного крана не достать, но нам она, собственно, была уже не нужна. Мы обе замерли, ожидая приближения патрульной машины. Слышно ее было издалека, сирена вопила на всю округу. На высокой скорости машина пронеслась мимо нас, и только тогда мы решились выйти на белый свет.

— Быстрее, в лес! — скомандовала я.

Варвара выполняла мои указания беспрекословно. Мы побежали в сторону леса. Только сейчас я подумала, что с погодой нам повезло. Снега в этом году было мало, а морозы баловали своим постоянством. Некогда размытая глинистая дорога к лесу покрылась плотной коркой льда, мы ловко преодолели открытый участок дороги и вскоре утонули в еловых зарослях леса.

— Что теперь? — спросила Варвара. — В лесу прятаться будем?

— Нет, есть тут одно место. Но до него еще около километра пути.

— Куда идти? — Варвара была готова к решительным действиям.

Удивительно, что с людьми делает страх. Я даже задумалась, хороший способ борьбы со строптивыми неразговорчивыми клиентами. Нанимаешь парочку бугаев, чтоб припугнули, а потом получаешь вот такого сговорчивого и готового на все подопечного.

Мы шли молча по лесополосе, вдоль основной дороги, укрываясь от ярких огней проезжающих мимо машин. Патрульная машина возвращалась обратно. Похоже, ребята поняли, что потеряли нас где-то по дороге, не могла же «пятерка» так оторваться от иномарки, они это прекрасно понимали.

— Нам следует перейти на противоположную сторону, — сказала я Варваре.

— Хорошо. Но там же нет деревьев, за что мы прятаться будем?

— В овраге спрячемся, он крутой, с трассы нас не видно будет. Пройдем еще метров двести вдоль дороги, а там будет поворот в сторону Сакурова. И лесок там будет, так что спрячемся, не волнуйся.

Мы продолжали медленно двигаться в нужном нам направлении. Я в который раз порадовалась недавним похолоданиям. Если бы не тонкая, но прочная ледяная корка на земле, мы бы уже увязли в глинистой жиже, какая была тут совсем недавно.

Наконец-то настал долгожданный удобный момент. Дорога была пуста, ни одной машины на расстоянии видимости. Я быстро скомандовала:

— Бежим. — И мы побежали на полусогнутых к трассе. Быстро вскарабкались по отвесной горке, цепляясь за высохшие стебли растений. Вдалеке мелькнул огонек — в нашу сторону двигался очередной автомобиль. Мы не успевали перебежать дорогу незамеченными, машина двигалась на большой скорости, еще секунды, и мы попадем в свет его фар.

— Пригнись, — сказала я Варе и сама бросилась на землю, выставляя напоказ свою всклокоченную, зеленого цвета, прическу.

«Если повезет, примут за кустик», — подумала я, улыбаясь.

Машина промчалась мимо. Меня даже качнуло от потока ветра, а парик едва удержался на голове, он чуть не полетел вслед за удаляющейся «гоночной» машиной.

— Теперь пошли, быстро.

Я бежала первой, на противоположной стороне дороги, не раздумывая, прыгнула в овраг, Варя на такой подвиг не решилась и, усевшись на попу, скатилась вниз. Джинсы ее при этом изрядно пострадали, но девушка не обращала внимания на такие неудобства. Она смотрела на меня, в глазах ее я увидела решимость и готовность выполнять любые мои указания.

— Туда, — я махнула рукой в сторону, указывая дальнейшее направление движения. И мы пошли.

Минут через десять добрались до указателя на Сакурово, в десяти метрах от указателя начиналась узкая, в три дерева, лесополоса. Укрыться в трех лысых деревьях сложно, но под покровом ночи это возможно. Тем более что после преодоления не самого удобного участка дороги мы так извозились, что нам достаточно было прильнуть к любому дереву с внушительным стволом, и мы уже сливались с природой в одно незаметное целое.

На подходе к Сакурову мы наткнулись на высокий бетонный забор. За забором виднелись металлические крыши многочисленных построек. Я свернула налево и пошла вдоль забора, Варя следовала за мной. Она поняла, что я хочу пробраться внутрь, но, оглядев наше препятствие с колючей проволокой в три ряда наверху, решила поинтересоваться:

— А как вы собираетесь туда попасть?

— Сейчас увидишь.

Мы прошли еще немного вперед и встретились с огромным старым дубом. Объем его ствола составлял как минимум три меня. Когда ставили забор, не решились спилить это дерево, оно так и стояло между бетонными плитами, как логическое дополнение. По нему-то я и намеревалась перебраться через забор.

— Главное, вскарабкаться наверх, а потом просто спрыгнешь вниз. Там невысоко, давай.

Я подсадила Варвару, насколько было возможно, она обхватила ствол и повисла.

— Карабкайся наверх, — подгоняла я ее.

— Как? Оно такое огромное, если я отпущу руку, то упаду.

— Ну хорошо, — согласилась я. В конце концов, Варя не имеет такой подготовки, как я, что можно требовать от напуганного ребенка? — Поболтайся там еще, я сейчас тебе помогу.

Ловко цепляясь пальцами за любые углубления в коре дерева, я быстро поднялась наверх, ухватилась за самую нижнюю ветку, подтянулась и вскоре оседлала этот крепкий отросток. Скрестив ноги на ветке, я, как обезьяна, потянулась вниз, протягивая руки к застрявшей Варваре. Мне удалось ухватить ее за рукав, этого было достаточно, чтобы удержать девушку в случае, если она начнет соскальзывать.

— Теперь медленно и осторожно, руки не отпускай, а правой ногой попробуй нащупать любой сучок или ямку в дереве и подтянись повыше, ко мне.

Варвара долго ковыряла ногой выступ на стволе, пыхтела и материлась, но потом ей удалось немного подтянуться, а я, воспользовавшись моментом, ухватила ее за вторую руку.

— Еще подтянись, не бойся, я держу тебя.

Варя еще немного приблизилась ко мне, и я дала новую установку:

— Руки отпускай, а ногами помогай мне.

Варя, похоже, плохо поняла, что я собиралась делать, поэтому очень удивилась, когда через пару секунд оказалась рядом со мной. Я рванула девушку на себя, и ей удалось зацепиться за ветку, на которой я висела, скрестив ноги.

— Порядок. Теперь перебирайся на край ветки, за забором спрыгнешь на землю.

— А собаки?

Вопрос логичный. В таких местах обычно носится стайка оголтелых и голодных собак, охраняющих территорию. Но здесь обитало всего две старые псины, которые почти не вылезали из будки.

— Не бойся, прыгай, собак нету.

Варвара уже верила любому моему слову, поэтому беспрекословно и без страха выполняла все, что я говорила. Я просто не могла нарадоваться на свою подопечную.

Оказавшись на земле и убедившись что рядом никого не было, мы стали быстро и по возможности тихо пробираться к самой крупной постройке. Добрались до ржавой дверки, я достала из кармана куртки отмычку, немного поковыряла в замке, и тяжелая дверь открылась. Мы быстро заскочили внутрь и оказались в длинном темном коридоре.

— Что это? — шепотом спросила Варвара.

— Это старое складское помещение. Когда Сакуровская мебельная фабрика функционировала, тут хранилась мебель, шкафы всякие, тумбочки. А теперь это помещение используют для хранения всякого хлама. Жители города арендовали себе по кусочку территории, загородили фанерными перегородками и свозят сюда летом санки и лыжи, зимой — лопаты да грабли. У меня здесь тоже есть каморка. В ней мы пока и отсидимся.

В полной темноте, на ощупь, мы добрались до моего закутка. Я снова использовала отмычку, чтобы открыть хлипкую скрипучую дверь. Зашла внутрь, Варвара не торопилась проследовать за мной. Я быстро нашла свечку, которую сама же и припрятала на полке слева, щелкнула зажигалкой. Свечка вспыхнула, озаряя мое скромное жилище. Две раскладушки вдоль стены, посередине тумбочка, на ней электрическая плитка. В тумбочке стратегический запас еды и воды. За входной дверью старенький обогреватель, шнур от него поднимается к потолку, затем скрывается за наличником двери и через дырку в стене уходит в соседнее помещение. В моем убежище розеток не было, поэтому из пары удлинителей я сделала длинный провод, который пустила в другую комнату, где была розетка. Я сразу же включила обогреватель, чтобы обогреть каморку.

— Вот тут мы пока поживем, — сказала я, предлагая Варваре пройти внутрь. — Выбирай себе кровать.

Варя плюхнулась на ту раскладушку, которая стояла ближе к ней. Раскладушка жалобно заскрипела и прогнулась.

— Неплохо тут у вас, — она оглядела комнатку. — Это вы специально приготовили такое убежище?

— Конечно. — Я села на вторую раскладушку. — Работа у меня такая, всегда надо иметь место для укрытия.

— Понятно.

Теперь, когда опасность осталась позади, Варин боевой запал и решимость исчезли, и она виновато посмотрела в пол. Предчувствия ее не обманули, нам было о чем поговорить.

— Итак, Варвара, — начала я, — пришло время поговорить по душам.

— Да.

— Выкладывай, что случилось в тот день, когда ты сама не своя вернулась домой и рассказала об увиденном преступлении.

Девушка тяжело вздохнула и начала:

— У нас есть своя компания. Мальчишки увлекаются мотоциклами, девчонки, и я в том числе, просто… — Варя не находила подходящего слова, и я решила ей помочь:

— Балдеете от общения с такими мальчиками и постоянно крутитесь рядом.

— Вроде того. — Такая формулировка Варе не очень понравилась, но спорить она не стала, суть-то ясна. — Так вот, Кристина не одобряла моих увлечений. Она как-то раз увидела меня и Сашку. Мы неслись по главной улице на приличной скорости, я без шлема, волосы развеваются на ветру, это так классно смотрелось. Все оборачивались!

Варя засияла от удовольствия, вспоминая мгновения своего триумфа. А я удивилась: что тут хорошего? Мне приходилось ездить на мотоцикле без шлема, в то время волосы у меня были довольно длинные. Я предполагала, что на ветру они будут очень романтично развеваться, привлекая внимание окружающих. А они пошли по другому пути — полезли в рот, закрыли глаза. Я ничего не могла видеть, отплевывалась, боясь отпустить руку, чтоб освободить свой рот от волос. Никакого удовольствия, одни мучения. Но Варя думала иначе:

— Я была так счастлива в тот момент! А когда пришла домой, Кристина устроила мне головомойку, категорически запретила садиться на мотоцикл и вообще дружить с этими, как она сказала, «полоумными байкерами». Но я ее не послушала и продолжала общаться с ребятами, как прежде. Только покататься на мотоцикле мы выезжали за город, чтоб никто не видел.

Варвара сделала небольшую паузу. Она увидела в тумбочке бутылку минеральной воды и вопросительно посмотрела на меня.

— Бери, пей. Стакан вон, на полке.

Девушка утолила жажду и продолжила повествование:

— Потом в нашей компании появился новый парень. Он старше нас всех лет на пять, и мотоцикл у него покруче, не то что у наших пацанов. Так вот, парень этот сразу начал воду мутить, очень ему хотелось лидером стать, чтоб все ему в рот смотрели. А Санька не такой, он сам всегда был лидером.

— Санька — это твой парень? — уточнила я.

— Да. Я очень его люблю. И мы собираемся пожениться. — Варвара кокетливо улыбнулась.

— Варя, а сколько тебе лет? — спросила я между прочим.

— Двадцать один.

— Двадцать один?! — Я обалдела: выглядела Варвара лет на восемнадцать, и виной тому глупый имидж, которого она так настойчиво придерживается.

— А что, я выгляжу старше?

— Наоборот, младше.

Варька обрадовалась.

— Только это не комплимент, а упрек. Ты взрослая девушка, а одеваешься как подросток. У вас что, все такие попугаеподобные?

— Почему попугаеподобные? — обиделась она. — Мы яркие, заметные. Кругом такая серость, люди разучились светиться.

— А вы, значит, светитесь?

— Вам не нравится?

— Мне абсолютно не нравится. Более того, твой внешний вид в сочетании с возрастом говорит о невысоком интеллектуальном уровне. Если ты не хочешь, чтоб окружающие считали тебя дурой набитой, не говори никому о своем возрасте или, что гораздо эффективнее, попробуй сменить прическу и гардероб. Сейчас много ярких и заметных вещей, которые не уродуют внешность.

Варя фыркнула и отвернулась, а я стала спасать ситуацию. Не вовремя я завела разговор об имидже Варвары. Теперь она замкнется и перестанет говорить. А ведь как говорила, как говорила! Будто соловей пела.

— Ты симпатичная девчонка, но такими безобразными нарядами уродуешь себя. Если хочешь, я помогу тебе подобрать хороший наряд, когда все закончится.

— Спасибо, не надо. Я сама справлюсь.

— Ну, ладно. Давай вернемся к нашему разговору. Так что за парень у вас появился?

— Игорь его зовут, но он сразу попросил, чтоб его называли Слон. — Варя рассказывала уже не так охотно, как прежде. Впрочем, меня мало интересовало, как она говорит, лишь бы говорила по существу.

— И что Слон? Ему удалось захватить лидерство?

— На время. Потом случился один неприятный случай. — Варвара сделала небольшую паузу, еще раз глотнула воды и продолжила: — Слон с самого начала навязывал ребятам ночные гонки на мотоциклах, наперегонки. Сам постоянно побеждал, чем и зарабатывал очки. И у Саньки он тоже выиграл, а потом начал при каждом удобном случае подтрунивать, подшучивать над Сашей, унижать его при ребятах. И вот в тот день ребята затеяли очередные соревнования, выехали за город, выбрали маршрут и рванули. Сашка до этого что-то подкрутил в своем железном коне, улучшил машину, как ему казалось, и вызвал Слона на матч-реванш. Сначала Саня лидировал, а потом вдруг стал сбавлять скорость, и Слон вырвался вперед. И тут неизвестно откуда появилась фура, длинная такая, и ехала она как раз наперерез ребятам. Слон врезался в заднее колесо машины, его отбросило в сторону, в общем, страшно это было. Мы все побежали к Слону, а водитель фуры как будто ничего не заметил, продолжал свой путь, не останавливаясь. — Варя замолчала.

— Слон погиб? — тихо спросила я.

— Да.

— И что, ты побоялась рассказать об этом сестре? Зачем было придумывать какое-то преступление?

— Если бы я рассказала Кристине, что парень разбился на мотоцикле, она бы меня из дома не выпустила. Запретила бы садиться на мотоцикл. А про преступление — это мы с Санькой придумали, чтоб поднять его авторитет среди ребят. Они же уже все над ним подтрунивали, подшучивали, как Слон.

— И что же вы придумали?

— Мы недвусмысленно намекнули, что фура не случайно появилась на трассе. Якобы все было спланировано заранее.

— Вы с ума сошли! — Я не ожидала от нынешней молодежи такого безрассудства. — Вы же сами себя оговорили, сами себя подставили. Любой из ребят может пойти в милицию и рассказать о вашей выдумке. А милиция запросто проглотит эту наживку и примет за правду.

— Никто никуда не пойдет, Саша сказал, что действовал через Пургу. А это имя авторитетное, против такого никто не пойдет.

— Вы с ума сошли! Вы просто с ума сошли, — снова и снова повторяла я эти слова. — И что, Саша сумел подняться в глазах своих друзей-мотоциклистов?

— Еще как. Он теперь полноправный лидер. Теперь ему в рот смотрят и боятся. — Варя усмехнулась, радуясь успехам своего возлюбленного.

— А что с водителем фуры, его нашли?

— Нет, его не нашли, только машину нашли. Ее бросили прямо на дороге, километрах в десяти от места аварии. Оказалось, что фуру угнали, так что концы пока не найдены.

— Ясно. Ну а Пурга? Как вам пришло в голову прикрываться именем сына самого нахального и жестокого авторитета? Вы хоть знакомы с ним?

— Сашка с ним в школе учился, они не дружили, но поддерживали неплохие отношения. Я думаю, Пурга не обидится, если узнает, что на его имя записали такое громкое преступление. Его авторитет только возрастет.

— Не сомневаюсь. Так, ладно. — Я сама отхлебнула воду прямо из бутылки и перешла к событиям сегодняшнего дня: — Расскажи теперь, что случилось в квартире. Зачем ты впустила этих людей и что они от тебя хотели?

— Да я понятия не имею! — Варя почти закричала от негодования. — Я смотрела телевизор, они вошли, я даже не слышала, как входная дверь открылась. Просто вошли, и один из них сразу накинулся на меня.

— Они пытались тебя изнасиловать? — испугалась я.

— Нет, к счастью. Тот, что накинулся на меня, схватил за руки и поднял с дивана. Второй смеялся и повторял: так вот ты какая, Варвара краса, только где твоя коса? И сам ржал над своей же глупой шуткой.

— О чем они тебя спрашивали? — задала я вопрос.

— Ничего конкретного, хотели, чтобы я им что-то рассказала. А что точно, не сказали.

— Ну как звучали вопросы? Повтори мне их, желательно близко к тексту.

— Давай рассказывай, что ты от нас скрываешь.

— А еще?

— Где твоя боевая подружка? От кого ты тут прячешься? И все в том же духе. — Варвара с выражением и в лицах повторила вопросы нападавших. — А когда я велела катиться им к едрене бабушке, тот, что пониже, врезал мне кулаком в лицо и вот, губу разбил.

— А зачем ты их к едрене бабушке посылала? Ты что, не видела, с кем имеешь дело? Такие отморозки не будут церемониться ни с детьми, ни с женщинами. Если что не по ним, сразу в драку лезут. Кто тебя за язык тянул в такой опасный момент? — Я искренне возмущалась необдуманным поступком Варвары.

— Так я не думала, что они будут рукоприкладством заниматься, — оправдывалась девушка.

— И что же заставило тебя так подумать? Их добрый располагающий вид? Или надеялась, что бойкие девчонки нынче в моде и ты сразишь их своим бесстрашием?

— Я думала, это ваша работа. — Варя смотрела в пол.

— Не поняла? — У меня глаза округлились после такого заявления.

— Ну, я подумала, это вы меня припугнуть хотели, чтобы я рассказала о том вечере, когда Слон погиб. А если визитеры были от вас, значит, они не стали бы меня бить, вы бы им этого не позволили.

— Троих накачанных, безмозглых отморозков ты записала в мои компаньоны? — Я даже усмехнулась такому странному умозаключению.

— Ага. — Варя испытывала жуткое чувство неловкости, рассказывая мне все это.

— А, кстати, — спохватилась я, — почему ты мне так упорно не хотела рассказывать про гибель Слона и про вашу глупую затею?

— Просто не хотела втягивать в это Саню.

— Ясно. С тобой хлопот не оберешься. — Я встала и потянулась за своим рюкзачком. — Теперь-то ты понимаешь, что я никого не нанимала, а парни, которые навестили тебя сегодня, пришли от кого-то другого, кто очень сильно на тебя обижен.

— Теперь поняла. А что же мне делать?

— Во-первых, сидеть тут. И носа не показывать. Догадываешься, как тебя нашли эти мордовороты?

— Нет. — Варя была искренна в своем неведении.

— По улицам меньше шляться надо. Какого рожна сегодня днем тебя в магазин понесло?

— Вы думаете, они меня засекли и проследили до дома?

— Уже не сомневаюсь в этом. Я не могла «хвост» привести.

— Я буду сидеть как мышь, — решительно заявила девушка.

— Вот и отлично, теперь спать. Завтра у меня будет много работы.

На следующий день с утра пораньше я засобиралась в город. Свой подростковый прикид я сменила на более солидный. Те же джинсы и свитер, но умеренный макияж и никакого парика. Куртку я вывернула на темную сторону. В таком виде мне предстояло пересекать пост ГАИ, где вчера вечером мы набедокурили, и я очень надеялась, что ни у одного сотрудника патрульной службы не возникнет мысли, что я и вчерашняя крашеная курица — это одно и то же лицо.

Варвара поклялась, что будет сидеть на месте и никуда не выйдет до моего прихода, а я взяла у нее координаты Саши. С этим молодым и отважным мне очень хотелось поговорить.

Пешей прогулкой до дороги я заменила ежедневную утреннюю пробежку. На трассе мне довольно быстро удалось поймать маршрутное такси. В салоне сидело человек пять, все торопились на работу в Тарасов. Я отдала деньги за проезд и уставилась в окно. Проезжая мимо брошенной мною «пятерки», улыбнулась. Возле машины крутилось трое, один дядечка в кожаной куртке и шапке-петушке обнимал автомобиль, насколько это возможно, нежно гладил его и, кажется, даже целовал. Похоже, это хозяин машины, радуется, что пропажа нашлась так быстро. Другие двое были одеты в оранжевого цвета робу с надписью «Скорая помощь на дорогах». Тут же стояла машина спасателей, к ней пытались привязать уткнувшуюся в землю «пятерку». Что там было дальше, я не могла видеть.

Мы продолжали нестись в сторону города. Слава богу, у поста ГАИ нашу маршрутку никто не остановил, и мы беспрепятственно проследовали дальше.

Моей первоочередной задачей была встреча с Александром — горе-мотоциклистом, который пока сам не подозревал, какую кашу заварил своими выдумками. Я, признаться, пока тоже слабо ориентировалась в происходящем, но в ближайшее время рассчитывала во всем разобраться.

Подъехав к дому Саши, я набрала его домашний номер. Трубку долго не снимали, потом ответил заспанный мужской голос:

— Что надо?

Я взглянула на часы: восемь тридцать. Вполне возможно, что в этом доме в столь раннее время еще спят.

— Мне бы с Сашей поговорить, — я старалась говорить развязно, чтобы меня приняли за одну из подружек Александра.

— В училище он. И не мешайте спать. — Мой собеседник положил трубку. Но пока трубка не коснулась рычага телефонного аппарата, я успела услышать рассерженное: — Идиотка малолетняя.

Про училище я знала. Варвара рассказала мне, где находится автослесарное ПТУ и где именно можно найти Сашу. В здание ПТУ я вошла спокойно. Несмотря на то что охрана в этом здании присутствовала, она была крайне нелюбопытна к происходящему и не ставила никаких препонов желающим пройти внутрь. Я поднялась на третий этаж и остановилась возле триста пятой аудитории. Минут через пятнадцать из этой аудитории повалил народ, у них назрел перерыв. Я вцепилась в первого попавшегося паренька и поинтересовалась:

— Мне Саша Егоркин нужен. Он тут?

— Да вон он, на перекур пошел. — Мальчишка махнул рукой в сторону высокого смуглого парня с огромным фингалом под левым глазом.

Я решительно направилась в сторону Егоркина.

— Что с глазом?

— Упал. — Саша улыбнулся. Улыбка у него была просто очаровательная, подкупающая своей открытостью и располагающая к продолжению беседы.

— На кулак упал? — После такого вопроса самым ожидаемым ответом может быть мат или скромный посыл куда подальше. Но этот парень даже не думал грубить мне. Казалось, он ждал этого вопроса.

— Нет, на дверную ручку.

— Кстати, я Евгения Максимовна Охотникова. Может, слышал от Вари про меня?

— Слышал. — Он изменился в лице, стал взволнованным, озадаченным. — Что-то с Варей? У нее проблемы? Почему вы тут? — Как искренне он переживает за подругу, я даже позавидовала в какой-то момент.

— С ней все нормально, она в надежном месте. А я пришла поговорить с тобой. Время есть?

— Пятнадцать минут.

— Попробуем уложиться.

От Александра я услышала такой же рассказ, как и от Вари накануне вечером. На мой вопрос: «Зачем ты Пургу приплел?», Саша ответил:

— Сам не знаю. Я был в шоке, когда все это случилось. Ляпнул первое, что в голову пришло. Отступать уже было поздно.

— А Слон, что он за человек?

— Обычный низкопробный бандюга. Сначала кто-то строил его, а потом он пытался отыграться и построить нас. Мальчишки лет по пятнадцать-семнадцать легко велись на его авторитетность. А я таких насквозь вижу, обычная «шестерка» в чьей-то игре.

— А ты не думал, что друзья-товарищи Слона захотят отомстить тебе?

— Думал, но имя Пурги должно их спугнуть, вряд ли полезут в драку.

— А вот это, — я указала на синяк под глазом, — случайно не от них привет?

— Нет, не думаю. — Александр снова улыбнулся и попытался спрятать от меня глаза.

— В общем, так, Саша, ты иди учись. Отсюда сразу домой. Я кое-что проверю и перезвоню тебе. Вечером еще надо будет встретиться. Договорились?

— Хорошо. — Он кивнул. — Варьку поцелуйте за меня.

— Я лучше привет передам.

— Можно и привет. — Он поплелся к своим, прихрамывая на одну ногу.

Оказавшись дома, я первым делом позвонила Валерию Игнатьевичу, все-таки человек работает в УВД, хоть и в отделе по экономическим преступлениям, но с его помощью я уже не раз получала информацию. Валерий Игнатьевич перепоручил меня своему молодому и энергичному помощнику, Володе Порошину. Владимир был в курсе моих занятий, он прежде помогал мне с информацией и на этот раз не отказался собрать сведения про Слона и Пургу.

Во второй половине дня я узнала кое-что про Слона. Интуиция не обманула Александра, Слон оказался обычной пешкой в чьей-то игре, но каждый раз ему невероятным образом удавалось уходить от ответственности, что заставило меня задуматься о связях этого парня с кем-то влиятельным. Сначала Слон проходил соучастником по делу об ограблении магазина ювелирных украшений. Но потом неожиданно из соучастника превратился в свидетеля. Владимир Порошин сделал акцент на то, что в деле так и не указано, почему Слона вывели из игры как соучастника, но факт остается фактом — парню повезло, и он отделался всего парой недель в камере предварительного заключения. Второй раз Слон попал на скамью подсудимых за изнасилование. Но и это дело развалилось за недоказанностью. В обоих случаях имя Слона тесным образом соседствовало с именем Пурги. Но Пурга благодаря влиятельному папаше вообще не провел в камере ни дня, каждый раз опытные адвокаты вытаскивали парня из рук правосудия еще на стадии милицейского «бобика».

В общем, после полученной информации я сделала один вывод: Саша, не располагая информацией о дружбе Пурги и Слона, прикрылся именем старого знакомого и в итоге сам себя подставил. Теперь я знала, где искать корень зла — в окружении Пурги.

С этой информацией я засобиралась к Александру, но для начала позвонила Ольге Сергеевне, хозяйке снимаемой нами квартиры.

— Ольга Сергеевна? — Я резво начала разговор. — Это Антонина Поливанова. Я снимаю у вас квартиру. Вы понимаете, тут случился такой неприятный инцидент. В мое отсутствие в дом проникли незнакомые мне мужчины, пьяные и агрессивные. Я подразумеваю, что один из них некогда снимал у вас квартиру и успел сделать слепки с ключей. — В ответ я выслушала несколько встревоженных охов. — Да, я тоже очень испугалась. Они ушли, но оставаться в квартире я побоялась и съехала к подруге. Ключ бросила в ваш почтовый ящик. — И снова волнения, возмущения со стороны Ольги Сергеевны. Потом она подняла вопрос милиции:

— Вы вызвали милицию?

— Нет, как-то сразу не сообразила. А потом уже поздно было.

— Спасибо вам большое, — поблагодарила меня старушка и пообещала, что, если я еще захочу снять у нее квартиру, она сделает мне скидку.

Еще бы, кому охота с милицией завязываться. Сразу начнутся ненужные вопросы о незаконной деятельности, о налогах. А так все прошло чисто-гладко, без вмешательства посторонних.

Теперь я набрала номер Александра. Мы договорились встретиться через полчаса во дворе его дома. Я накинула куртку и вышла на улицу.

Когда шла на встречу с Сашей, размышляла о двух совершенно разных направлениях в этом деле. Одно связано непосредственно с Варей. Покушения совершались именно на нее, и причиной тому была нелепая смерть Слона. Но нельзя было оставлять без внимания другую версию, которая относилась непосредственно к Кристине. Ее сотрудница Олеся упомянула о двух любовниках Кристины. Тогда получается, что Варя ко всей этой истории не имеет никакого отношения. Некто покушался именно на Кристину. И со второй попытки добился желаемого результата. В любом случае, чтобы понять, в каком направлении мне действовать, следовало сначала исключить версию Вари, Саши и Слона. Пока эта версия казалась мне более вероятной, и причиной тому вчерашнее покушение на Варвару.

Я подошла к дому Александра на десять минут раньше оговоренного времени. Устроилась на скамейке, как раз напротив Сашиного подъезда, и приготовилась ждать, а чтоб не скучать, с любопытством оглядывала здешние места и их жителей. На улице уже темнело, но в первых вечерних сумерках достаточно хорошо различались лица прохожих, коих было немного: старушка медленно прогуливалась вдоль дома. Она часто оборачивалась, при этом похлопывала себя по ноге, вскоре за спиной старушки появилась маленькая собачка неопределенной породы. Собачка была такая же старая, как ее хозяйка. Она медленно переваливалась из стороны в сторону, нагоняя старушку, и по нескольку раз задирала заднюю лапу, помечая любую возвышенность на своем пути, будь то куст, бордюр или лопата, оставленная дворником. Вслед за старушкой и ее собачкой появилась парочка влюбленных. Молодой человек в огромных ботинках и кожаной куртке нежно обнимал свою подружку с пирсингом в носу и на брови и в таких же неопределенной формы башмаках.

Какая же все-таки несимпатичная молодежь пошла, подумала я, провожая осуждающим взглядом молодых. Парочка вошла в подъезд, откуда должен был появиться Александр, следом за ними в подъезд вошла старушка с собачкой.

Я взглянула на часы, пора бы Саше уже выходить, негоже заставлять женщину ждать себя на улице в такое темное время да еще в такую холодную, ветреную погоду. Я подняла голову, разглядывая окна дома, иногда очень интересно заглядывать в окна, видеть, как старательные хозяйки копошатся у плиты, а их благоверные в соседней комнате смотрят телевизор. Я посчитала светящиеся окна, прикинула, какой процент жильцов в это время сидит дома. Огромные окна подъезда от пола до потолка все как один горели ярким светом, и очень хорошо было видно людей, поднимавшихся или спускавшихся по лестнице. Вот старушка с собачкой, преодолев два лестничных пролета, остановилась на этаже перевести дух. Мысленно я пожалела бедную женщину, вынужденную каждый день подниматься по лестнице, в таких старых домах не было лифтов. А вот и Александр показался за окном, я увидела, как он спешно спускается с третьего этажа. Ну, наконец-то, — я снова посмотрела на часы, молодой человек опаздывал на семь минут. Сейчас я сделаю ему выговор за это.

К дому подъехала машина и остановилась как раз напротив подъезда, закрывая меня от двери, из-за которой Александр вот-вот должен был выйти на улицу. Я встала со скамейки и направилась навстречу Саше. И тут краем глаза я уловила какое-то мигание, сразу даже не сообразила, что произошло. Посмотрела на окна дома и поняла, что на втором этаже на лестничной клетке погас свет. Это плохой знак. Я ускорила шаг, приближаясь к подъезду. Когда протянула руку, желая открыть тяжелую металлическую дверь, меня едва не снесли с ног выходившие из подъезда. Впереди шла неприятная девушка с пирсингом, за ней плелся ее возлюбленный и еще какой-то парень. Молодые люди, придерживая под руки, волокли обмякшего Александра, он был без сознания. Голова разбита, по лбу стекает тоненькая струйка крови, ноги волочились по земле, он стонал.

— С дороги! — рявкнула девица и оттолкнула меня. В подъехавшей машине открылась дверь, Александра собирались увезти на этой машине.

Я резко откинула в сторону свой рюкзачок, схватила за воротник куртки одного из парней и сильно дернула на себя. Парень явно не ожидал этого, он сделал несколько шагов назад, стараясь удержать равновесие. Потом попытался обернуться, чтобы посмотреть на нападавшего. Сомневаюсь, что он успел разглядеть меня, потому что я, не раздумывая, ударила его кулаком прямо в лицо. Удар пришелся по переносице, я врезала еще раз, не давая парню опомниться, потом еще. Послышался неприятный хруст, из ноздрей хлынула кровь. Нос я ему сломала, так что несколько минут он для меня неопасен. Обмякшее тело Александра повисло на руке второго парня. Я зло посмотрела на этого типа, поворачивая перстень на пальце. Он понял, что станет следующей моей жертвой, и, отпустив Сашку, попятился к двери. В этот момент я на секунду потеряла бдительность и получила резкий удар по левому плечу. Свободной рукой я схватилась за плечо и взглянула на нападавшего. Меня ударила девчонка с пирсингом, и она готовилась нанести второй удар. Неопрятная девица подпрыгнула и резко вытянула правую ногу, при этом она постаралась повернуться, чтобы получился не тупой удар в плечо, а скользящий — по шее. Но реакция у меня хорошая, я отпрянула назад и атаковала незнакомку как раз в момент ее приземления. Сжав кулак, я ударила девицу снизу в челюсть. Она почти не дрогнула, хотя прием этот довольно болезненный. Я успела схватить эту размалеванную куклу за ворот куртки, но левой рукой она ловко ухватила меня за запястье, отступила на полшага и ребром ладони нанесла мне удар по локтевому сгибу. Я знала этот прием, — если позволить выполнить его до конца, то в финале будет сломана рука. Я не позволила девице завершить ее намерения, отпустила ворот ее куртки и попыталась освободить собственную кисть из ее руки. Но девчонка слишком сильно удерживала меня. Тогда свободной рукой, где на одном из пальцев у меня был заточенный перстень, я полоснула ее по лицу, оставив кровавую полосу на щеке, а потом, схватив руку в области запястья, стала медленно выгибать, увеличивая угол. В таком положении девица не могла долго сдерживать меня, и ей пришлось ослабить хватку. Тогда я вырвала свою руку из ее ладони и закончила прием быстрым ударом в горло. Девица отступила, прикрывая шею рукой, но сдаваться не собиралась. Она, как зверь перед схваткой, прорычала что-то нечленораздельное и кинулась на меня. В этот момент ее подельник, который пока не участвовал в драке, решился вмешаться в женский поединок и набросился на меня сзади. Однако тут же полетел на мой кулак. Следом получила свое и разъяренная девица.

Где-то вдалеке послышался вой сирены. Бдительные граждане вызвали милицию. Я быстро посмотрела на машину преступников, водитель все это время как завороженный наблюдал за сражением и даже не предпринял попытки выйти на подмогу товарищам. Он перехватил мой взгляд и, не закрывая дверцу машины, рванул вперед. Я же переключила свое внимание на Александра. Парень пришел в себя, но самостоятельно подняться пока не мог. Он пытался приподняться, но ватные руки отказывались слушаться, и после очередной попытки встать Саня снова завалился на холодный асфальт.

К тому моменту, когда милиция и «Скорая» были возле подъезда, один из моих недавних соперников со сломанным носом и водитель машины успели скрыться с места преступления. Остальные двое были препровождены в милицейский «бобик». Спасибо Сане, он вовремя пришел в себя и объяснил приехавшим милиционерам, что на него напали трое, а я — проходившая мимо девушка, вступила в неравный бой, придя на подмогу. Так что мне тоже полагалось место в милицейской машине, только не за решеткой, а рядом с водителем. Я теперь была свидетелем.

В отделении меня попросили предъявить документы. Я со спокойной совестью достала свой настоящий паспорт. Сейчас мне не было смысла скрывать свое имя, напротив, я рассчитывала на помощь бдительных сотрудников милиции, мне необходимо было узнать, кто эти люди, которые напали на Александра. От этого во многом зависел мой дальнейший план действий по обеспечению безопасности Варвары. Я, не раздумывая, раскрыла карты перед милиционерами.

— Я телохранитель Варвары Скворечниковой.

— А у дома Александра Егоркина что делали?

— По просьбе своей подопечной приехала к ее жениху, коим и является Егоркин, забрать кое-какие вещи.

— Постойте, — заинтересовался моим коротким докладом великовозрастный майор, — Кристина Скворечникова — это же случайная жертва перестрелки на улице? Они что, родственники с вашей охраняемой?

— Ну да, — я не стала скрывать и этот факт.

— А что, девушке угрожает опасность?

— Родственники погибшей считают, что Кристина стала жертвой чьих-то разборок, и теперь Варваре, моей нынешней подопечной, может угрожать опасность. — Я немного изменила реальную причину моего вмешательства в судьбу Вари. В конце концов сотрудникам милиции необязательно знать все детали. Начнут потом под ногами путаться, палки в колеса вставлять, надоедать нравоучениями. Я предпочитала действовать самостоятельно, а к помощи милиции прибегала только в тех случаях, когда количество моих врагов переваливало за размеры дозволенного или когда от правоохранительных органов нужно было получить достоверную информацию. В данный момент я хотела кое-что узнать, но никак не от этого майора. У него на лице написано, что все свои действия он относит к разряду «секретных», так что у такого снега зимой не допросишься, не то что подробностей о расследовании.

— Родственники вашей подопечной сильно ошибаются, — майор откинулся на спинку стула, — эту вашу Скворечникову убили случайно. Ей просто не повезло. Она оказалась на месте преступления не вовремя.

— Но вы же понимаете, родственники никогда не хотят верить в случайность, во всем видится подвох. Ведь надо же на ком-то сорвать зло. Мое дело маленькое, меня наняли, я охраняю. А, кстати, — я решила перескочить на интересующую меня тему, — стрелявших нашли?

— Пока нет, — нехотя ответил майор и тут же добавил: — Но дело ведется, и со дня на день виновные будут наказаны. Так что ваши наниматели зря тратят деньги.

— Это их дело, я только зарабатываю на жизнь, — с безразличием ответила я.

Теперь в уме майора выстроился мой меркантильный образ — телохранитель, который думает только о заработке и не вдается в подробности дела. Одним словом, сила есть… все остальное купим. Признаться, о майоре у меня было такое же мнение.

Из отделения я вышла около восьми. На улице уже совсем стемнело, как будто время давно перевалило за полночь. Мне надо было возвращаться к Варваре, девушка наверняка напугана, взволнована и голодна. Но прежде чем уезжать из города, я решила переговорить с Александром, если он в состоянии говорить, конечно. Когда «Скорая» забирала его, врач сообщила сотрудникам милиции, что парня повезут в центральный госпиталь. Туда же направилась и я.


Глава 3 | Криминальные сливки | Глава 5