home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Александр выглядел бодрячком и очень по-мужски. Синяк под глазом, на голове повязка с проступившим через бинт кровавым пятном. Правая рука в области кисти перевязана, правда, кровавого пятна на бинте не было. И выглядело это все равно очень впечатляюще. Настоящий мужик стоял передо мной, как будто это не я, а он уложил троих пару часов назад.

— Шикарно выглядишь, — заметила я.

— Издеваетесь? — Он скромно улыбнулся. — Я чувствую себя полным идиотом.

— Потому что у тебя сотрясение мозга? Так это еще не полный идиот, а частичный, — я попыталась сострить.

— Да нет, не поэтому. — Оказывается, Сашка понимает шутки как надо и не обижается на них. — Я как кукла валялся на дороге, пока вы раскидывали этих ублюдков.

— А кто они, кстати? — Я решила сразу брать быка за рога.

— Понятия не имею. — Казалось, Саша говорит искренне.

— Синяк под глазом они поставили?

— Они. — Александр виновато отвел глаза в сторону. Ему было неприятно признаваться в своих неудачах перед женщиной. Я к такому поведению мужчин привыкла и старалась не обращать внимания на их покраснения, побледнения и треволнения.

— А что они от тебя хотят?

— Пока не знаю. Поговорить нам так и не удалось. Первый раз я просто убежал, я ведь имею первый юношеский по бегу. — На этот раз улыбка его не казалась такой растерянной и неуклюжей, как раньше. Впервые за время нашего знакомства он нашел в себе что-то, чем может гордиться. — А сегодня вот шел на встречу с вами, получил по голове, и все… очнулся на улице. Вы кулаками машете, а я как бревно лежу, пошевелиться не могу. И так мне противно стало, сразу подумал, брошу на фиг ПТУ и займусь спортом. Ведь на вашем месте должен был оказаться я, а вышло все совсем наоборот.

— Да ладно тебе, Саня, самобичеванием заниматься. Если бы меня кто по голове ударил, я бы точно так же, как ты, лежала на асфальте. Просто тебе меньше повезло.

— Просто вам по голове никто не смог бы ударить. — Он был почти прав. — Вы бы среагировали раньше, чем злоумышленник занес над вами палку. — Ну точно прав. Приятно, елки-палки, когда у тебя «поклонники» появляются.

— Давай сменим тему, — предложила я. Слушать о себе лестные слова очень приятно, но сейчас надо было разобраться в происходящем. И от Александра я рассчитывала получить хоть какую-то информацию. — Ты давно общался с Пургой?

— Давно. Года три, а может, и все четыре назад.

— Он тебя хорошо знает или ты для него одноклассник, которого и через год не узнаешь?

— Я для него даже не одноклассник, — пояснил Саня. — Мы просто в одной школе учились.

— Так он тебя хорошо знает? — уточнила я.

— Плохо, — ответил Сашка и повесил голову.

Дальнейшие мои вопросы не имели никакого смысла. Проще было связаться с Володей Порошиным и через него узнать подробности о двоих нападавших на Егоркина.

— Саша, тебе есть где спрятаться? — поинтересовалась я у Александра перед уходом.

— У друзей перекантуюсь, — сразу ответил он.

— Тебе лучше не мелькать. Я попробую в ближайшее время разобраться в происходящем, но…

— Вы лучше за Варей присмотрите. Я не пропаду, а она без вас точно не справится, будьте рядом с ней, пожалуйста. — Как же Санька меняется в лице, когда говорит о Варваре. И что с ним сделала это бестолковая девчонка, как она умудрилась влюбить в себя такого хорошего парня. Вопрос любовных чар и интриг, наверное, навсегда останется для меня открытым.

К Варе я возвращалась довольно долго. Сначала заскочила в супермаркет и купила кое-что из еды. Затем, сменив две попутки, уехала дальше Сакурова, а потом пешком возвращалась обратно. «Хвоста» не было, это точно, но путь к складу был долгим и утомительным.

Преодолев препятствие в виде забора, я решительно направилась к ржавой металлической двери, отделяющей меня от входа в складское помещение. В кармане уже весело позвякивала связка отмычек, когда я обратила внимание на подозрительный факт — дверь была приоткрыта. Памятуя о недавних событиях в снимаемой квартире, я резко открыла дверь и в полной темноте понеслась к своей каморке, где меня должна была ждать Варвара. Я уже не первый раз прятала своих клиентов на складе, поэтому неплохо ориентировалась в пространстве, несмотря на отсутствие света. Гнусавый мужской голос я услышала еще издалека.

— Ты у меня кровью харкать будешь.

Варвара плакала, я, затаив дыхание, замерла у двери в каморку. Неожиданно я уловила еле слышное движение слева от меня. Резко обернулась и тут же получила удар в живот. Бедный мой живот, сегодня ему досталось, как никогда. Я была человеком натренированным, поэтому, несмотря на боль, немедленно собралась и приготовилась отразить очередную атаку. Своего противника я пока не видела, но его прерывистое дыхание слышала и первый свой удар нанесла вслепую. Скорее всего, попала в грудь, но это не особенно помогло. Невидимый противник сбил меня с ног, ударив по лодыжкам чем-то тяжелым, палкой или обрезком металлической трубы.

— Она здесь, — крикнул мой противник, и из каморки показались еще два человека. Я попыталась подняться, но сразу получила удар в плечо и сползла обратно на пол. Лучи света от восковой свечи из моей каморки озарили лица нападавших, разговаривать с такими типами бесполезно, они действуют, как механические машины: сжимают руку в кулак и бьют. Пару секунд я провела на полу, обдумывая дальнейший план действий. Их трое, я одна. Они стоят надо мной, я лежу на полу. Шансов справиться с троими мало, надо отвлечь хотя бы одного.

— Варя, беги! — крикнула я и не ошиблась.

Все трое отвлеклись на Варвару, и в этот момент я атаковала одного из них. Резко ударила ногой в колено, парень завалился на спину и обеими руками обхватил свою ногу. Второй детина дернул меня за волосы и потянул на себя, мне пришлось подняться с пола, что было очень кстати. Драться в сидячем положении не очень удобно. Мужик схватил меня за горло, но сдавить не успел, мой удар пришелся ему в пах, следующий — в живот, и снова в пах. Так второй нападавший приземлился рядом с товарищем.

Варвара только сейчас решила выполнить мою команду, она выскочила из каморки и метнулась в сторону большого складского зала, где громоздились деревянные ящики. Третий здоровяк несколько секунд размышлял, что ему делать, бежать за Варей или напасть на меня. Наверное, Варвара показалась ему менее опасным соперником, и он рванул за девушкой. Я, воспользовавшись моментом, заскочила в каморку и достала из-под раскладушки свою сумку. На дне ее лежал мой пистолет. Я вытащила оружие, сняла его с предохранителя и побежала на выручку Варваре.

— Где ты, дрянь? — слышала я голос искавшего ее парня.

В огромном помещении было достаточно темно, но свет луны из маленьких окошек под самой крышей склада позволял различать силуэты людей. Деревянные ящики стояли в хаотичном порядке, представляя собой лабиринт. Тут можно было потеряться, и Варя, похоже, спряталась в одном из уголков бесконечного лабиринта. Парень не видел ее, я, в принципе, тоже. Зато я хорошо видела его и неслышно приближалась, держа оружие наготове.

— Иди сюда, мразь. — Парень надеялся громкими и выразительными ругательствами спровоцировать девушку на побег и обнаружить ее среди этих громоздких препятствий.

Но Варя не сдавалась, она продолжала где-то отсиживаться.

— Я пришла, — сказала я, оказавшись прямо за спиной парня, но тут же получила сокрушительный удар сзади. Удар пришелся в плечо, пистолет выпал из рук и упал на пол. Я завалилась прямо на свое оружие, закрывая его грудью. Потом последовал еще один удар, потом еще. Били, скорее всего, палкой. Я могла вывернуться и перехватить оружие нападавшего, но мне необходимо было нащупать пистолет, и потому я медлила.

Когда пистолет удобно лег в ладонь, я резко повернулась и ухватилась за примитивное оружие нападавшего. Четвертый его удар не дошел до цели, я рванула палку на себя, парень (второй из поверженных мною) по инерции последовал за ней, нависая надо мной. Я вскочила на ноги и приставила пистолет к его горлу.

— Шевельнешься — убью.

Прозвучало это очень убедительно. Парень поверил, что я смогу надавить на курок, и замер в неловком положении. Холодный металл оружия, прижатый к его горлу, был хорошим подтверждением моим угрозам. Он разжал пальцы, и палка выпала из его рук.

— Отзови своих, — скомандовала я.

— Хромыч, — парень тихо окликнул своего друга. — Хромыч! — позвал он громче.

— Я нашел ее, — обрадовался Хромыч.

Варвара запищала.

— Евгения Максимовна, Евгения Максимовна, помогите.

Мой задержанный немного осмелел, когда понял, что его шансы не быть подстреленным сильно возрастают. Я это тоже поняла, поэтому решила больше не возиться с ним и, не убирая оружия от шеи, свободной рукой резко ударила его чуть ниже затылка. Он вырубился и с грохотом завалился на пол. Я же, пригнувшись, пошла на голос Варвары.

— Помогите, Евгения Максимовна! — продолжала вопить девушка.

Я быстро нашла их в лабиринте деревянных ящиков. Варвара лежала на полу и из последних сил держалась за металлическую петлю, торчащую из пола. Хромыч тащил Варю на себя, держа за ноги.

— Да отцепись ты, дрянь, — ругался он, предпринимая очередную попытку оторвать Варю от пола. У него это плохо получалось, и тогда Хромыч вынул из кармана перочинный ножик, надавил на кнопку, и заточенное металлическое лезвие выскочило, поблескивая в отражении лунного света. Я не знала, что он собирался сделать, но медлить больше не могла. Я находилась слишком далеко от него и не успела бы выбить из рук Хромыча холодное оружие, оставалось только стрелять. Я надавила на курок, и раздался выстрел.

— Сука, — завопил бандит, хватаясь за раненое плечо. Нож звякнул, падая на пол. Варвара, обессиленная после борьбы, уронила голову на вытянутые, стертые в кровь руки и прикрыла глаза.

Я подскочила к Хромычу и приставила к горлу свой пистолет.

— Кто прислал?

— Да пошла ты.

— Кто прислал, спрашиваю? Ты не думай, мне выпустить пулю ничего не стоит. Там валяются еще двое твоих дружков. Если ты не скажешь, я с ними потолкую.

— Убери пушку, дура. — Хромыч попытался оттолкнуть меня и тут же получил неприятный удар по шее.

— Мать твою, — выругался кто-то сзади. Я обернулась, это был мужик, который в самом начале получил несколько ударов в пах. Он, похоже, оклемался и приготовился отомстить за себя.

Медлить нельзя, я схватила Хромыча за волосы и уперлась коленом ему в живот. Мне необходимо было контролировать его, чтоб он вдруг не вздумал напасть, пока я буду разбираться с его товарищем. Я наставила пистолет на подошедшего.

— Мать твою, — повторил он и двинулся на меня. Я даже говорить ничего не стала, просто нажала на курок и выстрелила, целясь в ногу. Мужик успел отскочить в сторону и спрятаться за ящиком.

Вообще не в моих правилах применять оружие против невооруженных противников, но в данной ситуации я не стала придерживаться своих правил, предпочла сохранить силы для отхода. А с этими ребятами еще надо было потолковать, так что некогда мне тут церемониться с ними. Я снова переключила внимание на раненного мною парня.

— Кто прислал? — повторила я вопрос. Хромыч понял, что я настроена решительно, и предпочел ответить на мой вопрос:

— Сергеич.

— Это кто?

— Охранник из «Капели».

«Капель» — это элитный молодежный клуб в центре города.

— Как вы нас нашли?

— Так Сергеич сказал, где искать.

— А он как узнал?

— А я знаю? Дал этот адрес, сказал, чтоб к вечеру при-ехали, попинали двух девчонок, и все.

— И все? — не поверила я и сильно дернула парня за волосы.

— Да все, все, только попинать. Насиловать и уродовать запретил строго-настрого, по крайней мере ее. — Он глазами указал на Варю. — Отпусти, больно же.

— Мать твою! — Неугомонный мужик, которому мать не давала покоя, вновь предпринял попытку атаки. Он высунул голову из-за ящика и метнул в меня пустую бутылку из-под пива.

Я успела отклониться от летящей посуды, бутылка ударилась о стену позади меня и разбилась на множество мелких осколков. Терпение мое лопнуло. Я уже получила необходимую мне информацию, а раненный в плечо Хромыч был мне не нужен. Оглушив его ударом пистолета по затылку, я двинулась на метателя пустых бутылок.

Мужик все еще сидел в своем укрытии, придумывая новые варианты атаки. Я притаилась рядом, ожидая, когда он снова высунет голову из укрытия. Едва показалась его противная физиономия, я немедля нанесла удар между глаз. Мужик взвыл и упал на спину. Я подошла к нему и еще раз ударила, но на этот раз в грудь. Метатель бутылок крякнул и отключился.

Теперь я могла заняться Варварой.

— Давай поднимайся. — Я помогла ей встать. — Нам надо уходить отсюда, быстро.

Мы дошли до своей каморки, забрали вещи и выскочили на улицу. Эти мордовороты наверняка не пешком пришли, где-то поблизости должна стоять их машина.

Машину мы нашли быстро. Старенькая иномарка была припаркована прямо на дороге, ведущей к складу.

— Будем угонять? — с некоторым азартом спросила Варвара.

— Будем, не пешком же нам идти.

Вскрыть старую машину не составило труда. Завести удалось с первой попытки путем соединения двух проводков зажигания.

Сначала я поехала в Сакурово, выскочила из машины у первой же телефонной будки. Набрала 02 и старческим голосом сообщила:

— Милиция, тут на складе мебельной фабрики что-то происходит. Я слышала выстрелы, приезжайте немедленно.

На вопрос: «Назовите свое имя» — я даже отвечать не стала, сразу повесила трубку. Завтра позвоню Порошину и поинтересуюсь, кто эти молодцы, которые напали на нас.

Из Сакурова мы выехали на главную дорогу и помчались в сторону Тарасова. Пост ГАИ, как ни странно, преодолели беспрепятственно.

— Ты выходила на улицу? — Только теперь я решила поговорить с Варварой о случившемся.

— Только один раз. Покурить вышла, — виновато ответила она.

— Варя, но я же просила тебя…

— Я всего на минуточку вышла, — оправдывалась девушка.

— И этого не надо было делать.

— Вы что думаете, они за мной из космоса наблюдают?

— Не понимаю я, как они нас находят? — Я размышляла вслух. — Ну первый раз понятно. А сейчас?

— Может, за вами следят?

— Исключено, я «хвосты» за версту чую.

— Тогда как?

— Есть только один вариант, они узнали, где мы бросили угнанную вчера «пятерку», и предположили, что прячемся мы где-то поблизости. Прочесали район и увидели тебя.

— Все так серьезно? — удивилась Варвара. — Это что, из-за Слона такая суета?

— Пока не знаю, но не исключаю такой возможности.

— Ужас. — Варя втянула шею.

— Одно радует — убивать тебя они не собираются, но напугать хотят.

— Зачем?

— Пока сама не знаю. Они тебя били? — Я вскользь глянула на Варю и не заметила каких-либо явных повреждений на ее теле.

— Нет, только по щекам пару раз ударили да за волосы потягали.

— Что спрашивали?

— Про вас спрашивали. А потом, вы знаете, странный какой-то вопрос задали, я даже растерялась сначала.

— Что за вопрос?

— Не знаю ли я, куда хотела поехать Кристина. В какой город?

— Это тут при чем? — удивилась я действительно странному вопросу.

— Сама не знаю.

— А Кристина собиралась куда-то поехать?

— Понятия не имею, я вообще первый раз об этом слышу.

Я снова задумалась о любовниках Кристины. Неужели они у нее действительно были и с одним из них она планировала уехать? Все это логично, но непонятно только одно: почему нападают на Варвару, какая связь между Кристиной, Варварой и неизвестным любовником? Мне еще предстояло поработать над этой версией.

Мы остановились возле старого, но красивого здания с витиеватыми колоннами и каменными орлами при входе. Это был Тарасовский цирк, любимое место отдыха местной детворы и их родителей.

— Зачем мы здесь? — Варя огляделась.

— В цирке поживем. Ты не против?

— Нет. — Еще бы она была против. В нашем положении выбирать не приходилось.

— Тогда вылезай и иди к служебному входу. Там тебя встретит парень, его зовут Николай. А я пока отъеду на пару кварталов отсюда, брошу машину в каком-нибудь дворе.

— А Николай пустит меня в цирк?

— Сейчас договорюсь.

Я достала мобильный телефон и набрала номер старого знакомого. Коля работал сторожем в цирке, параллельно подкармливал животных, убирал за ними. У него я несколько раз останавливалась в маленькой тесной комнатушке возле клеток с хищниками, намеревалась и в этот раз перекантоваться у гостеприимного друга.

— Николай, это Охотникова. Пустишь переночевать?

В ответ я услышала ожидаемое «да».

— Тогда встречай девушку Варвару. Я через десять минут присоединюсь к вам. — Отключив телефон, я посмотрела на Варю: — Ну, теперь иди, тебя ждут.

К моему возвращению Николай и Варвара уже прекрасно ладили. Девушка даже ожила немного после навалившихся на нее неприятностей. Я с умилением оглядела Колино жилище. Тут почти ничего не изменилось с момента моего последнего визита. Узкая кровать у стены, старый потрепанный стул, одна ножка которого была неаккуратно перевязана скотчем, книжные полки до потолка, заваленные литературой разного характера — от учебника по русскому языку для третьего класса до собрания сочинений Александра Дюма-старшего. В левом углу каморки возвышался безрукий манекен в ярко-красной накидке, шляпе с облезлым пером и маске для подводного плавания — это Николай соорудил себе в компанию некое подобие «живой души», чтоб было не так одиноко. Ребята накрыли импровизированный стол, положили на тумбочку сломанную дверцу от шкафа, накрыли ее газетами вместо скатерти, расставили чашки с тарелками. А центральную часть «стола» занимала большая металлическая посудина непонятного мне предназначения, доверху наполненная сухарями, сушками и печеньем.

— Батюшки! — Я привлекла к себе внимание. — Настоящий пир. Откуда столько сухарей? Это мы твои зимние запасы поглощать будем?

— Да нет, — улыбнулся Николай. — Это ребята все время таскают гостинцы для лошадей, для тигра, для Дашки нашей.

Дашка — это обласканная всеми дикая кошка, она же пантера. Дашку обожали все, и зрители, и сотрудники цирка. Она попала сюда еще в младенчестве и буквально выросла на руках у Николая. Теперь Даша превратилась в настоящую хищницу, но Коля по-прежнему обожает свою подружку и ласково называет Дашенька.

— А ты, значит, экономишь на животных, все себе откладываешь? — Я попыталась подколоть Колю.

— Да у меня этого добра, — он провел над своей головой полукруг, выразительно демонстрируя, сколько именно этого добра у него накопилось, — выше крыши. Они столько не съедят.

— А ты предложи, вдруг съедят?

— Да ну тебя, — отмахнулся он и пошел разливать чай.

Коля был самым медлительным человеком, которого я знала, от него даже черепахи сбежать могут, не то что тигры или лошади. И этот медлительный парень так вяло и скучно доказывал свою правоту, что многие просто отказывались с ним спорить, к концу спора у любого, даже самого терпеливого человека терпение лопалось. Николай с годами осознал свой недостаток, понял, что собеседник из него никудышный, поэтому научился сворачивать разговор излюбленной фразой: «Да ну тебя!»

Так что я оставила свои шутки при себе и приступила к поеданию сухого пайка. Специфический запах «дикой природы», который неизменно присутствует в цирке или зоопарке, портил аппетит. Но через час мы с Варей принюхались и перестали обращать внимание на такое маленькое неудобство.

Спать завалились, что называется, вповалку. Варя — на единственной кровати, я — на полу, Николай заснул в кресле в неестественно скрюченном положении.

— Представляю, как у него утром будет шея болеть, — шепнула я Варе.

— Так, может, его разбудить или посадить поудобнее?

— В таком кресле удобно сесть просто невозможно. Так что не будем тревожить человека, пусть спит.

На утро у меня было намечено много дел, я разбудила Николая и шепнула на ухо:

— Присмотри за девочкой. Если что, звони.

— Все понял, — ответил он и сполз на пол, на мое спальное место, досыпать.

Прежде всего я позвонила Леониду. Извинилась за ранний звонок и попросила о встрече. Он предложил заехать к нему домой, потому что у него для меня тоже имелись кое-какие новости.

Без особых церемоний мы сразу прошли в комнату. Первый вопрос, который задал Леонид, когда мы уселись на знакомый диван, касался моей подопечной:

— Как Варя?

— Жива, — ответила я. — Но на нее уже дважды покушались, причем преступники пытались просто запугать девушку, а не убить.

— Зачем ее запугивать?

— Пока не знаю, но я этим занимаюсь.

— А где она сейчас? — встревожился Леонид.

— Я спрятала ее у знакомых. Вы можете не волноваться, она в надежных руках.

Правильнее сказать, она в надежных лапах. Если какие-нибудь незваные гости заявятся к Варваре, их вполне можно попугать Дашкой. Уж она-то церемониться не будет, устроит им шикарный прием.

— Теперь вы думаете, что Кристина действительно случайно погибла, покушались именно на Варвару? — спросил Леонид.

— Похоже, но точно сказать я не могу. У меня создается впечатление, что кто-то намеренно старается сбить меня с пути, направить по ложному следу.

— Вы знаете, — оживился Леонид, — я вчера размышлял над этим, и у меня создалось точно такое же впечатление.

— Это хорошо, что вы разделяете мою точку зрения, вдвоем нам будет проще докопаться до истины. — Я постаралась приободрить Леонида, на самом деле в помощи его пока не нуждалась. Разве что как информатора и не более.

— Кстати, по телефону вы говорили, что у вас для меня есть какая-то информация.

— Ах да. — Леонид поднялся с дивана и вышел из комнаты.

Он вернулся через минуту, в руках у него была довольно толстая тетрадь для записей, в ярко-коричневом переплете из натуральной кожи. Леонид открыл тетрадь где-то в середине, куда заранее положил закладку, и протянул мне, указывая на какие-то записи.

— Это ежедневник Кристины, она записывала в него не только встречи, но и рецепты всякие, интересные анекдоты. Ей нравилось вести записи по датам. То есть услышала рецепт в пятницу десятого декабря, на этот день и записала. — Леонид грустно улыбнулся. — А вот эту запись она сделала в день смерти. То есть сделала она ее раньше, но записала на день, когда погибла.

Я взяла в руки тетрадь и внимательно посмотрела на запись.

«16.00. Встретиться с К.Л. Ивановым. Не забыть паспорт!!!»

— Это почерк Кристины?

— Да. Как вы можете видеть, почерк у Криски очень специфический, такой ни с чьим не спутаешь.

— Вы правы. Почерк действительно необычный. А кто такой К.Л. Иванов? Вы его знаете?

— Понятия не имею, кто этот человек. Как ни странно звучит, но среди моих знакомых нет ни одного Иванова, несмотря на то, что эта фамилия считается довольно распространенной. Я подозреваю, что именно к нему на встречу шла моя жена, когда все это случилось.

— Вы позволите мне взять эту тетрадь на время? Может быть, в ней я обнаружу еще что-нибудь полезное.

— Конечно, берите. Только, — Леонид помедлил, — обязательно верните.

— Обещаю.

Я закрыла ежедневник и убрала в свою сумку.

— Я тоже хотела кое-что узнать у вас. Вы не знаете, в какой город хотела поехать ваша жена?

— Какой город? — Леонид пожал плечами. — А с чего вы решили, что она собиралась уехать?

— Этот вопрос нападавшие вчера вечером задали Варваре. Я думаю, это неспроста.

Леонид, как я и ожидала, не знал ответа на этот вопрос. Кристина никогда не заговаривала с ним о том, что собирается поехать в какой-то город. Я решила, что этот вопрос стоит обсудить с друзьями Кристины, в частности, с ее всезнающей сотрудницей Олесей, а также с Людмилой и двоюродной сестрой Полиной. Вполне возможно, что одна из них знала о готовящейся поездке. Что ни говори, но многие женщины не умеют держать язык за зубами и хоть бы намеком желают рассказать о своих намерениях близким подругам, но никак не мужу.

Когда я вышла из подъезда Леонида, сразу набрала номер Олеси. Для того чтобы задать интересующий меня вопрос, необязательно встречаться, такие мелочи можно обговорить и по телефону.

— Олеся, здравствуйте, это Евгения Охотникова. Мне надо задать вам один вопрос, — я старалась говорить быстро. — Вы не знаете, в какой город собиралась поехать Кристина?

— Я не знаю, — ответила Олеся после некоторого раздумья. — А она собралась уезжать? — По расстроенному тону Олеси я поняла, что она огорчена тем, что не владеет какой-то информацией. Обычно она была в курсе всего. А тут такая несправедливость!

Выяснив все, что надо, я, не раздумывая, отключилась. Олеся меня немного напрягала своей болтливостью, поэтому с ней я старалась говорить исключительно по делу. Когда я позвонила Полине, она с таким же удивлением отнеслась к моему вопросу и начала расспрашивать детали:

— А с чего вы взяли, что Кристина собиралась уехать? А куда? А с кем? — Здесь меня тоже ждало фиаско.

Когда я набирала номер Людмилы, лучшей подруги Кристины, то сразу приготовилась услышать такой же поток вопросов и не ошиблась, правда, вопрос был только один:

— Вы что, продолжаете настаивать на версии любовников? Думаете, Кристина хотела с кем-то сбежать?

Мой отрицательный ответ не убедил Людмилу. Она первая закончила разговор словами:

— Вы не там ищете.


Глава 4 | Криминальные сливки | Глава 6