home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2

– Холтофф, здравствуй, – сказал Штирлиц, – извини, что я так внезапно тебя вызвал. Мне срочно нужны материалы в связи с этим делом, – и он положил перед Холтоффом газету, в которой была напечатана заметка о пуле, разбившей телевизор в пустой квартире фрау Шмидт. – Ты ничего не знаешь об этом?

– Ничего, – ответил Холтофф, внимательно прочитав заметку. Ровным счетом ничего. Почему тебя это интересует? И вообще, Кочев уже в Африке, так что давай соблюдать джентльменский уговор... Ты обещал мне...

– Я помню свои обещания. Мне нужно, чтобы через два часа все данные об этой заметке были у меня. Пошли туда экспертов, опытных экспертов, опроси жильцов, которые слышали выстрел, осмотрите все вокруг.

– Через два часа у меня будет прокурор Берг. Он только что звонил и просил дать ему экспертов и наряд полиции...

– Что?!

– Почему ты так удивился?

– Но ведь он в отставке...

– Во-первых, официально его отставка еще не принята, а во-вторых, он сказал мне, что у него возникла какая-то идея.

– Хорошо. Здесь же. Вечером. В семь. Устроит?

– Ладно. Но это – последнее, о чем ты меня просишь, Штирлиц...

Слежку за собой Максим Максимович обнаружил сразу же, как только сел в такси.

– Сначала Шарлоттенбург, – попросил он шофера, – потом поезжайте через Вильмерсдорферштрассе мимо клуба «007», а потом к Чек Пойнт Чарли. И не торопитесь, пожалуйста. Я хочу отдохнуть в машине. Будем считать эту поездку прогулкой.

Он так составил маршрут, что, не называя Генекштрассе, вынуждал шофера проехать именно по этой улице. «Все-таки я хорошо помню Берлин, – с какой-то неожиданной для себя хвастливостью подумал Исаев. – Если они спросят шофера, тот ответит, что о Генекштрассе я и не заикался. Правда, эта поездка непредвиденная, и это ударит меня по карману. Слава богу, издатель уплатил немного денег за книгу. Если бы не этот нечаянный гонорар, мне бы не хватило денег на то, чтобы угостить Холтоффа коньяком перед его беседой с Ленцем».

На Генекштрассе он увидел три полицейские машины и Берга, который ползал по асфальту, разглядывая в лупу металлический люк канализации...

«Так. Все точно. Ай да старик Берг, который „отстал от жизни“! Ай да молодец! А от слежки я уйду. За рулем той машины, что на хвосте, молодой парень. От этого я уйду. Все-таки старость – не так уж плохо. Проходные дворы Берлина я знаю лучше этих мальчиков, и я от них уйду, но не повели бы они теперь Холтоффа. А кто именно? Неужели Холтофф признался Айсману? Если меня водит контрразведка – это ерунда. Я – частное лицо, я не интересуюсь здешними секретами и не предпринимаю никаких противозаконных шагов. Так что эти пусть смотрят, не жалко... Я опасен только для старых наци... Вот если включился Айсман – это хуже. А с другой стороны, может быть, это и к лучшему. Надо бы запомнить номер машины... Хотя, наверно, это „ренткар“, взятый по чужому паспорту».


– Значит, утром двадцать второго вы подметали тротуар и возле окон фрау Шмидт увидели битое стекло, собрали его в совок и высыпали в мусорный ящик? – снова спросил дворника Берг.

– Да.

– А почему вы так определенно утверждаете, что это было двадцать второго?

– Потому что двадцать первого была свадьба у моей дочери и молодежь разбила три фужера... Сейчас молодежь неповоротливая, они как слоны... Я еще подумал, что они, может, что-нибудь пили тут, на улице, когда ушли, а потом били бокалы, и поэтому не обратил внимания на дырку в окне фрау Шмидт.

– Напишите, пожалуйста, свои показания. Это можно сделать в нашей машине. – Берг обернулся к полицейскому. – Проверили, как мы записали этот разговор на диктофоне? Все хорошо?

– Да, все в порядке, я слушаю одновременно запись через наушник.

– Ну-ка дайте послушать мне тоже. Так... Спасибо. Эту кассету я беру с собой. Что там у экспертов по баллистике?

– Они сейчас придут. Что-то меряют еще раз...

– Позовите одного из них поскорей, – раздраженно сказал Берг, – нельзя быть такими копушами.

Когда прибежал запыхавшийся эксперт, Берг спросил:

– Рикошет?

– Да.

– У вас все подтвердилось?

Эксперт ответил:

– Мы нашли след от пули и высчитали точный угол.

– Жарьте немедленно в лабораторию. У меня к вам один лишь вопрос: нет ли на пуле следов металла, который применяется в автомобилестроении? Непонятно? Ну, нет ли на пуле следов от металла, из которого, например, штампуют дверцы машины?


«На пуле образца 67-В калибра 9,3 обнаружены следы металла, который идентичен металлу, применяемому фирмой „Мерседес“ при производстве машин марки М-2200».

(Из заключения эксперта.)


Берг отдал приказ не выпускать из Западного Берлина ни одной машины марки «мерседес» без предварительного полицейского осмотра. Этот приказ он отдал Гельтоффу. Ему же он отдал приказ немедленно и негласно начать проверку всех машин, которые приходили в автосервисы после двадцать второго, скорее всего утром: ремонт простой и быстрый – автогенная подварка рваного отверстия одной из дверей автомобиля, вероятно правой задней...


предыдущая глава | Бомба для председателя | cледующая глава