home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

– Прости, я опоздал, Штирлиц...

– Я уже начал волноваться... Здравствуй, Холтофф.

– Меня вызывал Айсман.

– Что случилось?

– Он подставляет меня под удар, сволочь этакая... Он требует, чтобы сначала я затянул дело с проверкой «мерседесов», а потом опротестовал данные моей же экспертизы... У тебя нет чего-нибудь от сердца?

– Выпей коньяку, я же говорил тебе...

– Нет, сейчас мне совсем плохо...

– На... Положи под язык. Это нитроглицерин.

– Спасибо. Он сразу растаял, это ничего?

– Так и должно быть...

– Что делать с Айсманом?

– Сложный вопрос. Ты что предлагаешь?

Холтофф достал из кармана пакет и передал его Штирлицу:

– Спрячь это. Тут кое-что на Айсмана. Здесь достаточно материалов, чтобы утопить его. Не надо здесь смотреть! Зачем ты здесь смотришь?

Штирлиц удивился:

– А вдруг ты суешь мне какой-нибудь государственный «топ-секрет»? Меня возьмут с ним и посадят на десять лет, и ты будешь счастлив, разве нет?

Холтофф похолодел. Он смотрел Штирлицу в глаза, окруженные мелкой сеткой морщин, которые казались под стеклами очков особенно глубокими.

– Покажись врачу, – посоветовал Максим Максимович. – Не играй с сердцем, старина, с ним шутки плохи...

И углубился в изучение материалов на Айсмана. Он долго рассматривал фотографии, на которых тот был запечатлен расстреливающим женщин в Освенциме; было там несколько фотокопий постановлений на ликвидацию узников с санкцией Айсмана; было показание старухи еврейки про то, как Айсман лично убил двух ее малолетних внучек...

– Да... – сказал наконец Исаев. – Материал страшный. – Он протянул конверт Холтоффу: – Возьми. Зачем ты даешь это мне? Почему бы тебе самому не распорядиться? Прокуратура совсем рядом с твоим домом, да и времена иные...

– Это должно исходить от другого человека.

– А почему этим «другим человеком» должен быть я?

– Потому, что к Айсману тянутся нити от красного... А им ты занимаешься... А Берг, получив эти материалы, прижмет Айсмана и посадит его, а из-за решетки он мне не страшен, он там будет молчать...

– А может быть, послать эти материалы в газету?

– Кто их пошлет?

– Аноним... – ответил Исаев и задумчиво посмотрел на Холтоффа. – Аноним...

– Аноним есть аноним, Штирлиц... Ты же знаешь нашу печать...

– А если отправить это в Бонн?

– Там это смогут прикрыть. Берг этого прикрывать не станет.

– Разумно, – произнес Исаев очень медленно, чуть не по слогам. – У тебя есть телефон Берга?

Холтофф отхлебнул глоток воды со льдом из высокого стакана и ответил устало:

– Конечно. Какой тебе? Домашний или рабочий?

– Рабочий, естественно. Я же буду делать официальное заявление...

– 88-67-76. Запиши.

– Не надо. Я пока еще умею запоминать. 88-67-76. Сейчас я вернусь, погоди минуту.

– Куда ты?

– Я позвоню и запишусь к нему на прием. Прямо с утра. Я приду к нему завтра первым и поговорю до того, как начнется обычная нервотрепка...

– Не надо первым, – быстро сказал Холтофф. – Я у него завтра буду с экспертами в девять. Не надо нам сталкиваться там, бога ради...

– Ты к нему надолго?

– На час-полтора...

– Хорошо. Сейчас. Я позвоню именно отсюда, тут безопасно...

Исаев отошел к телефону, который стоял на столике у входа, и набрал номер. Холтофф напряженно прислушивался к разговору Штирлица с секретарем Берга. Когда тот вернулся на место, Холтофф сказал:

– Я буду завтра ждать тебя здесь же. В три. Успеешь к этому времени?

– Да. Я думаю, да. Теперь последнее: откуда ко мне попал этот пакет? Допустим, он меня спрашивает. Что я отвечаю? Твоя версия?

– Получи гарантию у Берга, что Айсман будет посажен, и пусть он тогда приводит меня к присяге.


– Все в порядке, – доложил Айсман Бауэру, – он ушел к Ульбрихту, а завтра в десять будет у Берга с материалами. С прекрасными материалами, компрометирующими фашистского головореза Айсмана...

– Ну что ж, – ответил Бауэр, – в добрый час. Поздравляю с удачей. Значит, завтра в десять пятнадцать они будут скомпрометированы, а мы подведем черту под этим делом, достаточно нам всем поднадоевшим...


предыдущая глава | Бомба для председателя | cледующая глава