home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Такого страха Ча Трат не ведала ни разу – резкого, всепоглощающего, безумного. Она боялась всех и каждого, кто не был прочно связан с ней, объединившись для совместной защиты. А еще она ощущала жуткую слепую ярость, которая пересиливала страх, и память о прежней боли, и боль теперешнюю, и ту, что придет потом. А вместе со страшными воспоминаниями пришли кошмары. Она вспомнила обо всем жутком и болезненном, что пережила на Соммарадве, на Гоглеске, в госпитале. Многое в этих кошмарах ей самой казалось странным – к примеру, ужас при виде Приликлы, а ведь это было смешно, ощущение потери при уходе самца-гоглесканца, отца ее будущего ребенка. А вот страх перед громадной инопланетной ожившей игрушкой, которая хотела ей помочь, унялся, утих.

Вот так Коун завладела ее сознанием – несмотря на боль, страх и помрачение рассудка.

Теперь Ча Трат знала, что такое – быть гоглесканкой. И выход напрашивался сам собой: друзья объединились. А врагов – все живое и неживое, не входившее в их маленькую группу, – следовало сокрушить и уничтожить. Ей хотелось разгромить все, что она видела вокруг себя, – мебель, инструменты, украшения, а потом разбить непрочную стенку и увести с собой Коун. Ча Трат отчаянно пыталась унять безумную и совершенно чужеродную ярость, поселившуюся в ней.

На поверхности бушующего океана гоглесканских впечатлений вдруг на миг показалось что-то, что принадлежало только ей, и это что-то подумало: наверное, Коун решила, что я хочу соединиться с ней, и для этого так крепко вцепилась в ее шерсть.

«Я – Ча Трат, – яростно твердила себе соммарадванка, – я – соммарадванский хирург, целительница воинов, а теперь техник-стажер эксплуатационного отдела Главного Госпиталя Сектора. Я – не гоглесканка Коун, и я здесь не для того, чтобы соединяться и разрушать...»

Однако соединение произошло, и в мозгу Ча Трат заклубились воспоминания о другом соединении, вызвавшем множество разрушений.

Ей казалось, будто она стоит на вершине холма, откуда открывался весь город, и видит, как происходит соединение. Рядом с ней стоит землянин Вейнрайт. Он предупреждает о том, что гоглесканцы близко и это опасно, говорит, что им нужно уйти и что она тут ничего изменить не сможет. Но самое интересное, разговаривая с ней, он порой называет ее «доктор», а чаще – «сэр». Она чувствует себя просто ужасно, поскольку понимает, что соединение произошло по ее вине. Оно случилось из-за ее желания помочь пострадавшему при несчастном случае на фабрике – из-за прикосновения к нему. Она видит, как внизу, у подножия холма, к собратьям бежит Коун – и ей, «сэру» и «доктору», это непонятно. Но одновременно она была и бегущей к сородичам Коун и...

Из близлежащих домов выбегали гоглесканцы, спешили к месту соединения от пришвартованных кораблей, из-под деревьев. И вскоре объединенная группа превратилась в огромный, подвижный, утыканный жалами ковер. И этот ковер понесся по земле, огибая большие здания и сокрушая маленькие домики, словно составлявшие его существа не знали или не понимали, что творят. Позади себя толпа оставляла разломанные станки, машины, умерщвленных животных, полузатопленный зажженный корабль. Толпа, превратившаяся в единое создание, двигалась в глубь материка, круша все на своем пути и сражаясь с воображаемым доисторическим врагом.

Но несмотря на жуткий страх перед несуществующим врагом из сознания Коун, которое теперь стало и ее сознанием, Ча Трат пыталась заставить себя мыслить логически обо всем, что случилось с ней лично. Она задумалась о чародее О'Маре, о его словах, что ей никогда нельзя пользоваться мнемограммами. Теперь она понимала, что это такое – когда другая личность оккупирует твое сознание, и очень боялась, что сойдет с ума. Но может быть, поможет то, что они с Коун женского пола?

Однако все яснее становилось кое-что еще: в ее сознание вторгся не только разум Коун, не только ее воспоминания. Память о зрелище, увиденном с вершины холма, пришла не из разума гоглесканки, не было этого зрелища и в памяти Ча Трат. Еще были воспоминания, которые никак не могли принадлежать ей – память о корабле-неотложке, о работе медицинской бригады, очень живые картинки – а для нее жуткие! – событий, имевших место в Главном Госпитале Сектора, о которых она знать не знала. Значит, О'Мара был прав? Воспоминания о реальных событиях и безумные фантазии перемешались, и она уже не в своем уме?

И все-таки она не чувствовала и не считала себя сумасшедшей. Ведь сумасшествие – это бегство от слишком болезненной реальности к состоянию, в котором эту самую реальность легче переносить. А тут было столько боли, и все воспоминания и фантазии были так мучительно остры. Откуда же это – лейтенант Вейнрайт, стоящий рядом с ней, и они одного роста, и он называет ее «сэр»?

Вдруг Ча Трат объял ужас, забила дрожь. Она все поняла! Ее сознание соединилось с сознанием Коун, а та раньше соединяла свое сознание с чьим-то еще.

Конвей!

Ча Трат слышала в наушниках голос Приликлы, но слова были для нее ничего не значащим набором звуков – настолько был перегружен ее мозг... А потом она почувствовала сострадание, теплоту – они словно бы обняли ее, а боль и смятение немного отступили, и тогда до нее начал доходить смысл.

– Ча Трат, мой друг, – говорил эмпат. – Пожалуйста, отзовись. Уже несколько минут ты держишь пациентку за шерсть, ничего больше не делаешь и не отвечаешь нам. Я на крыше, прямо над тобой, и твое эмоциональное излучение огорчает меня. Прошу тебя, скажи, что случилось? Ты ужалена?

– Н-нет, – вяло промямлила Ча Трат. – Никаких физических повреждений. Я очень смущена и напугана, а пациентка...

– Твои чувства я читаю сам, Ча Трат, – мягко прервал ее Приликла, – скажи, какова их причина. Стыдиться тебе нечего, ты и так уже сделала больше, чем мы могли от тебя ожидать. Да и вообще с нашей стороны было нечестно посылать тебя сюда. Теперь существует угроза потерять пациентку. Пожалуйста, отпусти ее и позволь мне провести операцию.

– Нет, – ответила Ча Трат, почувствовав, как задергалось под ее пальцами тельце Коун. Длинные серебристые стебельки – органические проводники уникальной гоглесканской формы телепатии – все еще лежали на голове соммарадванки. Значит, все, что слышала она, все, о чем думала, немедленно становилось достоянием Коун. А той сразу не понравилась мысль, что ее будет оперировать инопланетное чудище, и причины у этого были как личные, так и медицинские.

– Пожалуйста, подождите минутку, – попросила Ча Трат. – Мой разум возвращается ко мне.

– Это верно, – согласился Приликла. – Но поторопись.

Как ни невероятно, процессу возвращения к Ча Трат разума помогала Коун. Так же, как все ее многострадальные, подверженные ночным кошмарам сородичи, она научилась управлять собственным мышлением, чувствами и естественными порывами – так, чтобы вынужденное одиночество, необходимое во избежание соединения, стало не только переносимым, но и порой счастливым. И вот теперь к поверхности ее сознания устремились воспоминания Конвея о Главном Госпитале Сектора и некоторых его чудовищных пациентах.

«Будь разборчивее, – говорила ей Коун. – Отбирай только то, что потребуется».

Теперь Ча Трат принадлежали память и опыт соммарадванского хирурга, целителя воинов; гоглесканской целительницы и те, что были накоплены за половину срока жизни, отпущенного землянам и проведенного в стенах Главного Госпиталя Сектора. Она знала очень многое о физиологии и особенностях существ всевозможных видов, но не могла поверить, что даже сейчас положение Коун было безвыходным. И наконец где-то в глубине этой непомерной кладовой знаний сверкнул и стал разгораться огонек замысла.

– Я больше не считаю, что хирургическое вмешательство необходимо, – решительно заявила Ча Трат. – Даже в качестве крайней меры. Больная вряд ли перенесет операцию.

– А кто, елки-палки, думает иначе? – сердито вмешалась Мэрчисон. – И кто, между прочим, руководит операцией? Приликла, она меня там слышит или нет? Надери ей уши!

Ча Трат могла бы ответить на оба вопроса, но не стала. Она понимала, что и слова, и тон, какими они были сказаны, – не те, что соответствуют существу ее ранга. Она слишком много взяла на себя и говорила чересчур авторитетно. Но времени на объяснения или притворное самоуничижение не оставалось. В лучшем случае патофизиолог Мэрчисон верит и продолжает верить, что Ча Трат – сильно переоценивающий себя техник из эксплуатационного отдела с недолгим опытом медсестры-практикантки и манией величия. Но Приликла велел:

– Объясни.

Ча Трат быстро пересказала подробности клинической картины на настоящий момент – она значительно усугубилась после стресса, связанного с соединением, пагубного даже для здорового гоглесканца. Когда она говорила о том, что у Коун не хватит сил выдержать серьезное хирургическое вмешательство – предстояло осуществить кесарево сечение, а не банальное расширение родового отверстия, – она говорила с непоколебимой уверенностью. Ведь ее точку зрения поддерживала сама пациентка-целительница. Но Ча Трат об этом промолчала, сказала лишь, что скорее всего ее заключение подтверждается эмоциональным излучением Коун.

– Подтверждается, – согласился Приликла. Соммарадванка быстро продолжила:

– Физиологический тип ФОКТ – немногие из форм жизни, способные удерживаться в вертикальном положении, хотя могут принимать и лежачее. Поскольку их предки вышли из океана, их тела и внутренние органы расположены соответственно воздействию вертикально направленных гравитационных сил, точно так же, как у худлариан, тралтанов и ренитян. Я припоминаю случай беременности у тралтанки несколько лет назад – там была очень похожая ситуация и тогда потребовалось...

– А вот этого ты от Креск-Сара узнать не могла, – вмешалась Мэрчисон. – Сестрам-практиканткам не рассказывают о случаях, близких к провалу, по крайней мере на первом году обучения.

– Мне нравилось читать о разных случаях из практики помимо программы, – отговорилась Ча Трат, – и я продолжаю это делать, когда надоедают технические руководства.

Ее эмоциональное излучение должно было сказать эмпату, что она солгала, но о чем именно – он мог только догадаться.

– Опиши свой план, – только и сказал Приликла.

– Прежде чем я сделаю это, – торопливо проговорила Ча Трат, – пожалуйста, снимите с носилок колпак и переместите гравитационные решетки так, чтобы они работали по бокам в противоположных направлениях. Подготовьте крепежные ремни по размерам тела и весу пациентки, учитывая возможность колебания гравитации на три . Уведите зонд в коридор, чтобы я смогла, встав на него, взобраться на крышу. Поспешите, пожалуйста. Сейчас я вынесу пациентку, а по пути все объясню...

Подхватив пребывавшую в полуобморочном состоянии Коун двумя срединными руками, а передними продолжая сжимать ее шерсть, Ча Трат кое-как выбралась на крышу и вернулась той же дорогой, какой пришла. Приликла взволнованно летел над ней. Найдрад язвительно причитала, жалуясь, что носилки теперь никогда не исправить. Мэрчисон уговаривала ее не огорчаться и напоминала, что с ними все-таки летит техник или кто-то в этом роде.

Ча Трат не отпускала шерсть Коун, а Найдрад ловко обхватила тельце гоглесканки ремнями. Мэрчисон подсоединила системы подачи кислорода ко всем дыхательным отверстиям. Голова Ча Трат по-прежнему касалась головы Коун, серебристые стебельки замыкали телепатический контакт. Соммарадванка убедилась, что гоглесканке хорошо виден экран сканера (самой ей об этом и думать было нечего), собралась с духом и дала знак начинать.

Найдрад задействовала гравитационную решетку, размещенную выше головы пациентки, и Ча Трат почувствовала, как ее голову и верхние конечности утягивает вбок. Удержать равновесие было трудно, поскольку на нижнюю часть туловища и ноги действие искусственной силы притяжения не распространялось. А Коун лежала на носилках вверх ногами и подвергалась воздействию двойной, потом тройной силы притяжения.

– Сердцебиение неровное, – спокойно сообщил Приликла. – В верхней части туловища повысилось давление, дыхание затруднено, отмечается незначительное смещение органов грудной клетки, но плод не сместился.

– Повысить тягу до четырех ? – спросила Найдрад, глянув на Приликлу. За него ответила Ча Трат.

– Нет, – сказала она. – Оставьте два , но быстро меняйте этот показатель на нормальный, чередуя их. Нужно как бы раскачать плод.

Теперь ее начало швырять из стороны в сторону так, словно это делали мягкие невидимые лапы какого-то гигантского зверя. Пациентка те же самые страдания переживала в вертикальной плоскости. Ча Трат ухитрялась крепко сжимать шерсть Коун, но ее стало здорово подташнивать, и она вспомнила, как в детстве ее укачивало в транспорте.

– Друг Ча Трат, с тобой все в порядке? – спросил Приликла. – Хочешь, мы прекратим процедуру?

– Мы можем себе это позволить?

– Нет, – ответил эмпат и вдруг воскликнул:

– Плод движется! Он...

– Оставить два и ничего не менять, – поспешно проговорила Ча Трат, и Коун фактически встала на голову.

– ...теперь давит на кости верхнего таза. Пуповина более не сдавлена, давление на кровеносные сосуды и нервные сплетения в области таза уменьшилось. Мышцы начали быстро непроизвольно сокращаться...

– Этого достаточно для изгнания плода? – прервала его Ча Трат.

– Нет, – ответил эмпат. – Схватки слишком слабы. В любом случае плод находится не в оптимальном положении.

Соммарадванка произнесла ругательство – явно не соммарадванское – и спросила:

– Не могли бы мы переместить и перефокусировать гравитационные решетки так, чтобы они передвинули плод в нужное положение для...

– Мне потребуется время, чтобы... – начала было Найдрад.

– Нет у нас времени, – оборвал ее Приликла. – Я удивляюсь тому, что друг Коун еще жива.

Все шло еще хуже, чем в пришедшем на память случае родов у тралтанки. И невозможно было успокоить себя тем, что теперь перед ней – незнакомое существо, и что такой операционной техники в принципе не существует. Сознание Коун больше не посылало Ча Трат никаких впечатлений и не принимало их, так что соммарадванка даже не могла сказать гоглесканке последнего «прости».

– Не ругай себя, друг Ча, – сказал цинрусскиец, которого начала бить сильнейшая дрожь. – Ты взялась за выполнение непосильной задачи. Твое эмоциональное излучение волнует меня. Помни, ведь ты даже не член медицинской бригады, у тебя нет власти, и ответственность лежит не на тебе... О чем ты сейчас подумала?

– Нам обоим известно, – сказала Ча Трат так тихо, что расслышал ее только эмпат, – что я взяла ответственность на себя. Да, я кое о чем подумала. – И она сказала громче:

– Найдрад, на этот раз нам понадобится быстрая пульсация при одном , чтобы заставить плод двигаться. Данальта, мышцы около матки тонки и расслаблены из-за того, что пациентка без сознания. Могли бы вы изобразить несколько подходящих конечностей? Приликла скажет вам, каковы должны быть их очертания и размеры. Пользуйтесь сканером, дабы следить за своими движениями, и переместите плод в правильное положение. Мэрчисон, будьте добры, станьте рядом, чтобы помочь принять младенца, если он родится. – Потом, извиняясь, она добавила:

– Я не могу вам помочь. Пока будет лучше, если я сохраню физический контакт с пациенткой. Инстинктивно я чувствую, что она испытывает величайший эмоциональный комфорт из-за этого.

– Твои чувства тебя не обманывают, – подтвердил Приликла. – Но время поджимает, друзья. Приступим.

Найдрад занималась тем, что обеспечивала медленное поворачивание плода в матке. Данальта же, отрастив конечности, вид и движения которых обеспечили Ча Трат дурные сны на много ночей, пытался сжать и повернуть плод в нужное положение. Сама соммарадванка безуспешно пыталась проникнуть в сознание своей в прямом смысле сестры по разуму.

«Все будет хорошо. Ты будешь здорова. Ребенок будет здоров. Держись, прошу тебя, не умирай вот так!»

Но это было все равно, что посылать свои мысли в черный бездонный кувшин. На миг Ча Трат почудилась вспышка сознания. Но, наверное, это произошло потому, что ей этого очень хотелось. Она чуть-чуть повернула голову – осторожно, чтобы не упали с головы серебристые стебельки. Ей так хотелось видеть дисплей сканера.

– Плод принял оптимальное положение, – вдруг сообщил Приликла... – Данальта, перемести руки вниз. Будь готов надавить снова, если я скажу тебе, что плод снова поворачивается. Найдрад, давай устойчивые два , и вниз!

На несколько мгновений наступила тишина, слышался только свист искажателей – теперь звук от них исходил волнами, словно и они, как Коун, трудились из последних сил. И там, и тут время поджимало. Все сосредоточились на Коун, и даже Приликла так пристально смотрел на дисплей сканера, что молчал и не рассказывал о том, что видит.

– Вижу головку! – неожиданно вскрикнула Мэрчисон. – Пока только макушку. Но схватки слишком слабые, они плохо помогают. Ноги пациентки разведены максимально, но головка плода то движется книзу, то снова уходит вверх, и с каждой схваткой – всего на долю дюйма. Может быть, стоит предпринять хирургическое, расшире...

– Никакой хирургии, – решительно возразила соммарадванка. Разделив с гоглесканкой сознание, Ча Трат знала, как велика будет психологическая травма Коун при виде хирургической раны, не говоря уже о последствиях, когда нужны будут перевязки, требующие тесного физического контакта с пациенткой из рода неприкасаемых. Конечно, краткий физический контакт с Ча Трат и ментальный с Конвеем пробили серьезную брешь в оболочке гоглесканских предрассудков Коун, однако структура ее сознания все равно оставалась крепкой и жесткой.

Но ни на то, чтобы объяснить свои чувства, ни на то, чтобы их оспорить, времени не было. Мэрчисон выпрямилась и вопросительно посмотрела на Приликлу – тот трясся от порывов эмоциональных ветров, налетавших на него со всех сторон, и молчал.

– Было бы лучше, если бы мы продолжали помогать естественному процессу, – сказала Ча Трат. – Найдрад теперь нужно менять положительную и отрицательную гравитацию на ближайшие пять схваток, на этот раз чередуя нулевую силу с тремя , направление вниз. Следите за тем, чтобы не произошло сильного смещения других органов. Это существо никогда прежде не подвергалось воздействию усиленной гравитации.

– Теперь вижу головку целиком! – воскликнула Мэрчисон, прервав Ча Трат. – И плечики. Черт подери, вот он, у меня, паршивец!

– Найдрад, – торопливо сказала Ча Трат, – держите три , пока не выйдет послед, потом верните гравитацию в норму. Мэрчисон, положите младенца между пучками пальцев слева от моей головы. Я чувствую, что Коун получит заряд бодрости, если прижмет к себе новорожденного.

Она видела, как инстинктивно сомкнулись пальцы Коун, обнимая крошечное дитя, которое для соммарадванской части ее сознания являло собой одушевленный подергивающийся ужас, а для гоглесканской – создание неописуемой красоты. Ча Трат осторожно подняла голову, отстранилась и отпустила шерсть Коун.

– И вновь твои чувства верны, Ча Трат, – сказал Приликла. – Хотя пациентка без сознания, она излучает более сильные эмоции.

– Но погодите, – обеспокоенно вмешалась Мэрчисон, – нам же говорили, что для того, чтобы как следует позаботиться о новорожденном, она должна быть в сознании. Мы же не подозревали, что...

Она умолкла, поскольку Ча Трат, обладавшая теперь знаниями гоглесканской целительницы, суетилась около Коун и делала все необходимое.

Соммарадванское воспитание не позволяло ей сказать не правду. Но в создавшемся положении была такая масса межличностных заморочек, а времени на то, чтобы собраться с духом и рассказать правду, не было.

Ча Трат, дождавшись того момента, когда обрезали и перевязали пуповину, мягко проговорила:

– Между классом ФОКТ и моим типом физиологической классификации много общего, а уж нам, женщинам, инстинкты подсказывают, что надо делать в таких случаях.

Землянка с сомнением покачала головой и сказала:

– Твои женские инстинкты будут посильнее и поправильнее моих.

– Друг Мэрчисон, – вмешался Приликла, и голос его показался очень громким, поскольку искажатели звука, посадив аккумуляторы, умолкли. – Давайте поговорим о женских инстинктах в более подходящее время. Друг Найдрад, поставь на место колпак носилок, включи внутренний обогреватель на три деления, сохраняй внутри атмосферу чистого кислорода и следи, чтобы не появились признаки отсроченного шока. Эмоциональное излучение указывает на состояние сильной слабости, однако оно стабильно. Прямой опасности нет. К нижним конечностям возвращаются кровоток и подвижность. Всем нам будет лучше, а особенно – пациентке, когда она попадет на корабль, где ей поможет наше реанимационное оборудование. Прошу, поторапливайтесь.

Все, кроме Ча Трат, – мягко добавил эмпат. – С тобой, мой соммарадванский друг, мне хотелось бы обменяться парой слов наедине.

Тележка, которую повела Найдрад, уже тронулась с места. Мэрчисон и Данальта побежали рядом. Но вот Мэрчисон обернулась. Лицо ее покраснело, и на нем застыло уже знакомое Ча Трат выражение.

– Не ругай ее слишком сильно, Приликла, – попросила землянка. – Думаю, Ча Трат сделала большое дело, пускай даже временами она и забывала, кто тут главный. Ну, то есть я хочу сказать, что Ча Трат – это приобретение для эксплуатационного отдела, а для медицинского персонала – потеря.

Мэрчисон отвернулась и побежала за носилками, а Ча Трат смотрела ей вслед, испытывая сразу три набора чувств. На соммарадванский взгляд Мэрчисон представляла собой маленькую, вялую и непривлекательную женскую особь. Для гоглесканского разума она была всего лишь одним из многих инопланетных чудищ. А вот на взгляд землянина она была совсем другим существом – много лет знакомым, очень умным, по профессиональным качествам уступавшим только Торннастору, дружелюбным, милым, честным, красивым и желанным. Некоторые из этих качеств Мэрчисон только что продемонстрировала. Но вот совершенно неожиданное физическое влечение, которое испытала к ней Ча Трат, а также возникшие на почве этого влечения картины интимных отношений – отвратительные и мерзкие – все это так напугало соммарадванку, что гоглесканская часть ее сознания была готова испустить призыв к соединению.

Мэрчисон была женщиной-землянкой, а Ча Трат – женщиной-соммарадванкой. Она обязана была прекратить испытывать эту глупую привязанность к представительнице другой расы, причем одного с ней пола. Она вспомнила разговор о мнемограммах с чародеем О'Марой, о том, как она сама сопереживала кельгианам, тралтанам, мельфианам.

Но их опыт не был ее опытом – решительно напомнила она себе. Она была и останется Ча Трат. Гоглесканка и землянин, проникшие в ее разум, были всего лишь гостями. И один из этих гостей доставлял ей массу беспокойств своими мыслями о существе по имени Мэрчисон. Однако нельзя было позволить, чтобы эти мысли действовали на ее собственные чувства.

Когда фигура Мэрчисон, так растревожившая соммарадванку, наконец удалилась и землянские страсти в душе Ча Трат улеглись, она сказала:

– А теперь, как я понимаю, начинается дерганье за уши недисциплинированного техника, страдающего манией величия?

Приликла сел на крышу над дверью домика Коун, чтобы сравняться ростом с Ча Трат, и негромко проговорил:

– Ты великолепно контролируешь свои эмоции, друг Ча. Прими мои поздравления. Однако то, что ты произнесла слова, свойственные землянам, явно хорошо понимая их смысл, а также твое поведение в очень сложной клинической ситуации, заставляет меня задуматься о том, что же с тобой произошло.

Пойми, я всего лишь размышляю вслух, – продолжал эмпат. – Ты тут даже не нужна – на самом деле тебе просто строго воспрещается говорить, верны мои предположения или нет. Я бы предпочел остаться в неведении на этот счет.

Однако Ча Трат с первых же слов эмпата стало ясно, что он точно знает, что с ней случилось, хотя уверенность он выдавал за подозрения. Он подозревал, что Ча Трат разделила сознание с Коун, а через нее и с Конвеем, и что именно опыт диагноста руководил действиями Ча Трат до и во время рождения ребенка Коун. Поэтому цинрусскиец не чувствовал себя задетым всем происшедшим – диагност стоял на служебной лестнице неизмеримо выше Старшего врача, даже такой диагност, который на время поселился в сознании подчиненного. Не обиделись бы и другие члены бригады, узнай они правду.

Но они ничего не должны заподозрить – по крайней мере до тех пор, пока Ча Трат не вернется в хозяйственные туннели Главного Госпиталя Сектора.

– Судя по твоему последнему эмоциональному излучению, – продолжал Приликла, – я подозреваю, что ты испытала к другу Мэрчисон сильные, но спутанные чувства сексуального порядка. И эти чувства твоей соммарадванской натуре противны. Но представь себе, как будет потрясена Мэрчисон, если заподозрит, что ты, существо с абсолютно чуждой физиологией, в силу обстоятельств вынужденное работать рядом с ней, смотришь на нее глазами ее мужа и ощущаешь ту же силу чувств, что и он. А если это заподозрят и другие, эмоциональное излучение бригады станет приносить мне невыносимую боль.

– Понимаю, – проговорила Ча Трат.

– Патофизиолог Мэрчисон очень умна, – продолжал цинрусскиец, – и со временем сама поймет, что произошло. Вот почему мне бы хотелось, чтобы при первой же возможности ты объяснила деликатность создавшегося положения другу Коун и попросила ее молчать об этом.

А друг Коун, – мягко добавил Приликла, – владеет памятью и чувствами не только Конвея, но и Ча Трат.

Несколько мгновений Ча Трат не могла вымолвить ни слова – сознание гоглесканки готово было поглотить ее собственное, заливало его смесью страха, любопытства и родительской заботы. Наконец она спросила:

– А Коун сможет говорить?

– У меня такое чувство, что и она, и ребенок идут на поправку, – ответил Приликла и встряхнул крыльями, готовясь взлететь. – Ну, если мы сейчас же не тронемся в путь, наши подумают, что я занимаюсь рукоприкладством.

Сама мысль о том, что Приликла способен нанести кому-то какую бы то ни было травму, казалась настолько странной, что и соммарадванке, и гоглесканке, и землянину стало смешно. Крылья эмпата заработали, растревоженный воздух пошевелил волосы Ча Трат, и она громко рассмеялась. Она зашагала следом за остальными к посадочной площадке.

– Но ты должна понять, друг Ча, – сказал эмпат, и ножки его задрожали от огорчения, – что об этом придется рассказать О'Маре.


Глава 13 | Межзвездная неотложка | Глава 15