home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Как только удалось принять вертикальное положение и прицепиться к серой, некрашеной обшивке чужого корабля подошвами ботинок, капитан заговорил:

– Существует масса способов открывания дверей. Дверь может распахиваться внутрь и наружу, скользить в вертикальной или горизонтальной плоскости, выкручиваться по часовой стрелке и против часовой стрелки и даже – если конструкторы преуспели в области молекулярной инженерии, прямо в прочнейшем металле может как бы само собой появляться отверстие. Пока нам, правда, не встретились расы, способные производить двери последнего фасона. Но если встретятся, надо быть с ними очень предупредительными и называть их представителей не иначе как «сэр».

Ча Трат знала, что до вступления в Корпус Мониторов Флетчер был правителем-академиком и одним из самых выдающихся (и уж точно одним из самых молодых) авторитетов в области внеземной сравнительной технологии. До сих пор его прежняя привязанность давала о себе знать. Даже стоя на обшивке чужого корабля, откуда в любой момент могли выстрелить, Флетчер читал лекцию и даже шутил. Видимо, он так говорил еще с одной целью: на запись – мало ли что неожиданное и трагическое может случиться в следующий момент.

– Мы стоим около большой, прямоугольной двери или клапана, – продолжал капитан. – Вероятнее всего, она открывается внутрь или наружу. Под нами, судя по показаниям датчиков, располагается обширное пустое помещение, а это означает, что там находится грузовой люк или люк для входа экипажа, и перед нами именно дверь или крышка, а не панель для осмотра оборудования. Крышка совершенно гладкая, значит, наружный механизм открывания должен находиться за одной из небольших панелей, окружающих дверь. Техник, сканер, пожалуйста.

Этот сканер был предназначен для исследования внутренних органов, заключенных в металлические оболочки машин, а не нежных созданий из плоти и крови, поэтому был крупнее и тяжелее своего медицинского собрата. Ча Трат так жаждала продемонстрировать готовность и быстроту, что не рассчитала силу инерции, и сканер на полном ходу врезался в крышку люка и оставил на ней неглубокую продолговатую вмятину. Но капитан в конце концов схватил и удержал прибор.

– Благодарю вас, – сухо проговорил Флетчер и добавил:

– Мы, конечно, не делаем тайны из нашего присутствия. Можно проникнуть в корабль скрытно и застать хозяев врасплох, но тогда мы сильно испугаем их, если, конечно, там есть кому пугаться.

Чен издал какой-то непереводимый звук и сказал:

– Тогда лучше стукнуть кувалдой по крышке люка.

– Простите, – пробормотала Ча Трат.

За двумя маленькими панелями оказались съемные осветительные приборы, а за третьей – большой рубильник, подсоединенный кабелем к обшивке. Флетчер дал всем приказ держаться подальше и изо всех сил потянул рубильник книзу. Это стоило ему такого напряжения, что магнитные подошвы отскочили от обшивки.

Из-под открывшейся крышки люка вырвался сильный поток воздуха, и Флетчера отбросило от корабля. Ча Трат, обладавшая по сравнению с остальными некоторым преимуществом (ее ноги держали на обшивке сразу четыре магнита), зацепила капитана одной ногой и притянула к кораблю.

– Спасибо, – поблагодарил ее Флетчер, когда растаяло облако пара, вырвавшегося из люка, и распорядился:

– Всем внутрь, доктор Приликла, побыстрее. То, что крышка люка открыта, обязательно зарегистрируют датчики на пульте управления. Если кто-то из экипажа жив, сейчас им самое время занервничать и броситься...

– Живые есть, друг Флетчер, – прервал капитана эмпат – Один из них впереди – вероятно, в отсеке управления, несколько групп – дальше, но в непосредственной близости нет никого. Пока я нахожусь слишком далеко от существ для того, чтобы различить индивидуальное излучение, но преобладают чувства страха, боли и гнева... Интенсивность эмоции гнева беспокоит меня больше всего, друг Флетчер, поэтому передвигайтесь осторожнее. А я возвращаюсь на «Ргабвар» за остальными членами бригады.

Пользуясь сканером, удалось определить, куда ведут контактные провода. Первый рубильник был замкнут, а когда замкнули второй, внешняя крышка люка закрылась. После чего первый контакт автоматически разомкнулся, открылась внутренняя крышка, и тут же вспыхнул свет.

Флетчер проговорил в диктофон несколько слов о характере освещения (оно было ярким, желто-зеленым), дабы потом можно было проанализировать данные и сделать выводы о том, каковы органы зрения хозяев корабля и как далеко находится солнце их родной планеты от ее поверхности. Затем капитан первым шагнул из переходной камеры в коридор.

– Коридор, – говорил капитан в диктофон, – высотой примерно четыре метра, квадратного сечения, хорошо освещенный, стены не окрашены, сила притяжения отсутствует. Предполагается работа системы искусственной гравитации, которая в данный момент вышла из строя или отключена. На это указывает отсутствие на стенах лестниц, скоб и прочих приспособлений, которыми экипаж мог бы пользоваться в условиях невесомости. Сейчас перед нами – отрезок коридора, идущий вдоль бокового изгиба внешней обшивки. Напротив входного люка – широкий проем, в котором два лестничных марша – один восходящий, второй нисходящий – ведущие, по всей вероятности, на другие палубы. Мы пойдем наверх. – Капитан сверился с анализатором и продолжил:

– Отравляющие вещества в воздухе не обнаруживаются, давление понижено, однако дышать можно, температура нормальная. Теперь поднимите лицевые пластины шлемов, чтобы мы смогли переговариваться свободно.

Флетчер и Чен мигом оказались над поручнем восходящей лестницы. Ча Трат, забыв о невесомости, рванула с места в карьер и в итоге оказалась на середине пролета, оставив далеко позади Флетчера и Чена. Те налетели на нее сзади. В итоге все трое с шумом повалились на палубу, перекрывая грохот крепкими ругательствами. Такого предупреждения Ча Трат вполне хватило, чтобы быстренько встать на все четыре ноги.

– Система искусственной гравитации, – продолжил капитан, поднявшись, – на этом отрезке функционирует. Двигайтесь, пожалуйста, быстрее, мы начинаем поиск уцелевших.

Вдоль стены тянулся ряд больших дверей, открывавшихся вовнутрь. Капитан Флетчер сумел быстро организовать работу. Двери нужно было отпирать, широко распахивать, держась при этом подальше на тот случай, если бы из каюты выскочил кто-то опасный, а затем быстро осматривать помещение. Однако в каютах разведчики видели только штабеля с оборудованием непонятного назначения или контейнеры разнообразной формы и размеров с ярлыками, прочитать которые не удавалось – то есть ничего и близко напоминавшего мебель, настенные украшения или одежду.

Флетчер, продолжая свои комментарии, говорил о том, что интерьер корабля производит на редкость спартанское, утилитарное впечатление и что у него возникает беспокойство за создателей и владельцев судна.

Одного из них члены поисковой группы увидели на следующей палубе, где царила невесомость. Несчастный висел в воздухе, медленно вращался и время от времени стукался о потолок.

– Осторожнее! – крикнул Флетчер вслед Ча Трат, когда она полетела вперед, чтобы рассмотреть существо поближе. Однако никакая опасность соммарадванке не грозила – она с первого взгляда поняла, что перед ней труп, независимо от того, к какой расе он принадлежал. Коснувшись рукой толстой шеи, покрытой густой сетью вен, Ча Трат обнаружила, что пульс отсутствует, а температура слишком низка для живого теплокровного кислорододышащего.

Капитан присоединился к ней и проговорил в микрофон:

– Перед нами существо крупных размеров, по массе вдвое превышающее тралтана, ФГХИ.

– ФГХЖ, – поправила капитана Ча Трат. Флетчер нажал кнопку паузы, глубоко вдохнул и выдохнул через нос. Когда он заговорил снова, Ча Трат не могла понять – то ли в его голосе звучит то, что земляне зовут сарказмом, то ли он просто задает вопрос подчиненной, обнаружившей большие, чем у него, познания в определенной области.

– Техник, – сказал Флетчер, сделав ударение на обращении, – вы желаете меня сменить?

– Да, – с живостью откликнулась Ча Трат и затараторила:

– У существа шесть конечностей – четыре ноги и две руки, снабженные очень сильной мускулатурой. Растительность на теле отсутствует, за исключением узкой полоски жесткой щетины, идущей от макушки по позвоночнику к хвосту, который, по всей вероятности, в раннем возрасте был купирован. Туловище по форме представляет собой широкий цилиндр, несколько сужающийся к плечам и имеющий признаки вертикального удерживания. Шея очень толстая, голова маленькая. Два глаза, глубокопосаженные, прямонаправленные, рот с крупными зубами. Остальные отверстия представляют собой, по всей вероятности, слуховые или обонятельные органы... Ноги...

– Друг Флетчер, – мягко прервал ее голос Приликлы, – не могли бы вы включить видеокамеру и фонарь и хорошо их зафиксировать? Нам хотелось бы увидеть то, что описывает Ча Трат.

Тут же все мельчайшие детали мертвого ФГХЖ озарились светом, гораздо более ярким, чем освещение в коридоре.

– Картина вряд ли получится адекватной, – пояснил капитан. – Экранирующее действие обшивки корабля вызовет искажение и снижение четкости.

– Это понятно, – откликнулся эмпат. – Друг Найдрад готовит большие носилки с амортизаторами. Скоро мы присоединимся к вам. Пожалуйста, продолжай, Ча Трат.

– Ноги заканчиваются крупными красно-коричневыми копытами, – продолжила описание Ча Трат, – три из которых покрыты толстыми мешками, плотно набитыми каким-то уплотнителем и сверху крепко завязанными, – вероятно, они предназначены для того, чтобы заглушать топот копыт по металлической палубе. На всех четырех ногах ниже уровня колена располагаются выстланные изнутри мягким материалом металлические цилиндры, к которым прикреплены короткие цепи. Конечные звенья цепей не то разбиты, не то разорваны.

Руки у этого существа большие, имеют по четыре пальца, – продолжала она, – и не представляются достаточно ловкими. Верхняя часть груди и бока одета в ремни, к которым в некоторых местах прикреплены карманы различного размера. Один из них открыт, вокруг трупа разбросаны небольшие инструменты.

– Техник, – сказал капитан, – оставайтесь здесь до прибытия медицинской бригады, затем следуйте за нами. Нам нужно найти оставшихся в живых и помочь им, а...

– Нет! – не подумав, воскликнула Ча Трат и тут же виновато проговорила:

– Простите, капитан. Я хотела сказать: будьте очень осторожны.

Чен тронулся по коридору вперед, а капитан на миг задержался.

– Я всегда осторожен, техник, – сказал он спокойно, – а почему вы считаете, что мне надо быть очень осторожным?

– Это не уверенность, – ответила Ча Трат, глядя тремя глазами на труп, а одним – на землянина, – а всего лишь подозрение. На Соммарадве есть такие граждане, которые ведут себя плохо и бесчестно в отношении добропорядочных граждан и в крайне редких случаях тяжело ранят или даже убивают их. Среди этих бесчестных встречаются и воины, и рабы. Нарушителей закона отправляют на остров, убежать откуда невозможно. Судно, доставляющее их на остров, лишено всяких удобств, а сами заключенные лишаются подвижности, заковываются в кандалы. При всем моем уважении обнаруживается явное сходство с тем, что мы сейчас видим перед собой.

Мгновение Флетчер молчал.

– Давайте разовьем ваше предположение, – сказал он. – Вы полагаете, что это каторжный корабль, и его авария вызвана не просто поломкой оборудования, а тем, что заключенные взбунтовались, вырвались на волю и могли убить и ранить всех членов экипажа или их часть, а потом поняли, что сами не в состоянии управлять кораблем. Вероятно, где-то спрятались оставшиеся в живых члены экипажа, успевшие угробить кое-кого из бунтовщиков, и им нужна медицинская помощь. – Флетчер бросил взгляд на труп и вернулся глазами к Ча Трат. – Идея реальная, – сказал он. – Если все так, то нам предстоит убедить команду корабля и группу бунтовщиков, что мы готовы оказать помощь всем им. Но при этом желательно, чтобы мы сами не пострадали. Но так ли это? Кандалы – в пользу вашего предположения, однако ремни и карманы для инструментов говорят скорее о том, что перед нами член экипажа, а не узник. Спасибо, Ча Трат, – сказал капитан и развернулся, намереваясь тронуться следом за Ченом. – Я буду помнить о вашем предостережении и проявлять предельную осторожность.

Как только капитан умолк, Ча Трат услышала голос Приликлы.

– Друг Ча, – торопливо проговорил эмпат. – На поверхности тела видно множество ран. Опиши их, пожалуйста. Подтверждают ли они твое предположение? Какого типа эти ранения – вызваны ли они тем, что тело швыряло из стороны в сторону и било о стены внутри беспорядочно вращающегося корабля, или тем, что их намеренно нанесло существо, относящееся к такому же виду?

– От твоего ответа, – добавила Мэрчисон, – зависит, возвращаться мне за тяжелым скафандром или нет.

– И мне, – присовокупила Найдрад.

Данальта, который мог не бояться физических повреждений, промолчал.

Ча Трат пристально вгляделась, осторожно повернула яркоосвещенный труп так, чтобы камера захватила его целиком. Она старалась мыслить как военный хирург, одновременно вспоминая начальный курс физики, прослушанный в эксплуатационном отделе.

– Насчитывается большое количество поверхностных ушибов и ссадин, – начала она, – которые сконцентрированы на боках, локтях и коленях. Они имеют такой вид, словно возникли вследствие грубого контакта с металлическим покрытием коридора. Та рана, что вызвала гибель существа, представляет собой обширный пролом черепа. Рана возникла не вследствие удара каким-либо инструментом, а вызвана сильнейшим столкновением со стеной коридора. На стене, к которой я сейчас направлю камеру, имеется пятно запекшейся крови, по размерам соответствующее степени ранения.

Учитывая то, что труп обнаружен приблизительно в середине судна, – продолжала она, гадая про себя, не заразна ли с психологической точки зрения лекторская манера капитана, – представляется маловероятным, чтобы такое тяжелое ранение головы произошло вследствие вращения корабля. Я делаю вывод о том, что это существо, обладающее на редкость сильными ногами, совершило прыжок в условиях невесомости и не рассчитало его, в результате чего ударилось головой о стену. Остальные же раны оно могло получить уже тогда, когда было без сознания и его швыряло внутри вертящегося корабля.

В голосе Мэрчисон прозвучало облегчение.

– Следовательно, ты утверждаешь, что его гибель – следствие несчастного случая?

– Да, – ответила Ча Трат.

– Я буду там через несколько минут, – объявила Мэрчисон.

– Друг Мэрчисон... – взволнованно проговорил Приликла.

– Не волнуйтесь, доктор, – отозвалась патофизиолог. – Если будет какая-то опасность, Данальта нас защитит.

– Конечно, – подтвердил Данальта.

В ожидании медиков Ча Трат продолжила изучение трупа, слушая при этом голос Приликлы, Флетчера и радиста «Ргабвара». Эмпатический дар цинрусскийца позволил установить приблизительное местонахождение оставшихся в живых. Помимо единственного члена экипажа, находящегося в отсеке управления, остальные тремя небольшими группами расположились на одной из палуб. Но капитан решил, что, прежде чем приближаться к группе, лучше взглянуть на того единственного, что был в отсеке управления, и отправился именно туда.

Ча Трат придержала труп и взяла двумя верхними конечностями одну из больших, сильных рук несчастного. Пальцы на руке были короткие, тупые и заканчивались коротко подстриженными когтями. Соммарадванке без труда представилось, как далекие предки этого существа засовывают когтистыми лапами свежую добычу в рот, который и сейчас был наполнен длинными и страшными зубами. На взгляд Ча Трат, создание не было похоже на тех, кто может строить звездолеты.

Оно выглядело, скажем так, нецивилизованно.

– По внешности судить не стоит, – прозвучал рядом голос Мэрчисон, и Ча Трат поняла, что размышляет вслух. – По сравнению с твоим чалдерианским дружком из палаты для АУГЛ этот – просто котеночек.

Патофизиолога догоняли остальные члены медицинской бригады. Найдрад везла каталку, Приликла перебирался по потолку на шести ножках с присосками. Данальта изобразил одну более толстую, чем у эмпата, ножку с присоской и повис на стене подобно странному овощу.

Мэрчисон с помощью магнита быстро укрепила на стене сумку с инструментами, после чего ремнями и магнитами иммобилизовала труп.

– Нашему другу здорово не повезло, – сказала она, – но он хотя бы другим поможет. С ним мне придется сделать такое, чего вовсе не хотелось бы делать с живыми, так что, не теряя времени на...

– Проклятие, вот это да! – прозвучал в наушниках голос, настолько искаженный удивлением, что все не сразу узнали капитана Флетчера. – Мы в отсеке управления, мы обнаружили еще одного члена экипажа. Он жив, судя по всему – не ранен и находится в одном из пяти кресел пилотов, остальные четыре кресла пусты. Но все четыре ноги у него закованы в кандалы и прикованы к креслу!

Ча Трат отвернулась и, не говоря ни слова, ушла. Капитан велел ей следовать за собой и Ченом, как только прибудет бригада медиков, и ей хотелось выполнить его приказ, пока он не успел его отменить. Любопытство соммарадванки было настолько сильным, что почти причиняло ей боль. Ей очень хотелось своими глазами увидеть этого странного, закованного в цепи офицера.

Только спустившись на две палубы ниже, она обнаружила, что за ней безмолвно следует Приликла.

А Флетчер продолжал говорить:

– Я попытался объясниться с ним с помощью транслятора и производя общепринятые дружеские жесты. Переводческий компьютер «Ргабвара» способен преобразовывать элементарные фразы и излагать их на любом языке, состоящем из системы звуков и слов. Существо рычит и лает на меня, но звуки его не переводятся. Стоит мне приблизиться, как оно начинает вести себя так, словно хочет оторвать мне голову. Кроме того, оно порой беспорядочно дергается и производит другие некоординированные движения, хотя явно жаждет освободиться от кандалов. – Тут как раз вошли Ча Трат и Приликла, и капитан добавил:

– Сами посмотрите.

Цинрусскинец закрепился на потолке прямо над входом, подальше от яростно размахивающих ручищ члена экипажа, и сказал:

– Друг Флетчер, эмоциональное излучение внушает мне тревогу. В нем смешались чувства злобы, страха, голода и слепого, бездумного протеста. Эти эмоции отличаются грубостью и интенсивностью, обычно не наблюдаемыми у существ с развитым интеллектом.

– Согласен, доктор, – проговорил капитан и инстинктивно отпрянул, поскольку одна из рук пленного члена экипажа чуть не съездила ему по лицу. – Но ведь эти кресла приспособлены именно для существ такого вида. И все те рычаги, кнопки и дверные ручки, которые мы до сих пор видели, также предназначены именно для их рук. Сейчас этот несчастный не обращает никакого внимания на пульт управления. Помните, когда мы приближались к кораблю, то скорость его вращения неожиданно увеличилась. Скорее всего это было вызвано тем, что это существо случайно стукнуло по определенным клавишам.

Его кресло, так же как остальные четыре, – продолжал Флетчер, – на колесиках. Оно отодвинуто в крайнее заднее положение, откуда существу крайне трудно дотянуться руками до пульта. Есть ли у вас какие-нибудь идеи, доктор? У меня нет.

– У меня тоже, друг Флетчер, – отозвался Приликла. – Однако давайте перейдем на нижнюю палубу, где он не мог бы видеть и слышать нас. – Несколько минут спустя эмпат продолжил свою мысль:

– Уровень страха, злобы и протеста несколько понизился, а голод продолжает сохранять прежнюю интенсивность. По причинам, которые мне пока неясны, поведение члена экипажа носит иррациональный и эмоционально неустойчивый характер. Однако там, где он находится, ему ничто не угрожает, и он не испытывает боли. Друг Мэрчисон!

– Да? – отозвалась патофизиолог.

– Когда будете исследовать труп, – сказал Приликла, – обратите особое внимание на голову. Мне подумалось, что ранение черепа могло и не быть следствием несчастного случая. Скорее всего пострадавший нанес его себе сам по причине острого черепно-мозгового заболевания, доставлявшего ему постоянные мучения. Вам следует поискать признаки наличия клеточной инфекции или распада, поражения мозговых тканей, словом, всего того, что могло бы отрицательно воздействовать на центры высшей нервной деятельности и управления эмоциональной сферой.

Друг Флетчер, – продолжал эмпат, не дожидаясь ответа, – мы должны как можно скорее отыскать других оставшихся в живых членов экипажа и посмотреть, в каком они состоянии. Но необходима предельная осторожность на тот случай, если они ведут себя так же, как наш друг в отсеке управления.

Ведомые эмпатическим даром Приликлы, они быстро нашли три спальные каюты, где находились остальные члены экипажа. В одной из кают их оказалось пятеро, в остальных двух – по четыре. Двери были не заперты, даже изнутри хозяева кают не закрылись на задвижки. Система искусственной гравитации работала. Стараясь остаться незамеченными, разведчики быстро заглянули внутрь и успели рассмотреть суровые металлические стены и пол, на котором в беспорядке валялись постельные принадлежности и сломанное оборудование для переработки органических отходов. Запашище стоял такой, что Ча Трат подумала: «Его можно хоть ножом резать».

– Друг Флетчер, – проговорил Приликла, как только они отошли от последнего кубрика, – все члены экипажа физически активны и не испытывают боли. И если бы не тот факт, что они совершенно не в состоянии управлять кораблем, я бы сказал, что они абсолютно здоровы. Если друг Мэрчисон не найдет клинического обоснования их ненормального поведения, мы ничего не сумеем сделать для них.

Я понимаю, что проявляю трусость и эгоизм, – продолжал эмпат, – но мне не хотелось бы ставить под угрозу целостность нашей медицинской палубы и пугать друга Коун размещением у нас почти двадцати громадных, проявляющих излишнюю активность и в настоящее время утративших разум существ, которые...

– Согласен, – твердо прервал его капитан. – Если эта орава вырвется на волю, они разгромят не только медицинскую палубу, а весь мой корабль. Выход такой: оставить их здесь, расширить гиперпространственную оболочку «Ргабвара» и переместить оба корабля в Главный Сектор посредством гиперпространственного прыжка.

– Я того же мнения, друг Флетчер, – ответил Приликла. – И, кроме того, я просил бы вас распорядиться установить переходную трубу таким образом, чтобы мы имели легкий доступ к пациентам, смогли собрать для исследования пробы из всех пакетов и контейнеров, в которых могут содержаться остатки еды и питья. Единственный симптом, наблюдающийся у страдальцев, – это сильнейший голод. Учитывая размеры их зубов, мне хотелось бы ликвидировать этот симптом как можно скорее, пока они не начали поедать друг друга.

– Значит, – вступила в беседу патофизиолог, – вы хотите, чтобы я исследовала пробы и сказала вам, в каких контейнерах краска, а в каких – супчик?

– Спасибо, друг Мэрчисон, – откликнулся эмпат и продолжал:

– Наряду с исследованием мозга, будьте так добры, определите, каков общий обмен веществ у этих созданий, с тем чтобы мы могли выбрать для них безопасное наркотизирующее средство. Стрелять в них придется издалека, и сделать это нужно как можно скорее, потому что...

– Если хотите все так быстро, – оборвала его Мэрчисон, – мне понадобится лаборатория на «Ргабваре», а не портативный анализатор. И мне должна помогать вся команда.

– ...потому что, – невозмутимо завершил свою мысль Приликла, – у меня такое ощущение, что есть и еще одно оставшееся в живых существо – оно нездорово, неактивно и не голодно. Его эмоциональное излучение крайне слабо и характерно для того, кто находится без сознания и, возможно, умирает. Однако я не могу разыскать это существо. Мне мешают сильные излучения членов экипажа. Вот почему, как только будут собраны пробы для друга Мэрчисон, необходимо обыскать весь корабль любые дыры, углы, каюты, где мог бы поместиться ФГХЖ, которого мы будем искать.

Сделать это надо быстро, – добавил цинрусскиец, – поскольку излучение действительно крайне слабое.

Флетчер неловко проговорил:

– Я все понимаю, Старший врач, но есть проблема. Патофизиологу Мэрчисон нужна вся медицинская бригада, а для того, чтобы расширить гиперпространственную оболочку «Ргабвара», перестыковаться для прыжка и по-новому установить переходную трубу, мне понадобится вся моя команда, и...

– Получается, – спокойно проговорила Ча Трат, – что мне делать нечего.

– И надо решить, чему же отдать приоритет? – продолжал капитан, словно не расслышал Ча Трат. – Поискам вашего отключившегося ФГХЖ или тому, чтобы как можно скорее доставить и его, и всех остальных в Главный Сектор?

– Корабль обыщу я, – произнесла соммарадванка погромче.

– Спасибо, Ча Трат, – поблагодарил ее Приликла. – Я чувствовал, что тебе хочется стать добровольцем. Но подумай хорошенько, прежде чем решиться. Если ты найдешь ФГХЖ, он будет слишком слабым для того, чтобы навредить тебе, но существуют и другие опасности. Этот корабль очень велик. Он незнаком как нам, так и тебе.

– Это верно, техник, – подхватил капитан. – Это вам не хозяйственные туннели у вас в госпитале. Если тут и есть цветные коды, они могут обозначать что-нибудь совсем не то. Ни о чем из того, что вам попадется на глаза, нельзя делать определенных выводов, а если вы случайно прервете контрольную связь... Ладно, хорошо, можете приступать к поискам, но будьте осторожны. – Флетчер обернулся к Приликле и уныло поинтересовался:

– Или я зря все это вам говорю? Конечно, зря, и вы это чувствуете.


Глава 15 | Межзвездная неотложка | Глава 17