home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

На основании показаний датчиков «Ргабвара» были выполнены распечатки общего плана корабля с указанием местонахождения пустых пространств и их размеров. Ча Трат приступила к быстрому и методичному осмотру чужого судна. Она не стала заглядывать на пульт управления, в каюты, где ранее были обнаружены члены экипажа, а также в отсеки, непосредственно примыкающие к главному реактору. Из сенсорной карты следовало, что все они непригодны для жизни ФГХЖ и вообще, если на то пошло, любых других живых существ, не питающихся радиацией. Прежде чем открывать дверь или отодвигать панель, соммарадванка проверяла обстановку с помощью звуковых датчиков и сканера. Она не испытывала страха, но порой по спине у нее пробегали мурашки.

Это происходило тогда, когда Ча Трат вдруг осознавала, что обыскивает чужой звездолет в поисках живого существа, принадлежащего к виду, о существовании которого она раньше и не догадывалась. А послали ее на поиски другие невероятные существа из целительского учреждения, чьи обитатели напоминали материализованные кошмары. Однако немыслимое стало реальным только из-за того, что она взяла и рискнула вылечить раненого инопланетного правителя корабля. Она – соммарадванский военный хирург, нелюбимый у себя на родине, профессионально неудовлетворенный – не пожалела ни конечности, ни врачебной репутации.

Но от мысли, что не рискни она и все было бы по-другому, Ча Трат зазнобило еще сильнее.

Первичный осмотр отнял у Ча Трат гораздо больше времени, чем она ожидала. К тому времени, когда она все закончила, у нее громко бурчали оба желудка.

Приликла попросил ее избавиться от этих симптомов, прежде чем она приступит к докладу.

Когда соммарадванка вернулась на медицинскую палубу, Приликла, Мэрчисон и Данальта трудились над трупом, а Найдрац и Коун, прильнувшая волосатым тельцем к прозрачной перегородке, с таким интересом наблюдали за ними, что приход Ча Трат ощутил только цинрусскиец.

– Что случилось, друг Ча? – спросил эмпат. – Что-то встревожило тебя на корабле. Я даже отсюда это почувствовал.

– Вот это, – ответила Ча Трат, приподняв один из кандалов, который Мэрчисон сняла с трупа. – Цепь не соединена с обручем, надетым на ногу, она прикреплена простым болтом с пружинкой, который легко убрать, если нажать вот здесь. – Показав, как это делается, она продолжала:

– Когда я осматривала помещения около отсека управления, я незаметно подсмотрела за членом команды, прикованным к креслу, и заметила, что его кандалы закреплены подобным же образом. И он, и тот, чей труп мы видим перед собой, могли бы запросто освободиться от оков, до которых им легко дотянуться руками. Однако этот несчастный и не подумал снять кандалы. Не делает этого и живой член экипажа, прикованный к креслу пилота, он продолжает яростно бороться с ними, а мог бы легко освободиться. Все это крайне загадочно, но я думаю, что теперь нам следует отказаться от предположения, что эти существа стали пленниками. – Все не сводили глаз с Ча Трат, а она продолжала:

– Но что же поразило их? Что довело члена команды, в норме – индивидуума, способного нести ответственность за свои действия, управлять кораблем, до такого состояния? А может, это и не кандалы вовсе, а просто приспособления для закрепления в кресле? Из-за чего остальные члены экипажа стали неспособны открыть двери собственных кают и найти себе пропитание? Почему они стали вести себя, словно тупоголовые животные? Могло ли это быть вызвано пищевым отравлением или отсутствием какого-то специфического продукта питания? До того, как мы расстались, Старший врач предположил, что в ткани мозга могла проникнуть инфекция. Возможно, что...

– Если ты перестанешь задавать вопросы, техник, – сердито прервала соммарадванку Мэрчисон, – я буду иметь возможность ответить на некоторые из них. Нет, запасов продовольствия предостаточно, и в продуктах не обнаруживается никаких веществ, токсичных для существ этого вида. Я подвергла анализу и классифицировала некоторые обнаруженные на корабле продукты, так что, когда вернетесь в каюты, можете покормить бедняг. Что же касается тканей мозга, то в них не обнаруживается никаких признаков поражения, нарушения кровоснабжения, инфекции – словом, никаких патологических изменений.

Я обнаружила микроскопические следы сложного химического вещества, которое могло воздействовать как мощный транквилизатор. Материал осадка позволяет предположить, что примерно три-четыре дня назад была употреблена высокая доза этого вещества, и его действие истощилось. В одном из карманов было найдено большое количество этого транквилизатора. Поэтому представляется вероятным, что члены экипажа приняли его, прежде чем заняться самопленением.

Наступила долгая пауза, которую прервала Коун. Она поднесла к прозрачной перегородке своего отпрыска и держала его так, чтобы он мог видеть странные создания по другую сторону. Ча Трат подумала – уж не занимается ли гоглесканка тем, что пытается уже сейчас, когда младенцу всего-то два дня от роду, бороться с его врожденными предрассудками. Коун проговорила обезличенно:

– Выражается надежда, что вмешательство в разговор более умных и опытных целителей не станет для них пустой тратой времени. На Гоглеске все знают, что в определенных обстоятельствах существа, ранее разумные и цивилизованные, против своей воли начинают вести себя как злобные и агрессивные звери. Возможно, у созданий с другого корабля та же проблема? Возможно, им приходится периодически прибегать к высоким дозам медикаментов для того, чтобы управлять своей звериной сутью, чтобы жить цивилизованной жизнью, прогрессировать, строить звездолеты.

И может быть, их голод вызван не отсутствием пищи, – закончила свою мысль Коун, – а недостатком этого цивилизующего лекарства.

– Идея недурна, – сказала Мэрчисон и, переключившись на обезличенность гоглесканского стиля, продолжала:

– Выражается восхищение оригинальностью мысли целительницы. Однако, к сожалению, тот препарат, о котором идет речь, не способен улучшать состояние психики и способность трезво мыслить. Наоборот, он снижает эти качества так, что при его непрерывном потреблении эти существа были бы обречены до конца дней своих пребывать в полубессознательном состоянии.

– Но может быть, – подхватила Ча Трат, – это полубессознательное состояние приятно и желанно? Мне стыдно в этом признаваться, но на Соммарадве встречаются граждане, которые намеренно воздействуют на свое сознание и зачастую поражают его такими веществами, которые обеспечивают им лишь временное наслаждение...

– Позор Соммарадвы, – ворчливо добавила Коун, – типичен для многих планет Федерации.

– ... и когда у тех, кто пользуется этими веществами, – продолжала соммарадванка, – резко отбирают их, их поведение становится иррациональным, жестоким и во многом напоминает то, что вытворяют ФГХЖ у себя на корабле.

Мэрчисон покачала головой:

– Простите, но и это не подходит. Полной уверенности у меня нет, поскольку мы имеем дело с обменом веществ совершенно новой для нас формы жизни. Однако я бы сказала, что в мозговых тканях трупа мы обнаружили микроскопические количества самого обычного транквилизатора, который скорее притупляет, нежели активизирует сознание. И он почти наверняка не вызывает привыкания.

Предупреждая ваши вопросы, – продолжала патофизиолог, – скажу, что дело с подбором наркотизирующего средства движется медленно. Я обработала данные исследования физиологии трупа. Но для того, чтобы подобрать наркотик, безопасный для применения в высоких дозах, мне нужны кровь и секрет желез живого ФГХЖ.

Мгновение Ча Трат молчала, затем, повернувшись к Приликле, сказала:

– За время беглого осмотра я не обнаружила никаких следов как раненых, так и пребывающих без сознания уцелевших членов экипажа. Но как только будут добыты нужные пробы, я снова более внимательно осмотрю корабль. То существо еще живо? Не могли бы вы сообщить мне хотя бы приблизительно, где оно находится?

– Я все еще ощущаю его излучение, друг Ча, – ответил Приликла, – однако его заглушают более грубые эмоции существ, пребывающих в сознании.

– Следовательно, чем быстрее патофизиолог Мэрчисон получит нужные пробы, тем быстрее у нас будет наркотик, способный подавить эмоциональные помехи, – заключила Ча Трат. – Мои срединные конечности достаточно сильны для того, чтобы удержать руки того ФГХЖ, что прикован к креслу пилота. А верхними руками я смогла бы взять пробы для анализа. Из каких сосудов и органов и в каком количестве они должны быть взяты?

Мэрчисон вдруг рассмеялась и сказала:

– Прошу тебя, Ча Трат, позволь и медицинской бригаде что-нибудь сделать. Все, что от тебя требуется, – это просто крепко удерживать члена экипажа, доктор Данальта будет сканировать, а я возьму пробы, пока...

– Говорит отсек управления, – прозвучал голос Флетчера. – Прыжок начнется через пять секунд после... настоящего момента. Добавочная масса пострадавшего корабля несколько затянет наше возвращение. Мы окажемся на парковочной орбите Главного Госпиталя Сектора примерно через четыре дня.

– Благодарю тебя, друг Флетчер, – сказал Приликла.

И тут же все испытали знакомое, но не поддающееся описанию чувство – невидимое, неслышимое, даже неощущаемое, но, безусловно, присутствующее – чувство, обозначающее перемещение из материальной вселенной в крошечную, нереальную, чисто математическую структуру, которую создали вокруг себя гиперпространственные двигатели корабля. Ча Трат посмотрела в иллюминатор прямого обзора. Стыковочные и прессинговые лучи, крепко-накрепко связавшие два корабля, были невидимы, поэтому соммарадванка смогла рассмотреть только связывающую их немыслимо хрупкую переходную трубу, а ниже – бушующую и мерцающую серую массу, которая, казалось, льется ей в глаза, заливает мозг, пытается выключить его.

Почувствовав начинающуюся мигрень, Ча Трат вернулась взглядом к прочному, знакомому, пускай даже и не очень реальному миру медицинской палубы.

Она долго смотрела на медицинскую палубу, на Старшего врача Приликлу, произносящего какие-то успокоительные слова для Коун, издающего при этом непереводимые звоны и трели, адресованные юному гоглесканцу.

Успев обменяться всего несколькими словами с Коун, Ча Трат пошла следом за Мэрчисон, Данальтой и Найдрад к переходной трубе. Старшая сестра помогала ей нести пакеты с веществами, которые патофизиолог Мэрчисон назвала продуктами питания. Соммарадванке предстояло сравнить эту продукты с сотнями других веществ, хранящихся на складах чужого корабля, чтобы затем накормить всех голодных членов экипажа, пока они не померли.

Когда бригада стояла около возбужденного и вяло сопротивляющегося ФГХЖ, Ча Трат обратилась к Мэрчисон:

– Может быть, прежде чем вы станете брать пробы, мы покормим его? Тогда пациент будет более довольным и послушным.

– Это можно, – согласилась Мэрчисон и добавила:

– Порой, Ча Трат, ты мне кое-кого напоминаешь.

– Какого-нибудь нашего общего знакомого? – встряла Найдрад в свойственной ей дерзкой кельгианской манере. – Кто же этот обжора?

Патофизиолог рассмеялась, но не ответила. Ча Трат тоже промолчала. Сама того не понимая, Мэрчисон вторглась в болезненную и чреватую большими потрясениями область. Если бы она знала о том, что именно произошло с сознанием соммарадванки на Гоглеске, то она бы поняла, что предложение покормить ФГХЖ исходило от ее мужа, Конвея, а не от самой Ча Трат.

Пищевые контейнеры для ФГХЖ отличались редкостным однообразием – Ча Трат дали две пластиковые бутылки разной формы, в одной из которых была вода, а во второй – питательная жидкость с легким запахом. Кроме того, были еще одинаковые куски сухого губчатого вещества, запакованные в тонкую пластиковую пленку. Раскрыть упаковку можно было с помощью большого кольца на горловине пакета. И жидкость, и сухое питание, по словам Мэрчисон, были синтетическими, но по питательной ценности вполне соответствовали требованиям метаболизма ФГХЖ. Небольшие количества непитательных веществ в продуктах, видимо, представляли собой вкусовые добавки.

Но когда Ча Трат вложила один из пакетов в руки несчастного члена экипажа, он вцепился в него зубами, не удосужившись даже сорвать пластиковую упаковку. Не затруднил он себя также и тем, чтобы отвинтить с бутылок пробки. Откусив горлышки зубами, он залпом выпил обе бутылки, частью их содержимого облив себе грудь.

Несколько минут спустя патофизиолог издала непереводимый звук и сказала:

– Его манера поведения за столом, конечно, оставляет желать много лучшего, но вроде бы он больше не голоден. Давайте приступим.

Правду сказать, кормление не оказало ощутимого воздействия на поведение члена экипажа – разве что у него появилось больше сил для сопротивления. К тому времени, когда Мэрчисон собрала пробы, и у Найдрад, и у Ча Трат, и у патофизиолога хватало синяков, а Данальта вынужден был принимать ряд совершенно невероятных форм, чтобы помочь остальным усмирить буяна. Как только пробы были взяты, Мэрчисон отослала Данальту и Найдрад на «Ргабвар», а сама немного задержалась. Тяжело дыша, она смотрела на ФГХЖ.

– Не нравится мне это, – проговорила она.

– Меня это тоже волнует, – согласилась Ча Трат. – Однако, если к проблеме то и дело возвращаться, она иногда решается.

– Наверное, это сказал какой-нибудь мудрый древний соммарадванский философ, – сухо проговорила Мэрчисон. – Прости, техник, я тебя перебила...

– Это сказал землянский лейтенант по имени Тимминс, – невозмутимо продолжала Ча Трат. – А я собиралась возвратиться к проблеме. Состоит она в том, что перед нами – экипаж корабля, страдающий безумием на фоне полного физического здоровья. Они не только не способны управлять своим неповрежденным и нормально функционирующим кораблем – они не помнят, как отстегивать крепежные обручи, открывать двери, открывать упаковки с едой. Они превратились в здоровых зверей.

Мэрчисон сдержанно проговорила:

– Ты возвратилась к проблеме, но ничего нового не сказала.

– Жилые отсеки бедны, лишены удобств, – продолжала Ча Трат, – и поэтому сначала мы подумали, что это – каторжный корабль. Но может быть, члены экипажа по каким-либо причинам понимали, что всяческие удобства, приятная обстановка, ценные личные вещи – все это будет лишним для них, поскольку они так или иначе превратятся в зверей. Может быть, это состояние – обычно краткое, эпизодическое, временное, стало постоянным.

– Вот теперь, – Мэрчисон сделала плечами то, что земляне зовут «поежиться», – ты сказала что-то новенькое. Не знаю, поможет это твоей теории или нет, но среди тех материалов, что мне принесла для анализа Найдрад, помимо еды было лекарство – единственное лекарство, капсулы с транквилизатором. Точно такие же, какие были обнаружены у трупа, – форма для перорального приема. Возможно, ты права, они ожидали наступления болезненного состояния и принимали меры для того, чтобы не пострадать, когда наступит фаза безумия. Но вот что странно: Найдрад, которая обычно ищет подобные вещи очень старательно, обнаружила только это лекарство, но не нашла никаких инструментов для исследования, диагностики и хирургии. Даже если они заранее знали, что заболеют, похоже, в составе экипажа не было медика.

– Эти сведения, – сказала Ча Трат, – только увеличивают проблему...

Мэрчисон рассмеялась, но была так бледна, что явно не видела в ситуации ничего смешного. Она угрюмо проговорила:

– При вскрытии трупа я не обнаружила ничего ненормального, кроме того, что это существо погибло в результате случайного ранения головы. С другими членами экипажа с клинической точки зрения тоже все в порядке. Но нечто бесследно разрушило у них центры высшей нервной деятельности и стерло из их мозга все воспоминания, навыки и опыт, оставив только инстинкты и картину поведения животных.

Какой микроорганизм или вещество, – проговорила она, снова поежившись, – могли вызвать такой избирательно деструктивный эффект?

Внезапно Ча Трат захотелось обнять патофизиолога и успокоить. Ее охватило желание, которое не должен был испытывать к землянке соммарадванский гражданин как женского, так и мужского пола. Ча Трат не без труда справилась с чувствами, которые ей не принадлежали, и мягко проговорила:

– Может быть, ответ на этот вопрос вам даст наркотик. Пока мы наблюдаем больных, у которых заболевание, или что бы это ни было, уже развилось. Если их усыпить и найти еще одного, может быть, окажется, что именно этот уцелевший член экипажа здоров или обладает сильным иммунитетом. А уж изучив болезнь и обследовав устойчивого к ней пациента, вы, вероятно, сумеете понять, как их всех вылечить.

Мэрчисон по-прежнему была очень бледна.

– Да-да, наркотик. – Она через силу улыбнулась. – Это ты так тактично намекнула отупевшему патофизиологу о ее обязанностях. Твоя тактичность сделала бы честь даже Приликле. Я тут понапрасну теряю время.

Что бы ни поразило этих несчастных, – печально продолжала она, – такого в моей клинической практике пока не встречалось, да, пожалуй, и в практике госпиталя. Но нам ничто не должно угрожать. Тебе уже известно из курса лекций, что микроорганизмы, патогенные для одного вида, способны вызвать заболевание только у форм жизни, развившихся на сходном планетарном и эволюционном фоне, а для других безопасны. Но порой, несмотря на все наши познания, мы гадаем, не встретится ли нам в один прекрасный день заболевание или клиническое состояние, способное разрушать межвидовые барьеры.

От одной мысли о том, что здесь мы можем иметь дело именно с таким заболеванием, – Мэрчисон была настроена очень серьезно, – у меня мозги набекрень. Необходимо помнить, что у болезни нет никаких физических проявлений, зарождение и симптоматика этого состояния скорее психологические, нежели физические. Все это я обсужу с Приликлой, и мы понаблюдаем за твоим поведением. Но и ты должна следить за собой – не появятся ли у тебя какие-нибудь странные мысли или чувства. – Патофизиолог покачала головой, явно недовольная собой. – Уверена почти на все сто, что здесь тебе ничто не угрожает. Но прошу тебя, Ча Трат, все равно будь как можно осторожнее.


Глава 16 | Межзвездная неотложка | Глава 18