home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Было около полуночи, когда я вернулся в особняк Гаса Терри. Машин поубавилось, но оставалось еще довольно много. Лихие звуки джаза разносились из хитроумно расположенных в траве динамиков, и казалось, сам воздух насыщен весельем.

Перед тем как оставить Доун в отеле, я перезарядил свой кольт, и теперь его солидная тяжесть позволяла мне чувствовать себя уверенно. На пути к бассейну я едва увернулся от преследующего двух хихикающих полуголых девиц великана, на голове у которого были прикреплены бутафорские рога. Неужели знаменитый Баффало Билл подобным же образом создавал себе репутацию?

Я подхватил с подноса двойной бурбон со льдом и приветливо улыбнулся бармену, который выглядел так, будто только что избил свою мамочку до полусмерти и обеспокоен тем, что запачкал свои руки.

– Хлопотливая ночь? – спросил я.

– И утро тоже, – проворчал он. – Это сборище не разойдется до завтрашнего ленча, готов поспорить.

– Выносливости у них куда больше, чем у меня, – сказал я, дружески улыбаясь.

– Стадо болванов! – презрительно хмыкнул он. – Гоняют по двору полуголых девок – а девки-то по большей части вдвое моложе этих долбаков! – Глаза его вдруг засветились злорадством. – Знаешь что?

Жизнь преподнесет им сюрприз – в одно такое утро они скончаются от сердечной недостаточности. Так им и надо!

Послышался легкий быстрый топот, и совершенно голая, невероятно щедро одаренная природой светловолосая амазонка пронеслась мимо нас резвым галопом. Пять секунд спустя толстощекий коротышка проскакал вдогонку, его дыхание вырывалось из глотки с агонизирующим шипением.

– Похоже, этого парня хватит инфаркт, если он ее не скоро догонит, – заметил я.

– Я знал одного молодого и здорового человека – ты мне его напоминаешь. Наклонился, чтобы завязать шнурок на ботинке в подземном переходе, – и все, кранты!

– Его сбило поездом, когда он стоял на платформе?

– Сердце!

– Пока я не ушел, дай-ка мне глотнуть еще чего-нибудь да скажи, ты не видел Тину, горничную? Глаза его вновь подернулись смертельной скукой.

– Она была тут минут пятнадцать назад, сказала что идет в дом, хочет посидеть и дать отдых ногам.

– Спасибо. Не подскажешь, где найти ее комнату? Он злобно посмотрел на меня:

– Оставь ее в покое. Тут полно девок, которые только и делают, что вылавливают парней вроде тебя. Зачем же беспокоить такую славную крошку, как Тина?

– Ты меня не правильно понял. Мне просто нужно поговорить с ней. Это очень важно для нее.

– Ну конечно! – Он презрительно сплюнул в траву рядом с моей ногой.

– Честное слово, – сказал я, вытаскивая десять долларов и кладя банкнот на стойку перед ним. – Надеюсь, это поможет тебе вспомнить.

– Вопрос не в деньгах, – проворчал он. – Просто у меня есть кое-какие принципы, если у тебя их нет!

Я положил вторую десятку рядом с первой и вопросительно поглядел на него. Он колебался с минуту, потом сгреб деньги своей неуклюжей лапой.

– Твоему честному слову можно верить, я думаю. Обойди дом с другой стороны. Первая дверь в кухню – она тебе не нужна, а вторая ведет как раз в помещение для прислуги.

– Прекрасно! – сказал я, с трудом подавляя желание двинуть ему между глаз. – Что дальше?

– Ее комната по правую сторону, не первая, не вторая, и даже не третья…

– Тогда, наверное.., четвертая, – проговорили мы в унисон.

– Зачем спрашиваешь, если сам знаешь? – едко заметил он.

– Ты женат? – задал я вопрос.

– Да, женат. А что? – Он подозрительно взглянул на меня.

– Дети есть?

– Нет.

– Заметно, – сказал я насмешливо.

Обходя вокруг дома, я догадался, почему толпа во дворе заметно поредела. Полдюжины голосов яростно спорили о чем-то в кухне, откуда раздавался страшный грохот, будто кто-то изо всех сил колотил по раковине, пытаясь превратить ее в тонкий лист металла.

Вторая дверь вела в холл для прислуги, как и сообщил бармен; я на цыпочках пробрался внутрь, словно хозяин дома, который, стараясь не разбудить жену, крадется вниз по лестнице к горничной, сгорая от страсти и нетерпения. Я отсчитал четвертую дверь по правой стороне, она была не заперта, я быстро открыл ее и проскользнул внутрь.

Тина конечно же не просто дала отдых ногам – она удобно раскинулась на кровати, на ней были только белый бюстгальтер и розовые трусики, которые стоили большому любителю азартных игр пятьдесят долларов.

Она резко приподнялась на локте, заслышав звук закрывающейся двери, но настороженность тут же исчезла с ее лица, когда она увидела, кто вошел.

– Дэнни, – произнесла она и приветливо улыбнулась. – Как ты узнал, где меня найти?

– Ну, это было бы сложно, если бы я не провел небольшое расследование сам для себя.

– Это ты пришел рано на свидание или я опоздала? Во всяком случае, мне кажется, что я уже одета, как и подобает в таких ситуациях.

Я присел на краешек кровати. Взглянув на меня, она мгновенно стала серьезной.

– Что-нибудь случилось? Какие-то неприятности?

– Вот именно, неприятности, это ты точно угадала. Ты помнишь, как познакомила меня с рыжеволосой девицей вечером?

– “Помнишь”?! – Она вскипела от возмущения. – Я не переставала сожалеть об этом весь вечер, когда увидела, что вы уезжаете вместе! Как случилось, что ты вернулся? Появился ее муж?

– У нее оказалась очень беспокойная квартирка. Как давно ты ее знаешь, Тина?

– С трех часов сегодняшнего дня – когда мистер Терри показал мне ее и велел представить тебе, когда ты приедешь.

– Ты уверена, что не видела ее раньше? Может, на других вечеринках?

Она пожала плечами, серебристыми от яркого света за окном.

– Может, и видела. Их всегда так много, Дэнни, да к тому же они никогда не представляются мне официально.

Я рассказал ей все, что произошло у Доун Деймон на квартире, и повторил ее рассказ о Гасе, точнее, о том, что он вербует девушек для развлечения своих именитых гостей. Тина сидела на кровати, слушая меня с полуоткрытым ртом, обхватив руками колени.

– Какой ужас! – прошептала она. – Но по какой причине мистер Терри захотел тебя убить?

– Я уже начинаю догадываться. Мне нужна твоя помощь, милая.

– Моя? – Она медленно моргнула. – Что я могу сделать?

– Ты можешь мне сказать, где он это хранит, – не спеша выговорил я.

– Хранит что?

– Ты хочешь, чтобы я произнес по буквам? – мрачно сказал я.

Она все еще смотрела на меня, невинно округлив глаза, но что-то было спрятано за этим простодушным взглядом голубых очей, что-то тайное и очень личное.

– Ты меня запутал, Дэнни, – улыбнулась она неуверенно. – Я чувствую себя так, будто мы играем в игру, совершенно новую для меня, а ты злишься, потому что я до сих пор не поняла правил.

– О'кей, – добродушно ответил я. – Попробуем поиграть по-другому, и я объясню тебе правила по ходу дела, согласна?

– Прекрасно! – охотно подхватила она. – Продолжай.

– Во-первых, ты должна лечь на спину – выпрямись хорошенько.

Она разжала руки, обнимавшие колени, и послушно выпрямилась. Неожиданно углы ее губ тронула легкая улыбка.

– Ты уверен, что это не просто новый осторожный подход к старейшим из известных игр?

– Клянусь! – пообещал я. – А сейчас раздвинь пошире ноги и…

Глаза ее совсем округлились.

– Поклянись, что это не какой-нибудь подвох!

– Клянусь, – терпеливо повторил я. – А теперь сделай, как я просил, а?

Она заколебалась, в глазах ее вдруг мелькнуло беспокойство, и я заметил, что ей стоило больших усилий расслабиться. Ноги ее стали медленно раздвигаться, пока не повисли по обе стороны кровати.

– Ну как? – спросила она.

– Ты просто молодец, дорогая. А сейчас… – Я ринулся вперед и схватил ее левое бедро обеими руками. – Если ты сможешь убедить меня, что эти следы от уколов не связаны с инъекциями героина под кожу, что Гас не держит тебя на крючке и ты не работаешь на него таким же образом, как Доун Деймон и остальные, – я глубоко вздохнул, – тогда будем считать, что ты выиграла!

– Отпусти меня! – захныкала она, но я крепко держал ее ногу, и она вдруг перестала сопротивляться, откинув голову на подушку. – Я ненавижу тебя, Дэнни Бойд! – прошипела она. – Жаль, что тот малый не продырявил твое паршивое сердце насквозь! Надеюсь, ты никогда…

– Все уже кончено, милая, – произнес я терпеливо, насколько это было в моих силах. – Пойми же ты своей хитренькой, но туповатой головкой – все кончено! Гас Терри, этот дом, его организация – все это откроется, и будет большая шумиха! И если ты сейчас же не перестанешь упрямиться и не начнешь сотрудничать, я не смогу тебе помочь выпутаться из этой истории.

– Что ты имеешь в виду?

– Начинай мне помогать, – сказал я. – Ты должна знать, где Гас прячет наркотики.

Я отпустил ее бедро, поднялся и стоял в ожидании. Она перекинула ноги через кровать и, вскочив, поспешно направилась к туалету. Она натянула на себя униформу с такой поспешностью, словно в доме начался пожар, затем села перед зеркалом и принялась расчесывать волосы.

– У меня мало времени, голубушка, – проворчал я. – Ты на моей стороне или на стороне Гаса – выбирай!

Она повернулась и посмотрела на меня с измученным выражением лица:

– Ты, видно, совсем не знаешь, Дэнни, что бывает, когда попадаешь в зависимость? Ничего ты не знаешь, раз думаешь, что кто-то будет помогать тебе разрушать источник, которым все пользуются.

– Тина, милая, как долго ты уже принимаешь это?

– Колюсь, ты имеешь в виду? – Она старалась говорить весело. – Четыре-пять месяцев, я думаю. Ну и что?

– Ты помнишь, какое количество наркотика приняла в первый раз?

– Примерно помню.

– Насколько больше тебе нужно сейчас, чтобы добиться того же эффекта?

Она повернула голову и тупо смотрела на свое отражение в зеркале.

– Ты не представляешь, как трудно обходиться без этого, Дэнни, – прошептала она. – Я как-то раз отказалась сделать для Гаса одно дело, месяца два назад, и он не давал мне ничего три дня – преподал урок. – Она передернула плечами. – Я бы не согласилась пройти через это снова ни ради тебя, ни ради кого бы то ни было во всем этом проклятом мире!

– Продолжай в том же духе, и тебе и так не придется. Просто умрешь в ближайшие полгода.

– Я попробую использовать свой последний шанс! – сказала она равнодушно.

– В тот вечер на лестнице, – спросил я, – зачем ты встречалась с Обистером?

– Дэнни! – Нижняя губа ее насмешливо изогнулась. – Ты не настолько наивен, мне кажется.

– Последнее врем я делаю ужасно много всего первый раз в жизни, – сказал я. – Например, перестал думать прежде всего о сексе! Ну а для тебя разве проблема – чуть-чуть поиграть с Джорджем на его собственной игровой площадке?

Она шмыгнула носом:

– Это очень даже проблема, разве ты по мне не видишь? Это как раз та самая работа, от которой я отказалась пару месяцев назад – когда Гас быстро поставил меня на место известным тебе способом.

– Я знаю, что нужно большое усилие воли, чтобы избавиться от привычки, когда зайдешь слишком далеко – как в твоем случае. Но может, ты будешь одной из немногих, у кого хватило бы на это сил?

– Ты ошибаешься, – резко бросила она. – А теперь не будете ли вы так любезны, мистер Бойд, и не соблаговолите ли выйти отсюда? Вы начинаете мне надоедать!

Я обошел кровать и остановился около ее стула.

– Ты же можешь это сделать, девочка, – настойчиво повторил я. – И вернешься к жизни, веселая и счастливая, радостно улыбаясь…

– Как гиена! – выпалила она. – Поди прочь! У меня из-за тебя уже мурашки по коже.

– Ну что ж, – пожал я плечами. – Если тебе так нравится, я ничего не могу поделать.

Я уже пошел было прочь, но потом вдруг резко повернулся и ударил ее ребром ладони по затылку. Она повалилась вперед, и я едва успел подхватить ее, прежде чем она раскроила себе голову о край тумбочки. Теперь у меня будет достаточно времени, подумал я, чтобы поговорить с Гасом Терри до того, как она его предупредит. Я запер дверь на ключ, оставив его снаружи в замочной скважине. Коридор для прислуги вел еще куда-то внутрь особняка, и я несколько раз спускался и поднимался по лестницам, обогнул четыре-пять углов, прежде чем попал наконец в главную часть здания. Звук моих шагов гасился невероятным гвалтом, доносящимся сюда через парадную дверь.

Я впервые увидел зал ночью. Куполообразный свод из затемненного стекла был теперь непроницаемо черным, дневное впечатление легкой парящей высоты сменилось тягостным ощущением обступившего со всех сторон и устрашающе давящего на тебя мрака. Две огромные лампы на противоположных краях мраморной стойки бара освещали единственное место в этом огромном темном зале. Я привычно глянул в дальний угол и увидел неподвижную фигуру. Гас скрючился над стойкой, вытянув руки и уткнув в них голову. Я достал кольт и медленно направился к нему, стараясь не шуметь. Десять секунд спустя я уже сидел через три стула от него, выложив револьвер на стойку бара прямо перед собой.

– Сервис у тебя самый отвратительнейший, какой я когда-либо видел, – сказал я, стараясь придать голосу нормальную разговорную тональность.

Терри резко дернул головой и уставился на меня невидящим взглядом. Затем он энергично встряхнулся пару раз и, хватаясь за край стола, попытался удержаться в сидячем положении. Миксер и полупустой стакан не были видны за его плечом. Он торопливым жестом провел по волосам, хрюкнул себе под нос и подтолкнул ко мне миксер.

Я взял чистый стакан и налил себе.

– Стингер[3], – сказал Гас. – У меня так заведено – даже если я не обедаю, то пью мартини до половины десятого, а потом переключаюсь на виски с ликерами.

– Знаешь что, Гас? – сказал я восхищенно. – Если тебя когда-нибудь посадят на электрический стул, им не удастся поджарить тебя – ты сразу же начнешь кипеть, пока весь алкоголь не выпарится и от тебя не останется абсолютно ничего.

– Какая очаровательная мысль! – проворчал он. – Миксер?

Я передвинул миксер к нему и наблюдал, как он наполняет свой стакан.

– Я на тебя ужасно рассержен, Гас, – спокойно проговорил я.

Он мельком взглянул на револьвер, лежавший на стойке бара передо мной.

– Интересно знать – почему?

– Из-за этого гомика! – Я печально покачал головой. – Я простил бы тебе все, что угодно, Гас, но это меня по-настоящему задело! Ты считаешь, меня так легко вывести из игры? И не обязательно посылать профессионала вроде Джонни Девро – достаточно одного маленького гомика с липовым английским акцентом? – Я осторожно потянул виски, наслаждаясь нежным тонким ароматом скользящего по глотке напитка и взрывной реакцией желудка, когда он достиг его стенок. – Я просто оскорблен, – объяснил я.

– Что-то не сработало, – сказал Гас, и в голосе его звучал слабый, чисто академический интерес.

– Как его звали – если кто-нибудь позаботился дать ему имя? – спросил я.

– Генри Кених, – охотно сообщил он. – И если тебя это хоть как-то утешит – он был профессионалом, Дэнни, и одним из самых лучших! Тебе, должно быть, чертовски повезло!

– У него возникли проблемы, и пока он решал, как с ними справиться, я отправил его в лигу для любителей.

– Это очень скверно, – с сожалением произнес он. – У него было замечательное чувство юмора – вспомни, как он одурачил тебя в холле сегодня вечером.

– Конечно, – кивнул я. – Я ответил ему не хуже, надеюсь. Когда мы прибыли к Деймон на квартиру, там была кромешная тьма, и мы с ним оба ждали, кто же пальнет первым.

– Ну и кто же начал?

– Я с ним так перенервничал, что всадил ему две пули в грудь, одну прямо в лоб, пока он падал, еще одну сквозь спинку кресла – просто так, на всякий случай. Ну ты понимаешь?

– Я понимаю, – напряженно ответил Гас. Костяшки его пальцев побелели, когда он поднимал зажатый в руке стакан.

– Я рад, что ты напомнил мне о его чувстве юмора, – весело продолжал я. – Одна из пуль продырявила ему на лбу замечательный третий глаз, ему не пришлось даже ехать ради этого в Тибет. Разве он не нашел бы это забавным, Гас?

– Нет! – Он высоко поднял стакан и вдруг неистово швырнул его о стену позади бара. Удар прозвучал как выстрел, и несколько осколков упали на мрамор прямо перед нами.

– Какая муха тебя укусила. Гас? – спросил я озабоченно.

– Интересно бы узнать, как ты управился с этой Деймон? Ты получил от нее нужную информацию?

– Да она просто ребенок, Гас, – откровенно признал я. – Хотела, чтобы я остался у нее попить чайку и прочее; но я сказал, что мне нужно вернуться сюда, потому что я был приглашен на чрезвычайно важную вечеринку и она еще не закончилась!

– Ты воображаешь, что просто чертовски находчив, Дэнни?

– Я считаю, что ты много находчивее, Гас, – почти правдиво сказал я. – Ты выдумал блестящее прикрытие: тебя все время подозревали в сутенерстве, особенно в связи с твоей прошлой репутацией, а ты все это время содержал центр по распространению наркотиков. Ловкий трюк, скажу тебе! – с восторгом воскликнул я. – Да, сэр! Все эти иногородние покупатели могут приехать сюда и чувствовать себя в полной безопасности – кто разберет тут, среди двух сотен гостей, чем именно они накачаны, тем более что и остальные выглядят не лучше? Тебе ничего не стоит обратить все это в приличную вечеринку, предоставить гостям прекрасную еду, выпивку, девочек – все, что они пожелают!

Его лицо обрело цвет старого пергамента, когда он медленно повернул голову и в упор посмотрел на меня.

– Просто очаровательная история, особенно в твоем изложении, Дэнни, – сухо произнес он. – Жду не дождусь ее конца.

– А это и есть конец, – просто ответил я. – Что еще рассказывать? Полиция обыщет все твои владения и найдет, где ты прячешь свой товар. Девочки, которых ты держишь на крючке и заставляешь делать то, что им велят, дадут показания, и, я думаю, ты окажешься в таком положении, когда сам сможешь предсказать с достаточной точностью, где ты проведешь ближайшие тридцать – сорок лет.

Некоторое время он просто сидел, ссутулившись на высоком табурете, потом неожиданно передернул плечами.

– Знаешь, Дэнни, – произнес он отрывисто, – мне хочется сделать что-нибудь необычное сегодня – совершить какой-нибудь радикальный переворот, что-нибудь дерзкое, которое бы нарушило все традиции! – Он глубоко вздохнул. – Дай-ка мне выпить прямо из миксера!

– Блестящий поступок! – почтительно произнес я. – Вытворяй все, что тебе хочется. – Я забрал свой кольт и заметил, как он непроизвольно замер в оцепенении. – А когда закончишь, сними трубку и позвони лейтенанту Шеллу.

Он поднес миксер к губам, сделал долгий глоток и грохнул его о мраморную стойку, добавляя к сегодняшней цепи разрушений еще одно звено.

– Дэнни! – Он уставился на меня, и в его глазах впервые промелькнула жизнь. – Это может показаться очень глупым, но я хочу попросить тебя об одном одолжении.

– Валяй, проси – никто тебе не мешает, Гас. Он облизнул сухие губы:

– В задней части бара есть потайной ящик. Мне бы хотелось пойти туда, достать кое-что и использовать. Это не займет много времени. Ты в любое время можешь достать меня своим револьвером.

Я поджал губы, засомневавшись.

– Ты просишь о слишком большом одолжении. Гас, даже у такого старого друга, как я! – Я немного потянул время, прикуривая сигарету, потом вдруг щелкнул пальцами. – Почему бы нам не забыть об одолжениях и не совершить прямую торговую сделку?

– Какого рода?

– Например, я хотел бы знать, кто убил Линду Морган и почему?

– Я не смог бы ответить на этот вопрос, даже если бы захотел, – мрачно проговорил он. – Я не знаю.

– Очень плохо, Гас, – сочувственно произнес я. – Мы чуть было не покончили с этим делом.

– Я скажу тебе, где найти мой товар, – это стоит примерно три четверти миллиона долларов.

– Ты прекрасно знаешь, что полиция все равно найдет его, даже если им придется разобрать дом по кирпичику!

– Предлагаю другую сделку, – с энтузиазмом продолжал он. – Мои конторские книги – в них список имен всех тех, с кем я имел дело.

– Соблазнительно, Гас, – медленно произнес я. – Если бы я мог быть уверен, что ты говоришь откровенно.

– У нас есть шанс испытать друг друга на честность, – быстро сказал он.

Пошарив в кармане брюк, он вытащил оттуда связку ключей и аккуратно отцепил от нее маленький ключик, затем бросил его мне. Его форма напоминала мне что-то, но я никак не мог сообразить, что именно, пока Гас сам не объяснил:

– От почтового ящика. В одном захолустном городишке в сторону Невады по железной дороге. – Он назвал мне город и сказал, что ящик зарегистрирован на имя Роберта Толмэна.

– Книги сейчас там? – спросил я.

– Да, там. Их нетрудно получить, когда они понадобятся, и так же легко отправить обратно, если они уже не нужны, чтобы они спокойно лежали там до следующего раза. Удобно и просто.

Я посмотрел на номер ключа – тридцать три, – изучая его со всех сторон, а Гас тем временем изучал меня.

– Ну, теперь мы в расчете?

– Думаю, да. Ты не против, если я попрошу тебя не торопиться? У нас полно времени, Гас, если ты не принимаешь все это близко к сердцу, конечно.

– Разумеется. – Он слез с табуретки, вытянул руки над головой, сладко потянувшись, и обошел вокруг бара.

Ствол кольта следил за каждым его движением. У многих парней голова слетела с плеч только потому, что они поверили на слово другим парням. Позади бара Гас остановился и показал мне куда-то вниз:

– Этот ящик здесь, Дэнни.

– Давай дальше, Гас. Я внимательно за тобой наблюдаю.

Он снова вытащил связку и выбрал тусклый бронзовый ключ, затем, пробурчав что-то под нос, наклонился к ящику. Я перегнулся через стойку, чтобы видеть каждое его движение. Послышался щелчок, и дверца неожиданно отворилась. Двигаясь медленно, как в пантомиме, Гас протянул руку в шкаф и извлек оттуда автомат.

– Ну ты и нахал! – сердито проворчал я. – Бросай-ка эту штуковину или я снесу тебе башку!

Он усмехнулся, как будто я сказал что-то очень смешное.

– Интересно, тебе удастся когда-нибудь подсчитать те шуточки, которые происходили в этом городе за последние сорок восемь часов? – сказал он почти радостно. – Потому что я уверен – их было много, черт побери! – Он громко рассмеялся.

– Даю тебе последний шанс выбросить эту штуку, Гас. Никаких шуточек больше не будет. Бросай – и мы сможем вернуться к нашему разговору о том, где ты прячешь свой товар.

Гаса вдруг снова так и передернуло от внезапного приступа веселья: голова его откинулась назад – и в то же самое время рука его взлетела вверх, он сунул дуло автомата поглубже в рот и нажал на спуск.


Глава 7 | Соблазнительница (Дэнни Бойд) | Глава 9