home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Линия огня

На мгновение Дэн был просто парализован. Сьюзан резко повернулась к незваному гостю.

– Спокойно, спокойно, – предостерег человек, который держал фонарь. У него был мягкий южный выговор. – Не делайте глупостей, Ламберт. Я вооружен.

Он стоял шагах в двадцати. Дэн ждал, что вот-вот вспыхнет второй фонарь, а потом на стоянку ворвутся полицейские и, прижав его к автомобилю, начнут обыскивать. Он поднял руки, прикрывая лицо от слепящего света.

– У меня нет оружия.

– Очень хорошо. – Этот факт облегчал задачу Флинту Морто, который прокрался через стоянку под прикрытием автомобиля Сьюзан и несколько минут прислушивался к их беседе. В левой руке у него был фонарь, в правой – автоматический пистолет сорок пятого калибра. – Положи руки за голову и сцепи пальцы.

Это конец, – подумал Дэн. Он мог бы броситься в бегство, но далеко бы не убежал. И все-таки – где же другие полицейские? Не может же этот парень быть один? Дэн положил руки за голову и сцепил пальцы.

Сьюзан зажмурилась от яркого света. Она разговаривала с полицейским у своего дома, и с другим, который провожал ее до мотеля; этот голос был новый.

– Не делайте ему вреда, – сказала она. – Это была самозащита, он вовсе не кровожадный убийца. Флинт не обратил на нее внимания.

– Ламберт, подойди ко мне. Медленно. Дэн не двигался. Что-то было не так; он чувствовал это в окружающей тишине. Почему он один? Где патрульные машины, вращающиеся мигалки и трескотня раций? Сюда уже должна была съехаться вся полиция.

– Давай, шевелись, – сказал Флинт. – Леди, попрошу вас отойти с дороги.

Леди, – подумала Сьюзан. Другие полицейские обращались к ней “миссис Ламберт”.

– Кто вы?

– Флинт Морто. Рад встретиться с вами. Ламберт, пошли.

– Подожди, Дэн. – Сьюзан встала перед ним, заслонив его от луча фонаря.

– Покажите мне ваш значок.

Флинт стиснул зубы. За время этого отвратительного путешествия в обществе Пелвиса Эйсли и Мамми его выдержка иссякла. Флинта никогда не интересовало, например, как звали всех героев, сыгранных Элвисом Пресли в его никудышных фильмах, но пытаться заставить Эйсли прекратить болтовню насчет Пресли было все равно что пытаться заставить эту чертову псину прекратить выкусывать блох. Флинт устал, его костюм пропитался потом, Клинт был возбужден от жары и все время ворочался, а до стакана лимонного сока и холодного душа было еще очень далеко.

– Я хочу видеть ваш значок, – повторила Сьюзан. Нерешительность мужчины усилила ее сомнения. “Флинт Морто”, сказал он. Почему не “офицер Морто”?

– Слушайте, я не собираюсь устанавливать с вами длительные отношения, так что давайте кончать болтовню, – Флинт шагнул в сторону, и луч снова ударил в лицо Ламберта. Сьюзан, в свою очередь, тоже передвинулась, чтобы опять прикрыть Дэна.

– Леди, я сказал вам – отойдите в сторонку.

– Так у вас есть значок или нет?

Терпение Флинта быстро истощалось. Он хотел, чтобы Ламберт подошел к нему, потому что сам опасался проходить мимо женщины: если бы ей вдруг пришло в голову ухватиться за фонарь или за пистолет, все полетело бы псу под хвост. Это все Эйсли, придурок, со злостью подумал он. Вывел меня из себя. Во внутреннем кармане пиджака Флинта лежал небольшой баллончик с газом, и он собирался использовать его по назначению.

– Леди, – воскликнул он, – этот человек стоит пятнадцать тысяч долларов. Я приехал за ним из самого Шривпорта; у меня была тяжелая ночь. Не думаю, что вам действительно хочется ввязываться в эту историю.

– Он не полицейский, – сказал Дэн, обращаясь к Сьюзан. – Охотник за наградой. Ты работаешь на банк? – спросил он Флинта.

– У меня независимый контракт. Держи руки на затылке, парень, и не напрашивайся на новые неприятности.

– Ты не возражаешь, если я спрошу, как тебе удалось меня найти?

– Я тебе расскажу по дороге. Давай, иди ко мне. Медленно и спокойно.

На самом деле Флинту просто повезло. Он ехал вдоль Джексон-авеню и увидел полицейских, оцепивших квартал. Проехав еще две улицы. Флинт остановил машину и присел у забора, наблюдая за происходящим. Когда из интересующего его особняка вышла женщина в сопровождении полицейского и села в обычную машину. Флинт отправился за ней. Он долго ждал у мотеля Холидей-Инн и уже решил уезжать, когда полицейский, который привез женщину, неожиданно сорвался с места, очевидно, получив новые указания по рации; вскоре из мотеля опять вышла та женщина, и Флинт почувствовал, что это шанс.

– Не подходи к нему, – сказала Сьюзан прежде, чем Дэн успел сделать шаг вперед. – Если он не полицейский, то не имеет никакого права тебя забирать.

– У меня пистолет! – Флинт готов был взорваться. – Вы знаете, что это такое?

– Я знаю, что пистолет – это не значок. Вы не посмеете стрелять в безоружного человека.

– Мам? – окликнул ее из “тойоты” Чед. – Тебе помочь?

– Нет! Оставайся в машине! – Пристально глядя на Флинта, Сьюзан сделала два шага по направлению к нему.

– Сьюзан! – произнес Дэн. – Тебе лучше держаться…

– Замолчи. Ради Бога, разреши хоть раз кому-нибудь оказать тебе помощь. – Она приблизилась к Флинту еще на шаг. – Ты просто стервятник. Подбираешь любой кусок, который увидишь.

– Леди, вы вынуждаете меня отказаться от хороших манер.

– Так ты хочешь стрелять в женщину? Тогда ты разделишь с Дэном одну камеру. – Она сделала еще два шага вперед, и Флинт отступил. – Дэн? – спокойно сказала Сьюзан. – Он тебя не тронет. Садись в машину и уезжай.

– Нет! Нет, черт побери! – закричал Флинт. – Ламберт, не двигайся! Я не хочу тебя убивать, но, клянусь, я прострелю тебе ногу!

– Это пустые слова, Дэн. – Сьюзан сделала еще один шаг в сторону охотника за наградой. – Не бойся его и уезжай.

– Нет, ты не уедешь! – вскрикнул Флинт. Пора было с этим кончать. Он сунул пистолет за пояс и вытащил из кармана небольшой красный баллончик. Газ действовал в радиусе до пятнадцати футов, и Флинт решил оттолкнуть женщину в сторону, чтобы весь поток был направлен на Ламберта. Он был так взбешен, что едва не выпустил газ ей прямо в глаза, но остатки благородства ему не позволили. Он шагнул к ней и удивился, что она не попятилась.

– Уйди к черту! – рявкнул Флинт и толкнул ее локтем.

Неожиданно женщина начал двигаться.

Она двигалась очень, очень быстро.

Сьюзан перехватила запястье Флинта и резко повернулась; ее локоть продолжил, движение и ударил Флинта прямо в подбородок. Он почувствовал, как его ноги отрываются от мостовой, и боль в вывернутой руке на мгновение ослепила его. Уже паря в воздухе, он выронил и фонарь и баллончик. В голове у него мелькнуло только одно слово: молокосос. Потом земля рванулась ему навстречу, и он ударился об асфальт с такой силой, что из глаз посыпались искры. Сьюзан шагнула назад и подняла фонарь.

– Надо уезжать, мам! – закричал Чед, высовываясь из “тойоты”.

– Черт побери! – Это было все, что мог сказать Дэн. Все произошло так быстро, что он даже не успел убрать руки из-за головы. – Как ты…

– Тэквондо, – сказала Сьюзан. У нее даже не сбилось дыхание. – У меня коричневый пояс.

– Теперь Дэн понял, почему она не испугалась прийти с ним на встречу. Он подошел к ней, взял у нее фонарь и осветил искаженное болью и побледневшее лицо охотника. Прядь седых волос свисала на блестящий от пота лоб Флинта Морто. Левой рукой он сжимал правое запястье.

Дэн вытащил у него из-за пояса пистолет.

– Коричневый или не коричневый, но делать это было чертовски глупо. Он мог тебя убить. – Дэн вынул обойму и бросил ее в одну сторону, а пистолет – в другую.

– У него что-то было в другой руке. – Сьюзан посветила фонарем. – Я не разглядела, что именно, но слышала, как он это уронил. – она вновь направила луч на Морто. – Не могу понять, откуда он взялся. Я была уверена, что за мной никто не следит… – Она замолчала на мгновение, и голос ее изменился:

– Дэн.

Что это?

Дэн проследил за ее взглядом. Рубашка на груди охотника зашевелилась, словно его сердце вырывалось наружу. Дэн не шевелясь смотрел на это зрелище, а потом нагнулся и осторожно протянул руку, чтобы потрогать Монро.

– Мистер Морто! Мистер Морто, где вы? Дэн выпрямился как ужаленный. И он и Сьюзан одновременно испытали жуткое ощущение, что они узнали этот глубокий, чуть хрипловатый голос, но никто из них не мог вспомнить, кому он принадлежит. Вновь залаяла собака, и Флинт на тротуаре глухо выругался и застонал.

Сьюзан выключила фонарь.

– Тебе лучше уехать. Здесь становится людно. Дэн побежал к фургону, Сьюзан – за ним, и никто из них не увидел тонкой белой руки, которая высвободилась из-под рубашки Флинта Морто и начала яростно размахивать в воздухе маленьким кулачком. Дэн уселся за руль, запустил двигатель и включил фары. Сьюзан подошла ближе и крепко сжала его плечо.

– Удачи тебе, – сказала она сквозь рев двигателя.

– Спасибо за все.

– Я всегда любила тебя, – сказала она.

– Я знаю. – Он положил ладонь поверх ее пальцев. – Береги Чеда.

– Хорошо. А ты береги себя.

– До свиданья, – сказал Дэн и, развернув фургон, проехал мимо поверженного охотника. Флинт с трудом поднялся на колени; боль пронзила его позвоночник, правая кисть наверняка была вывихнута. Рука Клинта колотила во все стороны. Словно сквозь какую-то дымку Флинт видел, как дичь ценой в пятнадцать тысяч долларов развернула фургон и помчалась через стоянку. Флинт хотел закричать, но сумел только хрипло проскрежетать:

– Эйсли, он едет прямо на тебя!

Дэн в кабине отчаянно надавил тормоз. Он испугался, что свихнулся уже окончательно, потому что прямо впереди стоял толстенький Элвис Пресли со своей высокой прической. Побитый черный “кадиллак” у него за спиной перегораживал дорогу. Элвис… нет, конечно, просто его двойник… держал на руках карликового бульдога.

– А где мистер Морто? – с хрипотцой закричал Элвис, растягивая слова, как и положено для выходца из Мемфиса. – Что с ним случилось?

Теперь Дэн все понял. Он вновь надавил на газ и вырулил на газон. Задние покрышки взвизгнули, взметнув тучи пыли. Элвис поспешно убрался с дороги и заметался в поисках мистера Морто.

Флинт поднялся на ноги и, прихрамывая, направился к “кадиллаку”. По дороге он зацепил ногой какой-то предмет. Предмет лязгнул и откатился в сторону: это был баллончик с газом.

– Эйсли, задержи его! – крикнул Флинт, останавливаясь, чтобы поднять баллончик. – Он же у-у-у-ухо-диииит!.. Дерьмо!

Микроавтобус объехал “кадиллак”, и Флинт в беспомощной ярости смотрел, как он выезжает на прямую дорогу; что-то загрохотало под днищем машины, словно свалилось корыто, потом дичь прибавила скорость, визжа покрышками, повернула направо и помчалась из парка на улицу.

– Мистер Морто! – с облегчением закричал Пел-вис, когда Флинт дохромал до него. – Слава Богу! Я думал, что этот убийца…

– Заткнись и лезь в машину! – рявкнул Флинт. – Двигай своим толстым задом!

Сам Флинт плюхнулся за грудь, включил зажигание и вдавил педаль газа; Пелвис едва успел втиснуть свое толстое тело на пассажирское сиденье. Флинт развернул “кадиллак”; луч единственной фары осветил фигуру женщины у машины. Флинт успел краем глаза заметить, что ее сын тоже выбрался из кабины, и теперь они стояли, держась за руки. С лицом, перекошенным от ярости. Флинт бросил свой автомобиль в погоню.

– Я испугался, что он вас убил вас! – прокричал Пелвис сквозь поток горячего воздуха, врывавшегося в окно. На его коке не дрогнул ни один волосок. Мам-ми выбралась из объятий хозяина и перебралась с переднего сиденья на заднее; ее высокий лай острыми когтями вонзался в основание черепа Флинта. Рука Клинта все еще наносила удары по воздуху, злобная, как пляшущая кобра.

– А как этот малый пытался меня сбить? – вновь заорал Пелвис. – Если бы я вовремя не увернулся, то сейчас выглядел бы как большая старая вафля! Но я его надул! Я бросился в одну сторону, он свернул в другую, а я опять в прежнюю и так продолжал прыгать туда-сюда. Вы же видели это, верно? Когда он пытался меня задавить…

Флинт прижал правый кулак к губам Пелвиса. Мамми ухватила зубами Флинта за рукав и глухо зарычала, но он не обратил на нее внимания.

– Клянусь Богом, – взорвался Флинт, – если ты не заткнешься, я выброшу тебя прямо здесь!

– Молчу. – Пелвис поймал Мамми и вновь перетащил к себе, С большой неохотой она выпустила рукав Флинта. Тот вновь положил обе руки на руль: стрелка спидометра, подрагивая, приближалась к шестидесяти.

Впереди, на расстоянии в четверть мили, метались из стороны в сторону задние огни микроавтобуса.

– Вы хотите, чтобы я замолчал, – сказал Пелвис с чувством оскорбленного достоинства, – но все, что для этого вам было нужно – это попросить меня более дружелюбно. Нет нужды затыкать мне глотку только потому, что я рассказываю, как смотрел в лицо Смерти и…

– Эйсли. – Слезы разочарования обожгли глаза Флинта, и он сам себе удивился; он уже забыл, когда последний раз плакал. Его нервы звенели, как сигналы тревоги, а стрелка спидометра перевалила за шестьдесят пять, и дряхлый кузов “кадиллака” жалобно заскрипел. Зато расстояние между ним и добычей быстро сокращалось.

Дэн до отказа вдавил в пол педаль газа, но больше из двигателя ничего нельзя было выжать. В боковое зеркало Дэн видел, как одноглазый “кадиллак” пристроился ему в хвост, и напрягся в ожидании столкновения. Впереди замигал светофор. У Дэна не было времени на раздумья; он резко вывернул руль влево. Микроавтобус нехотя подчинился ему, и его рваные покрышки перевалили через бордюр тротуара, “кадиллак” успел задеть его по касательной, посыпались искры. А потом “кадиллак” пролетел мимо, на перекресток.

– Держись! – закричал Флинт и ударил по тормозам. Но “кадиллак” был слишком тяжел, чтобы остановиться сразу. Пелвис вцепился в Мамми, которая пыталась снова запрыгнуть на заднее сиденье, полагая, что там безопаснее. Флинт развернулся – горький дым от подгоревших покрышек поплыл над перекрестком – и бросил “кадиллак” в кривой переулок, вдоль которого стояли кирпичные домики с аккуратно подстриженными лужайками и невысокими деревянными заборами. Он повсюду высматривал дичь, но нигде не было видно задних огней микроавтобуса. От переулка во все стороны разбегались другие переулки и улочки; Ламберт наверняка свернул в одну из них – но в какую?

– Я найду тебя, сукин сын! – сквозь зубы прошипел Флинт, сворачивая на очередную улочку. Там тоже было темно.

– Он исчез, – заметил Пелвис.

– Заткнись! Слышишь? Просто закрой свой рот!

– Констатирую факт, – сказал Пелвис.

Флинт повел ревущий “кадиллак” к следующему перекрестку и там свернул налево. Его ладони были мокрыми, по лицу градом катился пот. Рука Клинта вырвалась наружу и заколотила его по подбородку;

Флинт грубо ее оттолкнул. Он свернул направо – взвизгнули шины – и оказался в похожем на лабиринт жилом районе. Во всех направлениях разбегались улицы. Спина у Флинта болела, ныло запястье, в висках тяжелым молотом стучала кровь. Он чувствовал во рту медный вкус страха. Флинт еще раз свернул направо, и у него екнуло сердце.

На расстоянии трех кварталов виднелась пара красных огней.

Флинт с такой силой вдавил акселератор, что “кадиллак” рванулся вперед, как ошпаренная собака. Он хотел обогнать Ламберта и отрезать ему путь. Но в следующее мгновенье радость Флинта сменилась ужасом. Единственная фара выхватила из темноты не старый ржавый микроавтобус, а новенький “шевроле-кепрайс”. На его багажнике серебристыми буквами было написано: ПОЛИЦИЯ АЛЕКСАНДРИИ.

Флинт нажал на тормоза. Тысячи возгласов, поминающих Бога, Иисуса и мать его Марию, безумными колоколами зазвенели у него в голове. Завизжали и задымились покрышки, когда водитель полицейского автомобиля газанул, чтобы, избежать столкновения.

Прежде чем остановиться, “кадиллак” завалился на бок, двигатель чихнул и умолк, и на крыше полицейской машины загорелась мигалка. Она дала задний ход и остановилась в двух футах от помятого бампера “кадиллака”. В лицо Флинту ударил луч фонаря.

– Ну вот, – растягивая слова, сказал Пелвис. – Мы наложили дерьма и сами в него вляпались.

За ближайшим перекрестком Дэн запустил двигатель и, не зажигая фар, отъехал от тротуара. Черный “кадиллак” проскочил мимо улицы, где он затаился, две минуты назад, и Дэн боялся, что он вот-вот может вернуться. Миновав еще один перекресток, он включил фары и повернул налево, к шоссе 49, ведущему на юг. Машин не было ни впереди, ни сзади. Впрочем, Дэн понимал, что ему предстоит ехать всю ночь и проделать большой путь, прежде чем у него появится возможность отдохнуть. Он попрощался с Александрией и поздравил себя с удачным избавлением от охотников за наградой.

Флинт, все еще ошарашенный неожиданным поворотом событий, заворожено смотрел на мигалку.

– Эйсли, ты просто приносишь несчастья, – хрипло сказал он. Двое полицейских вышли из автомобиля. Флинт сунул баллончик с газом под сиденье, запихал брыкающуюся руку Клинта под рубашку и застегнул пиджак. Лица обоих молодых офицеров не предвещали ничего хорошего. Пока полицейские подходили, Флинт достал бумажник и прижал левую руку к груди, чтобы придавить Клинта.

– Держи рот на замке, – сказал он Пелвису. – Говорить буду я.

Полицейский, который подошел к дверце со стороны водителя, обладал такой мощной нижней челюстью, что ею можно было колоть дрова. Он направил фонарь прямо в глаза Флинту.

– Вы нас едва не отправили на тот свет, вы хотя бы понимаете это?

– Ужасно сожалею, сэр. – Голос Флинта был шедевром напускного раскаяния. – Сам я не местный и заблудился. Честно говоря, я даже немного перепугался, потому что никак не мог выбраться из этого лабиринта.

– Угу. И гнал поэтому под шестьдесят. А знак ограничивает скорость пятнадцатью милями в час. Это жилой район.

– Я не видел знака.

– А Домов ты тоже не видел? И нашей машины? Сдается мне, что ты или пьян, или псих, которому нельзя доверять руль. – Он повернул фонарь, и луч уперся в Пелвиса. – Боже мой! Уолт! Ты только взгляни!

– Как поживаете, ребята? – спросил Пелвис, приветливо улыбаясь. Мамми, сидевшая у него на руках, угрожающе зарычала.

– Ну и дела, – сказал полицейский с фонарем. – Дайте-ка взглянуть на ваши водительские права. А заодно ;и на ваши, сэр мистер Пресли.

Пока Флинт мучился, вытаскивая права, из своего плотного бумажника, одновременно удерживая Клин-та, Эйсли извлек свой потрепанный бумажник с вышитым на нем портретом Элвиса Пресли.

– Я всегда говорил, что не верю, будто он умер, правда, Рэнди? – воскликнул Уолт с неподдельным восторгом. Он был выше своего напарника и более худощав. – Я всегда говорил, что в том гробу был просто восковой манекен!

– Ну и ну, – покачал головой Рэнди. – Это будет почище, чем встреча с зелеными человечками. Запроси сведения о машине. – Уолт обошел “кадиллак”, чтобы записать номер, и вернулся назад, к патрульному автомобилю. Рэнди раскрыл права Флинта и посветил фонарем.

– Флинт Морто. Из Монро, да? А что вы делаете здесь среди ночи?

– Гм… Ну, я… – Флинт ощущал в голове гулкую пустоту. Он пытался придумать хоть что-нибудь, все равно, что. – Я… то есть я хочу сказать…

– Офицер? Сэр? – заговорил Эйсли, и Флинт вздрогнул. – Мы хотели найти “Холидей-Инн”. И, кажется, свернули немного не туда.

Луч снова переместился на лицо Пелвиса.

– “Холидей-Инн” прямо за перекрестком. Там висит указатель, и его не заметить трудно.

– Я думаю, что мы умудрились все-таки это сделать. Еще минуту Рэнди потратил на изучение лицензии Пелвиса. Под рубашкой Флинта дернулся Клинт, и Флинт облился холодным потом.

– Пелвис Эйсли, – произнес Рэнди. – Не верю, что тебе дали это имечко при рождении.

– Нет, сэр, но это мое дозволенное законом имя.

– А как тебя назвали родители?

– Гм… Сэр, я живу под именем, которое там записано…

– Пелвис не имя, так называется тазовая кость. Какое имя дали тебе отец с матерью? Или ты вылупился из яйца?

Флинт постарался не обращать внимания на издевательские нотки в голосе полицейского.

– Послушайте, я думаю, ни к чему куда-то звонить по поводу нашего номера…

– Заткнись. Мы с тобой еще поговорим, не волнуйся. Так я спрашиваю, какое имя ты получил при рождении?

– Сесил, – последовал негромкий ответ. – Сесил Эйсли.

– Сесил, – передразнил Пелвиса Рэнди. – И ты все время так одеваешься, Сесил?

– Да, сэр, – гордо ответил Эйсли. Мамми у него на коленях продолжала негромко рычать.

– У тебя чертовски дурацкий вид. Ты не скажешь мне по секрету, зачем тебе этот маскарад?

– Послушайте, офицер, – снова заговорил Флинт. Он испугался, что Пелвис начнет нести что-нибудь об , охотниках за наградой, или о том, что где-то неподалеку находится Ламберт. – За рулем был я, а не он.

– Мистер Морто? – Рэнди чуть склонил голову, и Флинт вздрогнул: огни осветили его лицо, а ему показалось, что он уже видел раньше эти тонкие губы и глубоко посаженные глаза. – Когда я захочу выслушать вас, я задам вам вопрос. Вы поняли меня?

Его лицо было таким же, как и у тысяч других, кто приходил на выставку уродов, чтобы наслаждаться зрелищем, смеяться, поглаживать своих баб и выплевывать табак на начищенные ботинки Флинта. Морто содрогнулся от отвращения. Клинт дернулся под» рубашкой, но Флинт крепко держал его руку и, к счастью, полицейский ничего не заметил.

– Нет причин грубить, – заметил Флинт. Рэнди рассмеялся – этот лишенный всякого юмора утробный грубый смех вызвал у Флинта желание затолкать его назад, прямо в глотку этому человеку.

– Если тебе хочется узнать, что такое настоящая грубость, можешь продолжать выступать. Ты едва не разбил нам машину, и я не собираюсь тебя за это расцеловать. Лучше сиди и помалкивай, иначе переночуешь в тюрьме.

Флинт угрюмо уставился перед собой, а полицейский осветил фонарем заднее сиденье.

– Номер чистый, – сказал Уолт, возвращаясь от патрульной машины.

– А я тут слушаю рассказ Сесила, – сообщил ему Рэнди. – Давай послушаем вместе.

– Ну так, сэр… – Пелвис откашлялся, прочищая горло. Флинт ждал, опустив голову. – Мы едем в Новый Орлеан. В отеле “Хайт” должен состояться слет. Слет таких, как я – подражателей Элвиса.

– Ну, теперь я могу уходить в отставку. Я узнал, все что мне нужно, – сказал Рэнди, а Уолт рассмеялся.

– Да, вот так, сэр. – Пелвис улыбнулся глупейшей улыбкой. – Понимаете, встреча открывается завтра.

– Тогда зачем вам понадобился “Холидей-Инн”?

– Ну… Видите ли, мы договорились встретиться с другими парнями, которые тоже едут на слет. Я полагаю, что мы просто пропустили указатель, а потом начали кружить по району. Вы знаете, как это бывает, когда попадаешь в незнакомое место в такой поздний час. Мы не смогли найти телефон и, должен признаться, действительно слегка испугались, потому что в наше время каждый должен быть осторожен, ведь все эти убийства, которые мы каждый раз видим в новостях, тревожат нас и…

– Хорошо-хорошо. – Рэнди часто дышал, как пловец, который вынырнул на поверхность, чтобы глотнуть воздуха. Он вновь направил фонарь на Флинта.

– А ты тоже имитируешь Элвиса?

– Нет, сэр, он мой менеджер, – ответил за Флинта Пелвис. – Мы как две горошины в одном стручке.

Флинт почувствовал тошноту. Рука Клинта дернулась, и он ее едва не упустил.

– Уолт? Что нам, по-твоему, делать с этой парочкой? Может, сунем их в камеру?

– Это было бы правильно.

– Да. – Фонарь по-прежнему светил в лицо Флинта. – То, что вы заблудились, не может служить извинением за превышение скорости в жилом районе. Вы могли кого-нибудь задавить. – Нас, например, – вставил Уолт.

– Верно. Ночлег в камере поможет вам вправить мозги.

Замечательно, с горечью подумал Флинт.

– К сожалению, – продолжал Рэнди, – если в нашем участке узнают, что нас едва не раздавил Элвис Пресли, над нами будут потешаться весь год. Так что, мистер Менеджер, скажи спасибо, что он оказался рядом с вами, потому что мне не нравится твоя рожа, я будь у меня выбор, я бы тут же засадил тебя в каталажку. – Полицейский протянул ему водительские права. Флинт был так ошарашен, что взял их не сразу.

– Мистер, Морто, сэр? – заговорил Пелвис. – Я полагаю, что он отпускает нас.

– Но с очень настоятельной просьбой, – сурово добавил Рэнди, – придерживаться минимальной скорости. В следующий раз вы можете попасть прямиком на кладбище, а не на слет.

Флинт наконец-то овладел собой и забрал права.

– Спасибо, – с усилием выдавил он из себя. – Впредь такого не повторится.

– Будем надеяться. А теперь езжайте за нами, мы проводим вас к “Холидей-Инн”. Но я хочу, чтобы машину вел Сесил.

– Сэр?

– Я хочу, чтобы на твое место сел Сесил, – сказал Рэнди. – Я тебе не доверяю. Поднимайся, выходи и дай ему сесть за руль.

– Но… ведь… это… моя машина, – бессвязно проговорил Флинт.

– Права у него в порядке. В любом случае “Холидей-Инн” не так уж и далеко. Пошевеливайся, делай, что я сказал.

– Но… послушайте… Я не позволю кому-то кроме меня вести мою…

Пелвис опустил руку на плечо Флинта, и тот подскочил, как от удара током.

– Мистер Морто? Ну что вы беспокоитесь, я буду очень осторожен.

– Давайте-давайте, – поторопил Рэнди. – У нас мало времени.

Пелвис посадил Мамми на заднее сиденье и, обойдя машину, подошел к водительскому месту. С нечеловеческим усилием Флинт заставил себя выйти из “кадиллака”; плотно прижимая к груди руку Клинта, он пересел на пассажирское место. В следующую минуту они уже ехали за патрульной машиной, и Пелвис сказал, улыбаясь:

– Я еще ни разу не водил “кадиллак”. А ты знаешь', Элвис любил “кадиллаки”. И дарил их при каждом удобном случае. Однажды он увидел, как несколько человек глазеют на “кадиллак” в демонстрационном зале, и, вытащив деньги, тут же купил его и отдал им. Вот так-то, сэр. – Он энергично кивнул. – Я всегда был уверен, что мне тоже понравится вести “кадиллак”.

– Ну и как, нравится? – Флинт с ненавистью смотрел на толстые руки Пелвиса, ведущие его машину. – Давай, наслаждайся, пока есть время, ибо после того, как копы исчезнут, ты никогда больше не сядешь за мой руль! У тебя, что, кусок штукатурки вместо мозгов? Ведь я велел тебе закрыть пасть и дать мне вести переговоры! И вот теперь мы вынуждены тащиться в этот чертов “Холидей-Инн”, когда уже могли бы сидеть на хвосте у Ламберта! Боже мой! А это вранье насчет слета в Новом Орлеане! Нам еще повезло, что они не решили отвезти нас прямо туда!

– А я был на таком слете в прошлом году, – сказал Пелвис. – В отеле “Хайт”, как наговорил. Там было почти две сотни “Элвисов”, и мы вспомнили старое доброе время.

« – Кошмар какой-то. – Флинт прижал пальцы ко лбу. – Наверное я дома, в своей постели, и у меня просто температура. Пелвис рассмеялся.

– Приятно слышать, что вы еще не потеряли чувство юмора вместе с Ламбертом, и всем остальным.

– Мы Ламберта не потеряли. Пока.

– Но… Он же исчез. Как же мы снова отыщем его?

– Рядом с тобой профессионал, Эйсли! – многозначительно сказал Флинт. – Первый урок: всегда держи глаза и уши открытыми. Я стоял достаточно близко, чтобы слышать разговор Ламберта с бывшей женой. Она говорила ему про домик в лагере рыбаков, к югу от Хумы. Вермильон, так он называется. Я слышал, как она объясняла ему, где он находится. Она велела ему разбить оконную раму и найти в кладовой еду. Так что очень может быть, что туда-то он и направился.

– Грандиозно! – воскликнул Пелвис. – Мистер Смотс говорил, что вы будете отличным партнером!

– Выбрось это дерьмо о партнерстве из головы! – рявкнул Флинт. – Мы с тобой не партнеры! Тебя повесили мне на шею всего лишь на эту одну-единственную охоту, и все! Ты и так чуть все не погубил, когда твоя чертова псина загавкала! Ее лай вывел, меня из себя! Я стал таким нервным, что позволил этому типу сбежать!

– Я как раз хотел вас об этом спросить, – сказал Пелвис. – Что там случилось?

– Эта проклятая баба… – Флинт осекся на полуслове: еще не хватало, чтобы Смотс узнал, что его сбила с ног женщина. – Она меня отвлекла, – сказал он, – а Ламберт набросился на меня раньше, чем я успел вынуть баллончик. Он ветеран Вьетнама, вот и свалил меня каким-то приемом дзюдо.

– Хорошо еще, что он не схватил ваш пистолет и не пристрелил вас, – сказал Пелвис. – Он ведь убийца.

– Да. – Флинт согласно кивнул. – Мне повезло.

«Почему, действительно, Ламберт не пристрелил меня?” – спросил себя Флинт. Может быть, решил он, потому, что не хотел совершать еще одно убийство на глазах бывшей жены и сына? Впрочем, чем бы он ни руководствовался, ему. Флинту, и впрямь повезло.

У мотеля “Холидей-Инн”, того самого мотеля, со стоянке которого Флинт и Пелвис следили за номером Сьюзан Ламберт, полицейские сделали им еще одно предупреждение о необходимости исправить переднюю фару, и как только патрульная машина скрылась из вида. Флинт пересадил Пелвиса с Мамми на заднее сиденье. Через пять минут он уже мчался на юг по шоссе 49, держа скорость чуть ниже шестидесяти пяти миль в час. Если Ламберт поехал к лагерю рыболовов, они его там поймают. Если только полицейские первыми не схватят его и если только он не отправится куда-то еще. Но это была рулетка, такая же, в какую сыграл Флинт, когда следил за бывшей женой Ламберта.

Дорога уходила во тьму. Хума лежала среди болот, на территории кадженов. Флинт никогда раньше не слышал про Вермильон, но был уверен, что отыщет его, когда они туда доберутся. С другой стороны, в эту местность Флинт никогда бы не поехал по доброй воле. О тамошних жителях ходили дурные слухи, и лучше было бы с ними не связываться. Эйсли, слава Богу, затих, и Флинт мог спокойно привести мысли в порядок.

Звук, похожий на завывание испорченной пилы, послышался с заднего сиденья.

Флинт взглянул в зеркальце. Пелвис храпел; Мамми, положив голову на его плечо, негромко порыкивала во сне.

По крайней мере у него есть кто-то, на кого ему не наплевать.

О себе этого Флинт сказать не мог.

Хотя, с другой стороны, всегда оставался Клинт. Добрый старый слепой и немой Клинт, который разрушил его жизнь так же верно, как если бы Флинт был от рождения болен проказой.

Дорога уходила во тьму. Флинт дал себе слово схватить Ламберта – это было делом чести. Он не боялся ничего на этой земле и уж, конечно, не испугается полоумного убийцу, который оказался настолько глуп, что не застрелил своего преследователя, когда тот был беззащитен. Эта игра должна быть разыграна до последней карты, и победитель получит все. Флинт дал себе клятву приволочь эту дичь Смотсу и показать этому ублюдку, что значит быть профессионалом.

Флинт вновь вспомнил особняк из своих снов – белый каменный особняк с четырьмя печными трубами и большим окном на фасаде. Он был уверен, что это его дом. Там жили его отец и мать. Богатые благородные люди, которые увидели, что их ребенок урод, и, охваченные ужасом, отказались от него. Его дом. Это должен быть его дом, потому что слишком часто снится ему. Но его нужно еще найти, найти того мужчину и ту женщину, и доказать им, что он их сын, который был вышвырнут из благородной утонченности в холодный и грязный мир. Может быть, этот дом находится где-то на юге. Может быть, они ждет его где-то в конце этого шоссе, и если бы Флинт отправился туда раньше, то, возможно, давно нашел бы это спрятанное сокровище, и оно озарило бы его путь.

Возможно.

Но сейчас дорога по-прежнему уходила во тьму.


Глава 9 Время вор | На пути к югу | Глава 11 Ночные странствия