home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Рай сатаны

– А ты знаешь, в юности Элвис едва не отказался петь. Считал себя простым водителем грузовика и больше никем не хотел быть. Я говорил тебе, что раньше был водителем грузовика?

– Да, Эйсли, – устало сказал Флинт. – Два часа назад.

– Ну, я хочу сказать – никогда не знаешь, кем станешь в этой жизни. Элвис думал, что он будет водить грузовик, а посмотри, куда его завела судьба. Только, я, кажется, не попаду туда, куда хочу.

– Гм, – произнес Флинт и вновь позволил себе закрыть глаза.

Он обливался потом. Все стекла в “кадиллаке” были опущены, но это не спасало от удушающей жары; воздух был неподвижен. Флинт поставил автомобиль у обочины под сенью раскидистых ив, но даже тень не спасала от зноя. Вот уже двенадцать часов они непрерывно вели наблюдение. Флинт был вынужден снять пиджак и расстегнуть пуговицы на рубашке; Клинт высунул руку наружу и начал сжимать и разжимать пальцы, словно протестуя против жары. Мамми некоторое время с интересом следила за ней, а потом ей это надоело, и она уснула на заднем сиденье. Ее розовый язычок вывалился из пасти, и на черной обивке образовалась небольшая лужица слюны.

От Хумы на Вермильон вело единственное растрескавшееся шоссе, других дорог в округе не было. Флинт с Пелвисом въехали в страну болот перед рассветом и, хотя в темноте многого разглядеть было нельзя, они сразу почувствовали тяжелый резкий запах душистых цветов, смешанный с запахом гнили и разложения. Миновав длинный бетонный мост, они проехали городок Вермильон – беспорядочное скопление обветшавших сараев и бревенчатых домиков. Через три мили Флинт увидел слева разбитую колею, которая вела через чахлый сосновый лесок к серому домику с крытой верандой. Света в окнах не было, и признаков машины Ламберта тоже нигде не обнаружилось. Нелвис и Мамми отправились, лес по нужде, а Флинт обошел домик и увидел мостки, уходящие к озеру, но в темноте было трудно судить о величине водоема. Недалеко стоял эллинг, запертый на висячий замок. Флинт пришел к заключению, что Ламберт – если он вообще поехал сюда – пока не объявлялся. Впрочем, это было к лучшему, потому что в этот момент Пелвис издал дикий вопль: ветка уколола его в задницу – и Мамми тут же разразилась лаем, от которого у флинта побежали мурашки по коже.

Они вернулись в Вермильон; Флинт позвонил в телефонную службу Смотса, и дежурный оператор передал ему, что свет был по-прежнему зеленый. Это означало, что, по сведениям Смотса, Ламберта пока не арестовали. Флинт нашел место для наблюдательного пункта, и вот с четырех утра они сидели там, по очереди несли дежурство, спали или закусывали глазированными пончиками, печеньем и другими припасами, которые захватил с собой Эйсли. На заправке за Лафейеттом Флинт купил пластиковую бутылку воды, а Пелвис – упаковку из шести банок Юуу-Хуу.

– Клянусь, – заметил он, допивая последнюю банку, – это удивительнейшая вещь на свете.

Флинт хранил молчание; он уже изучил все методы Эйсли втягивать его в бессмысленный разговор.

– Клянусь, это так, – сделал еще одну попытку Пелвис. – Я имею в виду того маленького парня у вас внутри, мистер Морто. Знаете, однажды я был на шоу уродов и видел там быка с двумя головами, но по сравнению с вами эта все ерунда.

Флинт стиснул зубы.

– Именно так. – С хлюпающим звуком Пелвис всосал в себя остатки Юуу-Хуу. – Люди платили бы бешеные деньги, чтобы только на это взглянуть. Ей-богу, платили бы. Я бы, например, точно заплатил. Я имею в виду, если бы уже не увидел бесплатно. Так можно сколотить состояние. Вам надо бы отказаться от профессии охотника за наградами и пойти в шоу-бизнес. Я расскажу вам все, что для этого нужно…

– Заткни… свой… рот, – прошептал Флинт и сразу пожалел об этом, потому что Эйсли все-таки добился своего. Пелвис сунул руку на дно сумки, извлек три последних печенья и проглотил их одно за другим. Потом вытер рот тыльной стороной ладони.

– Я говорю серьезно. Вы никогда об этом не думали? Кроме шуток. Вы можете стать знаменитым.

Флинт открыл глаза и уставился на потную рожу Пелвиса.

– Чтобы ты знал, – жестко сказал он. – Я вырос на ярмарке. Я по горло сыт шоу-бизнесом, и закончим на эту тему, понятно?

– Вы работали на ярмарке? Вы хотите сказать – участвовали в шоу уродов?

Флинт поднял ладонь к лицу и прижал большой и указательный пальцы к вискам.

– О, Боже мой, что мне сделать, чтобы избавиться от него?

– Мне интересно, нет, честно. Я до сих пор не встречал ни одного настоящего урода.

– Не смей говорить это слово.

– Какое слово?

– Урод! – рявкнул Флинт; Мамми проснулась и зарычала. – Не смей его произносить!

– А почему? Разве в нем есть что-то обидное? – Пел-вис выглядел искренне озадаченным. – Мне кажется, на свете есть и более плохие слова, как по-твоему?

– Эйсли, ты меня убиваешь, понятно это тебе? – Флинт постарался улыбнуться, но в глазах у него горела ярость. – За всю свою жизнь я еще не встречал человека… до такой степени тупого.

– Тупого, – повторил Пелвис. Он глубокомысленно кивнул. – Что ты подразумеваешь под этим? Только точно.

– Дурак! Тупица! Что еще, по-твоему, я должен под этим подразумевать? – Улыбка Флинта растаяла. – Черт возьми, да что такое с тобой? Уж не сидел ли ты в тюрьме особого режима последние пять или шесть лет? Разве ты не можешь закрыть рот и подержать его в таком положении две минуты?

– Могу, – раздраженно ответил Пелвис. – Всякий может, если его заставят.

– Вот и держи! Две минуты тишины! Пелвис крепко сжал губы и уставился прямо перед собой. Мамми тявкнула и опять устроилась спать.

– По каким часам будем отмечать время? – спросил Пелвис.

– По моим! Я буду следить по своим часам! Начинай прямо сейчас!

Пелвис хмыкнул и начал рыться в сумке, но там уже ничего не осталось, кроме оберток. Он перевернул последнюю банку Юуу-Хуу, пытаясь вылить на с каплю или две, а затем смял банку кулаком.

– Все-таки глупо, по-моему!

– Чего это ты начал! – проскрипел Флинт. – Осталось еще пятнадцать секунд!

– Я говорю не с вами! Может человек высказать то, что приходит ему на ум? Клянусь, мистер Морто, вы пытаетесь изо всех сил казаться жестоким!

– Я не хочу больше слушать тебя, Эйсли! – сказал Флинт. – Я хочу, чтобы ты застегнул свою пасть! Ты со своей проклятой псиной один раз уже испортил дело, и я не хочу, чтобы это повторилось!

– Не надо сваливать все на нас с Мамми! Мы ничего не испортили!

Флинт обеими руками вцепился в руль; на его щеках появились красные пятна. Рука Клинта поднялась и, схватив воздух перед собой, вновь опустилась.

– Просто посиди тихо и не приставай ко мне. Можешь ты это сделать?

– Конечно, могу. Ведь я не какой-нибудь тупица.

– Хорошо. – Флинт опять прикрыл глаза и откинул голову на сиденье.

Прошло, быть может, секунд десять, и Пелвис произнес:

– Мистер Морто?

Флинт с шипением повернулся к нему.

– Кто-то едет, – сказал Пелвис.

Флинт взглянул сквозь деревья на дорогу. Автомобиль… Одиннадцатый за сегодняшний день… Он приближался со стороны Вермильона. Но это был не микроавтобус, а, грузовик, размером с вагон. Когда грузовик приблизился. Флинт различил синюю надпись на его боку: “Бриск Процессинг Ко”. А ниже было выведено: “Батон-Руж”. Грузовик прогрохотал мимо и скрылся за поворотом.

– Не думаю, что Ламберт приедет, – сказал Пел-вис. – Он бы уже давно был здесь, если бы собрался сюда.

– Мы будем ждать. Я уже говорил тебе, что из этого, в основном, состоит наша работа, разве не так?

– Так точно, – согласился Пелвис, – но как вы узнаете, поймали его или еще нет? Мы можем сидеть здесь сколько угодно, но если его арестовали, то он никогда не приедет.

Флинт взглянул на часы. Было почти без двадцати четыре. Эйсли прав – самое время еще раз позвонить Смотсу. Но Флинту не хотелось опять ехать в Вермильон и проезжать мост, где был риск попасться Ламберту на глаза. Гораздо легче взять Ламберта в домике, где этот убийца будет считать себя в безопасности , – чем гнаться за ним по шоссе. Флинт взглянул в том направлении, куда укатил грузовик. Должна же быть хоть какая-то цивилизация там, ближе к югу. Он развернул карту дорог Луизианы – он всегда возил с собой не меньше дюжины разных карт – и отыскал точку с надписью “Вермильон”. Около четырех или пяти миль к югу была еще одна точка, называемая Чандалак, а потом шоссе 57 упиралось в Ла-Пирр и там заканчивалось. Дальше шли сплошные болота, до самого Мексиканского залива.

Грузовик, несомненно, ехал в какой-то пункт, и там должен быть телефон. Флинт запустил двигатель и вывел “кадиллак” из-под прикрытия ив.

Он пропустил мимо ушей вопрос Пелвиса “Куда мы едем?” и повернул направо. Солнце горело на длинном черном капоте его машины, как шаровая молния.

Теперь они могли лучше рассмотреть окрестности. По обеим сторонам дороги лежала плоская болотистая местность, изрезанная извилистыми протоками с густой темной водой, между которыми торчали дубы и заросли пальметто. На горячем асфальте извивалась длинная змея, которую несколько минут назад раздавил проехавший грузовик. Флинт тоже направил “кадиллак” на нее, а когда взглянул в боковое зеркало, увидел двух крупных птиц – вероятно, стервятников, – которые опустились на раздавленную змею и начали рвать ее на куски клювами.

Флинт не верил в предзнаменования. И все же надеялся, что эта картина не является одним из них.

Они проехали всего две-три мили, когда с правой стороны дороги редкий лес кончился и солнце заблестело на голубой поверхности канала, выходящего из болота. У самого берега возвышалось белое здание с железной крышей и надписью: ВЕРМИЛЬОН / ПРИСТАНЬ / МАГАЗИН. Рядом тянулся причал, у которого стояло несколько небольших катеров, а еще один, покрупнее, как раз швартовался. Недалеко от причала стоял и грузовик “Бриск Процессинг Компани”; борта у него были открыты. Рядом с грузовиком Флинт увидел то, к чему он стремился: телефонную будку.

Он въехал на стоянку, сплошь усыпанную устричными раковинами, застегнул рубашку и, пожав плечами, влез в свой просторный пиджак.

– Оставайся здесь, – проинструктировал Флинт Пелвиса, выходя из машины. – Я скоро вернусь.

Он сделал лишь три шага по направлению к будке, как услышал, что хлопнула дверца и, обернувшись, увидел Эй ели с Мамми, дремавшей у него на руках.

– Вы занимайтесь своими делами, – сказал Пелвис в ответ на вопросительный взгляд Флинта. – А я схожу куплю какой-нибудь еды. Вам что-нибудь нужно?

– Нет. – Еды – саркастически подумал Флинт. – Хотя подожди. Возьми мне бутылку лимонного сока, если у них есть. И не смей никуда больше заходить и болтать насчет Ламберта, понял? Если кто-то спросит тебя, что ты здесь делаешь, скажешь – приехал порыбачить. Слышишь?

– Вы думаете, у меня вообще нет мозгов?

– Ну ладно, – проворчал Флинт и, повернувшись спиной к Пелвису, вошел в телефонную будку. Там он набрал номер конторы Смотса. – Это Флинт, – сказал он, когда босс взял трубку. – Какие новости о Ламберте?

– Подожди.

Флинт ждал; пот струйками стекал по его лицу. Клинт, оглушенный жарой, лежал неподвижно. Воздух пропах болотными испарениями, да и пропотевший костюм Флинта не источал аромата. Обычно он мылся часто; джентльмен, по его представлениям, должен знать цену чистоте, хрусту белой рубашки и свежести нижнего белья. Но последние двадцать четыре часа были сущим проклятьем, а эта болотистая местность казалась раем, созданным Сатаной. Из будки Флинт видел, как четверо мужчин начали разгружать подошедший катер. Единицы груза были зеленовато-коричневого цвета, с поблескивающей чешуей, с длинными мордами, обвязанными медным проводом, и с четырьмя ногами, тоже связанными проводом. Мужчины сгружали крокодилов с палубы, потом тащили их к грузовику и запихивали в кузов. Флинт насчитал на палубе не меньше двух десятков этих тварей. Руководил разгрузкой пятый мужчина; он был худ, светлые волосы доходили ему до плеч, одет он был в синие джинсы и футболку с эмблемой Гарварда. Словно почувствовав, что Флинт за ним наблюдает, он посмотрел в его сторону, и солнце запылало в круглых линзах его темных очков. Взгляд был долгим и пристальным.

– Флинт? – Смотс вновь был на линии. – По последним данным, Ламберт все еще на свободе. Где ты сейчас?

– Далеко на юге. В какой-то дыре под названием Вермильон. Стою и смотрю, как какие-то типы разгружают живых крокодилов.

– Спроси, не нужна ли им помощь, – заметил Смотс со сдавленным смешком.

Флинт пропустил это замечание мимо ушей.

– Я едва не схватил Ламберта прошлой ночью.

– Что значит – едва? Он что, все-таки приехал к бывшей жене?

– Нет. Но я его выследил. Я думаю, сейчас он едет сюда. Вероятно, он где-то укрылся, пока светло, а с темнотой вновь двинется в путь.

Человек в футболке опять посмотрел на Флинта, потом повернулся и подозвал к себе одного из рабочих, бритоголового негра, ростом около шести с половиной футов и весом больше сотни килограммов.

– Смотс, – сказал Флинт, – этот Эйсли сводит меня с ума. Даже Бог вряд ли смог бы заткнуть ему рот. Не знаю, что ты в нем нашел, но он совершенно не подходит для нашей работы.

– Он много болтает, так? Это может быть плюсом. У него талант изматывать разговорами кого угодно.

– Да, этого у него не отнимешь. Но он малость чокнутый. Он мыслит неадекватно. Должен сказать, что в трудной ситуации на него нельзя положиться.

– Забудь на минуту об Эйсли. Ты ведь не слышал последнюю новость?

– Какую новость?

– Ламберт пришил еще одного. Сегодня ночью он убил парня в мотеле где-то недалеко от Александрии. Ранил из дробовика, а потом забил до смерти. И угнал его микроавтобус. По телевизору только об этом и говорят.

– Когда я его отыскал, он как раз был в микроавтобусе. Я схватил бы его, но его бывшая жена помогла ему бежать.

– Звучит так, будто Ламберт превратился в бешеную собаку. Человек, убивший дважды, думает только о том, чтобы убить в третий раз. Так что подумай о своей заднице.

– Эйсли сейчас как раз покупает жратву, – сказал Флинт.

– Что? О, да! Ха-ха! Слышишь, Флинт? А Эйсли привил тебе чувство юмора!

– Меня беспокоит полное отсутствие у него мозгов. До сих пор я не промахивался – но это было до того, как ты повязал меня с ним.

– Он только хочет научиться всяким приемам, как и ты в свое время, – сказал Смотс. Он помолчал, а затем тяжело вздохнул. – Ну, в общем-то, я считаю, что ты прав. Ламберт слишком опасен, чтобы напускать на него Эйсли. Я не хочу потерять ни его, ни тебя, так что ты можешь бросить это задание, если хочешь.

Флинт едва не упал. Он подумал, что вот-вот должна затрястись земля и разверзнуться небеса. Смотс предлагает ему бросить задание!

– Ты еще там. Флинт?

– Гм… да. Да, я здесь. – Его радость была недолгой: ему были нужны деньги; оплатить карточные долги, и если Ламберт с наступлением темноты явится в тот домик, то будет глупо сейчас возвращаться в Шривпорт. Потом Ламберт вообще может больше не показаться в Луизиане. Это соображение оказалось решающим. В конце концов, у него есть баллончик с мейсом, бронзовый кастет и двуствольный пистолет в маленькой кобуре под правой рукой. Ни один человек – даже ветеран Вьетнама – не сможет убежать или оказать сопротивление с раздробленной коленной чашечкой.

– Если Ламберт появится, « – сказал Флинт, – я поймаю его. Я позвоню тебе еще до наступления утра.

– Тебе не надо ничего доказывать. Я хорошо знаю, на что ты способен. Но такой сумасшедший, как Ламберт, может быть в высшей степени непредсказуемым.

Флинт хмыкнул.

– Смотс, если бы я тебя не знал, то подумал бы, что ты обо мне заботишься.

– Ты был прекрасным вложением капитала. Эйсли тоже обещает стать хорошим капиталовложением, когда наберется опыта.

– А, теперь понимаю. – Флинт вытер рукавом пот со лба. Длинноволосый человек в футболке вновь наблюдал за разгрузкой и не обращал на Флинта никакого внимания. – Я останусь здесь на некоторое время. Если Ламберт не появится до шести утра, тогда я поеду назад.

– Хорошо, делай как хочешь.

– Я позвоню, когда начнет темнеть. – Флинт повесил трубку. Так или иначе, игру нужно было кончать. Эйсли еще не вернулся к машине, и, поглядев через окно в магазин. Флинт увидел, что он стоит у кассы, ест мороженое и разговаривает с рыжей девицей за прилавком. На ее пухлом щекастом лице читался восторг; Флинт подумал, что не каждый день ей приходится обслуживать такого клиента. Тут он заметил знак ТУАЛЕТЫ, на котором была стрелка, указывающая за угол здания. Он потел в этом направлении и обнаружил дверь с буквой “М”. Ручки на двери не было. Входя, Флинт услышал страдальческие звуки, которые издавали брошенные в грузовик аллигаторы: утробную отрыжку и тонкое блеяние. Свой жизненный путь они завершат в Батон-Руж, превратившись в туфли, сумочки и пояски.

В сортире нестерпимо воняло лизолом. Один из двух унитазов, казалось, оброс мхом, в другом стояло желтое озеро, в котором плавали разбухшие окурки. Флинт выбрал тот, что был покрыт мхом, и расстегнул ширинку.

Облегчаясь, он задумался над тем, что сказал Смотс:

Человек, убивший дважды, думает только о том, чтобы убить в третий раз. Так почему же, спросил себя Флинт, я до сих пор еще жив? Ламберт только что совершил второе убийство, и ему нечего было терять, особенно, если дело касалось охотника за наградой, который преследовал его от самого Шривпорта. Может быть, не хотел, чтобы его бывшая жена и сын были свидетелями?

Это была самозащита, – припомнил Флинт слова женщины. – Он не кровожадный убийца.

Ламберт превратился в бешеную собаку – таково было мнение Смотса.

Где же правда? Пусть выясняет судья, – подумал Флинт, глядя на фотографию девушки на автомате, продающем презервативы. Потом он посмотрел вниз и вздрогнул.

Лезвие длинной бритвы покачивалось у головки его члена.

– Закрой дверь.

Дверь со стуком закрылась.

– Спокойно, приятель. Немного остынь. И не надо писать на мою руку. Я этого не люблю, и у меня может дрогнуть рука. – Рядом с Флинтом стоял тот самый длинноволосый парень в темных очках; у него был мягкий, почти женский голос с едва заметным южным акцентом, но говорил он быстро, будто куда-то спешил. – Вирджил, взгляни-ка на его бумажник.

Черная рука, похожая на большой кусок жареного мяса, скользнула Флинту под пиджак, во внутренний карман, едва не задев Клинта.

– Смотри прямо перед собой, приятель. Держись за конец обеими руками, вот так. Ну что там?

– Значка нет, – сказал Вирджил голосом, похожим на грохот бетономешалки. – Есть водительские права. Луизиана. Имя Флинт Морто. Из Монро.

– Наш друг Флинт! – бритва угрожающе придвинулась ближе. – Ну что ж, говори.

– В чем дело? – выдавил из себя Флинт осипшим голосом.

– Биииип! Ответ неверный! Вопросы задаю я! Кто ты такой, и что ты делаешь здесь?

– Рыбачу.

– О даааааааа! Рыбачит, он сказал, Вирджил! А что говорит нам твой нос?

Негр понюхал воздух у самого лица Флинта.

– Нет, он рыбаком и не пахнет, – загрохотал его голос. – Сдается мне, пахнет вроде бы копом, но… – Он продолжал принюхиваться. – Что-то такое забавное.

Флинт повернул голову и посмотрел в темные стекла. Человеку из Гарварда, который был примерно такого же роста, как и Флинт, было лет сорок пять. Он был худой и загорелый, седая щетина покрывала скулы его морщинистого обветренного лица. Когда-то его волосы были песочного цвета, но теперь они почти все поседели. На левом ухе у него не было мочки. Его футболка с эмблемой известного колледжа была покрыта пятнами пота, а грязь, казалось, навечно въелась в его синие джинсы. Носков он не носил.

– Я не коп, – сказал Флинт, вновь поднимая глаза к черным очкам. – Я приехал порыбачить на выходные, и все.

– Для этого надел свой лучший костюм и перся сюда из Монро? Если ты рыбак, то я Добби Гиллис.

– Он не рыбак. – От Вирджила ужасно воняло крокодилами; у него был широкий нос с раздутыми ноздрями, и он носил фиолетовые шотландские шорты. – Рыба сейчас не клюет – слишком жарко. Вот уже неделю здесь нет ни одного рыбака.

– Это верно, – заметил тот, который держал бритву. – Так что же, Флинти, каков будет твой рассказ?

– Слушайте, парни, я не знаю, кто вы такие, и не понимаю, в чем дело, но я просто зашел в туалет. Если вы хотите ограбить меня, валяйте, но мне хотелось бы, чтобы вы убрали эту чертову бритву.

– Может быть, это как раз ты, хочешь ограбить нас.

– Что?

– Я видел тебя у телефона, Флинти. Ты кому-то звонил. Кому? Может быть, Виктору Медине? Ты один из его шпиков, Флинти?

– Я не знаю никакого Виктора. Я звонил в свою контору.

– А что у тебя за работа?

– Страхование, – ответил Флинт.

– Воняет враньем, – сказал Вирджил, шмыгая носом.

– Этот нос знает все. У Вирджила мистический нос, Флинти. Так что, давай, попробуем еще раз: что у тебя за работа?

Флинт не мог сказать этим двум болотным крысам правду.

– Я космонавт, – сказал он, прежде чем сумел придумать что-то более подходящее. – А чем занимаетесь вы?

– Охахахаха, космонавт, Вирджил! – Мужчина в черных очках рассмеялся; зубы у него были изъедены кариесом. – Смотри-ка, какая нам попалась знаменитость! Что скажешь?

– Скажу то, что он выбрал тяжелый путь, Док.

– Вот это верно. – Док кивнул и перестал улыбаться. – Значит, пусть будет тяжелый путь. « Вирджил заглянул в соседнюю кабинку и тоже решил пошутить.

– Вот те на! Сдается мне, что кто-то забыл за собой смыть?

– Боже мой, боже мой! – Док сложил бритву резким движением запястья. Флинт с облегчением перевел дух. – Я полагаю, что эта работа как раз для космонавта, верно?

– Наверняка. – Вирджил ухватил Флинта за шею одной рукой, а другой вывернул ему руку за спину.

– Эй! Эй! Погодите! – завопил Флинт. Клинт проснулся и завозился под рубашкой, а Вирджил уже тащил Флинта к забитому унитазу. Флинт пытался сопротивляться, цеплялся ногами за стойки, но Вирджил, казалось, этого даже не замечал. У Флинта волосы встали дыбом, когда он увидел коричневое месиво, в котором шевелились черви толщиной с палец.

Вирджил подтолкнул лицо Флинта к унитазу. Флинт не мог достать пистолет и не мог даже приказать Клинту это сделать. Он надеялся только, что потеряет сознание прежде, чем его лицо погрузиться в зловонную кучу.

– Сэр?

Док повернул голову на хрипловатый голос, раздавшийся от двери. И едва не задохнулся: там стоял Элвис Пресли, освещенный лучами жаркого солнца. Док тоже замер с открытым ртом, а Пелвис Эйсли подошел к нему и левой рукой осторожно снял с него солнечные очки. Док зажмурился от резкого перепада освещения.

– Извините, – сказал Пелвис и поднял правую руку, в которой был зажат красный баллончик, взятый в “кадиллаке” из бардачка. Он нажал кнопку, и струя ударила прямо Доку в лицо.

Результат последовал немедленно. Док издал крик, от которого Пелвис содрогнулся, и прижал руки к горящим глазам. Нос Флинта был уже в двух дюймах от кучи, но, услышав этот вопль, Вирджил отпустил свою жертву. Флинт изо всех сил ударил локтем его в грудь, но Вирджил только хрюкнул и бросился на помощь Доку.

– Боже милостивый, – пробормотал Пелвис, увидев черного гиганта. Вирджил бросил взгляд на Дока, который валялся на полу, обхватив лицо обеими руками, а затем уставился на Пелвиса так, будто перед ним был пришелец с другой планеты. Впрочем, он быстро пришел в себя и бросился на Пелвиса, словно бешеный бык.

Пелвис выпустил еще одну струю мейса, но Вирджил отвернул голову и заслонился плечом. Струя обожгла ему кожу, но негра это не остановило. Он сшиб Пелвиса с ног и выбил у него из пальцев баллончик. Раздавив баллончик ногой, Вирджил схватил Пелвиса за горло и поднял в воздух. Пелвис выпучил глаза и, задыхаясь, хватал руками воздух, пытаясь освободиться из толстых лап Вирджила.

Из дальней кабинки вышел Флинт. Он увидел налитое кровью лицо Пелвиса и понял, что действовать надо быстро. Он рванул рубашку, выхватил крошечный двуствольный пистолет и взвел курки.

– Отпусти его! – крикнул Флинт, но Вирджил не обратил на него внимания. Для второй попытки времени не оставалось. Флинт сделал шаг вперед, прижал оба ствола к левому колену негра и спустил курок. Пистолетик издал лишь негромкий хлопок, но пуля сделала свое дело. Вирджил вскрикнул, отпустил Пелвиса и повалился на пол, ухватившись за раненое колено.

– Бежим! – задыхаясь, проговорил Пелвис. – Боже мой, я не могу встать!

– Сможешь, сможешь! – Флинт увидел на полу свой бумажник, поднял его и только после этого подставил плечо Пелвису. – Идем, идем, шевелись! – Он толкнул ногой дверь и выкатился вместе с Пелвисом под палящее солнце. Погрузка аллигаторов все еще продолжалась – остальные рабочие, вероятно, решили, что это он кричал в туалете. Рыжая кассирша из магазина была, очевидно, слишком напугана и не проявляла желания подойти и посмотреть, в чем дело. Но тут один из рабочих, тащивший крокодила вдоль пирса, увидел их и заорал:

– Эй, Митч! Док и Вирджил в дерьме! – Его приятель на катере сунул руку под грязную оранжевую рубаху и вытащил пистолет.

Несомненно, наступило время покинуть эти прекрасные места.

Пелвис, который только что едва держался на ногах, вдруг стал первоклассным спринтером. Грянул выстрел, и пуля выбила кусок штукатурки над головой Флинта. Флинт, не целясь, пальнул в ответ из своего пистолета – впрочем, расстояние все равно было слишком большим. Грузчики распластались на причале, бросив своего крокодила, а Флинт кинулся к машине, где Мамми, сидя на водительском сиденье, заливалась неистовым лаем. Он едва не раздавил ее, когда усаживался за руль; Пелвис прыгнул на сумку с чипсами и печеньем, которая валялась на заднем сиденье. Флинт запустил двигатель и задним ходом выехал со стоянки. Митч с пистолетом выскочил из-за угла, расставил ноги и прицелился. Флинт крикнул: “Пригнись!” – и Пелвис резко опустил вниз голову. Но прежде чем Митч успел нажать на курок, “кадиллак” уже оказался под прикрытием леса, и сердце Флинта вновь вернулось на свое место в грудной клетке. Он продолжал ехать задом еще ярдов пятьдесят, пока не нашел свободное место, а потом развернулся и прибавил газу.

Пелвис нерешительно поднял голову. На шее у него уже проступали синяки.

– Я хотел умыться и услышал, что они там! – прохрипел он сквозь вой мотора и ветра. – Поглядел в дырку и вижу – они хотят вас ограбить! Я сразу вспомнил о мейсе!

– Это были не грабители, а просто психи! – Лицо Флинта блестело от пота; он все время поглядывал в зеркало, но погони не было, и он, наконец, сбавил скорость. Клинт все еще ворочался, как будто разделял ярость брата. – Проклятые болотные крысы, они хотели меня утопить в дерьме! – Флинт еще чуть-чуть снизил скорость. Он решил – вернее, понадеялся – что грузовик не станет преследовать их. Они уже подъезжали к тому месту, где сидели, поджидая Ламберта. Наступило время вновь начинать игру. Поколебавшись, Флинт надавил на тормоз.

– Что вы делаете? – пронзительно закричал Пелвис. – А вдруг они все же погонятся за нами?

– Я приехал сюда за Ламбертом, – сказал Флинт, заводя “кадиллак” под прикрытие ив, – и не позволю, чтобы свора болотных крыс заставила меня убраться отсюда.

Остановив машину, он открыл бардачок и, достав патроны, перезарядил свой маленький пистолет. Потом Флинт заглушил двигатель, откинулся на сиденье и перевел дух.

Прошла минута.

– Этот игрушечный пистолет может пригодиться в трудную минуту, – сказал Пелвис, – но я бы не поставил на него свою жизнь. – Флинт не ответил. Прошло пять минут, в течение которых Пелвис продолжал болтать то сам с собой, то с Мамми. Потом с юга послышался звук мотора. – Ах, Боже мой, это они! – воскликнул Пелвис и сжался на заднем сиденье.

Грузовик проехал мимо, и вскоре исчез из вида. Флинт покачал головой. Множество странных вещей случалось с ним за его карьеру охотника за наградой, но нынешние события были самыми необычными. Что происходит? Док и Вирджил не собирались грабить его; они хотели узнать, кто он такой, почему оказался здесь и кому звонил по телефону.

– Будь я проклят, если могу что-то понять, – пробормотал Флинт и убрал пистолет Клинта в кобуру. – С тобой все в порядке?

– Болит немного, но, кажется, все цело, – неуверенно сказал Эйсли.

Флинт продолжал прислушиваться, ожидая сирены “скорой помощи” или полиции. Если появятся копы – пиши пропало. Но у него начало складываться убеждение, что эти болотные крысы не имеют желания связываться с полицией. Законопослушные граждане обычно не угрожают бритвами первому встречному. И что это еще за Виктор Медина, и почему они говорили, что он, Флинт, хочет ограбить их?

Что значит “ограбить”? Отнять у них грузовик с крокодилами?

Все это было совершенно бессмысленно, а Флинт проехал такое расстояние отнюдь не для того, чтобы беспокоиться о каких-то чокнутых любителях крокодилов. Его мысли снова вернулись к Ламберту. Чертов Эйсли – теперь у них нет баллончика с мейсом. А без него все здорово осложняется.

– Мистер Морто, сэр?

Флинт взглянул на Пелвиса и увидел, что он белый, как молоко.

– Никогда раньше не видел, как стреляют в человека, – сказал Пелвис. Он явно сильно страдал. – В меня тоже никогда не стреляли. Как только подумаю об этом… Меня тут же начинает выворачивать наизнанку.

– Ну, так выйди и блевани! Только не смей пачкать мою машину!

– Да, сэр. – Пелвис открыл дверь, выбрался из машины и заковылял к лесу; Мамми бросилась вслед за ним.

Флинт с отвращением хмыкнул. Таким впечатлительным нечего делать у Смотса. Впрочем, его собственные нервы успокоились только-только, и он знал, что еще долго будет видеть в ночных кошмарах этот сортир.

Клинт наконец-то затих. Флинт заглянул в смятый мешок с продуктами и был весьма обрадован, обнаружив там небольшую зеленую бутылку. Он открыл ее и сделал большой глоток. Сколько он себя помнил, его организм всегда требовал кислоты. Потягивая лимонный сок, он подумал, что через несколько минут надо бы пройтись до домика и убедиться, что Ламберт не появился там за время их отсутствия.

На дороге все было тихо. Ни полиция, ни “скорая помощь” так и не появились.

«Крокодилы, – подумал Флинт. – Что в них может быть такого ценного, чтобы их охраняли вооруженные люди?»

Ну, в конце концов, это не его дело. Его дело – поймать Ламберта и отвезти его в Шривпорт. На этом и надо сосредоточиться. Он слышал, как в подлеске мучается Эйсли, извергая из желудка всю ту мерзкую жратву, которую он набрал в дорогу. Флинт сделал еще глоток из зеленой бутылки и подумал, что это не жизнь, а сущий ад для порядочного человека.


Глава 12 Юпитер | На пути к югу | Глава 14 Маленькие черепа