home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Связи распались..

Уильям Батлер Йитс. Второе Пришествие

Дайен, не веря собственным глазам, смотрел на дымящуюся дыру, прожженную на левом боку его камзола. Накопитель разлетелся. Лазерный луч попал в него. Дайен ошеломленно перевел взгляд от разбитого накопителя к пистолету в руке и на дыру, прожженную в стене слева от Командующего. Черная полоска копоти на боку шлема Сагана показывала, насколько близко от него прошел смертоносный тонкий луч... и как далеко.

– Что случилось? – ошеломленно спросил Дайен. Потом его затрясло.

Саган понял, что парень сам должен найти ответ на свой вопрос.

– Абдиэль, – сказал Командующий, поднимаясь с колен.

Протянув руку, он забрал пистолет из безжизненной руки юноши и с интересом его осмотрел.

– Оружие Иуды. Давненько я такого не видел. Он стреляет в двух направлениях, вперед и назад, предавая своего хозяина.

– Вы... Вы знали! – выпалил Дайен, стуча зубами. Теперь он ощутил боль в обожженном боку. От вони собственного паленого мяса его затошнило.

– Не знал, но подозревал. Особы Королевской крови иногда пользовались такими, чтобы убивать друг друга.

– Почему вы мне не сказали?

Дайен приложил руку к ране, тщетно пытаясь остановить кровь. Металл накопителя вошел в его тело, а разлетевшийся кристалл утыкал кожу мелкими острыми осколками.

– А разве вы мне поверили бы? Вам надо было самому в этом убедиться.

– Вы рисковали своей жизнью – и моей, – чтобы я мог сам увидеть, каким глупцом был! – с горечью сказал Дайен.

– Особого риска не было, – сухо заметил Саган.

– Почему? – вспыхнул Дайен. – Потому что считали, что у меня духу не хватит?

– Проще будет предположить, мой сеньор, что Бог отвел вашу руку, не то мы оба уже были бы покойниками.

– Это не Бог отвел мою руку! – сквозь зубы проговорил Дайен, борясь с накатывающей тошнотой. Тело у него дрожало, но не от боли, а от переполнявших его эмоций. – Это я отвел свою руку! Я нарочно промахнулся! Я оставил вам жизнь!

– Неужели, мой сеньор? А зачем?

Дайен выпрямился, поднял голову, заставив себя держаться прямо.

– Потому что я могу вас использовать. Потому что я собираюсь вас использовать. Потому что мертвым вы мне не нужны!

Саган молча разглядывал юношу. Потом его губы раздвинулись в редкой сумрачной улыбке.

– Мне начинает казаться, что я недооценил вас, Ваше величество. Вы еще можете стать королем!

Он протянул пистолет Дайену.

– Но до трона вам еще далеко. Когда вы в следующий раз будете использовать что-нибудь подобное, не забудьте проверить покрытие казенной части. Здесь должен быть толстый защитный слой металла. Если покрытие отслаивается при нажатии пальцем... вот так, – он показал, и на пол посыпались куски белой краски, – тогда вы почувствуете при стрельбе немножко больше тепла, чем надо.

Дайен молча взял пистолет, швырнул на пол и раздавил башмаком.

– Какой дурак! – сказал он себе со слезами на глазах. – Какой дурак!

– Сильно болит? – спросил Саган.

– Нет, – соврал Дайен, быстро и стыдливо смахнув слезы. Лицо его побелело, кожа была холодной и липкой. Дыхание стало неровным, прерывистым.

– Хорошо. А если бы болело, – продолжал Командующий с легкой полуулыбкой, – я бы посоветовал использовать душевные силы, чему вас научил Абдиэль, чтобы остановить боль. Мне нужна ваша помощь...

– Мейгри! – вспомнил Дайен. – Вы сказали, что она в опасности! Что...

– Не знаю, – сказал Саган, направляясь к выходу. – Вы вынудили меня сосредоточиться на вас. А теперь я ее не чувствую, не могу вступить с ней в контакт. Я...

Распахнув дверь, он чуть не сбил человека, пытавшегося войти.

– Маркус!

Телохранитель покачнулся, начал падать. Саган подхватил его.

– Что случилось, Маркус? В чем дело?

Центурион крепко вцепился в Командующего, чтобы не упасть. Саган, поддерживая слабеющего солдата, ощутил что-то влажное на руке и увидел, как из правой ладони солдата стекает красная струйка. Он повернул ладонь Маркуса к свету. Из пяти свежих ранок сочилась кровь.

Командующий все понял.

«Помоги нам, Господи, – молча помолился он. – Помоги ей, Господи!»


* * *


Лорд приор Ордена Черной Молнии легко и быстро вел свою пленницу по многолюдному дому адонианца. Никто их не видел, хотя они проходили так близко от многих людей, что алые одежды старика касались их. Абдиэля могли увидеть лишь тогда, когда он хотел этого.

Именно поэтому ловцы душ назвали свой орден Орденом Черной Молнии. Молния, невидимая, неслышная, всесокрушающая, проносящаяся от разума к разуму. Черная молния ударила Мейгри, поразила ее, оставив, по-видимому, в ее разуме один лишь пепел. Она безропотно шла с Абдиэлем туда, куда он ее вел.

Ловца душ удивила ее покорность, хотя время от времени он напускал на нее страхи, изъятые из глубин ее же сознания. Она реагировала именно так, как, на его взгляд, и должна была реагировать. И это возбудило в нем подозрения. Абдиэль ей не верил. Он знал, что в ней осталась частица, неподвластная ему. Ее тупому повиновению он предпочел бы борьбу, хоть слабое сопротивление, которое подавил бы болью, которую умел причинять.

Усевшись в вагончик, направившийся к воротам поместья, Абдиэль разглядел свою жертву. Они больше не были связаны: он вынул иглы. Он находился глубоко в ее душе, его яд работал. Ее лицо, ярко освещенное светом салона, оставалось неподвижным, бесстрастным. Серые глаза выражением напоминали глаза его мертвых разумом послушников.

Но она не такая, сказал себе Абдиэль, недоверчиво глядя на нее. Она отступила. Где-то спряталась. Или, может быть... Он откинулся на сиденье, подумал. Наверное, нет. Наверное, свет Стражей угас. Наверное, в душе она так же потемнела, как ее звездный камень. Посмотрим.

– Дорогая, – вслух сказал Абдиэль. – Мне нужна Звезда Стражей. Подай мне ее.

На ее лице не отразились никакие чувства, но правая рука задрожала.

Похититель разума знал, как и где причинить ей боль. Подавшись вперед, он всадил мысленный нож в ее подсознание, увидел, как расширяются ее глаза, как учащается дыхание в ответ на страх, который видела только она. Она поднесла правую руку к груди, куда, как видел Абдиэль, она спрятала звездный камень, сняв его с тела адонианца. Рука задрожала, застыла и вдруг упала к ней на колени. Глаза у нее закрылись; пот струился по лицу.

Нет, она еще не умерла, понял похититель разума, испытывая почти облегчение. Но близка к этому. Еще несколько уколов и ударов, и она отдаст камень, без колебаний отдаст свою жизнь.

Вагончик привез их к воротам. Абдиэль столкнулся с неожиданной сложностью. Микаэль погиб. Некому было управлять вертолетом, а сам он этого не умел. Но у проблемы нашлось неожиданное решение. Абдиэль заметил, как вокруг поместья адонианца сосредоточивается целая армия солдат из Форт-Ласкара.

– Как предусмотрительно, Саган, – пробормотал Абдиэль, без промедления отыскав пилота.

На базу они прилетели без происшествий. Ловец душ отпустил пилота, который, придя в себя, не мог понять, где он и как сюда попал. Вместе с пленницей Абдиэль проскользнул через цепь гвардейцев, окруживших космоплан. Охранники не заметили ничего, как не замечали ветер или темноту долгой ночью.

Абдиэль дрожал и от холода, хоть ласкарские ночи отличались теплом, и от волнения. Он направил Мейгри вверх по трапу к люку, а сам, путаясь в одеждах, последовал за ней довольно медленно, поскольку его слабое тело не привыкло к нагрузкам, которые он испытал за сегодняшний вечер. Он приказал ей остановиться и помочь ему.

Она подождала и помогла ему забраться в космоплан с осторожностью и уважительностью дочери, помогающей любимому отцу.

– Спасибо, дорогая, – сказал Абдиэль, всаживая иглы в протянутую ладонь, просто для верности, чтобы все прошло, как он задумал.

– Кто там? – послышался резкий голос. – Немедленно ответьте, не то распылю...

– Это я, Икс-Джей, леди Мейгри, – безжизненным голосом ответила она.

– Ах, ваша светлость! Вы вернулись! Значит ли это, что мы можем избавиться от этой адской бомбы?

Посмотрев на Мейгри, Абдиэль уловил колебания. Похититель разума поглубже ввел иглы. Она ахнула, тихо вскрикнула и сказала, дрожа:

– Да, Икс-Джей, мы от нее избавимся.

Абдиэль провел Мейгри в носовую часть космоплана. Бомба, отсвечивая золотом и хрусталем, стояла на шкафчике.

Абдиэль вынул иглы, чтобы Мейгри могла двигать руками

– А теперь, дорогая, выведите бомбу из-под контроля компьютера. Сначала дайте себя опознать.

– Вы узнаете меня, Икс-Джей, – произнесла Мейгри.

– Кажется, – не слишком убедительно ответил компьютер.

– Вы узнаете меня, Икс-Джей! – повысила она голос.

– Так точно, – послушно ответил компьютер.

– А теперь камень, – выдохнул Абдиэль, почесывая руку от нетерпения. – Покажите компьютеру звездный камень, леди Мейгри!

Ее рука двинулась к груди. На этот раз без колебаний, без дрожи. Она достала из-под панциря темный и неприглядный камень, испачканный засохшей кровью адонианца.

– Икс-Джей, – тихо сказала она, протягивая руку с камнем к бомбе, – выполняйте мои указания.


* * *


Командующий пристально посмотрел на Маркуса и заметил, что его кожа приобрела пепельный оттенок и на ней выступил пот. Пальцами Маркус зажал раны на ладони и осторожно, почтительно вынул руку из руки Сагана.

– Где леди Мейгри?

Гвардеец выпрямился и встал сам, без поддержки.

– На нас напал человек по имени Абдиэль...

– Абдиэль! – воскликнул Дайен и подался вперед, наткнувшись на руку Сагана

Бледное лицо телохранителя было угрюмым.

– Виноват, милорд. Не оправдал доверия... Взгляд Сагана снова скользнул на правую руку Маркуса.

Маркус вспыхнул; его бледное лицо на мгновение оживилось.

– Это единственное оружие, оказавшееся в моем распоряжении, милорд.

Дайен смотрел во все глаза.

– Не понимаю...

– Он воспользовался гемомечом, – резко бросил Саган.

– Но это значит...

Дайен прикусил губу и отчаянно, вопрошающе посмотрел на Командующего.

– Неужели ничем нельзя...

Саган покачал головой. Судорога боли прошла по телу Маркуса, по его лицу, но усилием воли он заставил себя стоять смирно.

– Это была ловушка, милорд. Адонианец приготовился к встрече миледи под предлогом переговоров о камне...

– К черту! – взорвался Дайен. – Нечего терять время на выслушивание всего этого! Нам надо спасать ее! Если вы не хотите, я...

– Вы? – Саган резко повернулся к юноше. – Не забывайте, мой сеньор, что если бы не вы, я бы мог это предотвратить.

Удар достиг цели. Дайен побелел и умолк. Командующий снова повернулся к Маркусу.

– Продолжайте, центурион.

– Да, милорд. Как Абдиэль сказал миледи, Снага Оме собирался ее убить, используя роботов стрельбища с реальным оружием. Но погиб адонианец. Он был удавлен цепью звездного камня. Миледи срезала цепь и сняла звездный камень с трупа...

Маркус закашлялся, стал задыхаться.

Командующий распознал симптомы: легкие начинают наполняться жидкостью, начинается горячка, пневмония.

– Принесите воды! – приказал Саган Дайену.

– Нет... Я в порядке...

Гвардеец говорил нормально; дыхание у него пришло в норму.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Командующий.

– Пока не слишком плохо, милорд, – спокойно ответил Маркус, как только снова смог говорить.

– Боюсь, будет хуже. Особенно ближе к концу.

– Да, милорд. Я знаю.

Дайен издал судорожный звук, развернулся и стрелой помчался по коридору. Саган наблюдал за ним, собравшись позвать своего телохранителя, чтобы догнать юношу, но Дайен добежал до стены в дальнем конце коридора, прислонился к ней и замер.

Маркус проводил юношу озабоченным взглядом и снова посмотрел на Командующего, но ничего не сказал. Он смотрел под ноги, а на пол капала кровь из руки.

– Думаете, я слишком с ним суров? – неожиданно спросил Саган.

– Это нелегко ему дается, милорд.

– Ему следует научиться принимать последствия своих действий, – заметил Саган, – кем бы он ни стал: королем или мусорщиком. И если он может потерять друга, я уже теряю верного, хорошего солдата.

Маркус поднял голову. Подобие жизни мелькнуло в его болезненном лице.

– Спасибо за похвалу, милорд. Но я ее не заслуживаю. Я не смог ее спасти...

– Вы сделали все что смогли. Больше, чем смогли бы другие, – сказал Саган, не сводя задумчивого взгляда с кровоточащей руки Маркуса. – Продолжайте доклад. Это даже к лучшему, что мальчик не слышит.

– Да, милорд. Роботы открыли огонь. Кай охранял дверь. Он погиб мгновенно. Дверь закрылась и заблокировалась. Потом в меня попали, и я притворился мертвым. Я слышал голос, говоривший со Звездной Дамой. Голос сказал ей, что вы убиты, милорд. Вы и мальчик вместе с вами.

– Она должна была понять, что это неправда! – возразил Саган.

– Может, и поняла, милорд. Может, нет. Она сама выглядела умирающей, когда к ней вышел этот старик. Кроме того момента, когда он... вонзил иглы в ее ладонь. Тогда она сопротивлялась. Я не мог понять, что с ней, милорд, пока старик не посмотрел на меня. – Маркус побледнел, мышцы на шее напряглись. – Казалось, он проникает в меня, милорд, и он показал мне... он показал мне мою смерть...

Солдат судорожно сглотнул; в горле у него послышался отрывистый, резкий звук. Пот стекал по лицу.

– Куда он повел миледи, Маркус?

Солдат говорил с трудом. Слова прерывались удушающим кашлем.

– К ее космоплану, милорд.

Саган вполголоса выругался.

– Но ведь это на военной базе, милорд. Охрана... наверняка их остановят..

– Абдиэль пройдет мимо стражников ворот в преисподнюю, если захочет. Сколько времени прошло после их ухода?

– Точно не знаю, милорд. Я... потерял сознание на какое-то время. Когда пришел в себя, долго вас искал...

– Значит, это было довольно давно. Я...

Саган умолк. Его перебил голос, голос, слышный только ему.

«Милорд, я не могу больше сопротивляться Абдиэлю. Но я нашла способ окончательно и бесповоротно уничтожить его. Сохраняя верность клятве, я предупреждаю вас о том, что собираюсь сделать. У вас будет время забрать Дайена и бежать. Да не оставит Господь вас и короля!»

Саган стоял неподвижно, напряженно вслушиваясь, стараясь не упустить ни слова, каждое из которых звучало слабее предыдущего. Он непроизвольно поднял руку, словно пытаясь удержать ее. Его пальцы сомкнулись в воздухе, в пустоте и сжались в кулак.

– Милорд! – встревоженно окликнул Маркус. Командующий вернулся к действительности. Его глаза сверкнули угрюмым удовлетворением.

– Как вы думаете, Маркус, сколько вам осталось жить?

Солдата этот вопрос застал врасплох. Он посмотрел на ладонь, на которой кровоточили пять вспухших, воспаленных ран.

– Не знаю точно, милорд. Наверное, несколько дней...

– Ошибаетесь, солдат, – сумрачно улыбнулся Саган. – С этого мгновения жизнь каждого на этой планете отсчитывается в секундах. Миледи знает код. У нее есть звездный камень. Она зарядила бомбу и поставила ее в боевое положение.

– Господи, помилуй! – воскликнул Маркус.

– И то верно, – пробормотал Саган. Он чувствовал, как секунды песком сыплются между пальцев, слышал тиканье часов в каждом ударе сердца. Он мог поступить так, как она советовала ему: забрать Дайена и бежать с этой планеты. Это будет толковым решением, мудрым.

Но все оставить! Когда все уже было у него в руках! Потерять бомбу! И не только. Потерять арсенал Снаги Оме, компьютерные архивы адонианца. Хотя сам Оме уже мертв, его разработки живы. Гаупт уже вывел на исходные позиции войска, готовые приступить к штурму по сигналу Сагана.

Здесь должна находиться его опорная база! Здесь он найдет средства управлять галактикой... с Дайеном, конечно.

– Миледи обставила Абдиэля, обставила и меня. И при этом не нарушила клятвы.

Командующий крепко выругался вполголоса, даже не заметив этого, – инстинктивная реакция. Он принял решение, а потом осознал, что никакого решения и не было.

– Мальчику об этом ни слова! – приказал он Маркусу. – Пойдемте со мной.

Проходя по коридору, Командующий заговорил по рации, вмонтированной в шлем. Люди Оме перехватят сообщение, но слишком поздно.

– Гаупт! Ответьте!

– Слушаю, милорд, – немедленно отозвался Гаупт, очевидно, с нетерпением ожидавший сообщения от Командующего.

– Объявите тревогу на базе. Подготовьте один из космопланов к немедленному взлету. Юноше, о котором я говорил, на этой планете угрожает опасность Я хочу, чтобы он улетел с Ласкара, вообще из этой системы. Сейчас я отключу силовое поле. Пришлите к дому два летающих вездехода, чтобы нас забрать. Оставайтесь на связи.

Саган закончил разговор, продолжая идти. Маркус мужественно старался не отставать, но Саган видел краем глаза, что это дается умирающему солдату с огромным трудом. С этим надо что-то сделать.

Командующий дошел до конца коридора и, бросив взгляд на Дайена, посмотрел в примыкающий коридор, на своих телохранителей, стоявших возле пункта управления адонианца.

Саган вдруг снова посмотрел на Дайена. Юноша, погруженный в себя, глядел в пустоту застывшим взглядом; полные губы были полураскрыты, искаженное болью до этого лицо разгладилось. До Командующего дошло, что Мейгри могла сообщить ему о своем намерении, но для чего – разве что для того, чтобы напугать мальчика до смерти, – Саган не представлял.

– Дайен! – резко окликнул он, и юноша тут же вернулся в реальность.

– Слушаю, милорд.

Саган внимательно рассмотрел его. В голубых глазах Дайена он увидел настороженность.

– Адонианец погиб. Я беру все его дела на себя. Тот, кто контролирует этот арсенал, имеет хорошую возможность контролировать по крайней мере мир в галактике. Люди Оме могут оказать сопротивление. Для вашей безопасности, мой сеньор, я отправляю вас с планеты.

Голубые глаза смотрели на него немигающим, неподвижным взглядом.

– А что будет с леди Мейгри, милорд?

– В данный момент вы ей ничем не поможете. Но я бы не стал за нее волноваться, – сухо добавил Командующий. – Миледи сама может о себе позаботиться.

– Мы согласны с любыми вашими предложениями, касающимися безопасности нашей персоны, – холодно ответил Дайен.

«Черт! – подумал Саган. – Да он начинает говорить, как его дядя!» В душе Сагана шевельнулась мысль о том, что юноша слишком уж спокойно все воспринимает, но сейчас не осталось времени об этом думать. Он развернулся и зашагал по коридору к пункту управления. Грохот за спиной заставил его остановиться. Он оглянулся.

Маркус, судорожно дыша, упал на колени.

Командующий направился к нему. Увидев его приближение, солдат попытался подняться на ноги, цепляясь за стену руками, оставляя правой ладонью кровавый след.

– Давайте помогу, – сказал Саган, поддерживая его сильной рукой. – Вы улетите с Дайеном. Мы доставим вас на «Непокорный», к доктору Гиску ..

– А что он сможет сделать, милорд?

Маркус, пошатываясь, поднялся на ноги, бессильно откинувшись на стену. Он горел от лихорадки, пытался преодолеть боль, но его панцирь дрожал вместе с телом.

– Не так! – выдохнул Маркус. – Я знаю! Абдиэль... он показал мне мою смерть! Милорд!

Он протянул руку, ухватившись за плечо Сагана.

– Милорд, прошу...

Голос прервался раздирающим кашлем. Но Командующий понял по глазам умирающего, о чем он просит.

– Не могу, солдат! – резко ответил Саган, отодвигаясь. – Бог не позволяет этого..

– Пусть тогда грех будет на мне!

Появившаяся откуда-то рука отодвинула его в сторону. Перед Саганом стоял Дайен, держа в руке гемомеч Командующего.

Маркус, увидев, что меч начинает ярко светиться, все понял.

– Благодарю, мой сеньор.

Слова его можно было угадать лишь по движению губ; голос не был слышен.

– Вы готовы? – спросил Дайен. Исполненные боли глаза встретились с взглядом Командующего.

– Милорд?

Саган медленно кивнул.

– Да упокоит Господь..

Дайен ударил, когда Маркус отвлекся; он вонзил пламенеющий клинок через панцирь, глубоко в грудь солдата. Маркус судорожно всхлипнул и осел на пол. Отшвырнув меч, Дайен подхватил умирающего на руки.

Глаза солдата на мгновение задержались на юноше; губы шевельнулись, так и не успев ничего произнести. Правая рука судорожна сжалась в кулак, но тело недолго мучилось в предсмертной агонии. Рука обмякла и безжизненно упала на пол. Голова уткнулась в плечо Старфайера.

– Прости, – прошептал Дайен, крепко сжимая обмякшее тело. – Прости...

Почувствовав прикосновение к плечу, Дайен поднял глаза на Командующего и осторожно опустил тело на пол.

– Lux aeterna luceat eis, Domine, cum sanctis tuis in aeternam; quia pius es. – Саган опустился на колени рядом с мертвым солдатом, положил руку ему на лоб. – Да пребудет с ними свет вечный, Господи, со святыми Твоими во веки, по неизбывному милосердию Твоему.

Поднявшись на ноги, он повернулся к Дайену.

Саган не сказал того, что собирался сказать. Юноша напоминал прозрачный хрустальный светильник, внутри которого горит священный огонь. Внешне он был похож на гладкое холодное стекло; внутри же горело всепожирающее пламя. Его яркий камзол с львиноликим солнцем промок от крови.

Командующий был потрясен до глубины души. Благоговение, испытанное им однажды, во время посвящения мальчика, сейчас снова ошеломило его. Он столкнулся с Присутствием, и как бы ни был грешен и слаб он в отношении Господа, он не мог этого отрицать.

Огонь голубых глаз обдал Сагана.

– Это останется на моей совести, – сказал Дайен, поднимаясь на ноги.

«Моей», а не королевское «нашей».

Командующий не ответил. Мальчик сказал правду, и здесь не нужны утешения.

Дайен наклонился, подобрал меч и подал его Командующему. Их руки соприкоснулись. Саган мог поклясться, что почувствовал кожей обжигающее пламя.

Юноша развернулся и пошел по коридору, не оглядываясь на тело, лежавшее на полу.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ | Похититель разума | ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ