home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10. ТАО ГАН ДОПРАШИВАЕТ НАДЗИРАТЕЛЯ ЮЖНОГО КВАРТАЛА О ДАВНЕМ ДЕЛЕ. ОН ПРОВОДИТ НЕПРИЯТНЫЕ МИНУТЫ В ЗАБРОШЕННЫХ РАЗВАЛИНАХ

Тем временем Тао Ган, в соответствии с полученными указаниями, занялся сбором сведений о госпоже Лян.

Поскольку госпожа Лян жила неподалеку от улицы Полумесяца, он решил прежде посетить главного смотрителя этого квартала господина Гао. Он постарался застать его как раз в тот момент, когда господин Гао садился за стол, и вежливо его приветствовал.

После полученного от судьи Ди выговора главный смотритель решил поддерживать самые хорошие отношения с его помощниками и горячо пригласил посетителя разделить с ним скромную трапезу. Тао Ган не заставил себя упрашивать.

После того, как помощник судьи отдал должное выставленным перед ним блюдам, хозяин отправился искать регистрационную книгу квартала и выяснил, что госпожа Лян прибыла в Пуян двумя годами раньше вместе со своим внуком Лян Кофа.

— Она сообщила мне, что ей шестьдесят восемь лет, а ее внуку тридцать, — говорил главный смотритель. — Он выглядел много моложе. Я дал бы ему двадцать… от силы двадцать два года. Но, вероятно, ему все-таки было тридцать, потому что бабушка рассказала мне, что он уже выдержал второй литературный экзамен. Он был очень симпатичным парнем! Любил прогуливаться. Особенно его привлекал северо-западный квартал. Его часто видели гуляющим по берегу канала, около решетки, через которую река втекает в город.

— Вы говорите о нем в прошедшем времени?

— Конечно. Через несколько недель после приезда госпожа Лян сообщила о его исчезновении. Она не видела его больше двух дней и опасалась беды. Но напрасно занимался я поисками, Лян Кофа испарился.

— И что дальше?

— А дальше госпожа Лян явилась в присутствие, где подала жалобу на Линь Фана, богатого кантонского купца, поселившегося в Пуяне, обвинив его в похищении ее внука. Одновременно она передала судье Фону кучу старых бумаг. Из них стало ясно, что уже давно отношения между домами Лян и Линь были очень плохими. Но в силу того, что госпожа Лян не смогла представить даже намека на доказательства причастности Линь Фана к исчезновению внука, судья закрыл дело. С той поры она продолжает жить в том же самом доме, но уже одна, со старой служанкой. Она стала немного странной из-за того, что не перестает думать о своих несчастьях да и из-за преклонного возраста.

— Но что, по-вашему, сталось с Лян Кофа?

— Право, не очень представляю. Может быть, случайно свалившись в канал, он просто утонул?

Как следует запомнив все эти сведения, Тао Ган поблагодарил господина Гао за гостеприимство и направил свои стопы к жилищу госпожи Лян.

Старая женщина жила на узкой и пустынной улочке, совсем близко от того места, где река покидала город. Как и все соседние дома, ее жилище было одноэтажным и могло иметь самое большее три комнаты. Входная дверь почернела и не имела украшений.

Тао Ган постучал.

Спустя весьма продолжительное время он услышал шаркающие шаги, затем приоткрылся глазок, и показалось морщинистое лицо старухи.

— Что вам нужно? — голос звучал резко, визгливо.

— Не сможет ли госпожа Лян принять меня? Старуха бросила на него настороженный взгляд.

— Госпожа больна и никого не принимает! — бросила она, захлопывая окошечко у него под носом.

Тао Ган многозначительно пожал плечами. Обернувшись, он осмотрел улицу. Там царило мертвое спокойствие. Не было видно ни одного прохожего, ни тени нищего или бродячего торговца. Тао Ган задумался: «А прав ли был судья Ди, сразу же поверив в добропорядочность госпожи Лян? Не разыгрывали ли она и ее внук хитрой комедии, рассказывая свою слезную историю для маскировки ловкого мошенничества? Разве можно было бы даже мечтать о более подходящем месте для претворения в жизнь какой-нибудь темной интриги? Может быть, они даже были в сговоре с Линь Фаном?»

Находившийся на противоположной стороне улицы дом выглядел более зажиточным, чем его соседи. Построенный из кирпича, он был единственным двухэтажным, и размытая дождями вывеска сообщала, что некогда здесь торговали шелком. Ныне дом за закрытыми ставнями выглядел нежилым.

— Здесь нечего делать! — прошептал Тао Ган. — Несомненно, я узнаю больше от окружения Линь Фана.

Хотя среди записей суда имелся адрес кантонца, Тао Ган с трудом разыскал его жилье, расположенное в северо-западной части города. Местная знать издавна селилась в этом районе, но вот уже несколько лет, как перебралась в восточный район, ставший более модным. И теперь некогда прекрасные особняки были оплетены кружевом извилистых улочек.

Много раз Тао Ган сбивался с пути. И все же в конце концов он обнаружил предмет своих поисков. Два каменных льва стояли по сторонам покрытой красным лаком и многочисленными бронзовыми украшениями внушительной двери. Высокие прочные стены возвышались справа и слева от портала, придавая всему сооружению малопривлекательный и даже мрачный вид.

Первой мыслью Тао Гана было обойти стену, чтобы обнаружить вход для прислуги. Заодно он составил бы приблизительное представление о размерах владения. Но почти сразу же он увидел, что его замысел не осуществим: справа проход перекрывала стена соседнего дома, а слева — груда развалин.

Вернувшись назад, он зашел в скромную зеленую лавку. Купив унцию маринованных орехов, он вежливо осведомился о состоянии дел.

Торговец вытер руки о фартук.

— В этой стороне нельзя рассчитывать на большие прибыла — сказал он, — но я не жалуюсь на судьбу! Жена моя и я в добром здравии, что позволяет нам работать с утра до вечера и каждый день видеть на столе миску рисовой каши с овощами из нашей лавки. Раз в неделю мы добавляем к ней кусочек свинины. Чего еще нужно, чтобы быть счастливым?

— Однако у вас должно быть достаточно хороших покупателей, — заметил Тао Ган. — Совсем рядом я видел великолепное здание!

— Действительно. Но мне не везет. Из двух окрестных богатых домов один уже многие годы пустует, а во втором живут чужаки. Выходцы из Кантона, и я не верю, что они сами понимают свою странную речь! У господина Линя есть земля в северо-западном предместье, вдоль канала, и каждую неделю его арендатор привозит ему целую тележку овощей. Так что он и вэня не оставляет в моей лавке!

— Действительно, это неудачно! — заметил помощник судьи Ди. — Я некоторое время жил в Кантоне и заметил, что кантонцы в большинстве довольно общительны. Думаю, что слуги этого господина Линя заходят к вам поболтать?

— Ни разу ни одного из них не видел! — с отвращением произнес зеленщик. — Эти люди ни у кого не бывают. Честное слово, они считают себя людьми другой породы, чем остальные смертные! Однако обитатели севера империи им ни в чем не уступят. Но почему все это вас интересует?

— Сказать правду, — ответил Тао Ган, — я по профессии умелый реставратор картин на шелке. И я думал, не найдется ли в столь богатом и столь удаленном от центра доме свитков картин, нуждающихся в реставрации?

— Мой друг, вы можете это выкинуть из головы! Бродячие ремесленники и коробейники никогда не переступают порога этого дома.

Но Тао Гана было нелегко обескуражить. Едва завернув за угол, он достал из рукава свою хитрую сумочку. И так расположил бамбуковые палочки, что она стала выглядеть, словно в ней находились баночки с клеем и кисти профессионального реставратора. Поднявшись по ступеням к дверям Линь Фана, он изо всех сил постучал. Через мгновение раскрылся глазок, и за деревянной решеткой показалось нахмуренное лицо.

— Я опытный реставратор картин, научившийся ремеслу в Кантоне. Нет ли у вас чего-нибудь, что следует привести в порядок?

При звуке родной речи лицо привратника просветлело, и он открыл тяжелую дверь.

— Приятель, думаю, что нет. Но раз уж ты говоришь на порядочном языке, пойду справлюсь. А ты подожди ответа в моем закутке.

Тао Ган заметил, что двор, окруженный одноэтажными сооружениями, хорошо убирается. Его поразила глубокая тишина, царившая в доме. Не было слышно перекрикивающихся слуг со всех сторон, как обычно в таких богатых жилищах.

Когда привратник появился, у него на лице было прежнее мрачное выражение. За ним следовал человек, одетый в излюбленную кантонцами черную парчу. Коренастый, широкоплечий, с тонкими усами на квадратном лице, он был уродлив.

При виде Тао Гана он закричал с властностью, которая обличала в нем управляющего домом: — Что за манера вторгаться в чужое жилище! Если бы нам был нужен реставратор, у нас хватило бы ума самим его вызвать. Вон отсюда, пройдоха!

Тао Гану оставалось лишь извиниться и уйти. Тяжелые створки дверей с шумом захлопнулись за его спиной.

Медленно удаляясь, он размышлял над положением. Предпринимать что-то до захода солнца было бесполезно. Осенний день был, однако, великолепен, и он решил дойти до северо-западного предместья и осмотреть ферму Линь Фана.

Через Северные ворота вышел он из города и спустя полчаса оказался на канале. Уроженцы Кантона были нечасты в Пуяне, и первый же крестьянин показал ему владение Линь Фана.

Это был большой участок плодородной земли, вытянувшийся вдоль канала более чем на ли. В центре владения высилось здание фермы с двумя обширными пристройками позади. К небольшому причалу, где стояла джонка, вела тропинка. Кроме троих людей, переносивших на ее борт тюки, обернутые в дерюгу, никого не было видно.

Не заметив ничего подозрительного в этой мирной сельской картине, Тао Ган повернул в сторону Пуяна. В городе он зашел в скромный трактир и заказал себе рис и мясной бульон. Его красноречие побудило слугу принести еще свежего лука. После прогулки у него разыгрался аппетит, и его палочки подобрали все до последнего зернышка, а в чашке он не оставил и капельки бульона. Поев, Тао Ган опустил голову на скрещенные на столе руки и вскоре мирно задремал.

Когда он проснулся, уже опустился вечер. Он ошеломил слугу потоком благодарностей и ушел, оставив на чай столь ничтожную сумму, что возмущенный слуга хотел было его остановить.

Со спокойной совестью направился Тао Ган к жилищу Линь Фана. Осенняя луна сияла необычайно ярко, и ему не составило труда найти дом. Зеленщик уже закрыл свое заведение на ночь, и местность выглядела совершенно безлюдной.

Тао Ган подошел к развалинам около левой стороны портала. Осторожно шагая среди битого кирпича и кустарников, он сумел обнаружить ворота второго двора и забрался на кучу лежащего у входа мусора. Стена едва держалась. Если бы он смог на нее взобраться, то увидел бы, что происходит по ту сторону.

После нескольких неудачных попыток Тао Ган сумел, используя для опоры старые кирпичи, подняться на нее и лечь на живот. С этого трясущегося насеста открывался великолепный вид на все владение Линь Фана. Оно состояло из трех дворов, причем каждый из них был окружен впечатляющими строениями и соединен с другими красивыми переходами, но казался вымершим. Решительно ни души не было видно, и, за исключением привратницкой, только два окна были освещены. Это обстоятельство показалось странным Тао Гану, потому что обычно в начале вечера подобные владения выглядят очень оживленными.

Ничто так и не шевельнулось внизу, а он провел на своей стене добрый час. Однажды ему показалось, что кто-то промелькнул в тени первого двора, но он подумал, что его подвело зрение, ибо, как он ни напрягал слух, ни малейшего шума не услышал.

Когда наконец Тао Ган решился покинуть свой наблюдательный пункт, у него из-под ноги выскользнул кирпич, и он сорвался вниз, увлекая за собой в падении кучу камней, наделавших ужасающий шум. С разбитыми коленями и порванным платьем Тао Ган от всего сердца выругался и, с трудом поднявшись, начал выбираться на дорогу. В то же мгновение луна скрылась за тучей и наступила полная темнота.

При любом неосторожном шаге среди этих развалин он рисковал сломать себе руку или ногу, а поэтому принял мудрую меру предосторожности — присел на корточки в ожидании появления луны.

Вдруг он почувствовал, что больше не один. За бурно прожитые годы у него развилось чувство опасности, и сейчас он был убежден, что за ним следит кто-то, укрывшийся среди развалин. Остерегаясь сделать малейшее движение, он напряженно вслушивался. Но помимо шороха листвы в кустарнике, который мог издать и мелкий зверек, он ничего не услышал.

Когда снова засияла луна, Тао Ган внимательно осмотрелся, прежде чем двинуться дальше.

Не заметив ничего подозрительного, он тихо поднялся и, согнувшись, пошел, не выходя из тени.

Достигнув улочки, он вздохнул с облегчением. Миновав зеленную, он ускорил шаг, потому что эта полная тишина начинала действовать ему на нервы.

Внезапно он остановился. Он не узнавал того узенького прохода, куда только что вступил. Не заблудился ли он?

Пытаясь сориентироваться, он увидел двух вышедших из тени и направившихся в его сторону людей в масках. Со всех ног Тао Ган пустился бежать, надеясь или обогнать своих преследователей, или вырваться на людное место, где те не решились бы на него напасть.

К несчастью, вместо большой улицы он оказался в тупике. Повернул было назад, но преследователи уже были рядом. Тао Ган попал в западню.

— Послушайте, почтенные, — крикнул он им, — Нет ничего, о чем нельзя бы договориться, дружески побеседовав!

Не обращая внимания на его слова, эти двое подскочили к нему, и один из них нанес сильнейший удар кулаком.

Тао Ган легче уходил от неприятностей с помощью своего языка, чем своих кулаков. Его практический опыт схваток ограничивался потешными столкновениями с Ма Чжуном или Цяо Таем. Но он отнюдь не был трусом, и не один обманутый его добродушным обликом злодей на этом обжегся.

Уйдя от удара, он проскользнул между двумя нападавшими и попытался дать подножку второму налетчику. Но потерял равновесие, а тот этим воспользовался, чтобы закрутить ему за спину руки. При виде огня, поблескивающего в глазах нападавших, ему стало ясно, что не за его деньгами они охотятся.

— Спасите! На помощь! — принялся он вопить изо всех сил. Стоявший сзади человек заставил его резко повернуться, по-прежнему прижимая руки к спине, в то время как его спутник извлек из-за пояса кинжал.

— Итак, карьера помощника судьи Ди завершена, — подумал бедняга Тао Ган.

И все же он продолжал отбиваться ногами и судорожно пытался, увы, безуспешно, высвободить руки.

В это мгновение у выхода из тупика показался здоровый лохматый детина и бросился к дерущимся.


9.  ДВОЕ МОНАХОВ ПРИНОСЯТ СУДЬЕ ДИ ВАЖНОЕ ПОСЛАНИЕ. СУДЬЯ ДИ ЧИТАЕТ СТАРИННУЮ БАЛЛАДУ ВО ВРЕМЯ УЖИНА, УСТРОЕННОГО СУДЬЕЙ ЛО | Смерть под колоколом | 11.  ТРЕТИЙ ПРОЙДОХА ВКЛЮЧАЕТСЯ В ДРАКУ. СОРАТНИКИ СУДЬИ ДИ УСТРАИВАЮТ СОВЕЩАНИЕ