home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



20. ЗАГАДКИ ПОКИНУТОГО ХРАМА. ПУСТЫННЫЙ ДВОР РАСКРЫВАЕТ СВОЮ СТРАШНУЮ ТАЙНУ

Тао Ган появился вскоре после того, как ночная стража совершила второй обход. Судья Ди допил свою чашку чая, надел простое синее платье и на голову маленькую шапочку из черного шелка. В сопровождении своих помощников он вышел из ямыня через заднюю дверь.

На улице пятеро сели в паланкины и приказали доставить их к ближайшему от храма Совершенной Мудрости перекрестку. Заплатив носильщикам, они продолжили путь пешком.

Перед храмом все утопало во мраке и выглядело спокойным. Старший смотритель хорошо справился со своим поручением. Чэн Па и его шайка исчезли.

Судья Ди тихо дал указание Тао Гану:

— Взломай замок небольшой двери слева от портала. Постарайся не шуметь.

Тао Ган присел, чтобы обмотать свой платок вокруг фонаря, потом с помощью огнива разжег его. Слабый луч света, пробивавшийся меж складок ткани, позволил ему без труда подняться по широким ступеням лестницы.

Найдя дверь, он с особой тщательностью ее осмотрел. Его самолюбие все еще не оправилось от удара, нанесенного тайными панелями храма Бесконечного Милосердия, и он хотел восстановить свою репутацию. Достав из рукава набор маленьких крюков, он принялся за замок, который вскоре поддался. Тао Ган поднял поперечный засов, слегка толкнул дверь, и она открылась. Он поспешил предупредить своего господина, что путь свободен.

В сопровождении четырех помощников судья Ди поднялся по лестнице. Остановившись, он напряженно прислушался. Царила гробовая тишина. Во главе с судьей небольшой отряд проник через дверь в храм.

Шепотом судья приказал секретарю Хуну разжечь фонарь. Когда секретарь поднял фонарь над головой, все увидели, что действительно находятся в первом зале святилища. С правой стороны виднелся тройной портал с тяжелыми поперечными засовами. Если бы не обнаруженная Тао Ганом небольшая дверца, им пришлось бы взломать плотные створки массивных дверей, чтобы проникнуть в храм.

Слева от них три гигантские позолоченные статуи представляли даосскую триаду, восседающую на алтаре высотою не менее шести футов. Можно было с трудом разглядеть благословляющий жест, но верхняя часть фигур уже терялась во мраке.

Судья наклонился, чтобы осмотреть пол. Он был покрыт толстым слоем пыли, на котором были видны лишь легкие следы крыс.

Дав знак своим помощникам следовать за ним, судья обошел алтарь и углубился в темный коридор. Когда секретарь поднял фонарь, чтобы осветить путь, Ма Чжун невольно вскрикнул. Свет упал на искаженное страданием женское лицо. Эту голову со струящейся из шеи кровью держала за волосы когтистая лапа.

Парализованные ужасом, Тао Ган и Цяо Тай замерли на месте, но судья спокойно заметил:

— Дети, придите в себя! Как того требует обычай, в даосских храмах на стенах изображены Десять кругов ада. Но бояться следует только существ из плоти и крови!

Несмотря на эти утешительные слова, его спутники с трудом отвели взгляд от кошмарного зрелища, которое художник прошлого вырезал из дерева и раскрасил с подлинным реализмом. Сменяющие друг друга фигуры, выполненные в натуральную величину, подвергались карам, которые положены в даосском аду душам злых людей. Здесь голубые и красные черти перепиливали преступников и насаживали их на длинные мечи, вилами вырывая внутренности. Там они сбрасывали несчастных в котлы с кипящим маслом, в то время как птицы-демоны выклевывали им глаза.

Пройдя через эту галерею ужасов, судья оказался перед большой дверью и осторожно открыл ее. Она вела в первый двор храма с одичавшим парком, который наконец-то взошедшая луна заливала своим холодным светом.

В центре, рядом с заросшим лотосами прудом, находилась каменная площадка примерно в двадцать квадратных футов и высотой футов в шесть. По ее углам возвышались покрытые красным лаком колонны, которые поддерживали изящную островерхую крышу из глазурованной черепицы. Обычно подвешиваемый на стропила этой крыши большой храмовый колокол лежал на площадке. Существует обыкновение, когда нет монахов, снимать его во избежание несчастных случаев. Этот колокол, украшенный узором из переплетающихся линий, был не менее десяти футов высотой.

Судья со своими помощниками какое-то мгновение полюбовался этой мирной картиной, а потом обошел идущую вокруг двора галерею. Вдоль нее выстроились клетушки с запыленными полами. В обычное время они служили для приема паломников или для лиц, желающих обратиться к священным книгам.

В конце галереи другая дверь открывала доступ во второй двор, вдоль которого шли старые кельи монахов. Еще дальше просторная кухня была, похоже, последним строением храма Совершенной Мудрости.

Осматривая стену, окружающую двор, судья заметил рядом с кухней узкий проход.

— Служебная дверь, — пробормотал он. — Посмотрим, на какую улицу эта дверь храма выходит.

Он дал знак Тао Гану, и тот в мгновение ока снял заржавевший поперечный засов.

К своему немалому удивлению исследователи обнаружили третий двор, вдвое обширнее предыдущих. Вымощенный широкими плитами, он был окружен одноэтажными постройками. И здесь царила глубокая тишина, но эти строения были заселены еще сравнительно недавно, как об этом свидетельствовало отсутствие травы между плитами и превосходное состояние жилищ.

— Это странно! — воскликнул секретарь Хун. — Третий двор выглядит лишним. Чему бы он мог служить?

Пока пятеро обсуждали этот вопрос, луна снова скрылась, и наступила полная темнота. Секретарь и Тао Ган поспешили снова разжечь свои фонари. В то же время в глубине двора хлопнула дверь.

Вырвав светильник из рук секретаря, судья бросился туда, откуда донесся шум. Он оказался перед массивной деревянной дверью. Она бесшумно повернулась на хорошо смазанных петлях и, подняв фонарь над головой, судья увидел узкий проход. Напрягая слух, он расслышал шум удаляющихся шагов и закрываемой двери.

Судья пустился бежать, но вскоре был остановлен новой дверью, на этот раз железной. Он наклонился, чтобы внимательнее ее рассмотреть. Тао Ган смотрел через его плечо.

Выпрямившись, судья заметил:

— Дверь новая, но я не вижу ни замочной скважины, ни какой-либо ручки. Брось-ка взгляд, Тао Ган!

Тот внимательно изучил ровную поверхность, затем дверную раму, не обнаружив никакого механизма.

— Ваше превосходительство, ее надо сейчас же взломать! — воскликнул Ма Чжун. — Иначе мы никогда не узнаем, что за мерзавец только что следил за нами. Если мы не схватим его за шиворот, он от нас ускользнет!

Постукивая пальцами по гладкому металлу, судья Ди тихо покачал головой:

— Для этого здесь был бы нужен тяжелый таран! — заявил он, — Лучше пойдемте осмотрим дворовые строения.

Пятеро вернулись назад. Судья толкнул первую попавшуюся дверь. Она была заперта на ключ, и он вошел в просторную пустую комнату с застланным циновками полом. Он увидел стоявшую у стены лестницу и воспользовался ею, чтобы подняться к устроенному в потолке люку, через который проник на обширный чердак.

Помощники присоединились к нему и с любопытством осматривались вокруг. Скорее, это был длинный зал, чем чердак, и толстые деревянные столбы поддерживали высокий потолок.

«Недоумевающий судья спросил:

— Кто-нибудь из вас видел когда-либо что-то подобное в даосском… или хотя бы буддийском храме?

Подергивая свою тощую бороденку, секретарь ответил:

— Возможно, это святилище обладало большой библиотекой. Тогда этот зал мог служить для хранения книг.

— В этом случае, — вмешался Тао Ган, — вдоль стен были бы полки. На мой взгляд, это больше похоже на склад или кладовую!

Ма Чжун тряхнул головой.

— Зачем бы даосскому храму мог понадобиться склад или кладовая? Обратите внимание на эти толстые циновки, устилающие пол. Я убежден, что Цяо Тай меня поддержит — это зал для упражнений с саблей или копьем.

Его товарищ оглядывал стены.

— Да, — ответил он, — видите эти два крюка? На них должны вешаться длинные копья. Благородный судья, я уверен, что мы в центре какого-то тайного общества. Его члены могли, не боясь нескромных взглядов, обучаться здесь владению оружием. Эти пропащие монахи были их сообщниками и служили прикрытием всего дела!

— Ты, должно быть, прав, — признал судья задумчиво, — И заговорщики остались после ухода духовных лиц. Этот зал чистился совсем недавно, на циновках нет ни пылинки.

С гневом подергивая бороду, он добавил:

— После ухода они оставили одного или двух людей. В частности негодяя, который интересовался нашими поисками. Очень жаль, что я не догадался посмотреть план города, прежде чем пришел сюда. Куда, черт возьми, может вести дверь, которую мы видели внизу?

— Мы могли бы попробовать залезть на крышу, — предложил Ма Чжун. — Оттуда было видно, что находится за храмом.

С помощью Цяо Тая он распахнул тяжелые ставни окон. Высунув головы, они увидели над собой загнутые вниз крючья, идущие вдоль всего карниза крыши.

— Ничего не поделаешь, — грустно прошептал Цяо Тай, — Нам понадобились бы осадные лестницы, чтобы туда забраться. А окружающая храм стена закрывает нам вид. К тому же она утыкана такими же остриями, как и крыша.

Судья пожал плечами.

— Раз так, здесь нет смысла больше оставаться, — раздраженно сказал он, — В любом случае мы узнали, что задний двор этого храма используется в тайных целях. Будем надеяться, что тайное общество „Белый Лотос“ еще не готовит нам новых сюрпризов. Вернемся сюда при свете дня, со всем необходимым снаряжением. Требуется внимательное обследование этих мест!

Все спустились, но перед тем, как покинуть двор, судья шепнул на ухо Тао Гану:

— Наклей бумажную ленту на железную дверь. Вернувшись сюда, мы в любом случае будем знать, была ли она открыта после нашего ухода.

Из рукава Тао Ган достал две тонкие бумажные полоски. Смочив кончиком языка, он приклеил их к узкой щели между дверью и дверной рамой, одну довольно высоко, а вторую у самого пола. И снова все направились к первому двору.

В дверях Галереи ужасов судья остановился, чтобы бросить еще один взгляд на заброшенный сад. В лунном свете узоры, украшавшие бронзовый колокол, приобретали странные очертания. Внезапно судья почувствовал, что ему угрожает неизвестная опасность: что-то зловещее скрывалось за внешним покоем этой ночной картины.

Медленно поглаживая бороду, он пытался понять свои ощущения, когда заметил вопрошающий взгляд секретаря.

— Иной раз слышишь любопытные истории об этих тяжелых бронзовых колоколах, — объяснил он. — Пока мы здесь, наверное, стоит увериться, что этот не скрывает ничего преступного под своими стенками!

Приблизившись к каменной площадке, Ма Чжун заметил:

— Стенки таких больших колоколов иногда бывают толщиной в несколько вершков. Чтобы его приподнять, нам потребуются орудия.

— Иди вместе с Цяо Таем в большой зал, — ответил судья. — Там вы наверняка найдете тяжелы» пики и трезубцы, используемые монахами при заклинании злых духов. Они станут прекрасными рычагами.

Пока Ма Чжун и Цяо Тай побежали к храму, судья и двое его помощников прокладывали себе дорогу в зарослях. Когда наконец они встали на оставшуюся чистой узкую полоску между колоколом и краем площадки, Тао Ган показал на изящную крышу своим спутникам и сказал:

— Лысоголовые утащили с собой блоки, но с рычагами, о которых вы сказали, ваше превосходительство, мы сможем приподнять этот колокол.

С отсутствующим видом судья Ди согласно кивнул. Он чувствовал себя все больше и больше не в своей тарелке.

Ма Чжун и Цяо Тай вернулись, неся длинные железные пики. Прежде чем подняться на площадку, они сбросили халаты, а затем просунули острия пик под край колокола. Подставив плечи под эти импровизированные рычаги, они смогли приподнять бронзовую массу на полвершка.

— Подсунь камень! — крикнул Ма Чжун Тао Гану. Когда тот это сделал, Ма Чжун и Цяо Тай протолкнули пики поглубже. На этот раз им помогали и судья, и Тао Ган. Постепенно колокол наклонялся, и когда образовавшееся пространство показалось судье достаточным, он сказал секретарю Хуну:

— Подкати-ка сюда этот каменный цилиндр!

Секретарь поспешил опрокинуть украшавшее угол площадки каменное сиденье и подкатил его к колоколу, но его край еще не был поднят достаточно высоко.

Судья сбросил свое верхнее платье и снова подставил плечо под рычаг. Все налегли… Вздулись жилы на могучих шеях двух давних «Рыцарей зеленых лесов»… И секретарь наконец-то смог подкатить каменный цилиндр под край колокола.

Отбросив свои импровизированные рычаги, Ма Чжун и Цяо Тай отерли вспотевшие лбы. В это мгновение луна снова исчезла за облаками, и секретарь Хун зажег свечу, чтобы заглянуть под колокол. Увиденное заставило его вскрикнуть.

Заторопился посмотреть и судья: на покрытых пылью и различным мусором плитах лежал человеческий скелет.

Взяв у Цяо Тая фонарь, начальник уезда лег на живот, чтобы проскользнуть под бронзовый купол. За ним последовали Ма Чжун, Цяо Тай и секретарь Хун. Когда Тао Ган хотел последовать их примеру, судья его остановил:

— Здесь недостаточно места. Оставайся снаружи и посматривай вокруг!

Присев на корточки, он оглядел прах. Здесь побывали черви и белые термиты, так что остались лишь кости. Запястья и щиколотки были скованы тяжелой заржавевшей цепью. На левой руке виднелся след давнего перелома, явно случившегося задолго до смерти. На черепе, осмотренном с особой тщательностью, не было видно следов ударов.

Подняв голову, судья заметил возмущенно:

— Этот несчастный еще жил, когда его бросили под колокол. Его обрекли на смерть от голода. Какая ужасная кончина! Секретарь осторожно разгребал позвонки из-под слоя пыли.

— Посмотрите! — внезапно воскликнул он, указывая на небольшой блестящий предмет, — Золотой медальон!

Судья взял драгоценность, протер концом рукава и поднес к фонарю.

Внешняя сторона медальона была гладкой, но на внутренней был мастерски выгравирован иероглиф «Линь».

— Смотрите-ка! — воскликнул Ма Чжун. — Значит, это наш негодник Линь Фан провернул это дельце. Он должен был потерять медальон, заталкивая свою жертву под колокол.

— Следовательно, это скелет Лян Кофа, — заключил секретарь Хун.

Услышав потрясающую новость, Тао Ган также проскользнул к своим товарищам. Вместе созерцали они прах.

— Да, — сказал судья, — Это жуткое убийство совершил Линь Фан. Его усадьба совсем рядом с храмом Совершенной Мудрости. Два задних двора имеют общую стену, и, вероятно, таинственная железная дверь их соединяет.

— Думаю, что этот третий двор, назначение которого нам казалось непонятным, служил для хранения контрабандной соли, — сказал Тао Ган. — Члены тайного общества убрались отсюда, похоже, раньше, чем мы предполагали, одновременно с монахами.

Судья Ди согласился.

— У нас теперь хорошие улики против Линь Фана, — сказал он. — Завтра я начну действовать.

В это мгновение каменный цилиндр резко потянули наружу, и с глухим шумом тяжелый колокол опустился, заточив пятерых человек.


19.  СУДЬЯ ДИ СОСТАВЛЯЕТ ТЕКСТ ПОРИЦАНИЯ ГОРОЖАНАМ ПУЯНА. ОН РЕШАЕТ ПОСЕТИТЬ ХРАМ СОВЕРШЕННОЙ МУДРОСТИ | Смерть под колоколом | 21.  СУДЬЯ И ЕГО ЛЮДИ ПОПАДАЮТ В НЕОБЫЧНУЮ ЛОВУШКУ. ОПАСНЫЙ ПРЕСТУПНИК СХВАЧЕН В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ