home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3. СУДЬЯ ДИ ВПЕРВЫЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЕТ НА СУДЕ ПУЯНА. ТАО ГАН СООБЩАЕТ О СЛУХАХ ВОКРУГ БУДДИЙСКОГО ХРАМА

Когда на следующее утро, на заре, секретарь Хун принес в кабинет своего господина поднос с завтраком, он застал его уже закончившим туалет.

Судья Ди съел две чашки дымящейся рисовой каши и несколько соленых овощей, затем выпил горячего чая. Как только первые лучи солнца окрасили розовым бумагу окон, секретарь загасил свечи и помог судье одеть платье из тяжелой зеленой парчи. Судья с удовлетворением заметил, что слуги поставили на круглый столик его зеркало для головных уборов. Он вынул из ящика шапочку и, надев ее, тщательно поправил накрахмаленную легкую ткань боковых крылышек.

Между тем, стражники распахнули тяжелые, обитые медью двери ямыня. Несмотря на ранний час, многие жители Пуяна ожидали снаружи. Убийство Чистоты Нефрита вызвало волну негодования в мирном городе, и его обитателям было любопытно, как новый начальник уезда завершит это дело.

Как только величественный страж ударил в большой бронзовый гонг, толпа проникла в первый двор и оттуда в просторный зал присутствия. Все взгляды были направлены на возвышение в глубине зала и накрытый красным парчовым покрывалом большой стол. Новый судья должен был вскоре появиться.

Первый писец ставил на столе различные предметы, которые могут потребоваться судье. Справа — печать суда в два квадратных вершка и подушечку для нее. Посредине — двойную чашечку из камня для разведения палочки красной туши и палочки черной туши, вместе с кисточками для каждого из цветов. Наконец, слева — бумагу и заготовленные бланки, которые могли пригодиться писарю, ведущему протокол судебного заседания.

Стражники выстроились перед возвышением двумя рядами по три человека, лицом друг к другу. При них были плети, цепочки, наручники и прочие впечатляющие орудия профессии. Ближе к возвышению и чуть в стороне от своих людей находился начальник стражи.

Стоящая позади стола ширма наконец отодвинулась. Появился судья Ди и сел в огромное кресло. Секретарь Хун остался стоять рядом со своим хозяином.

Медленно поглаживая бороду, судья окинул взглядом заполнившую зал толпу. Затем, ударив по столу молоточком, объявил:

— Утреннее заседание открыто.

К большому разочарованию зрителей, он не взял красной кисточки. Это означало, что он не будет заполнять, формуляр с требованием к тюремщику доставить заключенного в суд.

Он ограничился тем, что затребовал у первого писца документы административного дела и неторопливо его уладил. Затем приказал приблизиться начальнику стражи и вместе с ним проверил лист выплат стражникам.

Бросив на начальника из-под густых бровей сердитый взгляд, судья сухо попросил:

— Недостает связки вэней. Объясните, куда делись эти деньги. Начальник стражи смущенно бормотал какие-то слова, но так и не сумел внятно объяснить, на что потрачены медные монеты.

— Эта сумма будет удержана из вашего жалования, — твердо объявил судья Ди.

Откинувшись в кресле, он мелкими глотками отхлебывал поднесенный ему секретарем Хуном чай и ждал, не обратится ли кто-нибудь с жалобой. Но никто не произнес ни слова, и, подняв молоточек, судья объявил заседание закрытым.

Едва судья покинул возвышение и скрылся в кабинете, как толпа стала шумно выражать свое разочарование.

— Долой, убирайтесь! — восклицали стражники. — Вы увидели то, что хотели увидеть. А теперь возвращайтесь к себе и дайте нам заняться делом.

Когда толпа наконец рассеялась, начальник стражи плюнул на землю и мрачно покачал головой. Обращаясь к самым юным из своих подчиненных, он сказал:

— Дети мои, вам лучше подыскать себе другие средства к существованию. В этом проклятом суде вы едва ли будете сводить концы с концами… да и то! Три года я прослужил с судьей Фоном, которому приходилось отчитываться за каждую мелкую монету, и очень надеялся, что покончил со щепетильными начальниками! Теперь его превосходительство судья Ди прибыл на смену и — да защитят нас высшие силы неба — уже успел прийти в ярость из-за пустячных медных денег. Невесело. Кто объяснит мне, почему свойские и любящие взятки судьи избегают Пуяна, как чумы?

В то время как начальник стражи давал выход своему дурному настроению, судья Ди сбросил парадный костюм и переоделся в более удобное платье. Ему помогал худой, с вытянутым и озабоченным лицом человек. Большая бородавка, из которой тянулись три длинных волоска, украшала левую щеку этой странной личности. Он был одет в простое синее платье с каштановым поясом, и звали его Тао Ган.

Ныне ставший доверенным человеком судьи, в прошлом Тао Ган зарабатывал средства на скромное существование за счет людской доверчивости. Составить соглашение с двусмысленными формулировками, подделать подписи и печати, подработать игральные кости было для него детской забавой, а он еще знал искусство взламывания замков и многие другие милые ремесла жуликов больших городов. Но как-то раз судья Ди выручил его из крайне неприятного положения. Тао Ган изменился и с той поры преданно служил своему новому господину. Живой ум и особый талант открывать темные стороны любого дела помогли ему стать очень полезным в суде и содействовать в разрешении многих тонких дел.

Едва судья Ди уселся за стол, как в комнату вошли двое крепких молодых мужчин и почтительно его приветствовали. Они были одеты в длинные коричневые халаты, перевязанные черными кушаками, и небольшие островерхие черные колпаки. Это были два других верных помощника судьи — Ма Чжун и Цяо Тай.

Смахивающий на медведя Ма Чжун был выше шести футов ростом. Его скуластое лицо было тщательно выбрито, оставлены лишь короткие усики. Несмотря на свои внушительные размеры, он передвигался с легкостью и изяществом, характерными для опытного борца. В юности Ма Чжун служил телохранителем у продажного чиновника. Однажды, когда чиновник вымогал деньги у несчастной вдовы, Ма Чжун обратил свою силу против хозяина, оставив его на грани жизни и смерти. Естественно, после такого подвига ему пришлось бежать. Вскоре он примкнул к «Рыцарям зеленых лесов», иначе говоря к разбойникам с большой дороги. Несколькими месяцами позднее на ведущей к столице дороге Ма Чжун напал на судью Ди и его сопровождение, но личность судьи произвела на него столь сильное впечатление, что он немедленно бросил свое занятие и поступил к нему на службу. За храбрость и редкостную силу его всегда выбирали, когда надо было выполнить какое-нибудь трудное поручение или задержать опасного преступника.

Цяо Тай был одним из сотоварищей Ма Чжуна времен «Рыцарей зеленых лесов». Не будучи таким же могучим борцом, как Ма Чжун, он с необычайной ловкостью владел саблей и луком, обладая к тому же столь необходимыми хорошему сыщику терпением и упорством.

— Ну что же, мои смелые воины, — сказал судья, — думаю, вы уже совершили небольшую прогулку по славному городу Пуяну. Какие же вы вынесли впечатления?

— Благородный судья, — ответил Ма Чжун, — его превосходительство Фон был, несомненно, мудрым администратором. У людей цветущий и счастливый вид. Трактирщики подают вкусную еду по разумной цене, а местное вино восхитительно. Я думаю, у нас здесь будет достаточно развлечений!

Цяо Тай сказал, что согласен с товарищем, но на вытянутом лице Тао Гана появилось скептическое выражение и, ничего не говоря, бывший мошенник принялся подергивать длинные волоски на своей бородавке.

Судья Ди вопросительно поглядел на него.

— Ты не согласен с ними, Тао Ган? — спросил он.

— Нет, благородный судья. Я напал на след истории, которая требует углубленного изучения. Вчера, совершая обходы главных чайных заведений города, я по привычке расспрашивал о происхождении крупных состояний уезда. Очень скоро я понял, что четыре или пять крупных местных землевладельцев и дюжина богатых коммерсантов обязаны своим процветанием торговле на канале. Но все, чем обладают эти люди, ничто в сравнении с богатствами, собранными Духовной Добродетелью, настоятелем храма Бесконечного Милосердия. В этом огромном святилище, недавно сооруженном на северной окраине города, нашли прибежище около шестидесяти лысоголовых. Но вместо того, чтобы поститься и молиться, эти монахи проводят время в выпивках и обжорстве, ведя поистине сладкую жизнь.

— Лично я, — остановил его судья Ди, — не хотел бы иметь дела с буддийской кликой. Мне достаточно мудрых заветов нашего, не имеющего равных, философа Конфуция и его учеников. Не чувствую ни малейшей потребности изучать верования этих, прибывших из Индии, черных ряс. Но в своей бесконечной мудрости императорский двор счел, однако, что буддийские доктрины могут быть полезны в той мере, в какой они способствуют упрочению народной нравственности. Император также оказывает свое высокое покровительство буддийскому духовенству. Если их храмы процветают, то это отвечает воле императора, и мы должны воздерживаться от всякой критики!

Как будто не слыша это небольшое внушение судьи, Тао Ган продолжал:

— Когда я говорю, что отец настоятель богат, благородный судья, то подразумеваю, что он столь же богат, как сам Бог богатства! Похоже, монахи устроены по-княжески, в алтарях установлены вазы литого золота, что…

— Окажи мне милость и избавь от всех этих подробностей, к тому же, всего лишь пустых сплетен, и побыстрее переходи к фактам.

— Благородный судья, я могу и ошибаться, но у меня сильное подозрение, что это изобилие является плодом на редкость мерзких ухищрений.

— Ты меня заинтересовал. Продолжай, но будь краток.

— Широко известно, — снова заговорил Тао Ган, — что доходы храма Бесконечного Милосердия поступают главным образом от паломников, приходящих почтить статую богини Гуаньинь, расположенную в большом зале. По преданию, она тридцать три раза воплощалась в различных формах — в виде мужчин, женщин и даже животных. Уже близкая к тому, чтобы достичь нирваны, она от этого отказалась, чтобы остаться там, где могла бы слышать жалобы страждущих, чтобы иметь возможность им помочь. Ее статуя вырезана из сандалового дерева около ста лет назад, но до последних лет украшала скромную запущенную кумирню, за которой наблюдали три живших в соседней хижине монаха. Лишь редкие паломники приходили поклониться богине. Оставляемых ими на благовония денег нс хватало, чтобы обеспечить каждому монаху ежедневную миску риса, и они были вынуждены попрошайничать на улицах, чтобы пополнить свои скудные средства. Но вот пять лет назад бродячий монах, прозванный Духовной Добродетелью, осел среди них. Несмотря на свои лохмотья, этот великолепный красавец выглядел внушительно. Через год после его появления начал распространяться слух, что статуя богини обладает чудотворным даром, и семьи без детей, приходящие помолиться в храме, перестают быть бесплодными. Новый настоятель — Духовная Добродетель сам провозгласил себя главой монастыря — требует, чтобы женщины, желающие иметь ребенка, проводили ночь в благочестивых размышлениях на диване, стоящем у подножия статуи.

Тао Ган бросил быстрый взгляд на своих слушателей и продолжал:

— Для того, чтобы предупредить злоречие, отец настоятель наклеивает бумажную полоску на дверь зала, когда она захлопывается за посетительницей, и требует от мужа последней поставить свою печать. Муж проводит ночь в помещении монахов, и на другое утро сам срывает листок. Результаты столь надежны, что слава храма распространяется все дальше, а признательные паломники посылают Духовной Добродетели богатые подарки и крупные суммы денег, чтобы воскурить благовония у подножия статуи. В результате отец настоятель смог отстроить главный зал в величественном стиле и окружить его просторными помещениями для монахов. Запущенный сад был превращен в парк с искусственными горками и прудами с золотыми рыбками. Для женщин, желающих провести ночь в храме, построены красивые беседки. А вся территория окружена высокой стеной с великолепными трехэтажными воротами, которыми я любовался только час назад.

Тао Ган замолк в ожидании замечаний судьи Ди. Но тот хранил молчание, и Тао Ган продолжил свой рассказ:

— Не знаю, какие мысли подсказывают вашему превосходительству эти факты, но если случайно они совпадают с моими, то надо бы положить конец такому положению дел!

Поглаживая бородку, судья задумчиво ответил:

— В этом низшем мире не одно явление превосходит наше понимание. Поэтому я воздержусь от отрицания чудотворных способностей этой статуи. Однако в связи с тем, что у меня нет для тебя никакой срочной работы, ты можешь попытаться собрать дополнительные сведения о храме Бесконечного Милосердия. Ты доложишь мне о своих поисках, как только что-нибудь обнаружишь.

Наклонившись над столом, судья выбрал среди загромождавших его документов один свиток.

— Это, — объявил он, — отчет о деле улицы Полумесяца. Речь об изнасиловании с последующим убийством, о нем я вчера беседовал с секретарем Хуном. Я прошу всех вас прочитать эту бумагу, ибо я намерен заслушать это интересное дело на послеобеденном заседании. Вы заметите…

Судью прервало появление человека зрелого возраста. Это был управляющий его домом, который после трех глубоких поклонов сказал:

— Первая супруга вашего превосходительства приказала мне осведомиться у вашего превосходительства, не сможет ли ваше превосходительство найти сегодня утром несколько мгновений, чтобы осмотреть свое новое жилище.

Судья принужденно улыбнулся.

— С момента приезда в Пуян я еще ни разу не перешагнул порога своих собственных покоев, — заметил он. — Не удивительно поэтому, что души моих жен преисполнились горечи!

Сложив руки в своих обширных рукавах, он добавил:

— Обвинение против студента Вана имеет несколько слабых мест. Вы это увидите на послеполуденном заседании. Затем он встал и последовал за управляющим.


2.  СЕКРЕТАРЬ ХУН ИЗЛАГАЕТ СУДЬЕ ДИ ДЕЛО УЛИЦЫ ПОЛУМЕСЯЦА. СУДЬЯ ВЫСКАЗЫВАЕТ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ | Смерть под колоколом | 4.  СУД ЗАСЛУШИВАЕТ КАНДИДАТА, ДОПУЩЕННОГО К ЛИТЕРАТУРНЫМ ЭКЗАМЕНАМ; СУДЬЯ ДИ ДАЕТ МА ЧЖУНУ ОПАСНОЕ ПОРУЧЕНИЕ