home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8. СУДЬЯ ДИ РЕШАЕТ ПОСЕТИТЬ СВОИХ КОЛЛЕГ. ОН ОБЪЯСНЯЕТ СЕКРЕТАРЮ, ЧТО ПРОИЗОШЛО НА УЛИЦЕ ПОЛУМЕСЯЦА

Вернувшись в ямынь, Ма Чжун сразу же переоделся в свое обычное платье. Затем он прошел на большой двор, по пути заметив, что в кабинете судьи еще горит свет.

Судья совещался с секретарем Хуном. Увидев бывшего «Рыцаря зеленых лесов», он прервался и спросил у него:

— Ну, дружище, что за новости ты принес? Ма Чжун вкратце описал свою встречу с Чэн Па и сообщил о его обещании.

Судья выглядел удовлетворенным.

— Нужна была бы редкая удача, чтобы уже в первый день схватить преступника, — заметил он, — Ты проделал великолепную работу. Ты установил отношения с тем, с кем нужно. В той среде новости передаются с невероятной быстротой, и я думаю, что очень скоро твой друг Чэн Па поможет нам найти исчезнувшие золотые заколки для волос. А они нас выведут прямо на убийцу! Когда ты пришел, мы с секретарем обсуждали, не следует ли мне уже завтра отправиться в дорогу, чтобы нанести визиты вежливости моих коллегам в соседних уездах. Радо или поздно мне будет надо соблюсти обычай, а нынешний момент очень удобен. Меня не будет в Пуяне два или три дня. Тем временем ты продолжишь поиски убийцы с улицы Полумесяца. Если считаешь необходимым, я скажу Цяо Таю, чтобы он тебе помог.

— Предпочитаю и дальше действовать один, — ответил Ма Чжун. — Если два человека начнут задавать вопросы об одном предмете, это может вызвать подозрения.

Судья согласился, и Ма Чжун ушел.

— Было бы совсем неплохо, если бы ваше превосходительство отсутствовали пару дней, — задумчиво заметил секретарь Хун. — Суд был бы закрыт, и у нас имелся хороший предлог несколько отложить дело об улице Полумесяца. В Пуяне начинают перешептываться, что ваше превосходительство выгораживает кандидата Вана, потому что он принадлежит к сословию людей образованных, тогда как его жертва всего лишь дочь бедного мясника.

Судья Ди пожал плечами.

— Как бы то ни было, — сказал он, — у меня твердое намерение завтра выехать в Вуий. На следующий день я проследую до Циньхуа и вернусь домой через три дня. Ма Чжуну и Тао Гану во время моего отсутствия могут потребоваться указания, поэтому ты не будешь меня сопровождать. Ты останешься в Пуяне и тебе я доверю печати суда. Отдай необходимые приказания для организации поездки и проверь, чтобы для моего коллеги Пэна в Вуий и судьи Ло в Циньхуа были отобраны приличные подарки. Пусть дорожный паланкин будет готов к восходу солнца и ожидает меня на Большом дворе вместе С вещами.

Секретарь заверил, что приказы будут точно исполнены, и судья погрузился в изучение дел, оставленных у него на столе первым писцом.

Секретарь Хун продолжал, однако, стоять перед своим господином. Немного погодя тот поднял голову и спросил:

— Что тебя беспокоит, секретарь?

— Я немало размышлял над этим делом об изнасиловании и убийстве, благородный судья. Я читал и перечитывал все документы, но тщетно, я так и не могу разгадать вашу мысль. Конечно, уже очень поздно, но если ваше превосходительство соблаговолили бы дать дополнительные объяснения, я смог бы спать спокойнее те две ночи, что вы, ваше превосходительство, будете в отъезде.

Судья улыбнулся и, положив нефритовый груз на бумаги, которые читал, откинулся на спинку кресла.

— Прикажи слугам приготовить свежий чай, — сказал он, — и садись на этот табурет. Я изложу тебе то, что, на мой взгляд, действительно произошло роковой ночью шестнадцатого числа.

Судья Ди выпил чашку очень крепкого чая и начал:

— Как только я услышал из твоих собственных уст основные подробности дела, про себя сразу же решил, что не кандидат Ван изнасиловал Чистоту Нефрита. Правда, женщины иногда возбуждают в мужчинах странные и жестокие мысли. Не без причины в своей «Летописи весны и осени» наш учитель Конфуций при случае называет женщину «творением, отмеченным смертью». Но только два типа людей претворяют в поступки черные мысли такого рода. Прежде всего это растленные преступники, вышедшие из низших слоев общества, а затем богатые развратники, превращенные всей своей распутной жизнью в рабов извращенных инстинктов. Ослепленный ужасом юноша, вроде усидчиво занимающегося и добропорядочного Вана, мог бы в крайности удушить свою жертву. Но сначала изнасиловать, к тому же после шести месяцев интимных с ней отношений?.. Это мне показалось совершенно невозможным. Следовательно, приходилось искать подлинного виновника среди тех двух групп, о которых я тебе только говорил. Я сразу отверг мысль о богатом выродке. Такие особы посещают закрытые заведения, где любое извращение будет удовлетворено, если предложена соответствующая цена. К тому же обладатель большого состояния даже не подозревал бы о существовании такого бедняцкого квартала, как тот, где находится улица Полумесяца. Он не был бы в курсе тайных визитов Вана к возлюбленной, и еще менее вероятно, чтобы он занимался акробатикой на конце веревки! Оставался закоренелый преступник из низших слоев общества.

Судья на мгновение замолк, а потом продолжал сурово:

— Эти презренные негодяи бродят по городу, как изголодавшиеся псы. Если на темной улочке им встретится беззащитный старик, они оглушат его из-за нескольких монет, которые могут оказаться при нем. Если они видят одинокую женщину в пустынном месте, то избивают ее, пока она не теряет сознания, насилуют, вырывают серьги из ушей и бросают в сточной канаве. Шныряя по бедным улицам, они набредают на плохо запертую дверь или приоткрытое окно, забираются внутрь и крадут жалкую залатанную одежду или единственный медный кипятильник семьи. Разве не разумно допустить, что такой человек, проходя улицей Полумесяца, смог обнаружить ночные похождения кандидата Вана? Подобный негодяй сразу бы понял, что молодая женщина не осмелится закричать, если он займет место ее тайного любовника. Но Чистота Нефрита защищалась. Возможно, она и кричала или же пыталась подбежать к двери, чтобы разбудить родителей. И тогда это чудовище ее задушило, а затем, совершив свое гнусное дело, спокойно обшарило комнату жертвы и скрылось с единственной скромной драгоценностью, которая там находилась.

Судья остановился, чтобы выпить вторую чашку чая. Его подчиненный серьезно кивнул головой и заметил:

— Слушая ваше превосходительство, убеждаешься, что кандидат Ван не совершил этого двойного преступления. Однако я не вижу, какое вещественное доказательство мы сможем представить на суде.

— Если тебе нужны вещественные доказательства, ты их получишь! Для начала ты слышал показания лекаря. Если Ван удушил Чистоту Нефрита, его длинные ногти оставили бы глубокие царапины на горле несчастной. Лекарь же отметил лишь слабые следы ногтей, хотя кожа и была местами поцарапана. Это заставляет вспомнить о коротких и неровных ногтях бродяги. Во-вторых, Чистота Нефрита защищалась изо всех сил, пока насильник овладевал ею. И все же ее стершиеся от тяжелой работы ногти не могли бы оставить глубоких царапин, видных на руках и груди Вана. Эти царапины к тому же оставлены не колючками, как думает кандидат Ван, но к этому обстоятельству я вернусь в должное время. Да разве у Вана достало бы сил, чтобы удушить Чистоту Нефрита? Приняв во внимание ее физический облик и выслушав описание лекаря, я убедился, что даже если бы кандидат Ван попытался что-то предпринять, его быстро выбросили бы в окно! И в-третьих, утром семнадцатого, когда преступление было обнаружено, на полу комнаты нашли тряпку, которая служила Вану, чтобы взбираться к возлюбленной. Допустим, что Ван был убийцей или просто находился в комнате. Каким образом он бы выбрался оттуда без помощи этой импровизированной веревки? Ван отнюдь не гимнаст и без содействия девушки не смог бы вылезти через окно. Но сильный парень с опытом домушника, если бы приходилось поскорее убираться, не стал бы использовать этот способ. Он бы поступил совершенно так же, как Цяо Тай, ухватившись руками за решетку окна, а затем соскользнув на землю. Секретарь Хун согласился.

— Да, — сказал он со счастливой улыбкой, — как я вижу, ход рассуждения вашего превосходительства зиждется на надежной основе. Когда убийца окажется под замком, у нас будет достаточно фактов, чтобы смутить его и заставить признаться в своем злодеянии, в случае необходимости, под пыткой. Несомненно, он еще находится в этом городе, потому что у него нет никаких причин для опасений и бегства. Весь Пуян знает, что судья фон был убежден в виновности кандидата Вана, и считает, что ваше превосходительство согласны с его заключением.

Судья Ди наклонил голову.

— Конечно, — сказал он, поглаживая бороду. — И преступник выдаст себя, попытавшись продать заколки. Ма Чжун сумел войти в контакт с человеком, занимающим такое положение, которое позволяет ему сразу, как только заколки появятся на подпольном рынке, узнать об этом. Никогда преступник не осмелится обратиться к ростовщику или ювелиру, ибо суд немедленно рассылает всем этим людям описания украденных вещей. Он будет вынужден попытать счастья с такими же мерзавцами, как и он сам, значит достойный Чэн Па будет тут же извещен, и Ма Чжун сможет схватить разбойника за шиворот.

Судья отпил еще глоток чая. Взяв кисточку для красной туши, он склонился над лежавшей перед ним бумагой.

Секретарь Хун поднялся, задумчиво подергивая концы своих усиков.

— Мне остаются непонятными два обстоятельства, — сказал он, — Как ваше превосходительство узнали, что убийца одет странствующим монахом? И какое отношение к делу имеет эпизод с ночным дозором?

Задумавшись над текстом, который изучал, судья молчал. Начертав на полях несколько иероглифов, он отложил кисточку и свернул документ. Затем поднял голову и, глянув сверкнувшими из-под густых бровей глазами на секретаря, пояснил:

— Любопытный эпизод с ночным обходом, рассказанный сегодня утром кандидатом Ваном, добавил последний штрих к портрету убийцы, который мало-помалу вырисовывался передо мной. Ты же знаешь, что преступники часто одеваются буддийскими или даосскими нищенствующими монахами. Это превосходная маскировка, позволяющая им в любое время суток расхаживать по любому району города. Вот почему во второй раз Ван услышал скорее всего не колотушку ночного дозора, а…

— …деревянную погремушку нищенствующего монаха! — воскликнул секретарь Хун.


7.  МА ЧЖУН ОБНАРУЖИВАЕТ ЗАБРОШЕННЫЙ ДАОССКИЙ ХРАМ. ЯРОСТНЫЙ КУЛАЧНЫЙ БОЙ ПЕРЕД СВЯТИЛИЩЕМ | Смерть под колоколом | 9.  ДВОЕ МОНАХОВ ПРИНОСЯТ СУДЬЕ ДИ ВАЖНОЕ ПОСЛАНИЕ. СУДЬЯ ДИ ЧИТАЕТ СТАРИННУЮ БАЛЛАДУ ВО ВРЕМЯ УЖИНА, УСТРОЕННОГО СУДЬЕЙ ЛО