home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

Паша появился в Тарасове на следующий день и… снова запил. Даша по телефону сказала, что он «никакой» и разговор с ним по этой причине совершенно невозможен. Конечно, вы можете сказать, а с какого перепугу я так привязалась к этому Паше? Вроде бы в Пензе он не сказал ничего путного, да и вообще в деле был сбоку припека. Но… вот ведь удивительное дело! Комбинация костей, которые я бросила уже в спокойной обстановке, в своей квартире, показала, что я не только на правильном пути, но и что мне следует продолжать по нему двигаться. Комбинация 5 + 8 + 22 гласила: «Ваше упрямство будет вознаграждено».

Конечно, это можно было понимать и в более широком смысле, например, упрямство вообще в этом расследовании, но, поскольку я и раньше выразила недоумение, почему кости послали меня в Пензу за Пашей, я подумала, что косточки имеют в виду именно Усольцева. Оставалось понять, где здесь, что называется, фишка.

И фишка уже была в том, что Павел Усольцев, который ранее не был замечен в особом пристрастии к алкоголю, просто запил. Ни его пензенские знакомые, ни Даша не характеризовали его как горького пьяницу. Я даже позвонила Кассандре, чтобы уточнить этот момент. Женщина-медиум заявила мне, что из всех мужчин, которые тогда находились на даче, Паша был самым малопьющим.

Оставалось только ждать, когда Павел наконец придет в себя. Что касается остальных участников событий, то вроде бы со всеми я уже познакомилась и обо всех составила свое мнение. Но мнение — это одно, а факты — другое. Слова — одно, действия — совсем другое. В этом смысле большое значение имел бы так называемый следственный эксперимент. Насчет участия в нем главного подозреваемого Кирилла я с Мельниковым уже договорилась. Оставалось опять же ждать, когда придет в себя Паша.

Следующий день я посвятила изучению документов, в которых прописывалось, что кому отходит в случае смерти другого, и так далее. И тут я узнала, что Кириченко, оказывается, был компаньоном Кирилла в строительной фирме! Почему мне никто не сказал об этом? А Ольга вообще утверждала, что Игорь нигде не работал. Этот факт, который мог полностью поменять всю картину, необходимо было прояснить немедленно, и я набрала домашний номер Инессы. Можно было не сомневаться в том, что трубку возьмет Кассандра. Так и получилось.

— Алло! — послышался ее низковатый голос.

— Вы почему мне не сказали, что Игорь Кириченко был компаньоном Кирилла в фирме? — без предисловий набросилась я на нее.

Возникла небольшая пауза, после чего Кассандра быстро заговорила:

— Господи, неужели я вам не сказала? Так это просто я забыла… Я думала, что… Господи, понимаете, я-то это знаю — ну вот, видимо, и была где-то на подсознательном уровне уверена, что и для вас это само собой разумеющийся факт.

— Лучше было бы, чтобы вы побольше находились на сознательном уровне! — отрезала я. — А теперь рассказывайте мне, почему так получилось. Ехать к вам мне некогда, так что говорите по телефону.

Кассандра завздыхала, после чего сказала:

— Да я и сама толком не знаю, почему так получилось. Я-то к фирме не имею никакого отношения. Кирилл — владелец, Игорь его друг… Не так уж, наверное, это и удивительно. Ну сделал он его компаньоном и сделал, это его дело, разве я стану влезать? Одним словом, я не знаю.

— Никогда не поверю, что вы не интересовались этим у Инессы!

— Ну я спрашивала мельком, но…

— Зовите Инессу! — перебила я.

— Но она прилегла…

— Зовите немедленно! — решительно приказала я. — И хочу предупредить, уважаемые подружки, что если вы и дальше станете витать в облаках и забывать о таких фактах, то в дальнейшем злодея можете вычислять хоть по звездам, хоть вызывая дух графа Дракулы!

Кассандра наверняка обиделась, потому что лишь посопела в трубку и, ничего не сказав, пошла звать Инессу. Когда Инесса подошла к телефону, я повторила свой вопрос.

— Ну просто у Кирилла не было достаточно опыта, Аркадий погиб так внезапно, никто этого не ожидал… Кирилл растерялся, а Игорь сам предложил ему свою помощь.

— Помощь в обмен на то, чтобы стать главным управляющим компанией?

Инесса тоненько вздохнула, как котенок.

— Но Игорь и не собирался им становиться, это сам Кирилл так сделал… Разве Игорь мог бы им стать без согласия Кирилла? Ой, вы напрасно подозреваете что-то плохое, если бы Кирилл был дома, он бы вам сам сказал, что с Игорем они ладили и что альянс у них получился очень удачным, очень!

— Я непременно поговорю с Кириллом и постараюсь узнать его точку зрения, — заверила я. — И впредь — никаких секретов от меня.

— Да мы и не собирались ничего скрывать, мы просто…

— До свидания, — оборвала я ее и положила трубку.

Скорее всего, расстроенная Инесса отправилась пить успокоительные капли, я же вернулась к просмотру документов и анализу их.

Сам Игорь денег вроде бы в фирму не вкладывал, но де-факто руководил фирмой. И это, судя по всему, стало основой для обвинения Кирилла в поджоге. Кроме, разумеется, того, что его видели с канистрой бензина в руках.

Оставались яхта, дача, коттедж. Это вроде бы была уже мелочь, но… Итак, яхта принадлежала Кириллу, дача была записана на Инессу, собственниками коттеджа являлись Инесса и Кирилл. Еще там что-то осталось в валюте, после смерти отца это было разделено между Инессой и Кириллом поровну.

Я выкурила две сигареты подряд, выпила две чашки кофе и… была вынуждена прийти к выводу, что явный мотив для устранения Игоря Кириченко и Инессы Вавиловой был только у Кирилла. Никуда не денешься. Остальные лица материального интереса от смерти этих двух персон не получали.

Кирилл, убирая Игоря, становился единовластным хозяином в фирме. С другой стороны, он мог просто уволить Игоря, и все. Другое дело, что Игорь вздумал жениться на его мачехе и на этом основании претендовать на доходы с акций. Но акции — одно, а фирма — другое. Дивиденды от акций — деньги Инессы. Но если бы погибли и Инесса, и Игорь, то Кирилл наверняка бы прибрал к рукам и эти самые доходы от акций.

Но есть неувязочка — Кирилл характеризовался всеми как порядочный молодой человек. На акулу бизнеса, помешанного на деньгах и лишенного моральных принципов, он не тянул. Но мотив устранить Игоря и Инессу у него, конечно же, был — это глупо отрицать. Вот милиция и не отрицает…

Да, была и еще одна персона, заинтересованная в смерти Игоря и Инессы, — Ольга, в силу того, что она жена Кирилла. Но ее с канистрой никто не видел, и ее отпечатков пальцев соответственно тоже никто не обнаруживал.

Любопытно все же было бы послушать самого Кирилла. Я с ним еще не встречалась и вообще о нем была только наслышана от других людей. А личная встреча значит для меня очень многое. От ментов, которые занимаются его делом, я ничего особенного услышать не рассчитывала. У них все просто: есть мотив, есть отпечатки пальцев — добро пожаловать!

Я набрала телефон знакомого мне Андрея Мельникова и поинтересовалась, кто занимается делом Кирилла Вавилова. И Мельников усталым голосом поведал мне, что этот человек — он сам. Это была удача, и я договорилась с Андреем о встрече. Мельников, судя по голосу, был не в восторге от этого — видимо, я отвлекала его таким образом от других, весьма многочисленных милицейских дел. Поэтому я сразу же объявила Мельникову, что уже выезжаю к нему, и через полчаса сидела перед ним в его кабинете.

— Я смотрю, Иванова, ты адвокатом заделалась, — хмыкнул Мельников, когда я изложила свою просьбу о встрече с Кириллом, который был арестован и сидел в камере, дожидаясь суда.

— Я, как всегда, Мельников, всего лишь хочу установить истину, — парировала я. — Я за справедливость, Мельников.

— Ну я вроде бы тоже еще никого невиновного не закрыл, — обиделся Андрей.

— Кирилл Вавилов, — коротко сказала я.

— Кирилл Вавилов, — вздохнул Мельников, — похоже, все-таки виновен. Ты думаешь, ты одна такая умная, что все мотивы, все-все-все проверишь за свои сотни баксов, а мы за милицейскую зарплату все тяп-ляп? Согласись, все же иногда думаешь так!

— Ну иногда… — усмехнулась я.

— Ну и зря, — поморщился Андрей. — Конечно, когда кто-то по морде кому-то заедет или украдет чего, мы стараемся все побыстрее рассмотреть. Но тут мотивы я проверил. Ни у кого мотивов нет. У Кирилла есть. Потом канистра, отпечатки пальцев… По-моему, все ясно, Танюша. Ясно! Ну как юрист посуди…

— Вроде бы ясно, — со вздохом согласилась я. — Но мне заказали расследование. Я должна пройти весь путь, пускай даже и не смогу найти другого виновника. К тому же, если преступник все-таки Кирилл, это тоже будет означать, что я выполнила свою работу.

— Ой, Иванова, твое словоблудие говорит о том, что ты все же заделалась адвокатом. Тогда уж открывай адвокатскую контору — и вперед!

— Меня мой статус устраивает, — сухо парировала я.

— Ты пойми, тут дело такое — четко и точно ты никак не установишь, поджигал Вавилов эту баню или нет. Никто не видел его поджигающим. Но больше просто некому. И поэтому будет разбираться суд. Поверит Кириллу и адвокату — значит, оправдает за недоказанностью, поверит прокурору — значит, влепит за убийство, и привет. Вот и все.

Мельников посмотрел мне прямо в глаза.

— Так вот я и хочу выяснить, были ли у остальных мотивы. Да и с подзащитным, так сказать, познакомиться…

— Понятно, — улыбнулся Мельников. — Иванова устала от погонь за бандитами и пришвартовалась в спокойной адвокатской гавани.

— Ни фига себе спокойной!

— Ну уж поспокойнее, чем моя милицейская. Вчера вон только чуть пулю не получил от малолетки одного. Потом чуть не убил его, так перепугался… Ребята еле оттащили.

Я покачала головой в знак сочувствия к милицейским будням.

— Кстати, защитником у Вавилова некто Борщов, ты его должна помнить… — помолчав, произнес Мельников.

— А, этот бабковыжиматель?

— Баксовыжиматель, — поправил меня Мельников. — Этот предпочитает везде давать на лапу, нежели реально что-то копать. Запросит за свои услуги, наверное, мама не горюй. Судье, всем-всем-всем, вплоть до секретаря суда. И себя, конечно, не забудет. Короче, отмажет любого, но за деньги.

— За большие деньги, — согласилась я. — Так что видишь сам, Мельников, если адвокатом господин Борщов, следовательно, на кого надежда? — Только на Иванову!

— Здесь дело-то тухлое, Таня! — вздохнув, еще раз одарил меня скептическим взглядом Мельников. — Оправдают — значит, оправдают. Прямых улик нет, значит, деньги придется платить. А иначе не оправдают.

— А я хочу, чтобы без денег оправдали.

— Ты упрямая, как… — Мельников задумался.

— Как кто? Ты договаривай!

— Не буду, а то обидишься. Я только хочу тебе сказать, что ты ведь тоже за свою работу деньги берешь. Какая разница Вавилову — платить тебе или Борщову?

— Ну я-то никаким секретарям отстегивать не буду. И судьям тоже…

— А мне вот можно было бы. За организацию встречи с подследственным… Ты ведь за этим ко мне пришла?

— За этим.

— С тебя в таком случае коньячок. В случае, если оправдаешь своего Вавилова. Он, кстати сказать, смазливый такой паренек. Может, романчик с ним закрутишь — совместишь приятное с полезным.

— Посмотрим.

— Ну и смотри, — осклабился Андрей, вызвал к себе сержанта и приказал пригласить к нему для беседы подследственного Вавилова.


* * * | Окончен бал, погасли свечи | * * *