home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11

Арча. Ночная смена

Шед отдал Крейгу только девять из десяти лев. На оставшуюся монету он купил дров, вина и пива, чтобы пополнить свои запасы. Но другие кредиторы тотчас прослышали о его богатстве, так что небольшое улучшение в делах не принесло ему ничего хорошего. Следующий взнос Крейгу он выплатил, заняв денег у ростовщика по имени Гилберт.

Он поймал себя на мысли, что с нетерпением ждет чьей-нибудь смерти. Еще десять лев могли бы дать ему реальный шанс пережить эту зиму.

А зима выдалась суровой. В гавани все замерло. Работы в Котурне не было. Единственной отдушиной для Шеда оказался Аза. Каждый раз, когда ему удавалось улизнуть от Крейга, Аза приносил немного дров, не оставляя трогательных попыток купить себе друга.

Вот и теперь он заявился с охапкой. И доверительно шепнул:

– Будь осторожнее, Шед. Крейг знает, что ты ходил к Гилберту. – Шед посерел. – Он уже нашел на «Лилию» покупателя. Теперь они вместе собирают девчонок.

Шед кивнул. Содержатели борделей вербовали отчаявшихся женщин именно в это время года. К лету – сезону наплыва моряков – они будут уже морально сломлены и готовы к работе.

– Подонок. А я-то поверил, что он дал мне передышку! Сам дурак, конечно. Так, значит, он решил прибрать к рукам и мои денежки, и таверну. Вот подонок!

– Ну, я тебя предупредил.

– Да. Спасибо, Аза.

Очередной день выплаты надвигался на Шеда, как тяжелая колесница. Гилберт отказал ему в займе. Мелкие кредиторы осадили «Лилию». Крейг натравил их на кабатчика, точно свору собак.

Шед поднес Ворону бесплатную кружку вина.

– Можно присесть?

Губы Ворона тронула еле уловимая улыбка.

– Это твое заведение. В последнее время ты не очень-то дружелюбен, Шед.

– Я просто нервничаю, – солгал Шед. На самом деле при виде Ворона его одолевали муки совести. – Долги заедают.

Ворон, похоже, видел его насквозь.

– И ты подумал, что я могу тебе помочь?

– Да! – почти простонал хозяин таверны.

Ворон тихо рассмеялся. Шеду показалось, что он уловил в этом смехе торжествующие нотки.

– Ладно, Шед. Сегодня ночью?

Шед представил себе, как его матушку увозят на телеге Хранители, и поборол приступ отвращения к самому себе.

– Ага.

– Отлично. Но на сей раз ты будешь помощником, а не партнером. – Шед сглотнул и закивал. – Уложишь старушку спать и спускайся сюда. Понял?

– Да, – прошептал Шед.

– Хорошо. А теперь отвали. Ты меня раздражаешь.

– Как скажете, сударь.

Шед отошел. Весь оставшийся день он никому не мог смотреть в глаза.


В Речной долине завывал сердитый ветер, швырял в лицо колючие хлопья снега. Шед тоскливо съежился, ощущая под собой толстую наледь, покрывшую сиденье фургона. Погода портилась прямо на глазах.

– Почему именно сегодня? – проворчал он.

– Лучшее времечко. – Ворон выбивал зубами дробь. – Никто нас не застукает. – Он свернул в Бакалейный проезд, от которого отходили бесчисленные узкие переулки. – Здесь отличные охотничьи угодья. В такую погоду все доходяги расползаются по углам и мрут как мухи.

Шеда затрясло. Слишком он стар для всего этого. Но именно потому и нельзя отступать. Чтобы не пришлось каждую ночь дрожмя дрожать на улице.

Ворон остановил фургон.

– Проверь-ка этот закоулок.

Стоило Шеду спрыгнуть на землю, как у него заныли ноги. Ну и ладно. По крайней мере ясно, что он их не отморозил.

Переулок был темный, и Шед искал скорее чутьем, чем глазами. Увидел под навесом какую-то груду тряпья, но она вдруг шевельнулась и забормотала. Шед опрометью бросился назад.

К фургону он подбежал в тот момент, когда Ворон что-то запихивал на дно. Шед отвел глаза. Мальчику было не больше двенадцати. Ворон прикрыл тело соломой.

– Один есть. В такую ночь должен быть неплохой улов.

Шед проглотил готовый вырваться протест и залез на сиденье. Он думал о своей матери. Она и одной такой ночи на улице не переживет.

В следующем переулке он нашел свой первый труп. Старик упал и замерз, потому что не смог подняться. С болью в душе Шед потащил тело к фургону.

– Отличная ночка, – заметил Ворон. – Никакой конкуренции. В такую ночь Хранителей из дома палкой не выгонишь. – И беззаботно добавил: – Трупешников можно насобирать целую кучу.

Позже, когда они подъехали еще ближе к берегу и нашли еще по мертвецу, Шед спросил:

– А вы-то зачем этим занимаетесь?

– Мне тоже деньги нужны. Я собираюсь в далекий путь. А жмурики приносят хороший доход, к тому же быстро и без особого риска.

Шеду подумалось, что предприятие это куда более рискованное, чем кажется Ворону. Если их поймают, то разорвут на куски.

– Вы ведь родом не из Арчи, верно?

– Я родился на юге. Моряк с разбитого корыта.

Шед не поверил ему. Выговор у Ворона был хотя и мягкий, но совсем не такой, как у южан. Однако кабатчик не осмелился назвать подельника лжецом и выпытывать у него правду.

Разговор продолжался урывками. Шеду так и не удалось больше ничего узнать ни о прошлом Ворона, ни о его намерениях.

– Пойдешь в ту сторону, – сказал ему Ворон. – А я проверю здесь. Последняя остановка, Шед. Я выдохся.

Шед кивнул, мечтая лишь о том, чтобы эта ночь поскорее закончилась. К своему стыду, он начал воспринимать людей на улице как неодушевленные предметы и ненавидеть их за то, что они умирают так по-идиотски в самых неподходящих местах.

Услышав тихий оклик, он быстро повернул назад. Ворон нашел еще один труп. На сегодня, стало быть, хватит. Шед прибавил шагу.

Ворон ждал его, сидя в фургоне. Шед вскарабкался на сиденье, съежился, пряча от ветра лицо. Ворон натянул поводья, мулы тронулись.

Они проехали уже половину моста над Портовой рекой, когда Шед услышал стон.

– Что? – Одно из тел шевельнулось. – Ох, черт! Ворон!..

– Он все равно загнется.

Шед снова съежился и уставился на здания, маячившие на северном берегу. Ему хотелось спорить, хотелось драться, хотелось сделать хоть что-нибудь, чтобы не принимать участия в этом зверстве.

Часом позже он опять поднял глаза – и не узнал окрестностей. Вдоль дороги на значительном расстоянии друг от друга стояли большие дома с темными окнами.

– Где мы?

– Почти на месте. Еще полчаса, если только гололед не слишком сильный.

Шед представил себе, как фургон валится в канаву. Что тогда? Плюнуть на все и бежать, надеясь, что их не выследят? Давешний стыд сменился страхом.

И тут до него дошло, куда они едут. Дорога вела прямиком в тот проклятый черный замок.

– Ворон…

– Ну что еще?

– Мы едем к черному замку.

– А ты думал куда?

– Там кто-нибудь живет?

– Да. Чего ты так разволновался?

Ворон был чужеземцем. Он не мог понять, что значил для Арчи черный замок. Люди, которые подходили к нему слишком близко, исчезали. Город предпочитал делать вид, что замка попросту не существует.

Шед, запинаясь, поведал о своих страхах.

Ворон пожал плечами:

– Это только доказывает твое невежество.

Сквозь поземку проглянула темная громада замка. Здесь, на вершине, снегопад ослабел, зато ветер выл еще свирепее.

Смирившись, Шед пробормотал:

– Ну что ж, чему быть, того не миновать.

Громада превратилась в зубчатые стены, шпили, башни. Нигде ни огонька. Ворон остановил фургон у ворот, спрыгнул и постучал тяжелым дверным кольцом. Шед сгорбился, надеясь в душе, что никто не откроет.

Ворота отворились мгновенно. Ворон вновь забрался на сиденье.

– Н-но, мулы! Пошли!

– Мы же не поедем туда, вовнутрь?

– Почему бы и нет?

– Эй! Нет, ни за что! Не надо…

– Заткнись, Шед. Хочешь получить деньги – поможешь разгружать.

Шед подавил рыдание. Так они не договаривались!

Ворон проехал в ворота, свернул направо и остановился под широкой аркой. Одинокий фонарь тщетно боролся с тьмой, поглотившей арочный проезд. Ворон спрыгнул на землю. Шед, с натянутыми как струны нервами, последовал за ним. Они вытаскивали тела из фургона и бросали их рядом на каменные плиты. Потом Ворон сказал:

– Садись обратно в фургон. И держи язык за зубами.

Одно из тел пошевелилось. Шед застонал. Ворон больно ущипнул его за ногу:

– Заткнись!

Из тени возникла фигура – длинная, тощая, в широких черных штанах и рубахе с капюшоном. Она быстро осмотрела тела и вроде осталась довольна. Потом она повернулась к Ворону. Шед мельком увидел лицо, сплошь состоящее из острых углов и теней, – глянцевитое, желто-зеленое, холодное, с парой мягко светящихся глаз.

– Тридцать. Тридцать. Сорок. Тридцать. Семьдесят, – сказала эта тварь.

– Тридцать. Тридцать. Пятьдесят. Тридцать. Сто, – ответил Ворон.

– Сорок. Восемьдесят.

– Сорок пять. Девяносто.

– Сорок. Девяносто.

– По рукам.

Они торговались! По поводу стариковских трупов Ворон препираться не стал. За мальчика тварь поднять цену отказалась. А вот за умирающего надбавила.

Шед смотрел, как фигура в капюшоне, не отходя от трупов, отсчитывает деньги. Ничего себе – да это ж целое состояние! Двести двадцать серебряных монет! Да с такими-то деньжищами можно сровнять «Лилию» с землей и построить новое заведение! А то и вовсе убраться из Котурна.

Ворон ссыпал серебро в карман пальто. Шеду он дал пять монет.

– И это все?

– Разве плохо за одну ночную смену?

Неплохо бы хоть за месяц столько зарабатывать. Но получить всего пять из…

– В прошлый раз мы были партнерами, – сказал Ворон, запрыгнув на сиденье. – Возможно, мы будем ими опять. Но нынче ночью ты был лишь наемным подсобником. Понял? – В голосе его появились жесткие нотки. Шед кивнул, снова охваченный страхом.

Ворон подал фургон назад. Шеда внезапно пробрал озноб. Под аркой стояла адская жара. Шед содрогнулся, ощутив на себе голодный взор существа в капюшоне.

Мимо скользнула темная, стеклянно блестящая стена без стыков.

– О Боже!

Он видел ее насквозь! В ней были кости, обломки костей, тела, части тел – застывшие, как взвесь в растворе, они точно плыли в ночи. Когда Ворон свернул к воротам, перед Шедом мелькнуло лицо, не спускающее с фургона глаз.

– Что же это за место такое?!

– Не знаю, Шед. И знать не хочу. Я знаю только, что здесь платят хорошие деньги. А мне они нужны. Мне предстоит дальняя дорога.


Глава 10 Бирка. Разворот | Тени сгущаются | Глава 12 Курганье