home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






* * *

По городу поползли слухи. Крейг послал двоих своих лучших парней следить за Вороном. Они исчезли. После них сгинули еще трое. Самого Крейга ранил на улице какой-то неизвестный. Гангстер уцелел лишь благодаря нечеловеческой силе Нокаута. Но сам Нокаут, говорили, дышит на ладан.

Шед запаниковал. Крейга никак нельзя было назвать человеком разумным или рассудительным. Кабатчик попросил Ворона съехать. Тот лишь презрительно усмехнулся в ответ.

– Послушайте, я не хочу, чтобы он вас здесь убил, – сказал Шед.

– Вредно для твоего бизнеса?

– Если не для моей жизни. Теперь он просто обязан убить вас, иначе люди перестанут его бояться.

– Значит, урок не пошел ему впрок? Вот уж точно город дураков!

В дверь ворвался Аза.

– Шед! Мне нужно потолковать с тобой. – Азу трясло от страха. – Крейг думает, что я продал его Ворону. Они гонятся за мной. Ты должен меня спрятать, Шед!

– Черта с два! – Все, ловушка захлопнулась. И оба они в нее попались. Крейг, как пить дать, убьет его и вышвырнет мать на улицу.

– Шед, я всю зиму возил тебе дрова! Если бы не я, Крейг давно бы сел тебе на шею.

– Да, конечно. И поэтому мне надо сдохнуть с тобой за компанию?

– Шед, ты мой должник. Я ведь ни словечком никому не обмолвился о ваших с Вороном ночных прогулках. Как по-твоему – Крейга бы это заинтересовало?

Шед схватил Азу за руки, рванул вперед, распластав на стойке. За спиной у человечка, как по волшебству, появился Ворон. В воздухе сверкнуло лезвие ножа. Ворон, ткнув острием Азе в спину, шепнул:

– Давайте-ка поднимемся ко мне в комнату.

Аза побледнел. Шед выдавил улыбку.

– Ага. – Он отпустил Азу и вытащил из-под стойки глиняную бутыль и три кружки. – Нам нужно поговорить с тобой, Аза.

Шед поднимался по лестнице последним, спиной ощущая слепой, но пристальный материнский взгляд. Что она слышала? О чем догадывалась? В последнее время она была с ним крайне холодна. Между ними стеной встал его позор. Шед чувствовал, что не заслуживает больше ее уважения.

Он подавил приступ стыда. «Я сделал это ради нее!» Единственной дверью, сохранившейся на верхнем этаже, была дверь в комнате Ворона. Тот открыл ее, пропуская Азу и Шеда.

– Садись, – бросил он Азе, указав на свою койку.

Аза сел. Он выглядел таким испуганным – того и гляди, обмочится со страху.

Комната Ворона была такой же аскетической, как и его одежда. Ничто здесь даже намеком не выдавало присутствия денег.

– Я их вкладываю, Шед, – издевательски усмехнулся Ворон. – В судоходство. Налей-ка вина. – И принялся чистить ногти ножом.

Аза осушил свою кружку быстрее, чем Шед успел налить остальным.

– Плесни ему еще, – велел Ворон и отхлебнул глоточек. – Какого черта ты все время пичкал меня той кислой кошачьей мочой, когда у тебя есть такой винчик?

– Его я подаю лишь по спецзаказу. Это вино дороже.

– Считай, что я сделал долгосрочный заказ. – Ворон уставился на Азу, похлопывая себя лезвием по щеке.

Да, Ворону не приходится экономить. Трупный бизнес – дело прибыльное. Так, значит, деньги он вкладывает? В судоходство? Как-то странно он это сказал. То, куда идут его денежки, может оказаться не менее интересным, чем то, откуда они приходят.

– Ты угрожал моему другу, – заявил Ворон. – Ах нет, прости меня, Шед. Я оговорился. Ты мой партнер, а не друг. Партнерам не обязательно быть друзьями. Ну что, коротышка? Можешь что-нибудь сказать в свое оправдание?

Шеда передернуло. Проклятый Ворон! Аза, как пить дать, растреплет об их партнерстве по всему Котурну. И тогда Шеду конец. Этот чертов постоялец держит его жизнь в своих руках и отщипывает от нее по кусочку, как мышь, потихоньку уничтожающая головку сыра.

– Клянусь вам, господин Ворон! У меня и в мыслях ничего такого не было. Я испугался. Крейг считает, будто вы купили меня. Мне нужно спрятаться, а Шед боится меня приютить. Вот я и пытался его убедить, что…

– Заткнись. Шед, я думал, он твой друг.

– Я просто оказывал ему кое-какие услуги. Из жалости.

– Ты укрывал его от непогоды, но не от врагов. Таких трусов, как ты, Шед, свет не видывал. Похоже, я совершил ошибку. Я собирался сделать тебя полноправным партнером, а со временем передать в твои руки весь свой бизнес. Думал, окажу тебе услугу. Но ты же просто ничтожество, подонок и слюнтяй. Вот видишь – у тебя даже оскорбиться духу не хватает! – Ворон повернулся к Азе: – Говори, коротышка. Расскажи мне про Крейга. И про Катакомбы.

Аза побелел. И раскрыл рот лишь тогда, когда Ворон пригрозил напустить на него Хранителей.


Коленки у Шеда дрожали так, что стучали друг о дружку. Рукоятка мясницкого ножа стала скользкой от пота. Шед не мог бы пустить его в ход, даже если б хотел, но Аза был слишком напуган, чтобы это заметить. Он прикрикнул на мулов, и повозка покатила вперед. Ворон ехал за ними в собственном фургоне. Шед посмотрел на долину. Черный замок, высившийся на северном горизонте, бросал на Арчу свою грозную тень.

Зачем он там стоит? Откуда он взялся? Шед отогнал невольные вопросы. Лучше не обращать на замок внимания.

Но как его-то самого угораздило вляпаться в такое дело? Добром это не кончится. А разжалобить Ворона нечего и думать.

Оставив фургоны в рощице, они пролезли в дыру. Ворон обследовал дровяные запасы Азы и распорядился:

– Тащите вязанки к фургонам. Складывайте пока на землю.

– Но это мои дрова! – возмутился Аза.

– Заткнись. – Ворон пропихнул вязанку через дыру. – Пошел, Шед. А ты, коротышка, если вздумаешь сделать ноги, пеняй на себя.

Когда они перетащили около дюжины вязанок, Аза в панике шепнул:

– Шед, там один из Крейговых громил! Он следит за нами!

Ворона, казалось, новость ничуть не встревожила.

– Идите оба в лес и тащите дрова оттуда.

Аза заартачился. Ворон пронзил его взглядом. Аза поплелся в гору.

– Откуда он знает? – ныл на ходу коротышка. – Он никогда не следил за мной, в этом я уверен.

Шед пожал плечами:

– Может, он колдун? Он всегда знает, о чем я думаю.

Когда они вернулись, Ворона у ограды не было. Шед нервно оглянулся и решил:

– Пойдем, принесем еще по охапке.

На сей раз Ворон поджидал их.

– Тащите дрова в фургон.

– Вот тебе и наглядный ответ, – сказал Шед, показывая пальцем на фургон. По днищу его бежали струйки крови, сочившейся из-под кучи валежника. – Понял теперь, что он за человек?

– Пошли все наверх! – скомандовал Ворон, когда они вернулись. – Ты, Аза, нас поведешь. Только не забудь прихватить с собой инструменты и факелы.

Наблюдая за тем, как Ворон сооружает носилки, Шед терзался подозрениями. Нет, это исключено. Даже Ворон не может пасть так низко. Или может?

Они стояли, глядя в черную пасть подземелья.

– Ты первый, Аза, – сказал Ворон. Аза нехотя начал спускаться. – Теперь ты, Шед.

– Помилосердствуйте, господин Ворон!

– Иди давай!

Шед повиновался. Ворон спустился за ним.

Запах разлагающейся плоти хотя и стоял в Катакомбах, но был гораздо слабее, чем Шед ожидал. Пламя факела в руках у Азы колебалось от сквознячка.

– Стой! – скомандовал Ворон. Схватив факел, он обследовал расщелину, через которую они спустились, кивнул и отдал факел Азе. – Вперед.

Туннель начал расширяться в пещеру. Аза дошел до ее середины и остановился. Шед тоже остановился. Его окружали кости. Кости на полу пещеры, кости на стенных выступах, скелеты, свисающие с крюков. Перемешанные в кучу кости, разбросанные как попало. Скелеты, лежащие среди этого хлама. Кости в лохмотьях погребальных саванов. Черепа, скалящиеся с деревянных колышков на стене; провалы глазниц, зловещие в отблесках факела. И на каждом колышке – проездной кулон.

Были тут и мумии, правда немного. Бальзамирование заказывали только богачи. Но здесь их богатство ничего не стоило. Мумии валялись в общей куче.

– Это очень старое место, – заметил Аза. – Хранители больше не ходят сюда, разве только чтобы избавиться от лишних костей. Ими забита вся пещера – похоже, их просто скидывают вниз, как на свалку.

– Давайте-ка глянем, – сказал Ворон.

Аза оказался прав. Пещера дальше сужалась, а потолок ее снижался. Проход был под завязку набит костями. Шед отметил про себя отсутствие черепов и кулонов.

– Ваши Хранители не так уж трепетно относятся к трупам, как ты думал, Шед, – усмехнулся Ворон.

– Подземные покои, которые показывают во время весенних и осенних ритуалов, выглядят совсем иначе, – признал Шед.

– А за старыми пещерами, по-моему, никто уже не ухаживает, – сказал Аза.

– Пошли назад, – предложил Ворон. И по пути заметил: – Все мы тут будем. Богатые и бедные, сильные и слабые. – Он походя пнул мумию ногой. – Разве что богатые сохраняются получше. А в другом конце туннеля есть что-нибудь интересненькое, Аза?

– Я далеко не ходил, всего на сотню ярдов. Там то же, что и здесь, – ответил Аза, пытаясь вскрыть проездной кулон.

Ворон хмыкнул, забрал у него кулон, открыл и высыпал на ладонь несколько серебряных монет. Потом поднес ладонь поближе к факелу.

– Хм. А как ты объясняешь их древний возраст, Аза?

– Деньги не пахнут, – ответил за приятеля Шед.

Аза кивнул:

– К тому же я пустил слух, что откопал старинный клад.

– Ясно. Давай, веди вперед.

Вскоре Аза остановился:

– Дальше я никогда не ходил.

– Шагай-шагай!

Они блуждали по лабиринту, пока даже на Ворона не начала давить тяжесть подземелья.

– Хватит. Айда наверх. – Они выбрались на землю. – Пошли за инструментами. Вот черт! Я надеялся, в пещере будет кое-что поинтереснее.

Скоро они вернулись с лопатой и веревками.

– Шед, выкопай там яму. А ты, Аза, держи конец веревки. Когда я крикну, начинай тянуть.

Ворон спустился в Катакомбы.

Аза остался на месте как велели. Шед принялся копать. Через некоторое время Аза не выдержал:

– Шед! Что он делает?

– А ты не знаешь? Я думал, тебе известно все, что он делает.

– Я только Крейгу так говорил. Не мог же я таскаться за ним целыми ночами!

Шед усмехнулся, сбросив с лопаты очередную порцию земли. Аза – тот еще работничек. Нетрудно себе представить, как он следил за Вороном. Дрыхнул, небось, где-нибудь в укромном уголке. Следи он по-настоящему, разве успел бы он и дров заготовить, и ограбить мертвецов?

Хозяин таверны облегченно вздохнул. Аза не знает, чем они с Вороном занимались. Но скоро, как пить дать, пронюхает.

Шед заглянул в свою душу и вдруг обнаружил, что не испытывает к себе такого отвращения, как раньше. Проклятие! Он уже привык к этим преступлениям. Ворон перекроил его внутреннее «я» по собственной мерке.

Из подземелья донесся крик. Аза потянул веревку.

– Шед, дай мне руку! – попросил он. – Я не могу вытащить ее один!

Шед нехотя взялся за веревку. Улов оказался именно таким, как он и ожидал: из тьмы, точно выходец из глубины веков, потихоньку выползала мумия. Шед отвел глаза.

– Хватай ее за ноги, Аза.

Аза чуть не поперхнулся.

– Господи, Шед! Боже мой! Что ты такое говоришь?

– Успокойся и делай что велят. Так будет лучше, поверь. Бери ее за ноги.

Они отволокли мумию в кусты, к яме, вырытой Шедом. Из узелка, привязанного к груди мумии, выпал проездной кулон. В узелке их было много – не меньше пары дюжин. Значит, яма нужна для того, чтобы закопать пустые кулоны. Но почему Ворон просто не набил себе карманы там, внизу?

– Бежим отсюда, Шед! – заныл Аза.

– Иди назад к веревке.

Вскрыть кулоны – на это нужно время. А у Ворона тут, наверху, двое подручных, которым делать нечего, кроме как думать. Значит, нужно их чем-то занять. И вдобавок занятием небескорыстным. Да уж! Пара дюжин кулонов с каждым трупом – это целая куча монет.

– Шед…

– Куда ты собираешься бежать, Аза? – День был погожий и не по сезону теплый, но все равно зимний. Из Арчи зимой не выберешься. – Он найдет тебя. Возвращайся к своей веревке. Хочешь не хочешь, но ты уже влип.

Шед снова взялся за лопату.

Ворон послал наверх шесть мумий, и все с привязанными узелками. Потом он вылез из пещеры. Посмотрел на мертвенно-бледного Азу, на смирившегося Шеда.

– Твоя очередь, Шед.

Шед открыл было рот, проглотил то, что хотел сказать, и побрел к расщелине. Встал над ней не двигаясь, готовый взбунтоваться.

– Поторапливайся, Шед. Время – деньги.

И Каштан Шед спустился в царство мертвых.

Казалось, он провел в Катакомбах целую вечность, тупо выбирая трупы, собирая кулоны, подтаскивая свои ужасные трофеи к веревке. Сознание отказывалось воспринимать происходящее как реальность. Это был сон, ночной кошмар. Шед даже не сразу врубился, когда Ворон позвал его на поверхность. Он вылез в сгущающиеся сумерки.

– Что, хватит? Можем уходить?

– Нет, – ответил Ворон. – Мы вытащили шестнадцать. Думаю, в два фургона войдет не меньше тридцати.

– Но… Да, конечно.

– Будешь тянуть, – сказал Ворон. – А мы с Азой пойдем вниз.

Шед тянул. В серебристом свете неполной луны мертвые лица казались исполненными укоризны. Шед, подавляя презрение к себе, укладывал их в рядок и опустошал кулоны.

Искушение сбежать с деньгами было велико. Но он остался – больше из-за алчности, нежели из страха перед Вороном.

На сей раз они партнеры. Тридцать трупов по тридцать лев – итого девятьсот монет. Даже если он получит небольшую долю, о таком богатстве можно только мечтать.

Но что это? Ворон совсем не так отдает приказ поднять веревку! Кто-то вопит там внизу как резаный… Душа у Шеда моментально ушла в пятки. Он чуть было не бросился бежать и опомнился, лишь услышав зычный голос Ворона. Правда, в голосе этом не было всегдашней холодной и презрительной насмешки.

Шед поднатужился. Веревка еле поддавалась. Он кряхтел, напрягая последние силы… Из расщелины, цепляясь за камни, выбрался Ворон. В разорванной рубахе, на щеке – кровавая ссадина, нож весь красный.

– Тащи! – заорал он, ухватившись за веревку. – Тащи, мать твою!

Мгновение спустя показался Аза, обвязанный веревкой.

– Что случилось? Боже мой, что случилось?

Аза дышал – но и только.

– Кто-то прыгнул на нас. Я прикончил его, но он успел-таки потрепать Азу.

– Сторожевик. Я же вас предупреждал! Зажгите еще один факел. Посмотрим, что с ним.

Однако Ворон сидел, не двигаясь с места, и только грудь его ходила ходуном. Шед сам взял факел и зажег.

Раны у Аза оказались не такими уж страшными. Он потерял много крови, был в шоке, но не при смерти.

– Нужно убираться отсюда, Ворон. Пока не появились Хранители.

К Ворону вернулось самообладание.

– Нет. Там было только одно чудовище. Я убил его. Доведем дело до конца.

– А как же Аза?

– Не знаю. Пора за работу.

– Я устал, Ворон.

– Ты не так еще устанешь, когда мы закончим. Шевелись давай. Уберем все следы преступления.

Они перетащили в фургоны тела, потом инструменты, потом отнесли вниз Азу. Когда они просовывали носилки через дыру в стене, Шед спросил:

– А с ним-то что делать будем?

Ворон посмотрел на него как на идиота:

– А ты как думаешь, Шед?

– Но…

– Разве тебе не все равно?

– Да в общем-то… – Но Шеду было не все равно. Аза, конечно, не подарок, но Шед его знал. Они не были друзьями и все же не раз выручали друг друга… – Нет. Я не могу так, Ворон. Он еще, возможно, выкарабкается. Будь я уверен, что он отбросит коньки, – тогда конечно. Тогда какой разговор? Нет тела – нет вопросов. Но я не могу убить его.

– Ну что ж, неплохо. Наконец хоть какой-то поступок. Но как ты заткнешь ему рот? Его болтливый язык уже стоил кое-кому перерезанной глотки.

– С этим я справлюсь.

– Как скажешь, партнер. Шея твоя.


До черного замка они добрались уже глубокой ночью. Ворон проехал в ворота первым, Шед – сразу за ним. Они остановились в том же арочном проезде. И процедура была все той же. Как только они выгрузили трупы, длинная тощая тварь прошлась вдоль ряда.

– Десять. Десять. Тридцать. Десять. Десять. – И так далее.

Ворон яростно спорил. Выше десятки тварь оценила лишь соглядатаев, убитых Вороном у Выгородки, да Азу, лежавшего в фургоне.

– Они умерли слишком давно, – заявила нечисть, обернувшись к Ворону. – Поэтому почти ничего не стоят. Забирай их обратно, если недоволен.

– Ладно, ладно. Договорились. Кроме того, что в фургоне.

Тварь отсчитала монеты. Ворон клал в карман шесть из каждых десяти, а остальные отдавал Шеду. Обращаясь к длинной фигуре, Ворон мимоходом бросил:

– Это мой партнер. Возможно, он когда-нибудь приедет один.

Фигура нагнулась, пошалила в своем одеянии и протянула что-то Шеду. Это оказалась серебряная висюлька в виде двух сплетенных змей.

– Надень ее, если придешь один, – сказал Ворон. – Это твоя охранная грамота.

Ежась под его ледяным взглядом, Шед бросил висюльку в карман, уже набитый серебром.

И занялся подсчетами. На его долю пришлось сто двенадцать лев. Чтобы честно заработать такую сумму, пришлось бы вкалывать лет пять, не меньше. Он богат! Он богат, черт возьми! Теперь он может делать все, что захочет. Никаких больше долгов. Никакого Крейга, медленно сосущего из него кровушку. Никакой овсянки на завтрак, обед и ужин. Он превратит «Лилию» в приличное заведение. Подыщет матери местечко, где ей будет обеспечен хороший уход. И женщины! Все женщины на свете!

Развернув фургон, Шед заметил высокий кусок стены, выросшей там, где ее прежде не было. В стене белело лицо. Лицо того самого человека, которого они с Вороном привезли еще живым. Глаза неотступно следили за Шедом.


Глава 13 Арча. Выгородка | Тени сгущаются | Глава 14 Арча. Черепичник