home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Арча. Черепичник

Шепот доставила нас в разрушенный замок под названием Черепичник. Он возвышается над Арчой вообще и Выгородкой в частности. В течение недели мы не разговаривали с хозяевами замка – не могли найти общего языка. Потом нас осчастливил своим присутствием душегуб по имени Вол, знавший языки Самоцветных городов.

Вол был кем-то вроде надзирателя за местной религией, которую я совершенно не понимаю. Поначалу она казалась мне культом смерти. Но стоит приглядеться получше – и увидишь, что смерти и умершим здесь не поклоняются: их почитают, фанатично сохраняя трупы, которые должны якобы воскреснуть через тысячи лет. Эта религия наложила печать на всю Арчу, кроме Котурна, где у живых слишком много насущных проблем, чтобы волноваться о благополучии покойников.

Вола я невзлюбил с первого же взгляда. Он произвел на меня впечатление склонного к насилию полицая-садиста, привыкшего решать все вопросы с помощью дубинки. Кто-кто, а он-то ocтанется на плаву, когда Госпожа захватит Арчу. Ее военным губернаторам нужны такие типы.

Я не сомневался, что Арча будет захвачена за считанные дни после прибытия Капитана. Мы изучили город досконально, как под микроскопом. Достаточно одного лишь приказа из Чар – и все будет кончено. Люди герцога не смогут помешать оккупации.

Собрав нас всех вместе, включая переводчиков, Вола, самого герцога и человека по имени Аргадон, который был старшим Хранителем мертвых – то бишь управлял Катакомбами, где хранились трупы, – Шепот с Пером повели всю компанию на северную крепостную стену Черепичника, в жуткую, надо сказать, холодрыгу.

– Вон из-за той крепости, – сказал герцог, показывая вдаль, – я и попросил о подмоге.

Я взглянул на крепость и поежился. Что-то в ней было настолько зловещее, что мурашки ползли по спине.

– Мы называем ее «черным замком», – сказал герцог. – Ему уже несколько столетий. – И тут герцог выдал нам такое, что мы поразевали рты: – Вначале это был просто маленький черный камушек, лежавший возле покойника. Человек, который нашел его, хотел поднять камушек. И умер. А камень начал расти и продолжает расти до сих пор. Предки мои пытались разрушить его – но все впустую. Камню ничего не делалось, а любой, кто дотрагивался до него, погибал. Поэтому люди решили игнорировать существование замка, чтобы не повредиться в уме.

Я сощурился и уставился на крепость. Замок как замок, похож на Черепичник, разве что черного цвета… и почему-то от него мороз по коже.

– Несколько веков камень увеличивался в размерах почти незаметно, – продолжал наш хозяин. – И всего лишь пару поколений назад стал похожим на крепость. – Взгляд у герцога сделался каким-то затравленным. – Говорят, там кто-то живет.

Я улыбнулся. А чего он ожидал, интересно? Крепости, построенные они или выросшие, на то и существуют, чтобы кого-то защищать.

Нить повествования перехватил Аргадон. Изъяснялся он напыщенным официальным слогом – сразу видно, засиделся парень на своем посту.

– Последние несколько лет замок растет дьявольски быстро. Службу Хранителей весьма обеспокоили слухи – правда, исходящие из Котурна, то есть источника ненадежного, – о том, что обитатели черного замка скупают тела усопших. Достоверность этих слухов остается предметом жарких дискуссий среди сотрудников службы. Тем не менее нельзя отрицать, что в последнее время мы не получаем достаточного количества трупов из Котурна. Наши уличные патрули собирают меньше покойников, нежели десять лет тому назад. А нищета растет, и на улицах должно бы умирать гораздо больше народу.

Ну что за душка этот Аргадон! Ноет точь-в-точь как фабрикант, у которого упали доходы.

– Существует гипотеза, – продолжал между тем Аргадон, – что твари, живущие в замке, вскоре перестанут скупать трупы – если они вообще это делают. Я лично не уверен. – Гладко излагает, не придерешься: все рассказал и тут же во всем усомнился. Нет, этот парень мне нравится! – Возможно, обитатели крепости так расплодятся, что выйдут за стены замка и сами возьмут все, что захотят.

– Если вы думаете, что люди продают им покойников, почему бы вам не прихватить этих торговцев и не вытрясти из них правду? – спросил Ильмо.

Настал черед полицая внести свою лепту в разговор.

– Мы не можем поймать их, – сказал Вол таким тоном, который подразумевал: «Дали бы мне волю, уж я бы!..» – Они живут в Котурне. А там, внизу, свой мир. И если для тамошних жителей вы чужак, черта с два из них что-нибудь выудишь.

Шепот и Перо стояли чуть в стороне, не спуская глаз с черного замка. Лица у них были мрачные.

Герцог хотел, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. В сущности, ему просто надоело беспокоиться из-за этой крепости, и он позволил нам покончить с его беспокойством любой ценой. Но не любыми способами, а только теми, какие были угодны ему. К примеру, он хотел, чтобы мы оставались в Черепичнике: пускай, мол, его люди и люди Аргадона станут на время нашими глазами, ушами и руками. Герцог боялся волнений, которые могла вызвать весть о нашем присутствии.

После поражения при Чарах нескольким мятежникам удалось укрыться в Арче. Так что о Госпоже в городе знали, хотя и не брали ее в голову. Однако герцог боялся, что беглецы поднимут в народе бучу, если заподозрят его в сотрудничестве с Госпожой.

В каком-то смысле он был идеальный правитель. От своих подданных он хотел только одного: чтобы его оставили в покое. И, со своей стороны, согласен был оказать им такую же услугу.

Поэтому до поры до времени нас держали в стороне от событий – пока Шепот не встревожило качество получаемой нами информации.

Дело в том, что ее тщательно просеивали. И после цензуры она становилась бесполезной. Шепот приперла герцога к стене и сказала ему, что ее люди пойдут на разведку вместе с его людьми.

Он продержался не более пяти минут. Схватка была неравной. Шепот пригрозила, что уйдет и бросит город на произвол судьбы. Блеф чистейшей воды. И ее, и Перо крайне интересовал черный замок. Они не ушли бы из Арчи даже под угрозой оружия.

Герцог покорился, и Шепот взялась за Хранителей. Вол уперся, не желая ни с кем делить свои прерогативы. Не знаю, как она его уломала. Он никогда об этом не рассказывал.

Я стал его напарником по разведывательным вылазкам в основном потому, что мне легко даются языки. Жители города не обращали на меня никакого внимания.

Вол – дело другое. Он был для них ходячим ужасом. Люди переходили на другую сторону улицы, чтобы избежать с ним встречи. Да, репутация у него была не дай Бог.

И вдруг очередная новость смела все препоны, которые герцог с Хранителями расставляли на нашем пути.

– Слыхал? – спросил меня Ильмо. – Кто-то вломился в их драгоценные Катакомбы. Вол рвет и мечет. А его начальство срет кровавым поносом.

Я попытался это переварить, но не сумел. Ильмо выражается метко, но очень уж кратко.

– Поподробнее, пожалуйста.

– Зимой бедняков пропускают в Выгородку и разрешают собирать валежник для обогрева. Но кому-то этого показалось мало, и они проникли в Катакомбы. Трое или четверо человек.

– Я все равно не очень врубаюсь, Ильмо. – Мой друг любит, чтобы его поупрашивали.

– Ну ладно. Так уж и быть. В общем, они залезли в подземелье и сперли все проездные кулоны, до которых сумели добраться. Вытащили их наверх, распотрошили и закопали в яме. Кроме того, они стянули целую кучу древних мумий. А какой вопеж и скулеж по этому поводу поднялся – ты бы слышал! Так что лучше забудь про свои планы насчет обследования Катакомб.

Я как-то обмолвился, что не худо бы совершить экскурсию в подземелье. Здешний культ казался мне таким загадочным, что хотелось присмотреться к нему поближе. И желательно без гидов.

– Боишься, они развопятся еще больше?

– Развопятся – это слабо сказано. Вол матерится на чем свет стоит. Ох, не завидую я тем парням, если, они попадут ему в руки.

– Да? Ну что ж, тогда экскурсия отменяется.

Вол тут же прибыл в Черепичник для согласования плана действий с сотрудниками крайне некомпетентной тайной полиции герцога.

Работнички у него подобрались просто курам на смех. Всех их в городе прекрасно знали, и ни один из них не осмеливался сунуться в Котурн, где творились по-настоящему интересные дела.

В любом городе есть свой Котурн, только названия у них разные. В эти злачные трущобы полицейские наведываются лишь вооруженными отрядами. Законы там соблюдаются в лучшем случае хаотично, а суд вершат самозваные магистраты при поддержке гангстеров, которых сами же судьи и нанимают. Поэтому правосудие в трущобах субъективно, беспощадно, скоропалительно и зависит главным образом от размеров взятки.

Я поймал Вола и заявил ему:

– Пока это последнее дело не раскрутим, я от вас ни на шаг.

Он нахмурился. Одутловатые щеки налились жаром.

– Мне приказали, – соврал я, вроде как извиняясь.

– Да? Ну ладно. Тогда пошли.

– А куда вы собираетесь?

– В Котурн. Это дело рук тамошних бандитов. Я их, гадов, выведу на чистую воду.

При всех его недостатках, подумал я, в мужестве Волу не откажешь. Такого никто не запугает.

Мне хотелось побывать в Котурне, а лучшего проводника нечего было и искать. Говорили, Вол наведывался туда частенько и совершенно безбоязненно. Видно, репутация у него была такая зверская, что даже гангстеры не хотели с ним связываться. Идеальное прикрытие для меня.

– Прямо сейчас? – спросил я.

– Прямо сейчас.

Я пошел вслед за ним в стужу и вниз к реке. Вол отправился в путь пешком. Одно из его маленьких пристрастий. Он не признавал верховой езды. Шагал он бодро и резво, как человек, привыкший решать все дела на своих двоих.

– И что мы будем там искать? – спросил я его.

– Старые монеты. Пещера, которую осквернили, была заполнена несколько столетий назад. Если в последнее время кто-нибудь потратил кучу старых монет, мы сможем выйти на грабителей.

Я нахмурился:

– Не знаю, как принято тратить деньги у вас, но во многих других местах, где я бывал, люди хранят фамильные сбережения из поколения в поколение – а потом, стоит появиться одной паршивой овце, как она спустит все в одночасье. Несколько старых монет погоды не сделают.

– Мы будем искать не пару монет, а целую кучу. Человека, который швыряет их, не считая. Преступников было трое или четверо. Есть шанс, что один из них окажется дураком.

У Вола отменное чутье на глупые стороны человеческой натуры. Оттого, надо полагать, что они ему наиболее близки. Эк я его!

– Расспрашивать будем вежливо, – наставлял он меня, точно боясь, что я наброшусь на жителей Котурна с кулаками. Впрочем, как известно, каждый судит по себе. – Человек, которого мы разыскиваем, прослышав о наших расспросах, ударится в бега.

– А мы за ним по пятам?

– Только для того, чтобы он не останавливался. Авось, и приведет нас куда-нибудь. Я знаю там внизу нескольких главарей, которые могли учинить подобное свинство. Мне бы только выяснить, кто это, – я ему живо яйца поотрываю!

Он говорил с жаром, как крестоносец. Нет ли у него каких-то особых счетов с преступными хозяевами трущоб? Я не выдержал и поинтересовался.

– Угу. Я сам родился в Котурне. Трудный подросток, которому повезло попасть в Хранители. Отцу моему повезло гораздо меньше. Он пытался купить себе крышу. Заплатил банде, а та не защитила его от другой такой же банды рэкетиров. Ну, отец и говорит: я, мол, не намерен выбрасывать деньги на ветер. А они перерезали ему горло. Я сам подобрал его труп, вместе с другими Хранителями. А эти гады стояли кружком неподалеку и ржали.

– Вы с ними разобрались? – спросил я, уверенный в ответе.

– Угу. Отправил туда же, в Катакомбы. – Вол глянул на черный замок, наполовину скрытый пеленой тумана, стлавшегося по дальнему склону. – Слыхал бы я тогда сплетни про это место, может, я бы… Да нет, вряд ли.

Я тоже думал, что вряд ли. Вол был своего рода фанатиком. Он не стал бы нарушать правила профессии, которая помогла ему выбраться из Котурна… ну, разве только иногда и исключительно для пользы дела.

– Начнем с самого низа, – сказал он мне. – И будем помаленьку продвигаться вверх. Из таверны в таверну, из борделя в бордель. Можно даже намекнуть, что за поимку обещана награда. – Он с силой сжал вместе ладони, пытаясь унять свой гнев. Да, страсти в нем кипят будь здоров. Как бы в один прекрасный день не взорвался.

Вышли мы рано, и за этот день я навидался столько кабаков, борделей и вонючих пивнушек, сколько не видел за десять лет. В каждой забегаловке приход Вола вызывал испуганный переполох и клятвенные обещания сотрудничества.

Но обещания так и остались обещаниями. Нам не удалось напасть на след старинных монет, если не считать пары штук, слишком давно уже бывших в обращении.

Вол не падал духом.

– Где-нибудь да появятся, – сказал он. – Времена нынче тяжелые. Надо только набраться терпения. – Он задумался ненадолго. – Неплохо бы заслать сюда нескольких ваших парней. Их никто не знает, а выглядят они достаточно крутыми, чтобы справиться.

– Они и есть крутые. – Я улыбнулся, составляя в уме команду, в которую включил Ильмо, Гоблина, Ростовщика, Шишку и еще парочку ребят. А если б еще Ворон остался в Отряде и смог к ним присоединиться! Через каких-нибудь полгода они управляли бы всем Котурном. Это натолкнуло меня на мысль, которую я решил обсудить с Шепот.

Если мы хотим знать, что здесь творится, мы должны установить контроль над Котурном. Напустить, к примеру, на них Одноглазого – он же прирожденный гангстер! Хотя он будет слишком бросаться в глаза. С тех пор как мы переплыли море Мук, я не встречал ни одного чернокожего.

– Возникла идея? – спросил Вол, стоя на пороге развалюхи под названием «Железная лилия». – Вид у вас такой, будто из котелка сейчас пар повалит.

– Может быть. Идея на крайний случай. Если нам не удастся сдвинуть дело с мертвой точки.

«Железная лилия» была такой же дырой, как и все предыдущие, только еще грязнее. Хозяин вовсю лебезил перед Волом. Он, конечно же, ничего не знал, ни о чем не слышал, но обязательно сообщит, если увидит у кого-нибудь хоть один герш, отчеканенный до начала правления нынешнего герцога. Каждое слово – сплошное вранье. Я вздохнул с облегчением, когда мы выбрались оттуда. Мне все казалось, что эта развалюха рухнет нам на головы, прежде чем хозяин закончит лизать Волу задницу.

– У меня идея, – сказал Вол. – Ростовщики!

Через минуту до меня дошло, откуда она возникла. Хозяин кабачка нам все уши прожужжал, ноя про свои долги.

– Хорошая мысль.

Человек, попавший в сети ростовщика, сделает что угодно, лишь бы выбраться из них.

– Это территория Крейга. Один из самых отъявленных кровопийц. Давайте-ка заглянем к нему.

Да он просто не ведает страха! Похоже, его уверенность в могуществе собственной организации столь велика, что позволяет ему не моргнув глазом лезть в самое логово бандитов. Надеюсь, я искусно скрыл свой испуг, но передрейфил не на шутку. У Крейга оказалась целая армия головорезов, и все они стояли на ушах.

Скоро мы поняли почему. Главарь банды недавно напоролся на чей-то ножик и лежал теперь на спине весь в бинтах, спеленутый, как мумия.

– Клиенты порезвились, а, Крейг? – хмыкнул Вол. – Или кто-то из твоих ребят хотел продвинуться по службе?

Крейг смерил нас холодным взглядом. Лицо его застыло словно каменное.

– Чем-то могу помочь, инквизитор?

– Вряд ли. Ты же, кровосос, все одно наврешь с три короба, даже если бы правда могла спасти твою жизнь.

– Лестью ты от меня ничего не добьешься. Чего тебе надо, говори, паразит!

А он не робкого десятка, этот Крейг. Слепленный из того же теста, что и Вол, он просто избрал себе менее почтенную профессию. В общем-то они друг друга стоят. Поп и ростовщик – два сапога пара. Именно это и имел в виду Крейг.

– Очень остроумно. Я ищу одного парня.

– Да что ты говоришь?

– У которого куча старинных монет. Кайанского периода чеканки.

– А я обязан его знать?

Вол пожал плечами:

– Может, он задолжал кому-нибудь.

– У нас тут деньги не пахнут, Вол.

– Котурновская поговорка, – пояснил мне Вол и снова повернулся к бандиту: – Эти монеты пахнут. Прямо-таки смердят. Дело серьезное, Крейг. Это тебе не очередной спектакль под названием «расследование»: пошумели, мол, и разбежались. Мы докопаемся до правды. И кто покрывает этого парня, пойдет ко дну вместе с ним. Вот попомни мои слова.

На секунду Волу удалось произвести впечатление. Крейг переварил услышанное. Потом снова обратил к нам пустое лицо:

– Не там копаешь, инквизитор.

– Я просто предупредил.

– А что он натворил, твой парень?

– Одолжил у того, кто не любит пускать монеты в рост.

Брови у Крейга удивленно поползли кверху. Он не мог припомнить ни единого человека, подходящего под такое описание.

– У кого?

– Неважно. Просто не позволяй своим парням брать старинные монеты, прежде чем не установишь их источник и не свяжешься со мной. Понял?

– Ты все сказал, инквизитор?

– Угу.

– Тогда катись отсюда, ладно?

Мы вышли. Я не знал правил игры, поэтому не мог сказать, как отнесутся подручные Крейга к такому обмену любезностями. Мне казалось, мы были на волосок от смерти.

На улице я спросил:

– Он сказал бы нам, если бы кто-то заплатил ему теми монетами?

– Нет. По крайней мере, не сразу. Сначала сам бы попытался разузнать, что к чему. Но он в глаза не видел никаких старинных монет.

На чем основывалась его уверенность, я не понял. Однако спрашивать не стал. Он лучше знал здешнюю публику.

– А мне показалось, он что-то знает. Пару раз у него в глазах мелькнули какие-то искорки.

– Может быть. А может, и нет. Пускай пока понервничает.

– Если бы вы сказали ему, почему…

– Нет! Это исключено! Нельзя допустить, чтобы просочились слухи. Если люди решат, что мы не в состоянии защитить покойников, в том числе и их самих, когда они скопытятся, здесь начнется сущее светопреставление! – Он рубанул ладонью воздух. – Арча просто провалится в тартарары! С треском!

Мы пошли дальше. Через пару минут он пробормотал:

– Да, сущее светопреставление.

Еще через полквартала добавил:

– Поэтому нам позарез нужно поймать грабителей. Не столько даже, чтобы наказать, а чтобы заткнуть им рты.

– Понимаю.

Мы повернули обратно, собираясь продолжить обход кабаков и заглянуть к ростовщику по имени Гилберт, когда окажемся на его территории.

– Эй! – вырвалось у меня.

Вол остановился:

– Что?

Я покачал головой:

– Ничего. Показалось, будто увидел привидение. Парень там, в конце улицы… По походке очень похож на одного моего старого знакомого.

– Может, это он и есть?

– Не-ет. Это было давно и неправда. Его уже наверняка нет в живых. Просто почудилось. Я как раз вспоминал о нем недавно.

– Думаю, времени у нас осталось визитов на пять, не больше. Потом пойдем наверх. Не хочу здесь болтаться, когда стемнеет.

Я глянул на него, вздернув бровь.

– Черт побери, приятель, ты что – не понял? Тут опасно оставаться после заката! – сказал он и одарил меня одной из своих редких улыбок. Совершенно искренней.

В тот момент он мне даже понравился.


* * * | Тени сгущаются | Глава 15 Арча. Смерть гангстера