home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 21

Арча

Ворон отплыл вскоре после открытия навигации на внешнем канале. Шед отправился попрощаться с ним – и только тут узрел, во что превратились вклады Ворона в судоходство.

Ворон построил себе корабль и набрал команду. Настоящий новенький корабль – такого большого судна Шед отродясь не видывал. «Не удивительно, что ему потребовалось целое состояние, – подумал хозяин таверны. – Интересно, сколько трупов ушло на постройку такой махины?»

Домой он вернулся в каком-то оцепенении. Налил себе вина, сел, уставился в пустоту.

– Ворон был потрясающий парень, – пробормотал Шед. – Но я рад, что он убрался отсюда и Азу с собой прихватил. Может, теперь наконец все войдет в нормальную колею.


Шед купил домик неподалеку от Выгородки и поселил там свою мать с прислугой, избавившись таким образом от ее злобного слепого взгляда.

В «Лилии» каждый день трудились ремонтники. Они мешали бизнесу, но торговля все равно шла бойко. В гавани царило оживление. Работы хватало для всех желающих.

Шед не сумел справиться с достатком. Он потакал всем своим желаниям, накопившимся за время бедности. Разорялся на богатые одежды, которые не осмеливался носить. Посещал места, доступные одним лишь богачам. И покупал внимание прекрасных женщин.

А женщины стоят ой как дорого, когда выдаешь себя за представителя высшего общества.

Как-то Шед в очередной раз направился к своей потайной шкатулке и обнаружил, что она пуста. Как он мог истратить такую кучу денег? На что? Ремонт «Лилии» еще не закончен. Он должен заплатить рабочим. Он должен заплатить прислуге, ухаживающей за матерью. Проклятие? Неужели он снова нищий?

Нет, не может быть. Есть ведь еще доходы от таверны.

Шед рванул по лестнице вниз, к своему рабочему денежному ящику, открыл его и с облегчением вздохнул. Все свои траты он оплачивал из шкатулки, хранившейся в спальне.

Однако что-то тут не так. В ящике должно быть гораздо больше…

– Эй, Ферт!

Двоюродный брат взглянул на него, поперхнулся и бросился за дверь. Ошеломленный, Шед побежал за ним и увидел, как Ферт исчезает в проулке. Тут горькая правда ударила ему в голову.

– Сволочь! – завопил он. – Сволочь, ворюга проклятый!

Вернувшись, Шед попытался прикинуть, на каком он свете.

Через час он велел ремонтникам закругляться. Потом, оставив свою новую служанку Лизу присматривать за таверной, начал обход поставщиков.

Ферт нагрел его капитально. Он делал закупки в кредит, а денежки прикарманивал. Шед покрывал долги, и тревога его все росла по мере истощения ресурсов. Когда в кармане осталась пара медяков, Шед вернулся в «Лилию» и начал инвентаризацию.

Слава Богу, Ферт хотя бы не продал продукты, взятые в кредит. Запасов в таверне было вдоволь.

Да, но как же быть с матерью?

За дом уже уплачено. Это плюс. Однако без обслуги старушке не обойтись. А он не мог заплатить людям жалованье. И брать ее обратно в «Лилию» тоже не хотел. Нужно продать все эти дорогие тряпки. Он выкинул на них целое состояние, а носить все равно не носил. Шед занялся подсчетами. Да. Денег, вырученных за тряпки, хватит, чтобы обеспечить мать до следующего лета.

Не будет больше ни одежды, ни женщин, ни ремонта в «Лилии»… Может, Ферт не успел еще все прокутить?

Найти Ферта оказалось нетрудно. Два дня он провел в бегах, а на третий вернулся к семье. Он надеялся, что Шед спустит ему растрату с рук. Он не знал, что имеет дело с новым Шедом.

Хозяин таверны вломился в крохотную однокомнатную квартирку двоюродного брата и с треском хлопнул дверью.

– Ферт!

Ферт заскулил. Жена и дети засыпали Шеда вопросами, но он отмахнулся от них.

– Ферт, гони монету! Все до последнего медяка!

Жена Ферта заступила ему дорогу:

– Успокойся, Каштан. В чем дело?

– Ферт! – Ферт забился в угол. – Уйди с дороги, Сэл! Он украл у меня без малого сотню лев! – Шед схватил брата и потащил к двери. – Отдавай деньги, ворюга!

– Шед!..

Кабатчик пихнул его в спину. Ферт покачнулся, упал и кубарем скатился по лестнице на целый пролет. Шед бросился за ним и швырнул его в следующий пролет.

– Пожалуйста, Шед…

– Где деньги, Ферт? Мне нужны мои деньги!

– У меня их нету, Шед. Я их потратил. Честное слово! Детишкам нужна была одежда. И кушать тоже что-то надо. Я не мог удержаться, Шед. У тебя было так много… Ты же нам родня, Шед. Ты должен был помочь нам.

Шед вышвырнул его на улицу, пнул по яйцам, потом заставил встать и начал хлестать по щекам.

– Где они, Ферт? Ты не мог потратить столько! Черт возьми, твои дети ходят в лохмотьях! Я платил тебе достаточно, чтоб ты мог их одеть. Потому что ты мне родня. Отдай деньги, которые украл!

Все больше распаляясь, Шед потащил двоюродного брата к «Лилии». Ферт стенал и молил о пощаде, но не сознавался. По прикидкам Шеда, братец обчистил его лев на пятьдесят с лишком – их вполне хватило бы, чтобы завершить ремонт таверны. Это вам не какая-то мелкая кража. Яростные удары сыпались на Ферта дождем.

Шед загнал свою жертву за «Лилию», подальше от любопытных глаз.

– А теперь, Ферт, я тебе выдам по-настоящему.

– Шед, я умоляю тебя…

– Ты обокрал меня и вдобавок врешь как сивый мерин. Я мог бы простить, если б ты воровал ради семьи. Но это не так. Говори! Или гони деньгу обратно!

Он еще раз с силой врезал Ферту. Кулаки у Шеда распухли от ударов, и гнев его начал понемногу униматься. Но Ферт внезапно раскололся:

– Я проиграл их, как последний дурак. Но я был абсолютно уверен, что выиграю. Они меня надули. Эти жулики уверяли, будто я вот-вот выиграю по-крупному, а потом приперли к стенке, и мне не оставалось ничего другого, как украсть. Иначе они убили бы меня. Я занял у Гилберта, рассказав ему, как хорошо у тебя идут дела…

– Проиграл? Занял у Гилберта? – ошарашенно пробормотал Шед. Гилберт захватил бывшую территорию Крейга и был не лучше своего предшественника. – Как ты мог сделать такую глупость?

Гнев охватил Шеда с новой силой. Он схватил доску из кучи деревянных обломков, оставленных для растопки, и шарахнул Ферта по голове. Потом еще раз. Ферт свалился на землю и перестал защищаться от ударов.

Кабатчик застыл на месте, внезапно отрезвев. Ферт не двигался.

– Ферт! Ферт! Эй, Ферт! Скажи что-нибудь…

Тот молчал.

Внутри у Шеда все сжалось. Он засунул доску обратно в кучу.

– Нужно занести эти деревяшки внутрь, пока их не растащили, – пробурчал он и схватил двоюродного брата за плечо: – Вставай, Ферт! Я больше не буду тебя бить.

Ферт не шелохнулся.

– Ох, черт, – пробормотал Шед. – Я убил его!

Теперь всему конец. Что же делать? Правосудие в Котурне было неправедным, зато безжалостным и скорым на расправу. Его повесят как пить дать.

Он оглянулся в поиске очевидцев. Вроде никого. В голове замельтешили сотни мыслей. Выход есть! Нет тела – нет и доказательств преступления. Правда, он ни разу еще не ездил в замок один.

Шед торопливо оттащил Ферта к куче и забросал досками. Чтобы поехать в черный замок, нужен амулет. Где он? Шед бросился в «Лилию», взлетел по лестнице, нашел висюльку, рассмотрел ее внимательно. Все правильно, две переплетенные змеи. На диво тонкая, искусная работа. Крохотные рубины, заменявшие змеям глаза, зловеще вспыхнули в лучах полуденного солнца.

Шед сунул амулет в карман. «Возьми себя в руки, Шед, – велел он себе. – Если раскиснешь, тебе каюк!»

Сэл заявит о пропаже супруга не раньше чем через несколько дней. Времени, стало быть, полно.

Ворон подарил ему свой фургон с упряжкой. Но Шед даже не подумал заплатить за аренду стойла. Может, мулы уже проданы? Если так, дело плохо.

Прихватив все оставшиеся деньги, Шед оставил таверну на Лизино попечение.

Владелец конюшни мулов не продал, но животные сильно отощали. Шед выругал хозяина.

– По-вашему, сударь, я должен кормить их за свои денежки?

Шед обругал его снова и заплатил долг.

– Накорми их, – велел он. – И запряги часам к десяти.

Весь день Шед не находил себе места. Вдруг кто-нибудь найдет случайно Ферта? Но тяжкая поступь закона так и не нарушила покой таверны. Как только стемнело, Шед крадучись пошел к конюшне.

Все время по пути к замку он то терзался страхами, то прикидывал, на сколько потянет братец. И сколько можно выручить за фургон с упряжкой. Раньше он как-то забыл включить их в расчеты.

Он должен будет помочь семье Ферта. Просто обязан, хотя бы приличия ради. Ох, опять иждивенцы на его голову!

Наконец перед ним оказались черные ворота. Замок, украшенный невиданными монстрами, выглядел по-прежнему ужасно, но, похоже, ничуть не вырос с прошлого раза. Шед, похолодев от ужаса, постучал, как это делал Ворон. В левой руке он сжимал амулет.

Ну чего они там копаются? Он постучал снова. Ворота распахнулись так внезапно, что он вздрогнул. Подбежал обратно к фургону, тронул мулов.

Под арку он въехал в точности как Ворон, не глядя по сторонам. Остановился на том же месте, слез с сиденья, вытащил из фургона Ферта.

Несколько минут никто не появлялся. Шед нервничал все больше, жалея о том, что не прихватил с собой оружие. Какая у него гарантия, что твари, живущие в замке, не набросятся на него? Этот глупый амулет?

Что-то шевельнулось во тьме. У Шеда перехватило дыхание.

Нечисть, выступившая из тени, была короткой и толстой и излучала презрение. Даже не взглянув на Шеда, она тщательно обследовала труп. Шед чувствовал себя беспомощным, как обыватель, неожиданно попавший во власть мелкого чиновника. Но хозяин таверны знал, как вести себя в подобных случаях: непробиваемое спокойствие и никаких признаков раздражения. Он стоял не шевелясь и ждал.

Тварь наконец швырнула к ногам Ферта двадцать пять монет.

Шед поморщился, но деньги поднял. Залез обратно на сиденье, развернул фургон и направил мулов к воротам. Только там он осмелился выразить свое недовольство:

– Труп был первоклассный. В следующий раз заплатишь больше, или следующего раза вообще не будет. Н-но-о!

И выехал за ворота, изумленный собственным безрассудством.

Спускаясь вниз по склону, он запел. Настроение было отличное. Если не считать быстро тающего чувства вины перед Фертом – подонок получил по заслугам, – Шед был абсолютно доволен жизнью. Свобода и безопасность, никаких долгов, а теперь еще И денежки будут про запас! Он вернул мулов в конюшню, разбудил хозяина и заплатил за четыре месяца вперед.

– Позаботься как следует о моих животных, – важно заявил он.


Представитель районного магистрата появился на следующий день. Его интересовало исчезновение Ферта. Сэл донесла о драке.

– Да, я вытряс из него душу, – признался Шед. – Но я не знаю, куда он девался. Просто слинял, должно быть. Я бы на его месте тоже слинял, если б довел кого-нибудь до бешенства, как он довел меня.

– Из-за чего началась драка?

Шед поломался, делая вид, что никому не хочет причинять неприятностей, но в конце концов сказал:

– Он работал на меня. А потом украл мои деньги, чтобы расплатиться с карточными долгами. Можете проверить моих поставщиков. Они расскажут, как он делал закупки в кредит. А мне говорил, будто платит наличными.

– Сколько он украл?

– Точно сказать не могу, – ответил Шед. – Пятьдесят с лишним лев – всю мою выручку за лето, даже больше.

Следователь присвистнул:

– Неудивительно, что вы так разозлились.

– Да уж. Я не попрекнул бы его, возьми он деньги, чтобы помочь семье. У него целая орава ребятишек. Но проиграть… Черт побери, я рассвирепел. Я занял денег, чтобы отремонтировать таверну, причем под большие проценты. Мне за всю зиму их теперь не выплатить, а все потому, что этот подонок не сумел удержаться от игры. Я и сейчас не могу ручаться, что не сверну ему шею.

Классно сыграно! Похоже, он справился со своей ролью.

– Хотите подать официальную жалобу?

Шед сделал вид, будто колеблется:

– Он все-таки мой родственник. Двоюродный брат.

– Я бы за такие штучки родному отцу шею свернул.

– Н-да. Ладно. Я подам заявление. Только не вешайте его сразу. Может, он отработает или вернет хоть часть. Кто его знает, он ведь мог и наврать, что спустил все до герша. Ему соврать – раз плюнуть. – Шед покачал головой. – Он время от времени подрабатывал у нас в таверне еще тогда, когда был жив мой отец. Вот уж не думал я, что Ферт способен на такую подлость.

– Ну, вы же знаете, как это бывает. Влезаешь в долги все больше и больше, стервятники кружат над тобой, и ты готов на все, лишь бы спасти свою шкуру. Мы с подобными случаями сталкиваемся сплошь да рядом.

Шед кивнул. Он знал, как это бывает.

Когда чиновник из магистрата удалился, Шед бросил Лизе:

– Я ухожу.

Он хотел напоследок кутнуть, перед тем как окунуться в серые будни.

Шед купил самую искусную и самую прекрасную женщину, какую только сумел найти. Стоила она кучу денег, но она их действительно стоила. Шед вернулся в «Лилию», мечтая о том, чтобы жить так всегда. Всю ночь ему снилась эта женщина.

А спозаранок его разбудила Лиза:

– Там какой-то человек хочет вас видеть.

– Кто такой?

– Он не представился.

Шед с проклятиями вылез из-под одеяла, даже не пытаясь прикрыть наготу. Не раз уже он намекал Лизе, что ей следовало бы расширить круг своих обязанностей. Но она словно не замечала. Надо бы как-то ее обратать… Нет, пора взяться за ум. Он просто зациклился на сексе. Того и гляди, его самого кто-нибудь обратает.

Он спустился в зал. Лиза показала ему на какого-то незнакомца.

– Вы хотели меня видеть?

– Могу я поговорить с вами с глазу на глаз?

Тяжелый случай. Хотя… Он никому уже не должен. И врагов у него нет.

– А в чем дело?

– Давайте поговорим о вашем двоюродном брате. О том самом, что исчез вовсе не так, как люди думают.

У Шеда заныло в кишках. Но он не выдал своего смятения.

– Я вас не понимаю.

– А если кто-то видел, что произошло!

– Пойдемте на кухню.

Незнакомец выглянул наружу через кухонную дверь:

– Как бы кто не подслушал ненароком!

И в подробностях изложил Шеду обстоятельства гибели Ферта.

– Кто наплел вам такие небылицы?

– Я сам видел.

– Во сне, наверное. Травки накурившись.

– А ты покруче, чем я слыхал. Вот что, дружок, у меня бывают провалы в памяти. Иногда я кое-что забываю. Все зависит от того, как со мной обращаются.

– Ага. Начинаю понимать. Речь идет о плате за молчание.

– Совершенно верно.

Мысли в голове у Шеда заметались, как испуганные мыши Он не мог позволить себе платить вымогателю. Нужно срочно придумать другой выход. Но ничего путного в голову не приходило. Этот мерзавец застал его врасплох. Шеду нужно было время, чтобы взять себя в руки.

– Сколько?

– Лева в неделю – и ты покупаешь первоклассную амнезию.

Шед вытаращил глаза. Сплюнул. И промолчал.

Шантажист развел руками:

– У меня свои проблемы. И расходы тоже. Лева в неделю. Иначе пеняй на себя.

В мыслях у Шеда замаячил образ черного замка. Низость и вероломство, гнездившиеся в его душе, ухватились за этот образ, ворочая его так и сяк, взвешивая перспективы. Убийство больше не пугало Каштана Шеда.

Но не теперь. Не здесь.

– Как мне с вами расплатиться?

– Просто дай мне леву, – ухмыльнулся вымогатель.

Шед принес на кухню ящичек с деньгами.

– Вам придется взять медью. У меня нет серебряных денег.

Ухмылка шантажиста стала еще шире. Он был доволен. Чем?

Когда незнакомец ушел, Шед обратился к Лизе:

– Лиза, у меня есть для тебя работенка. За деньги. Проследи за этим человеком. Выясни, куда он пойдет. – Шед протянул ей пять тершей – Еще пять получишь, когда вернешься, если разузнаешь что-нибудь.

Лиза исчезла как молния – только юбки взметнулись.


– Он довольно долго шлялся по улицам, – докладывала Лиза, – как будто время хотел убить. Потом пошел по Парусной к этому одноглазому процентщику.

– Гилберту?

– Во-во. Гилберту.

– Спасибо тебе, – задумчиво протянул Шед. – Большое спасибо. Это проливает на всю историю немного света.

– Стоит он пяти тершей?

– Конечно. Ты хорошая девушка.

Отсчитывая монеты, он не утерпел и сделал ей недвусмысленное предложение.

– Мне деньги нужны, но не настолько, господин Шед.

Хозяин таверны вернулся на кухню и начал готовить ужин.

Итак, за вымогателем стоит Гилберт. Чего он добивается? Хочет зажать его в финансовые тиски? Но зачем?

Из-за «Лилии», конечно. А зачем иначе? Ремонт и модернизация таверны сделали ее еще более лакомым кусочком.

Итак, предположим, что Гилберт открыл кампанию по захвату «Лилии». Значит, надо бороться. Но на сей раз никто не придет ему на выручку. Он может рассчитывать только на себя.


Три дня спустя Шед навестил знакомого, который промышлял в самом нижнем конце Котурна. За вознаграждение знакомый назвал ему имя. Шед посетил названного человека и оставил у него две серебряные левы.

Вернувшись в «Лилию», он попросил Лизу пожаловаться своим любимым завсегдатаям, что Гилберт-де пытается выжить ее хозяина, распуская лживые слухи и прибегая к угрозам. Шед хотел заранее посеять в магистрате подозрения против любых будущих обвинений в свой адрес.

Утром, когда настало время очередного платежа, кабатчик предупредил Лизу:

– Меня не будет весь день. Если кто спросит, скажи, что я вернусь после ужина.

– Человеку, за которым я следила, тоже?

– Ему в первую очередь.

Сначала Шед просто шатался по городу, убивая время. Но мужество с каждым часом покидало его. Что-нибудь наверняка пойдет не так. Гилберт жестоко ему отомстит… Нет, он не посмеет. Это подорвет его репутацию. Сплетня, пущенная Шедом, его же и защитит. Люди переметнутся к другому ростовщику, если Гилберт начнет уж очень зарываться.

Шед нашел себе женщину. Стоила она слишком дорого, но зато заставила его забыться. На время. Он вернулся в «Лилию» на закате.

– Приходил? – спросил он Лизу.

– И еще придет. Недоволен был – страсть! Боюсь, он придет сердитый, господин Шед.

– Ничего, переживем. Я пойду на двор, дровишек наколю. – Шед подозрительно взглянул на посетителя, которого ни разу здесь не видел. Тот кивнул и вышел через переднюю дверь.

Шед колол дрова при свете лампы, то и дело вглядываясь во тьму. Вроде никого. Он молился про себя, чтобы дело не сорвалось.

Шантажист влетел во двор через кухонную дверь:

– Скрываешься от меня, Шед? А знаешь, что с тобой будет, если вздумаешь меня надуть?

– Скрываюсь? О чем вы, помилуйте! Вот он я!

– Ты весь день где-то шляешься, а девчонка твоя грубит и норовит выставить меня за дверь. Мне пришлось чуть не колотушками выбивать из нее признание, что ты во дворе.

«А девочка подходит к делу с выдумкой. Интересно бы узнать, о чем она подозревает», – подумал Шед.

– Кончай этот спектакль, – сказал он. – Ты хочешь денег, а я хочу поскорее избавиться от лицезрения твоей отвратной рожи. Ну так давай займемся делом.

– Ишь, какой борзый! – изумился шантажист. – А мне говорили, ты самый большой трус в Котурне.

– Кто говорил? На кого ты работаешь? Выходит, ты у нас не свободный художник?

Вымогатель прищурился на него, осознав свою ошибку.

Шед вытащил горсть мелочи. Считал, считал, пересчитывал, потом сунул пару монеток в карман.

– Подставляй грабли.

Шантажист протянул вперед ладони, сложенные в пригоршню.

Шед и не думал, что все получится так просто. Он бросил монеты и схватил вымогателя за запястья.

– Эй! Ты что, рехнулся?

Рука, появившаяся сзади, зажала ему рот. Из-за плеча он увидел чье-то искаженное от напряжения лицо. Шантажист встал на цыпочки, выгибаясь назад. Глаза его округлились от страха и боли, потом закатились. Он обмяк и ничком рухнул на землю.

– Отлично. Замечательно. А теперь убирайся, – сказал Шед.

Торопливые шаги быстро стихли во тьме.

Шед оттащил тело в тень, поспешно забросал дровами и, встав на четвереньки, принялся собирать мелочь. Нашел все, кроме двух монет.

– Что вы делаете, господин Шед?

Он вскочил:

– А ты что тут делаешь?

– Я пришла посмотреть, все ли у вас в порядке.

– Все нормально. Мы поссорились. Он выбил у меня из рук несколько монет. Никак не могу их найти.

– Подсобить?

– Иди за стойку, девочка. Иначе нас обворуют начисто.

– Да. Конечно.

Лиза скрылась за дверью. Шед поискал еще, но через пару минут сдался. Он найдет их завтра утром.

Шед весь издергался, ожидая, когда придет пора закрывать таверну. Лиза чересчур любопытна. Он боялся, как бы она не пошла искать монеты и не наткнулась на труп. Ему не хотелось брать на душу еще один грех.

Две минуты спустя после закрытия Шед выскользнул через заднюю дверь и поспешил за фургоном.


На сей раз дежурила прежняя длинная тварь. Она заплатила Шеду тридцать монет. Но когда он разворачивал мулов, недовольно спросила:

– Почему вы приезжаете так редко?

– Я не такой искусный, как мой партнер.

– А куда он делся? Мы по нему соскучились.

– Он уехал из города.

Шед мог поклясться, что слышал, как хихикнула эта гадина, когда он выезжал за ворота.


Глава 20 Арча. Тень Властелина | Тени сгущаются | Глава 22 В тенетах страха