home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Арча. Новые неприятности

Масло вкатился в дом из ночной темноты.

– Эй, Костоправ! У нас клиент!

Я сложил свои карты, но не бросил их в кучу.

– Ты уверен? – Я чертовски устал от ложных тревог.

Масло робко улыбнулся:

– Ага. Уверен.

Что-то тут было не так.

– Где он? Выкладывай все до конца!

– Они въезжают в ворота.

– Они?

– Мужчина и женщина. Мы даже не думали их подозревать, пока они не проехали мимо последнего дома и не направились к замку. А потом уже было поздно их задерживать.

Я хлопнул ладонью по столу. Опять проворонили! Утром мне выдадут по первое число. Шепот по горло сыта моими оправданиями. Не исключено, что она просто отправит меня в Катакомбы. Навсегда. Взятые не отличаются терпеливостью.

– Пошли, – сказал я как можно спокойнее, прожигая взглядом в Масле дырку. Он старательно держался от меня подальше. Он знал, что я недоволен. Знал, чем я рискую при встрече со Взятыми. И не хотел давать мне повода придушить его на месте. – Если опять напортачите – всем глотки перережу.

Мы схватили мечи и рванули в ночь.

Нашли место для засады – колючий кустарник двумя сотнями ярдов ниже крепостных ворот. Я только успел разместить людей, как в замке раздались истошные вопли.

– Жуть какая! – сказал один из ребят.

– Не высовывайся! – рявкнул я. По спине у меня побежали мурашки. Вопли и правда были жуткие.

Казалось, им не будет конца. Потом я услышал приглушенное звяканье упряжи и скрип несмазанных колес. А потом – человеческие голоса, переговаривающиеся шепотом.

Мы выскочили из кустов. Кто-то из ребят откинул крышку лампы.

– Чтоб я сдох! – вырвалось у меня. – Это ж хозяин таверны!

Мужчина обмяк. Женщина уставилась на нас круглыми глазами. Потом спрыгнула с сиденья и побежала.

– За ней, Масло! Если упустишь – не забудь помолиться. Дергач, тащи этого паршивца сюда. А ты, Косоглазый, отгонишь фургон за дом. Все остальные – за мной, пойдем напрямки.

Поскольку кабатчик не сопротивлялся, я отрядил еще двоих в помощь Маслу. Он гнался за женщиной через кусты. А та бежала к невысокому обрыву, загоняя себя в тупик.

Мы ввели Шеда в заброшенный дом. Оказавшись в освещенном помещении, он совсем сник, точно из него выпустили воздух. Он не говорил ни слова. Обычно пленники как-то сопротивляются задержанию, хотя бы тем, что уверяют, будто задерживать их нет никакой причины. Но Шед был похож на человека, который уже приготовился к худшему.

– Садись. – Я показал ему на стул возле стола, где мы играли в карты. Сам развернул другой стул, оседлал его, положил руки на спинку и уперся в них подбородком. – Мы взяли тебя с поличным, Шед.

Он уставился потухшим взглядом на столешницу – человек, потерявший надежду.

– Что скажешь?

– А что я могу сказать?

– По-моему, очень даже многое. Мы взяли тебя за задницу, это верно, но ты пока не помер. И, быть может, останешься жив, если сумеешь со мной поладить.

Глаза у него слегка блеснули, но тут же потухли снова. Он мне не верил.

– Я не инквизитор, Шед.

Он немного оживился.

– Это правда. Я ходил вместе с Волом потому, что он знает Котурн. Но у меня своя работа, к Волу она не имеет никакого отношения. Набег на Катакомбы меня вообще не волнует. Черный замок волнует немного больше, поскольку он грозит катастрофой, но сильнее всего меня волнуешь ты, Шед. Из-за человека по имени Ворон.

– Один из ваших парней назвал вас Костоправом. Ворон до смерти испугался какого-то Костоправа, увидав его той ночью, когда люди герцога схватили Вороновых дружков.

Так. Значит, Ворон видел наш захват. Черт, оказывается я рисковал в тот день даже больше, чем думал.

– Я и есть тот самый Костоправ. И я хочу знать все, что ты знаешь о Вороне и Душечке. А также все обо всех, кто что-нибудь знает.

По лицу его скользнула еле заметная тень протеста.

– За тобой охотится уйма народу, Шед. Не только Вол. Моя начальница тоже жаждет тебя повидать. А Вол – сущее дитя по сравнению с ней. Она тебе совсем не понравится. Но я ей тебя отдам, если будешь упрямиться.

Вообще-то я лучше отдал бы его Волу, поскольку Вола не интересовали наши внутренние разногласия со Взятыми. Но он уехал на юг.

– Да, и еще Аза. Я хочу услышать все, что ты мне о нем не рассказал. – До меня донеслись женские проклятия, звучавшие так, будто Масло с ребятами пытались ее изнасиловать. Но я-то знал, что у них просто не встанет после того, как они сегодня облажались. – Кто эта шлюшка?

– Моя служанка. Она… – И тут он начал изливать мне все, что у него наболело. Теперь, когда он заговорил, его было не остановить.

Я решил перекрыть фонтан, пока этот дурак не выболтал лишнего.

– Заткни его! – Один из моих ребят зажал ему ладонью рот. – Вот что мы с тобой сделаем, Шед. Если, конечно, ты хочешь выбраться из этой передряги живым.

Он ждал.

– Люди, на которых я работаю, все равно узнают, что в замок сегодня ночью доставили труп. Я должен поймать поставщика. Мне придется кого-то им предъявить: тебя, девушку или вас обоих. Но ты знаешь кое о чем, что мне хотелось бы утаить от Взятых. А сделать это я могу, только прикончив тебя. При необходимости я действительно тебя убью. Но пока меня устроит, если ты просто притворишься мертвым. Пускай девчонка увидит твой труп. Усек?

– По-моему, да, – сказал он, задрожав.

– Я хочу знать абсолютно все.

– Но девчонка…

Я предостерегающе поднял руку, прислушался. Женские вопли звучали уже совсем близко.

– После встречи со Взятыми она уже не вернется. Поэтому я не вижу причины, мешающей мне тебя отпустить, если все пройдет гладко.

Он не поверил мне. Он совершил преступления, заслуживавшие, с его точки зрения, самой суровой кары, и ожидал ее.

– Мы – Черный Отряд, Шед. Арча скоро на собственной шкуре узнает, что это такое. Кстати, мы никогда не нарушаем данных обещаний. Но сейчас для тебя это не самое главное. Тебе сейчас нужно остаться в живых, а потом уехать куда подальше. Поэтому, дружок, постарайся изобразить из себя такого жмурика, чтоб он казался мертвее тех, кого ты таскал на вершину горы.

– Ладно.

– Тащите его к печке и обработайте поубедительнее.

Мои ребята знали, что делать. Они помяли Шеда, почти не причинив ему боли. Я разбросал в комнате вещи, чтобы создать впечатление драки, и успел как раз вовремя.

Девушка влетела в дверь, подталкиваемая кулаками Масла. Видок у нее был потрепанный. У Масла и его помощников тоже.

– Настоящая тигрица, да?

Масло попытался улыбнуться. Из разбитой губы потекла струйка крови.

– Хуже, Костоправ. – Он пнул девушку под коленки, сбив ее с ног. – А что с тем парнем?

– Мы с ним немного повздорили, и я пырнул его ножом.

– Понятно.

Мы уставились на девушку. Глаз она не отвела, но боевой задор в них погас. С каждым брошенным на Шеда взглядом она становилась все более смирной.

– Н-да. Ты здорово вляпалась, малышка.

Она выдала нам ту самую сказочку, которую я ожидал услышать от Шеда. Мы почти не слушали ее, поскольку знали, что все это вранье. Масло тем временем прибрал в комнате, а потом связал девчонку по рукам и ногам и усадил в кресло. Я развернул кресло спинкой к Шеду. Бедняге все-таки надо было дышать.

Я сел напротив девушки и начал допрос. Шед говорил, что выболтал ей почти все. Мне хотелось выяснить, знает ли она о Вороне что-нибудь такое, что может подвести его или всех нас под монастырь.

Но выяснить это мне не удалось.

Воздух вокруг дома взвихрился с таким ревом, точно грянул гром или нам на головы обрушился торнадо.

– Ох, блин! Взятая, – сказал Масло.

Дверь резко распахнулась, стукнувшись о стенку. Я встал. Желудок у меня свело, сердце стучало, как молот. В дверях появилась Перо – в таком виде, будто она выпрыгнула из горящего здания. От ее тлеющей одежды поднимались колечки дыма.

– Что стряслось? – спросил я.

– Замок. Я подлетела слишком близко. Они чуть не сбили меня. А что у вас?

Я быстро рассказал о наших приключениях, не умолчав о том, что мы проворонили труп. Потом показал на Шеда:

– Один кончился: не хотел отвечать на вопросы. Но вторая жива. – И махнул рукой в сторону Лизы.

Перо подошла к нам поближе. Видно, досталось ей здорово. Я не почувствовал той ауры сдерживаемого напора мощной энергии, которую обычно излучают Взятые. А Перо не почувствовала, что в теле Каштана Шеда теплится жизнь.

– Такая молодая! – Перо приподняла подбородок Лизы. – О, какие глазищи! Огонь и сталь. Госпоже она понравится.

– Нам продолжать наблюдение? – спросил я, полагая, что Перо конфискует пленницу.

– Конечно. Может, еще кто появится. – Она повернулась ко мне лицом. – Но внутрь больше никто проникнуть не должен. Все и так висит на волоске. Этих Шепот вам простит. Следующие станут вашим смертным приговором.

– Так точно, мадам. Только очень трудно вести наблюдение, не привлекая внимания местных жителей. Мы, увы, не можем устроить засаду прямо у дороги.

– Почему?

Я объяснил. Перо успела разглядеть местность вокруг черного замка.

– Да, ты прав. Пока не стоит. Но скоро, когда прибудет Отряд, необходимость в секретности отпадет.

– Так точно, мадам.

Перо взяла девушку за руку.

– Пошли, – сказала Взятая.

Я удивился тому, как безропотно поплелась за ней наша дикая кошка. Вышел, проводил взглядом потрепанный ковер, быстро взмывший в воздух и полетевший к Черепичнику. Взлет его сопровождался одним-единственным отчаянным вскриком.

Я повернулся, собираясь зайти в дом, и столкнулся в дверях с Шедом. Чуть было не врезал ему за своеволие, но сдержался.

– А это кто был? – спросил он. – Что это было?

– Перо. Одна из Взятых. Одна из моих начальниц.

– Колдунья?

– Одна из самых могущественных. Пошли, сядем. Поговорим. Мне нужно точно знать, что известно девчонке про Ворона и Душечку.

Тщательный допрос убедил меня, что Лизе известно слишком мало, чтобы возбудить у Шепот подозрения. Разве что Взятая свяжет имя Ворона с человеком, причастным к ее пленению несколько лет назад.

Я допрашивал Шеда до зари. Он жаждал выложить свою историю во всех грязных подробностях. В нем назрело желание исповедаться. За несколько следующих дней, когда я тайком выбирался в Котурн, он рассказал мне все, что вы прочли в тех главах Анналов, где Шед выступает как главное действующее лицо. Мне редко доводилось встречать людей, которые вызывали бы у меня большее омерзение. Негодяев – да, их я встречал пачками. Злодеев похлеще Шеда – на каждом углу. Но его закваска на жалости к себе и трусости низводила кабатчика до уровня жалкого ничтожества.

Бедный дурошлеп. Ему на роду написано быть игрушкой в чужих руках.

И все же… Была в характере Каштана Шеда одна светлая искорка, отражавшаяся в его отношениях с матерью, Лизой, Сэл, Душечкой, Вороном и Азой, – искорка, о которой он сам упоминал, не замечая ее. В его душе жило тайное стремление к милосердию и порядочности. Именно постепенное разгорание этой искорки, оказавшей впоследствии влияние и на Черный Отряд, обязывает меня без утайки изложить все предыдущие неприглядные поступки этого перепуганного человечка.

Поутру мы прикатили в город в Шедовом фургоне, и я позволил ему открыть «Лилию», как обычно. И тут же созвал на совещание Ильмо и Гоблина. Увидав, что мы знакомы друг с другом, Шед совсем приуныл. Просто удивительно, как мы не взяли его раньше. Дуракам везет.

Бедный олух. Мы допрашивали его без конца. Бедные мы. Он не мог сказать нам всего, что нас интересовало.

– А что будем делать с отцом девчонки? – спросил Ильмо.

– Если письмо существует, надо его перехватить, – ответил я. – Нам не нужно новых неприятностей. Гоблин, ты займешься папой. Если он хоть о чем-то подозревает, устрой ему сердечный приступ.

Гоблин мрачно кивнул. Спросил Шеда о местопребывании папаши и умотал. Вернулся он через полчаса.

– Тяжелый случай. Письма у него не было. Девчонка блефовала. Но знал он слишком много, и на допрос его пускать было нельзя. Меня это дело уже доконало. Лучше уж охотиться за повстанцами. Там по крайней мере знаешь, кто есть кто и на чьей ты стороне.

– Так. Мне пора в замок. Взятые меня не поймут, если я буду ошиваться тут внизу. Ильмо, оставь кого-нибудь у Шеда в засаде.

– Конечно. Здесь поселится Ростовщик. Если что, он сразу поймает этого болвана за руку.

– Значит, Ворон купил корабль, – задумчиво проговорил Гоблин. – Надо же! Как по-вашему, что у него на уме?

– Думаю, он поплыл прямо в море, – сказал я. – Говорят, далеко впереди есть какие-то острова. Или даже целый материк. Там он запросто сможет затеряться.

Я вернулся в Черепичник и два дня пробездельничал, время от времени ускользая тайком, чтобы выудить из Шеда все, что он вспомнит. Больше ни черта не происходило. Никто не пытался проникнуть в черный замок. Похоже, Шед был единственным недотепой, занявшимся трупным бизнесом.

Порой я глядел на мрачную черную стену с бойницами и гадал, что там творится. Они чуть было не сбили Перо. Значит, знали, кто такие Взятые и чем они грозят. Интересно, как скоро обитатели замка поймут, что к ним отрезали доступ, и попытаются заново наладить поставку мяса?


Глава 29 Арча. Расплата | Тени сгущаются | Глава 31 Арча. Возвращение