home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Они вошли в гостиную вместе, Калигула и его императрица, и выглядели они так, будто владели всем миром. При свете люстры лысая голова Кингсли сияла как начищенный шар; глаза его с набрякшими веками смотрели спокойно. На нем был отлично сшитый костюм, и курил он дорогую сигару. И все-таки Адель без труда затмевала своего супруга. Она была в облегающем желтом, из тонкой ткани платье, под которым, судя по свободным движениям ее груди с выступающими сосками, ничего больше не было. Адель сделала несколько шагов, и я понял, что трусиков на ней тоже не было. Адель относилась к тому типу женщин, которые не стесняют себя ничем ради удобства.

Взглянув в ее ледяные голубые глаза, я понял, что она полна сознанием своего превосходства. Презрительная усмешка губ только подтверждала это.

— Мы вам необыкновенно признательны, лейтенант, за то, что вы оторвали нас от ужина и пригласили побеседовать с вами в нашем собственном доме. — Верхняя губа Адель слегка приподнялась, обнажив острые зубки, отчего ее лицо приняло хищное выражение. — Вы, верно, решили отомстить мне за то, что я отвергла вчера ваши непристойные домогательства?

— Почему бы вам не приготовить для мистера и миссис Кингсли спиртного? — спросил я Тайлера, который, позвонив по телефону, снова вернулся за стойку бара.

— Мне ничего не надо, — отказался Кингсли и опустился в кресло.

— Бурбон со льдом, Уолтер, — бросила Адель. — Надеюсь, у вас хватило ума не расходовать наши запасы спиртного на всяких там ничтожеств, да еще заявляющихся незваными в дом!

— Наверное, именно таким образом ваш папаша просадил все деньги вкладчиков, после чего пришлось пустить себе пулю в лоб? — невинным голосом спросил я.

Адель уселась на кушетку, закинув ногу на ногу, с бесстыдной откровенностью выставив напоказ бедра и грудь. Тайлер принес ей стакан и тут же поспешил вернуться в свое убежище за стойкой бара.

— Полагаю, вы явились к нам не без причины, лейтенант, — спокойно произнес Кингсли. — Я был бы рад услышать, что вы обнаружили.

— Мистер Тайлер, — вежливо обратился я. — Будьте так добры, перескажите мистеру и миссис Кингсли суть нашего разговора вплоть до момента, как вы им позвонили.

Уолтер прочистил горло, поправил очки на переносице и рассказал, о чем мы с ним говорили. Слушая его, я закурил и отпил немного виски.

— И вы оторвали нас от прекрасного ужина для того, чтобы выслушать эту дикую мешанину из подтасованных фактов и ваших догадок? — изумленно спросила Адель. — Вы просто лишились остатков своего ума, и без того достаточно убогого, лейтенант.

— Все, о чем рассказал вам Тайлер, легко доказать, — терпеливо произнес я. — Кордиан купил вас, мистер Кингсли, для того, чтобы с вашей помощью добиться осуждения Стенсена. Думаю, он купил вас не только деньгами, но и обещаниями. После того как вы выполнили свою задачу, он мог выбросить вас на улицу. Но он этого не сделал. Однако приложил немало усилий, чтобы добиться вашей дисквалификации. И тогда Кордиан великодушно взял вас к себе личным помощником. Почему?

Кингсли пожал плечами:

— Вы все это выдумали, лейтенант, поэтому находите ответ сами.

— В то же самое время Кордиан знакомит вас со своей знакомой проституткой, Ширли Лукас, и вы вступаете с ней в связь, — невозмутимо продолжал я. — Потом для проведения секретной встречи, где должен быть подписан контракт между Стрэченом и профсоюзом, избирается город Пайн-Сити. Кордиан знает, что вы снимаете здесь дом и привезете с собой жену и личного секретаря. Поэтому он прихватил с собой двух проституток и поселил их в своем номере. Ванда Блэр — это его девушка, а Ширли Лукас он хотел преподнести вам в качестве сюрприза!

— И что же мой бедный обиженный муж? — с язвительным смехом спросила Адель.

— Ваш муж наконец-то начал понимать, что на самом деле Кордиану нужно от него, почему тот с таким упорством втаптывает его в грязь.

— И что же Кордиану нужно от Жерара? — переспросила Адель.

— Вы, — громко бросил я.

— Вы с ума сошли! — воскликнула женщина.

— Кордиан вбил себе в голову, — холодно пояснил я, — что ему нужна именно такая женщина, как вы, — аристократка из Ноб-Хилл, пропитанная снобизмом до мозга костей. К тому же занимающая определенное высокое положение в обществе. Аристократка, которая в довершение всего выглядит — а порой и действует — как самая сексуальная женщина к западу от Миссисипи. Не надо забывать, что человек, одержимый какой-нибудь идеей, способен на все. Появление Ширли Лукас было последним звеном в тщательно продуманной интриге Кордиана — она должна была принудить осажденную крепость к сдаче. — Я взглянул на Кингсли. — Кордиан пригласил вас к себе якобы по делу. Преподнес заготовленный для вас сюрприз, а потом задержал вас на час, чтобы вы вернулись домой попозже.

— Прошу прощения, лейтенант, — мягко вздохнул Кингсли. — Я что-то не вижу никакого смысла в ваших измышлениях. Допустим на минуту, что Хэл действительно мечтает завладеть моей женой. Но ведь появление Ширли Лукас в Пайн-Сити не помогло ему добиться этого!

— Только потому, что Ширли убили и план его потерпел крах. — Я затолкал окурок своей сигареты в ближайшую пепельницу. — Вы ведь с самого начала знали, что Ширли Лукас никакая не проститутка, правда, мистер Кингсли? Никто никогда не слыхал, чтобы две девушки, зарабатывающие своим телом, жили в одной квартире. Это бы распугало всех их клиентов! А ну как они встретят какого-нибудь знакомого здесь! Ширли Лукас была девушкой Кордиана. Он попросил ее прикинуться проституткой специально для одного клиента. И она пошла на это — уж не знаю, по какой причине, может, потому, что любила Кордиана, а может, он пообещал ей хорошо заплатить за это. Впрочем, она могла уступить просьбе Кордиана и по обеим причинам сразу.

Лицо бывшего адвоката начало потихоньку багроветь, .

Но я сделал вид, что не замечаю этого.

— Готов поклясться, что такой благодарной слушательницы у вас никогда не было, мистер Кингсли. И никто еще никогда не восхищался так вашей работой, — продолжал я. — Как хорошо иметь кого-то, кому можно довериться, особенно в минуту тяжелых испытаний!

— Ширли была дорогой шлюхой, — в ярости произнес Кингсли. — И больше никем!

— Давайте вернемся к той ночи, когда ее убили, — предложил я. — Как утверждают Кордиан и Блэр, ей кто-то позвонил между десятью и одиннадцатью часами. И она сказала им, что должна уйти. Оба считают, что это вы позвонили ей, чтобы договориться о встрече.

— Это ложь! — выпалил Кингсли.

— Согласен с вами, — сказал я, но Кингсли это совсем не понравилось. — После того как вы покинули номер Кордиана, его интрига, цель которой было отобрать у вас жену, стала приближаться к развязке. Он велел Ширли позвонить миссис Кингсли и рассказать о своей связи с ее мужем с того самого момента, как они впервые встретились в Сан-Франциско. Она должна была также упомянуть, что ее специально привезли в Пайн-Сити, чтобы мистер Кингсли мог встречаться с ней, когда пожелает. Кордиан думал, что миссис Кингсли будет так возмущена, что в ту же самую ночь уйдет от своего мужа. — Я взглянул туда, где, выпрямившись как струна, во всем своем языческом великолепии сидела Адель, и улыбнулся. — Но вы передернули карту!

Адель ничего не ответила, но я и не надеялся на ответ. С этого момента мне нужно пробираться в своих догадках буквально на ощупь. Нужно быть предельно осторожным, ибо любая ошибка может разрушить с таким трудом выстроенную версию.

— Мистер Тайлер, — повернулся я к помощнику Кингсли, стоявшему за стойкой. — Буду вам очень признателен, если нальете мне еще виски.

— Конечно, лейтенант! — Рассеянный взгляд его снова стал сосредоточенным, и он снял с полки бутылку с виски.

— Я передернула карту? — повторила Адель нарочито изумленным тоном. Она медленно покачала головой, посмотрела на потолок, словно ища подтверждения своей невиновности, и спросила:

— Каким же образом?

— Вы не стали собирать свои вещи и не бросились в объятия Кордиана, — ответил я. — Не стали кричать на Ширли Лукас, а спокойным голосом предложили ей приехать сюда прямо сейчас, чтобы обсудить сложившееся положение.

— У него явно не все дома, — пренебрежительно бросила Адель и со вкусом потянулась, отчего платье на ее груди чуть не треснуло.

— Такой поворот дела удивил девицу, и она не знала, что делать, — продолжал я. — Ширли быстренько переговорила с Кордианом, и тот посоветовал ей идти.

Он думал, что скандал, который непременно разразится между неверным мужем и оскорбленной женой, когда в доме появится его любовница, оскорбит чувства настоящей леди, какой он вас считает, Адель. И вы уйдете от Кингсли.

— Ваша фантазия поистине неистощима, лейтенант. — Адель посмотрела на меня, и в ее глазах вспыхнуло презрение пополам с насмешкой. — Ну и как, состоялась встреча этого любовного треугольника?

— Не сомневаюсь, — уверенно ответил я.

— И, что же было дальше?

— Не знаю. Меня же там не было! — Я не спеша взял свой стакан со стойки бара, куда поставил его Тайлер. — Знаю только то, что вы вывели девушку в сад и жестоко избили. А потом кто-то из вас ее задушил.

— Я думаю, вы страдаете навязчивой идеей, лейтенант, — сказала Адель срывающимся голосом. — Хотите упечь нас в тюрьму за убийство, которого мы не совершали!

— Помните, — обратился я к Кингсли, — как вы отвели меня в сад и показали тело девушки?

— Конечно! — воскликнул Жерар — Я сказал, что ее задушили, а вы добавили, что перед смертью ее жестоко избили. Это в общем-то было видно и так. Но потом вы вдруг предположили, что девушку не только избили, но и изнасиловали. Почему вы пришли к такому выводу, мистер Кингсли?

— Ну, — он с силой потянул нижнюю губу, зажав ее пальцами, — я думал, что в подобных убийствах без этого не обходится.

— Я потом долго размышлял, почему вы произнесли эти слова, — медленно проговорил я. — Особенно после вскрытия. Оно показало, что никакого изнасилования не было. Нормальный человек при виде мертвого тела жестоко избитой молодой девушки просто приходит в ужас. Ему не приходит в голову, что, прежде чем убить, ее изнасиловали. И тогда я подумал, каким же человеком нужно быть, чтобы сразу прийти к этой мысли, да еще и высказать ее вслух! — Я медленно отхлебнул виски, и кубики льда в моем стакане громко звякнули. — Наверное, таким, который сам бы хотел заняться любовью с этой девушкой, но не мог. И еще таким, который позволил своей жене с самых первых дней занять главенствующее положение в семье в вопросах секса. Она очень быстро приучила его к тому, что секс — это награда за хорошее поведение, и ввела в практику систему сексуальных поощрений и наказаний.

Всякий раз, когда жене что-то не нравилось в его действиях или поведении, он наказывался лишением близости. А когда его дисквалифицировали, он был наказан шестимесячным воздержанием! И конечно же, человек, обреченный жить в таких условиях, в конце концов сам превратится в психопата. И может быть, его вечный страх быть сексуально отвергнутым, который внушила ему собственная жена, автоматически превращает его в импотента, стоит ему приблизиться к другой женщине!

— Слушая ваши бредовые измышления, можно только удивляться, почему вас еще не изолировали от общества, — напряженно произнесла Адель.

— Ну разумеется! — Я смерил ее долгим взглядом. — Если бы ваш муж в вашем и Ширли Лукас присутствии признался, что не в состоянии заниматься любовью ни с какой другой женщиной, вы бы простили ему все!

— Послушайте, лейтенант, — произнес Кингсли, наклонившись вперед на стуле, на его лысине засверкали крупные капли пота, словно роса в лучах восходящего солнца. — Если, как вы утверждаете, мы убили эту девушку, тогда почему же мы оставили труп у себя в саду и рано утром заявили в полицию?

— А что же еще вам оставалось? — рявкнул я в ответ. — Вы ведь приготовили очень правдоподобное объяснение. Кто-то, мол, подбросил тело девушки в ваш сад, чтобы пришить вам убийство и тем окончательно погубить вас.

— Не собираюсь больше выслушивать вздорные обвинения, — с нескрываемой злобой произнесла Адель. — Если он через две минуты не уберется из нашего дома, Жерар, вышвырни его отсюда!

Она решительно встала, и по ее телу под тесным, облегающим платьем пробежала легкая дрожь. Да, она права, подумал я. Наш разговор несколько затянулся. Я быстро подошел к стойке бара и что есть мочи стукнул по ней ладонью. Удар прозвучал словно выстрел, и коротышка Тайлер, вскрикнув от страха, отпрянул назад.

— Не пугайтесь, Уолтер! — прорычал я. — Вы знали, что Ширли находится в этом доме. Так что они наверняка спровадили вас в вашу комнату. Но вы все равно не могли уснуть, понимая, что они с ней делают! Ночь была лунной. Девушка, наверное, сопротивлялась и хоть раз да крикнула, прежде чем они заткнули ей рот и выволокли в сад. Что вы видели из окна своей спальни?

Тайлер погрузился в воспоминания, и взгляд его за толстыми стеклами очков сделался вдруг отсутствующим.

— Это было ужасно! — всхлипнул он. — Ужасно! Они завязали ей рот шелковым шарфом, чтобы она не кричала. Другим шарфом связали ей спереди руки и за волосы выволокли в сад. Я хотел помочь ей! — Тайлер в отчаянии стукнул маленькими кулачками по стойке бара. — Но мне было очень страшно! Я знал, что если вмешаюсь, то они убьют и меня. Они набросились на нее как звери — нет, хуже, чем звери! — разорвали на ней одежду. А потом Адель пошла в дом и вернулась с собачьим поводком, который висел в кухонном шкафу.

Его оставили прежние хозяева — я помню, он попался мне на глаза, когда мы осматривали этот дом, прежде чем снять его. Они по очереди стегали ее поводком, пока не выбились из сил и тогда… — голос Тайлера сорвался, он всхлипывал, словно маленький ребенок, — тогда Адель разделась и принялась рисоваться перед мистером Кингсли. Потом она ему что-то сказала, и он опустился на колени и сжал горло девушки. Я не мог вынести этого зрелища и отошел от окна. Больше я ничего не видел!

Адель Кингсли словно приросла к полу. Ее глаза потухли, они были пусты. Жерар Кингсли сгорбился в кресле, держа в руке потухшую сигару, о которой совершенно забыл. Наверное, эта пара заслуживает сострадания, подумал я, поскольку когда-то оба они были вполне нормальными людьми, не лучше и не хуже других. Но тут же перед моими глазами встало изуродованное тело девушки, каким я увидел его в то утро. И я понял, что не настолько великодушен и не в состоянии сочувствовать тем, кто ее убил.

Я прошел мимо Адель и мистера Кингсли в прихожую, набрал все тот же номер. Через некоторое время мне ответил все тот же знакомый голос.

— Это Уилер, — назвал себя я и продиктовал Стивенсу адрес дома Кингсли. — Немедленно пришлите сюда патрульную машину, чтобы забрать Жерара и Адель Кингсли, — они убили Ширли Лукас. И Уолтера Тайлера как главного свидетеля по этому делу. И пусть с ними обращаются повежливее!

— Разумеется, лейтенант! — Голос Стивенса прозвучал уже гораздо суровее.

— Как вы выглядите в форме? — спросил я.

— Этот вопрос вам лучше задать моим подругам, лейтенант, — пошутил он.

— Я имел в виду, в костюме! — прорычал я. — Или вы прилепляете пару цветочков к причинному месту и плевать вам на погоду, так, что ли?

— Нет, у меня есть костюм, — быстро ответил Стивенс.

— Сколько времени вам нужно, чтобы съездить домой, надеть костюм, а потом добраться до Хиллсайда?

— Где-то полчаса.

— Езжайте побыстрей и переодевайтесь, патрульный Стивенс, — проворчал я. — И не забудьте взять с собой револьвер, когда переоденетесь в штатское.

— Прошу прощения, лейтенант. — В голосе Стивенса послышались траурные нотки. — У нас в смене мало людей, а шериф еще не ушел домой. Боюсь, он не отпустит меня с поста.

— Соедините меня с ним, — велел я. — А сами кладите трубку и делайте, что я сказал.

— Слушаюсь, сэр!

В трубке пару раз громко звякнуло, а потом что-то прохрюкал Лейверс. Что-то вроде «да-да».

— Похоже, какой-то козел соединил меня со свинарником. Не могли бы вы соединить меня с шерифом? — прорычал я.

— Лейверс слушает, — рявкнул он в ответ.

— Это Уилер, — сказал я. — Мне срочно нужен патрульный Стивенс для выполнения особого задания.

— Это невозможно! Нам и так не хватает людей! — резко отказал он.

— А что мешает вам самому подключиться к делу? — холодно спросил я.

В трубке раздался какой-то рык — так, верно, мог реветь разъяренный динозавр, — и я отодвинул ее подальше от своего уха. Когда рев утих, я мягко спросил:

— Так как же, шериф?

— Ты все еще тут, Уилер? — загрохотал он. — Я ведь уже сказал тебе — нет!

— Почему вы так ко мне относитесь, шериф? — обиженным голосом спросил я. — Хотите, чтобы я заимел на вас зуб?

Наступила напряженная тишина. Потом шериф снова заговорил. На этот раз голос был полон самого теплого дружеского участия.

— Извините меня, лейтенант. Надо проверить исправность телефонной линии — я вас плохо слышал.

Вам что, нужен патрульный Стивенс для особого задания? Так берите его!

— Спасибо вам, шериф, — учтиво ответил я и побыстрее повесил трубку, поскольку мне показалось, что он хочет предложить мне, кроме Стивенса, четыре патрульные машины с национальной гвардией в придачу.

Минут десять спустя прибыла патрульная машина, и супруги Кингсли с каменными лицами были препровождены в нее. За ними последовал Уолтер Тайлер, который все никак не мог успокоиться и плакал. Когда они уехали, я вернулся в бар и допил свое виски. Потом выключил в комнате и прихожей свет, как и полагается человеку, призванному смотреть за порядком, запер входную дверь и положил ключи в карман. Надеюсь, владельцы этого дома получили деньги вперед, ибо теперь им ничего не светит.


Глава 7 | Бремя вины | Глава 9