home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Было примерно одиннадцать часов утра, когда в мой кабинет вошла Фрэн Джордан. По ее виду легко было догадаться, что она знает нечто такое, что пока неизвестно мне.

Фрэн Джордан – моя секретарша. Кроме многих других достоинств, она обладает рыжими волосами и ярко-голубыми глазами. Что касается совершенства фигуры, то ее обладательницу следует выставлять голой в людных местах, чтобы другие представительницы прекрасной половины рода человеческого могли иметь точное представление об идеале, к которому им следует стремиться.

В конторе, впрочем, Фрэн всегда оставалась одетой из-за каких-то условностей, все тонкости которых мне так и не удалось уяснить.

Нынешним утром она выглядела особенно привлекательно.

– Час назад вы поручили мне одно задание, – победоносным тоном заявила она. – Так вот, я его выполнила.

– Скажите пожалуйста! – я сделал удивленное лицо. – Всего за час? Да вы превзошли прытью любого профессионального сыщика в этом городе!

На лице Фрэн появилась тень разочарования.

– Я так и знала, что не дождусь от вас благодарности, – угрюмо сказала она.

– За что, моя радость? Сведения, которые я хотел получить, можно найти в телефонной книге за пять минут.

– Мой дядя зарабатывал себе на жизнь тем, что собирал старье на помойках. Когда однажды я посочувствовала ему, он заявил, что любит помойки. Они – как люди: одни его уважают, другие нет. Он даже разговаривал с помойками. Боюсь, что я оказалась в положении своего несчастного дяди – живу рядом с помойкой, работаю возле нее и даже иногда вынуждена с ней разговаривать.

– Мисс Джордан, во время работы вам следует воздерживаться от посторонних разговоров. Нас могут услышать клиенты.

– Сами вы только тем и занимаетесь, что ведете посторонние разговоры, – огрызнулась она.

– Это совсем другое дело, – заверил ее я. – Разговоры на эротические темы в течение дня дают мне дополнительный запас бодрости.

Она судорожно глотнула, и по ее лицу промелькнула целая гамма чувств, начиная от гнева и кончая глубоким разочарованием.

– У меня просто нет сил... – пробормотала моя секретарша.

– Это у вас пробудился комплекс неполноценности, вызванный созерцанием моего профиля, – подсказал я.

– Нет, – она тяжело вздохнула. – Люди с извращенным самомнением плохо влияют на мой обмен веществ.

Я понял, что начал переигрывать, и сменил тему разговора.

– Итак, какие же сведения вы успели раздобыть?

– Я нашла адреса трех человек по фамилии Корли.

– Кто же они такие?

– Это вдова преклонного возраста, пенсионер, проработавший сорок лет в муниципалитете, и торговец антикварными предметами.

– В том числе и редкими книгами? – спросил я с надеждой.

– Не исключено.

– Именно этот человек и нужен мне. Где его можно найти?

– Он имеет собственную галерею на углу Сороковой улицы и Второй авеню. Полностью его зовут Мэтью Корли.

– Браво, моя милая, – сказал я с обожанием. – Вы заслужили сегодня обед в приличном ресторане.

– Если таким путем вы собираетесь оплачивать мою работу, я немедленно уволюсь.

– Ладно-ладно, не злитесь. Я хотел угостить вас за собственный счет... Но сейчас я исчезну на некоторое время. Мне необходимо срочно навестить человека по имени Мэтью Корли. Заодно и взгляну на его галерею.

– Вот именно, займитесь делом, – облегченно вздохнула Фрэн. – И не спешите возвращаться обратно. Без вас здесь как-то спокойнее, и вообще... Можно немного расслабиться, поправить бретельку и при этом не опасаться атаки на свою добродетель.

– О чем я мечтаю, так это увидеть, как вы поправляете бретельку лифа, – я возвел очи к потолку. – Думаю, это подарило бы мне неземное наслаждение. В следующий раз, заявившись на работу, я одену туфли на войлочной подметке.

– На вас это похоже. Мания подглядывать и подслушивать у вас в крови. Иначе вы не были бы тем, кем стали... Для меня есть на сегодня какие-нибудь поручения?

– Только одно. Если сюда позвонит мой клиент, передайте, что я свяжусь с ним сам.

– Как имя этого клиента?

– Осман-бей.

– Ничего себе! – ее глаза насмешливо блеснули. – Человек с таким именем может быть только импресарио труппы, исполняющей танцы живота.

– Вы жутко проницательны, моя милая, – вынужден был признаться я.

– Неужели угадала?

– В самую точку. Если хотите, я устрою вам контракт у него.

– Мой живот не предназначен для всеобщего созерцания. А вы, я вижу, этим зрелищем увлеклись не на шутку.

– Как сказать... – я припомнил Лейлу Зента, в голом виде извивающуюся на ярко освещенной сцене. – Но что-то в этом, безусловно, есть.

– Ладно, – она махнула рукой. – Меня не интересуют ваши интимные тайны.

Сказав так, она с независимым видом покинула мой кабинет.

Вначале я хотел рассказать Фрэн всю эту историю об Осман-бее и его прекрасной одалиске, о клубе "Оттоман" и о том, в какой переплет я там попал, а особенно – о трупе в винном погребе и о голой танцовщице, благодаря которой я вырвался на свободу. Но потом мне подумалось: а кто поверит во все эти чудеса? Ведь я и сам уже почти не верю в них.

Покинув свой кабинет, я продефилировал к дверям мимо столика секретарши. Вместо "до свидания" вслед мне раздался презрительный смешок.

А ведь в старые времена все, наверное, было по-другому. Когда мужчина отправлялся на войну, любимая женщина покрывала его страстными поцелуями и обещала вечную любовь.

Конечно, чаще всего, она бросалась после этого в объятия первого встречного, но и с этим можно было довольно успешно бороться. Не могу понять, почему модельеры, все чаще обращающиеся к стилям далеких эпох, до сих пор не додумались вернуть в употребление пояс невинности. Ведь сейчас его можно было бы изготовлять по новейшим технологиям из алюминия и снабжать шифр-замками, вроде того, что запирал дверь в винный подвал Фрэнка Ломакса. Нет, над этим надо тщательно подумать...

В прохладный полумрак галереи Мэтью Корли я вступил уже после полудня, предварительно влив в себя стаканчик виски со льдом. Ведь даже машинам требуется охлаждение, а чем же люди хуже их?

Внутренний интерьер галереи выглядел еще более мерзко, чем витрина, на которой были кучей навалены всякие дешевые безделушки с Ближнего Востока. В помещении царил такой полумрак, что первое время я был вынужден передвигаться на ощупь.

Путеводной нитью мне послужил женский голос, задавший вполне традиционный вопрос:

– Что вам угодно, сэр?

Вскоре мои глаза привыкли к полумраку и я стал более или менее ясно различать окружающие предметы.

Самым примечательным среди них была стройная девушка, чьи светлые волосы, собранные на затылке в пучок, выгодно подчеркивали почти классическую красоту лица. Одета она была в белый, обтягивающий бюст свитер и в короткую, тоже белую, юбку.

– Почему вы так уставились на меня? – спросила она насмешливо. – Я обыкновенная женщина, а не мумия египетского фараона.

– Увидев это барахло на витринах, я уже было решил, что хозяин нагло врет, называя это место художественной галереей, – высокопарно заявил я. – Но войдя вовнутрь и встретившись с вами, я убедился в обратном. Здесь действительно находятся высококлассные художественные ценности.

– Спасибо за комплимент, – она благодарно улыбнулась. – Но мистера Корли ваши слова вряд ли обрадуют. Он гордится своим заведением.

Я прошелся по галерее туда-сюда, позволив девушке полюбоваться моим профилем со всех сторон, а потом представился:

– Бойд, Дэнни Бойд. Могу продиктовать по буквам.

– Не надо, мистер Бойд. Я уже запомнила.

– А как вас зовут?

– Китти Торренс. И все же – чем я могу быть вам полезна, мистер Бойд?

– Задав этот вопрос, вы пробудили во мне целую бурю чувств.

Она прикрыла глаза и тяжело вздохнула:

– К нам нередко заходят тяжелые клиенты, мистер Бойд, и вы, кажется, один из них. Если вы, конечно, клиент, а не праздношатающийся зевака.

– Ни то и ни другое. Мне нужно видеть мистера Корли. А впрочем, это уже неважно. Если вы согласны провести со мной некоторое время как с клиентом, я заранее согласен.

– Не скрою, ваше предложение выглядит весьма соблазнительно, мистер Бойд, но боюсь, что не смогу его принять. Мы скоро закрываемся, и я хотела бы хоть что-нибудь продать. Вы отпугиваете других клиентов.

Я поспешил внести другое предложение:

– Тогда пообедаем вместе. В ресторанчике вам не будут докучать ни клиенты, ни праздные зеваки.

– Вы уговорили меня, мистер Бойд, – она рассмеялась. – Так и быть, я согласна.

– Тогда пошли.

– Только не сейчас. Мой перерыв начнется минут через тридцать. Можете пока переговорить с мистером Корли. Вы ведь, кажется, хотели его видеть?

– Я без ума от сообразительных девушек, – не сдержал я свое восхищение. – Особенно, если они так же обворожительны, как и вы, Китти.

– Пройдите до конца галереи. Там увидите дверь. Это и есть кабинет мистера Корли. По-моему, он еще там. Впрочем, сейчас я ни в чем не могу быть уверена... Голова идет кругом...

– Виновата жара и высокая влажность, – успокоил я ее. – Обед в ресторане с кондиционером вернет вам хорошее самочувствие.

– Возможно. Но сейчас мне необходимо отдохнуть от вас. Ступайте по своим делам, мистер Бойд.

Оборачиваясь на каждом шагу и бросая на Китти восхищенные взоры, я кое-как добрел до конца галереи. Здесь действительно находилась дверь из матового стекла. Я постучал.

– Войдите, – ответил из-за дверей достаточно любезный голос.

Комнатка была такой величины, что кроме письменного стола и пары стульев здесь могли поместиться еще только два металлических шкафа с картотекой.

За столом сидел тщедушный человек с огромной лысиной. Я спросил у него:

– Вы Мэтью Корли?

– Да, – ответил он и приподнялся на стуле, словно в доказательство своего существования.

Роста в нем было чуть больше, чем полтора метра. Это был редкий, просто гротескный урод. Таким людям надо выступать в цирке, а не заниматься торговлей антиквариатом. Особенно странно выглядели его голубые, выпуклые глаза, которые без остановки вращались в орбитах, словно маятники часов.

Неужели именно этого человека имел в виду Ломакс, когда упоминал о какой-то "жирной корове", которую я должен предупредить об опасности? Возможно, это была шутка, хотя у человека с внешностью Фрэнка Ломакса чувство юмора должно было отсутствовать начисто.

– Я могу быть вам чем-то полезен? – спросил у меня Корли.

Чем он может быть мне полезен? Я и сам толком не знал. Возможно, получу от него какую-то информацию, но надежды на это мало. Надо действовать окольными путями.

– Я пришел от шефа, – нагло заявил я, подражая интонациям Керна.

Корли удивленно моргнул:

– Позвольте узнать, от какого?

Промах! Ладно, попробую прижать его фактами.

– Меня зовут Дэнни Бойд. Вы, наверное, слышали обо мне в связи с происшествием в ночном клубе "Оттоман"?

– Простите, как вы сказали? Какой клуб?

– "Оттоман", – повторил я упавшим голосом.

– Очень интересное название. Но раньше я не слыхал о нем. Так же, как и о вас, мистер Бойд.

– А имя Джулиуса Керна вам что-нибудь говорит?

– Он тоже антиквар?

– Возможно.

– Нет, этот человек мне незнаком.

– Вы хотите обмануть меня, мистер Корли, – с угрозой произнес я. – Значит, ни о Фрэнке Ломаксе, ни о Марте Мюрид, ни даже о мистере Осман-бее вы никакого представления не имеете?

Не отвечая мне, Корли принялся копаться в разложенных на столе бумагах.

– Объясните, пожалуйста, цель вашего визита, мистер Бойд? – тихо попросил он.

– Хорошо. Слушайте все с самого начала. Некий Осман-бей нанял меня, чтобы отыскать девушку, пропавшую в Нью-Йорке пять дней тому назад. Ее зовут Марта Мюрид. Есть подозрение, что ее похитили. Следы привели меня в ночной клуб "Оттоман". Владелец клуба Фрэнк Ломакс не поверил, что меня послал Осман-бей. Он убежден, что это сделали вы. Почему? Я не уйду отсюда до тех пор, пока не узнаю всю правду.

Продолжая перебирать бумаги на письменном столе, он негромко ответил:

– Вряд ли я смогу вам толком объяснить это... Сочувствую вашим проблемам и в то же время... Дело в том, что вы в самом начале совершили весьма существенную ошибку.

– Я ни слова не понял из этой белиберды. Объясняйтесь яснее.

– Мистер Бойд, окажите мне такую любезность и покиньте на минутку мой кабинет, – он выставил вперед руку, словно защищаясь. – Мне нужно кое с кем переговорить по телефону. После этого, возможно, я смогу помочь вам.

– Хорошо, – неохотно согласился я. – Но только побыстрее.

– Много времени это не займет, можете быть уверены.

Я шагнул через порог, и стеклянная дверь за мной захлопнулась так быстро, что едва не отдавила каблук. В противоположном конце галереи я заметил Китти Торренс, стоявшую спиной ко мне. Наслаждение от созерцания ее фигуры скрасило мое довольно долгое ожидание. Наконец стеклянная дверь приоткрылась и Корли позвал меня:

– Можете войти, мистер Бойд.

Хозяин кабинета уже сидел за своим столом и тупо смотрел в бумаги. Пальцы его рук были крепко сцеплены.

– Я хотел бы объяснить вам свою жизненную позицию, мистер Бойд, – в его голосе слышался тщательно скрываемый страх.

– Если хотите, то объясняйте, – не очень вежливо ответил я.

– Я всегда занимался тем, что торговал предметами искусства, украшающими жизнь людей. По-крайней мере здесь, в галерее, никакие другие дела не ведутся. А что касается вашего вопроса... сейчас я не могу на него ответить. Будет лучше, если мы обсудим его у меня дома. Устроит это вас?

– Возможно. Но хотелось, чтобы это случилось побыстрее.

– Мы встретимся сегодня. В шесть часов вечера.

– Как я вас могу найти?

– Я живу на Лонг-Айленд, – Корли стал подробно объяснять, как отыскать его дом.

– Хотелось бы надеяться, что это не очередная ваша попытка уйти от прямого ответа, – заметил я ледяным голосом.

– Можете быть уверены, что это вовсе не входит в мои планы.

– Хотелось бы верить, мистер Корли. Думаю, это не повредит вашим интересам. В противном случае вас могут ожидать крупные неприятности.

– До свидания, мистер Бойд. Увидимся в шесть.

– В шесть так в шесть, – я встал, опрокинув стул, и с угрожающим видом наклонился над хозяином галереи. – Повторяю, приятель, даже и не пытайтесь меня провести. Вы так мало весите, что, если я сейчас наступлю на вас ногой, а рукой дерну вверх, вместо одного Корли получатся сразу двое...

Когда я покидал кабинет, лысый урод энергично ерзал в своем кресле, вероятно стараясь устроиться поудобнее.


Глава 3 | Гурия для заклания | * * *