home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Они погасили свет и ушли.

Я поняла, что мы с Редом приговорены к смерти. Разве стали бы эти люди вести столь откровенную беседу, если бы не относились к тем, кто сидит в подвале, как к приговоренным?.. Смерть отсрочена до появления мистера Рио.

Когда на кухне еще горел свет, мы с Редом обнаружили в яме каменный выступ, на котором могли сидеть два человека, крепко прижавшись друг к другу. Нам не оставалось ничего другого, как занять это единственное место ожидания.

Ред закурил.

Какое странное положение: я с врагом в каменном мешке...

Он предложил мне сигарету, но довольно грубо. Я для него тоже была врагом.

Если разобраться, то мы оба сидим здесь из-за меня. Ред застрелил Рауля, который хотел прирезать нас с Джейн. А я...

Я передала Реда в руки Леопольда. Леопольд приговорил нас обоих к смерти. Точка.

— Ред...

Я начала искать пути к примирению. В конце концов, здесь только два человека: он и я. Никто не приведет сюда священника, чтобы отпустил грехи.

— Ред... Я поняла, какую ошибку совершила... Я каюсь...

— Поздно, Мэвис...

— Я не знала...

— Незнание не освобождает от... Э, черт, забыл.

Я заплакала. Я знала, что многие мужчины не могут переносить женских слез.

— Ред, я вам верила, честное слово... Но когда вы подсыпали мне наркотик... Рио говорил мне, что новоорлеанские гангстеры сделали наркотики своим бизнесом. Я решила, что вы из шайки, конкурирующей с бандой Барона.

— Хм...

— Я вам больше скажу: я подслушала ваш разговор с человеком, на которого вы работаете. Я узнала, что вы обыскивали мой номер в отеле... Как я должна была после этого к вам относиться?! И еще вы сказали роковую фразу насчет Джонни... Что с ним разберутся... А потом в номере я обнаружила вещи Джонни в крови... Вы не можете представить, что я испытала! Вы стали для меня убийцей, подонком, тварью! Вы вели себя очень подозрительно. Ред. Вот потому-то там, в апартаментах Барона, я и ударила вас...

— Вы хотите сказать, что били гангстера и подонка?

— Да.

— И что я работаю на банду?

— На банду Диксона!

— Значит, Диксон — главарь, да? Мэвис, Мэвис! Бог создал вас красивой, ловкой, находчивой... Если бы он вложил в эту голову еще и ум!..

Я не знала: рассердиться мне или промолчать. Положение мое было таково, что пришлось выбрать последнее.

— Ладно, Мэвис, не буду говорить вам гадости. Я сам во многом виноват. Вы ведь не знали, что Диксон — помощник прокурора...

— Помощник прокурора?!

Я вскочила, и Ред, лишенный опоры, полетел на каменный пол. Он закряхтел, потирая ушибленный бок.

— Какая вы реактивная, Мэвис... Вообще-то, мистер Рио предупреждал нас на ваш счет...

— Рио предупреждал? Ничего не понимаю!

Из моих глаз брызнули настоящие слезы.

— Ред, не мучайте меня. Объясните, кто вы и что происходит вокруг меня?

Наверное, Реда проняло. Он достал из кармана платок и неумело, левой рукой стал вытирать мое мокрое лицо. Его ласковый жест вызвал целое море слез. У меня началась истерика. Все, что копилось этими карнавальными днями в Новом Орлеане, пролилось водопадом на плечо Реда. Я так и знала, что когда-нибудь нервы подведут меня!

От рыданий у меня начались спазмы желудка. Руки и ноги начала сводить судорога. Чем больше Ред уговаривал и успокаивал, тем сильнее лились слезы. Мне было жалко себя, Реда, Рио...

Поняв, что его сокамерница сейчас загнется, Ред применил запрещенный прием: он хлопнул меня по щеке, перестал сюсюкать и выругался так, как не ругаются даже черти в аду.

И, странное дело, я успокоилась. Слезы мои понемногу высохли, спазмы прекратились, руки и ноги выпрямились.

«Мэвис, — сказала я сама себе, — все, что могло плохого случиться, уже случилось. Впереди только смерть. Так зачем же портить лицо? Пусть враги запомнят его прекрасным. Я попалась на их удочку, но умру достойно».

— Простите, Ред, я промочила ваш пиджак насквозь. Но все кончилось. Больше слез не будет.

— Да, я это понял.

— Ред, вы не ответили на мой вопрос: кто вы?

— Следователь по особо важным вопросам.

Я присвистнула.

— Я нахожусь в Новом Орлеане уже давно. Моя задача — раскрыть организацию Барона. Многих бандитов я уже знал в лицо, когда вдруг на горизонте появились вы, Мэвис. Ох и спутали вы мне все карты!..

— Ред, а зачем вы возили меня сюда, к миссис Кватро?

— Хотел еще раз проверить свои подозрения. Я уже догадывался, что банда Барона находится в конфронтации с некой другой группировкой, набирающей силу, но еще пребывающей в тени. Эта теневая структура перехватывала каналы Барона, а одна из ниточек вела сюда, в этот дом... Теперь я знаю точно: миссис Кватро — такой же главарь банды, как умерший Барон. Леопольд — один из лучших людей Кватро. Я слышал о нем, но сегодня увидел впервые.

— Ред, есть еще один вопрос: в этом городе раз в году проводится карнавал; у меня такое чувство, что он проводится специально для бандитов, чтобы они решали свои проблемы. Разве не так?

— Карнавал — это карнавал. Но гангстеры ловко используют неразбериху и приток туристов, чтобы незаметно варить свою кашу... Три дня работы и год кайфа. В этом году власти города решили, наконец, провести во время карнавала компанию борьбы с каидами. В городе, кроме меня, работают еще три следователя. Но я проговорился... Этого вам знать не положено.

— Из-за того, что я не знала подобных вещей, мы и сидим в этом подвале!

— Наша миссия секретная. Встречи с помощником прокурора проходят тайно. Собственно говоря, больше я ничего не могу сказать.

— Тогда, Ред, объясните, почему в Новом Орлеане оказались мы с Джонни? Не по своей же воле мы попали на карнавал! То есть я понимаю: меня заманил Рауль де Шен, а Джонни прилетел, чтобы расследовать до конца дело Джоузи Мейборд. Может быть, вы знаете, где она? Жива? Мертва?

Ред отстранился от меня, насколько это было возможно в тесном колодце.

— Мэвис! Опять вы взялись за старое!

— Ред, клянусь своей честью, я совершенно искренна.

— И вы не знаете Джоузи Мейборд? Никогда ее не видели?

— Никогда! Клянусь...

Теперь у Реда начался приступ, но не плача, а хохота.

— Она не встречалась с Джоузи Мейборд! — заливался Ред. — Да на вашей голове — след от ее каблука!

— На... моей... голове... след... О!..

Будто молния осветила события этой ночи. Джоузи Мейборд — это Джейн! Рыжая Джейн, перекрасившая свои белокурые локоны, — это та шикарная блондинка, на груди которой хотел отдохнуть Джонни и чей голос ему так запомнился. Блондинка Джоузи — подружка Барона — телохранительница Леопольда — та девушка, которую ищет агентство Рио. Полный балдец!

Мы с Джонни рисковали, чтобы выполнить свой долг и спасти девушку, а она прекрасно устроилась в Новом Орлеане!

— Не огорчайтесь, Мэвис, мы квиты. Вы искали Джоузи, не зная, что это — ваша рыжая конвоирша, я искал главаря новоиспеченной банды, не зная, что это — мадам Кватро.

Я тяжело вздохнула, втянув в свои легкие всю массу воздуха, который был в этом колодце. К счастью, решетка не препятствовала потоку воздуха с кухни, иначе мы с Редом задохнулись бы.

— Ред, — сказала я, — давайте восстановим всю цепочку событий. Вы знаете то, чего не знаю я, и наоборот. Сам бог свел нас в этом подвале.

— Не бог, а дьявол, Мэвис, — поправил меня следователь по особо важным вопросам.

Прерывая и дополняя друг друга, мы набросали схему — как все происходило.

Ред заявил, что вся кутерьма поднялась из-за Джоузи. Джоузи, она же Джейн, ублажала Барона несколько лет и, естественно, знала многие его секреты. Она была в курсе всех делишек банды. Джейн понимала, что рано или поздно Барон найдет другую подружку, и тогда она, Джейн, станет опасна для него. Человек, который много знает, должен замолчать. Навсегда. Этот неписаный закон мешал Джейн спать по ночам, и в итоге она сбежала в Нью-Йорк, нашла частного сыщика — мистера Рио — и попросила помощи.

Рио спрятал Джейн, и неделю она прожила спокойно. Но в Нью-Йорк по следу отступницы бросились двое: Рауль де Шен — чтобы найти и убить, и Винсетти — чтобы найти и выведать секреты.

Первым девушку находит Винсетти. Мы не знаем, что произошло в том домике, где жила Джейн, но она поверила Винсетти, стала его любовницей, телохранительницей, поняв, что это — последняя надежда.

Дальше начинаются интриги банд. Барону доложили, что Джейн-Джоузи вернулась в Новый Орлеан, но не одна, а с покровителем. Барон узнает также, что Джейн была у частного сыщика — мистера Рио. Но что Джейн рассказала Рио? Опасен ли Рио? Рио должен оказаться в Новом Орлеане для допроса!

Так в агентстве появляется Рауль де Шен со своей сказочкой про вуду и куклой, сердце которой проткнуто булавкой. Мисс Зейдлиц мчится в Новый Орлеан проводить расследование, чтобы спасти Рауля де Шена от смерти.

Заманив Мэвис, бандиты держат ее все время при себе и морочат девушке голову. Им нужно запугать ее до такой степени, чтобы она призвала на помощь своего компаньона. Так и случилось.

Контакт Мэвис и Барона прослеживают два человека, причем совершенно независимо друг от друга и не замечая соперника. Это Леопольд и Ред. Леопольд Винсетти, подручный мадам Кватро. И Ред Жордан, следователь, осуществляющий в Новом Орлеане секретную миссию. И тот, и другой решают, что Мэвис Зейдлиц работает на Барона. Леопольд стремится ее перекупить, Ред входит в ее расположение, чтобы получить дополнительную информацию.

Появляется Джонни Рио. Банда Барона не смогла перехватить его в аэропорту. Поэтому Рауль де Шен идет в отель снова разыгрывать роль зомби: он должен оценить обстановку. Для Барона пока ясно одно: Мэвис выполнила роль приманки, ее можно ликвидировать, так как девочка узнала кое-что, ее не касающееся.

Ред, ведущий слежку, спасает Мэвис. Она для него — важное звено и источник информации...

— И потом... знаете, Мэвис... мне кажется, что, спасая вас, я испытывал не только чисто служебные эмоции, — тихим голосом признался Ред.

— Спасибо, дорогой... Но вы обмолвились, что Рио предупреждал вас о моем несдержанном характере. Насколько я помню ту ночь в отеле, когда вы сошлись — Джонни, Ред, Леопольд и «зомби» Рауль, — никаких таких разговоров не было.

— Да, Мэвис. Мы встретились назавтра. После обеда с вами в ресторане мистер Рио пришел к Диксону, помощнику прокурора и рассказал все.

— О Джонни! Почему он не взял меня с собой?!

— Возможно, он решился на этот шаг в самый последний момент, поняв, что его и ваших сил недостаточно, чтобы справиться с бандитами. В общем, он решил все правильно.

— А я, как самонадеянная дура, полезла прямо в пасть хищнику.

— Джонни, видимо, тоже угодил в расставленные сети. Вы действительно видели его окровавленный бумажник?

— Да. Бумажник, пиджак и перстень с инициалами. Перстень... Его ведь обычно снимают с мертвой руки...

— Подождите хоронить мистера Рио. Раз мы живы, значит, жив и Джонни. Вы помните, что сказал Леопольд? Он надеется, что в этом подвале будут сидеть трое.

Пока мы разговаривали с Редом, настроение мое улучшилось: со мной был мужчина, в котором я теперь была уверена.

Но когда мы закончили разговор, я приуныла.

Перспектив у нас никаких. Подвал затопят водой, потом наши раздувшиеся тела река вынесет где-нибудь на отмель... Сигнал к тому, что нас будут топить, как мышей, — замена решетки плитой.

— Ред, мне страшно, — я сказала чистую правду и прижалась к его спине.

Он попытался меня обнять, то есть сделать то, что было невозможно на этом маленьком узком выступе. Мы долго не могли приспособиться, но, наконец, нашли такое положение рук, ног и губ, которое удовлетворило обоих.

— Оказывается, и в тюрьме бывают маленькие радости, — прошептал мужчина.

— У меня самое романтичное свидание во всей Луизиане, — прошептала женщина.

Мы забыли в эту долгую трудную ночь о многом. Самое главное — мы забыли о смерти.


Глава 11 | Доброе утро, Мэвис! | Глава 13