home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Придумка Рауля была гениальна, как все простое. Они разыграли свадьбу с невестой, которую тащат под венец, как на аркане. Милая карнавальная шутка.

Все приняли спектакль за чистую монету. Нам свистели, улюлюкали. Кто-то услужливо открыл дверцы машины, а одна хохочущая особа засунула мне в декольте цветы.

Рауль был одет священником. Капюшон скрывал его лицо.

Питер был шутом. Его колпак с бубенцами отзванивал последние минуты моей жизни.

Невестой, естественно, была я. Мне заклеили рот липкой лентой, связали руки. Шут тащил невесту в машину, чтобы ехать к жениху.

Народ веселился, а из моих глаз текли слезы. Невеста плачет? Потрясающе! Все были довольны.

Рауль вел машину. Питер держал меня на заднем сиденье.

Кажется, мы выехали за город. Дорога стала уже, машина пошла медленнее, а я вспоминала все, что произошло со мной в последние сорок восемь часов, и искала хотя бы маленькую зацепку — надежду на спасение.

Ее не было.

Монотонность пути навевала скорбные мысли. «Ты многое испытала, Мэвис, — говорила я сама себе, — у тебя была яркая жизнь. Ты умрешь не от болезни, не под колесами автомобиля, не от укуса собаки... Ты умрешь, как настоящий детектив, — на посту. Стоит ли бояться смерти?»

Я уговаривала себя, но внутри у меня все дрожало.

Смеркалось. Деревья плотнее сжимали дорогу.

Мы приехали. Рауль завернул на поляну и заглушил мотор.

Меня пинком выпихнули на траву. Питер хотел ударить еще, но Рауль остановил его. Он сорвал клейкую ленту с моих губ.

— Пусть кричит, сколько хочет. Здесь никого нет в радиусе нескольких миль. Кричи, Мэвис, зови на помощь, плачь... Все разрешаю!

— Я не люблю шума, — опять скривился Питер. — Зачем ты это сделал?

— Ладно...

Рауль осмотрелся. Затем сбросил костюм священника. Питер снял свой дурацкий колпак.

Я попробовала звать на помощь, но Питер ударил меня наотмашь, и крик захлебнулся.

— Если ты еще раз крикнешь, я убью тебя прямо сейчас, — Питер опять вытащил свой нож.

— Не дури, — сказал ему Рауль. — Нам велено утопить.

— Как мне хочется всадить в нее нож!

Он помахал передо мной блестящим лезвием.

— За операцию отвечаю я, а не ты, — прикрикнул Рауль. — Тащи девку к реке.

— Вправо или влево? — спросил Питер, разглядывая в сумерках тропинку.

— Кажется, вправо, — ответил Рауль. — Подожди, я достану из машины фонарь.

Питер смотрел на меня, как на вещь. Убийца был спокоен, это была привычная работа. У него напрочь отсутствовало воображение, поэтому его не мучило ни раскаянье, ни страх наказания. Питер просто-напросто прикидывал, как бы покончить с делом побыстрее и без лишних хлопот.

— Может, все-таки пристукнем ее здесь, а потом бросим в реку?

— Нет, не надо! — закричала я. — Вам тяжело будет меня нести. Я всегда пренебрегала диетой. Я дойду своими ногами.

— Заткнись, — Питер выдвинул нижнюю челюсть вперед.

— Река недалеко, — сказал Рауль. — Шумит?

Питер вздохнул:

— Шумит. Ну идем...

Рауль шел первым, светя себе под ноги. Питер тянул меня за веревку.

Я не плакала. Почему-то подумала: вот как получается — я закончу свои дни в Миссисипи, в крупнейшей реке мира. Я ни разу не видела ее. Увижу и умру.

Место было безлюдное, это я сразу поняла. Людей здесь нет и неоткуда им взяться.

— Стоп. Вот берег, — Рауль остановился и взмахнул рукой.

— Очень хорошо, — буркнул Питер и потащил веревку на себя.

Я сопротивлялась изо всех сил. Упиралась каблуками, цеплялась за ветки кустарника.

Питер сопел и, как паук, подтягивал меня все ближе и ближе. На левую руку он наматывал веревку, правой сжимал нож. Что-то резануло меня по глазам — это Рауль неожиданно направил на меня свет фонаря. Я ослепла.

— А!..

Я упала, поднялась. Питер был в двух шагах, он замахнулся!.. Я уловила его силуэт с поднятой рукой...

И вдруг, как гром среди ясного неба, раздался жуткий крик, хохот, вой.

Питер дернулся, веревка размоталась, и я сиганула с тропинки в кусты.

Какое-то чудище лесное выло, хохотало и ухало.

Я приподняла голову и увидела светящийся череп и кости. Все это двигалось прямо на меня. Я завизжала, как резаная.

Позади были убийцы, впереди — чудовище, мертвяк, монстр. Куда деваться девушке?!

Я покатилась по земле, ощупывая траву в надежде отыскать яму или хотя бы ложбинку. Но напрасно.

Я снова приподняла голову и увидела, что Питер бросился на скелет с ножом, а Рауль помчался к реке.

Я ничего не соображала. Нечеловеческие крики сломили что-то во мне, а два выстрела добили окончательно. Кажется, я орала. И... Все.

Когда я очнулась, было тихо. Я лежала и боялась пошевелиться. Так прошло минут десять.

Потихоньку я стала отползать к реке и искать тропинку.

— Мэвис, где вы? Идите ко мне!

Кто это зовет? Голос знакомый, но чей? В голове у меня все перемешалось.

— Мэвис, вы живы? Это я, Ред Жордан.

— Ред? Откуда вы? Из багажника? С неба? Из-под земли?

— Подождите, сейчас я сниму эти тряпки, и мы поговорим.

В полутьме я увидела разоблачающегося человека.

— Ред, здесь убийцы: Питер и Рауль из банды Барона. И еще здесь... очень страшный некто...

Ред рассмеялся так беззаботно и весело, что и у меня на душе полегчало.

— Страшный — это я. У меня был карнавальный костюм скелета... Ну и пришлось завыть, чтобы напугать эту шайку. Смотрите, — Ред показал мне черное одеяние, на котором светились нарисованные череп и кости.

— Спасибо, Ред. Как хорошо, что вы надели костюм покойника, а не Кота в сапогах или херувима. Меня вы напугали, уж точно. И спасли.

— Не знаю, почему, но я действительно вас спас, — голос Реда стал прохладным. — Значит, вы снова будете бить меня по голове — привычки у вас остались те же. Не так ли?

— Ред, я постараюсь смягчить все свои удары, памятуя сегодняшний вечер. Но где Питер? Он хотел прирезать меня.

Я вспомнила его руку с ножом, занесенную для удара, и содрогнулась.

— Мне пришлось выстрелить в него, — сухо сказал Ред.

— Я слышала выстрелы...

— Питер бросился на меня с ножом и получил свое.

— Вы ранили его?

— Убил.

Мы замолчали. Шумела река, ветерок играл ветвями кустов, но больше не доносилось ни звука. Я пришла в себя, со мною был защитник и спаситель, а мысли завершить свой жизненный путь в реке остались в прошлом. Но...

— Где Рауль?

— Это тот, второй, который был за рулем машины? Завидя скелет, он, как заяц, бросился к реке. Потом я слышал всплеск. Наверное, Рауль прыгнул в Миссисипи и уплыл. Здесь сильное течение. Либо Рауль утонул, либо уже подплывает к набережной города — если он хороший пловец.

— Было бы лучше, если бы, прыгнув в реку, он ударился о камень!

— Я того же мнения, Мэвис. Давайте, сниму веревку.

— О, Ред! Как вовремя вы появились. Я уже отчаялась...

— Конечно, это моя очередная глупость. За удовольствие видеть вас я расплачиваюсь головной болью и шишкой на черепе. Признаюсь, Мэвис, что я следил за вами от самого отеля.

— Вы узнали меня под маской?

— Еще раньше я видел, как вы ходили покупать карнавальный костюм. Я понял, что вы хотите стать неузнаваемой, и внимательно рассматривал всех женщин, выходивших из отеля. Когда вы садились в такси и называли адрес, вы сделали такой жест... Я бы сказал, незабываемый жест, — Ред потер голову в том месте, куда пришелся мой удар, — короче, я поехал за вами на своей машине к дому кипиджей. Долго ждал на улице, увидел этот спектакль — «принудительную свадьбу» — и все понял. Там, в городе, я не мог освободить вас: вокруг были люди Барона. В машине с погашенными фарами я следовал за автомобилем Рауля. Ну, а что было дальше, вы знаете сами.

Я не могла не сказать коронную фразу всех спасенных:

— Чем я могу отблагодарить вас, Ред?

И достала из декольте розу. Я протянула розу Жордану, но он покачал головой:

— Женщина прекрасно знает, чем она может спасти мужчину...

Я прикусила язычок и начала оглядываться в поисках средства передвижения.

— Где ваш автомобиль?

— Я оставил его вон за теми кустами. Возьмите фонарь. Пора ехать.

Мы шли по тропинке, и вдруг пучок света выхватил из травы растопыренную пятерню. Рука человека... нет, убийцы.

— Питер? — почему-то шепотом спросила я.

— Не смотрите, Мэвис, мы не будем задерживаться для похорон. Вспомните, что, не будь меня, вы уже лежали бы вот так же на дне реки...

Дрожа всем телом, я прошла мимо убитого. Ред замолчал. Не думаю, что ему было приятно это приключение.

В пути я пыталась собраться с силами и привести мысли в порядок. Ред не тревожил меня расспросами, я положила голову на сиденье и сделала вид, что задремала.

До сих пор мое пребывание в Новом Орлеане проходило под знаком карнавала. Но вот появился труп и, возможно, не один. Значит, будут и еще убитые. Кто? Джонни? Ред? Или я сама? Ставки очень высоки...

— Мы приехали.

Я и не заметила, что машина уже стоит у тротуара.

— Это отель? — спросила я, сделав заспанное лицо.

— Нет, это мой дом.

— А почему вы не отвезли меня в отель?

— Потому, что я хочу с вами выпить по бокалу — за освобождение. Мужская прихоть.

— Я устала и хотела бы...

— Мэвис, вы ведь так и не отблагодарили меня, хотя и сказали об этом... Извините, что я говорю такие вещи.

Мне нечего было возразить. В конце концов, если я пила на карнавале с самим сатаной, почему бы мне не выпить с ангелом, вырвавшим меня из объятий смерти? Ред, конечно, не ангел, но и выбора у меня нет. Не идти же пешком в отель!

Мы поднялись к Реду, и я с удовольствием и наслаждением утонула в мягком кресле.

Ред переоделся, вымылся — он уже почти нравился мне. Его взгляд скользил по моему телу с восхищением.

Кошмары у реки отступили перед бокалом шампанского. Я чувствовала себя прекрасно и перестала вздыхать, ко мне вернулся даже аппетит, и я попросила хозяина дома принести чего-нибудь поесть.

— Но вначале мы выпьем, Мэвис. Выпьем за вас! За вашу долгую жизнь и спокойную старость! — провозгласил Ред.

— Долгую жизнь, старость? У меня еще нет морщин!

— Тот, кто однажды умирал, будет жить до ста лет.

— Столетняя Мэвис? Бр-р...

Передернув плечами, я все же выпила. Комфорт тела, душевный комфорт... Мне было здесь очень хорошо. Я даже растрогалась:

— Спасибо, Ред...

— Мэвис, будьте со мной откровенны. Почему вы надели карнавальный костюм и пошли в дом кипиджей? А? Почему Барон решил убить вас?

— Понятия не имею.

— Позвольте вам не поверить. Барон — грязная скотина, на его счету много смертей и прочих мерзопакостных делишек, но он никогда не убивает просто так, без веской причины.

— Позвольте тогда и мне задать вам пару вопросов. Если вы так много знаете, если вы следите за мной, то кто вы? Кто вы, Ред?

— Человек, который вас спас, — вывернулся Ред и тут же вновь пошел в атаку. — А не будете ли вы, Мэвис, столь любезны и не сообщите ли, кто прошлой ночью оглушил меня? Да так, что я два часа не мог придти в себя...

— Ну, я-то в данном случае к вам не прикоснулась, хотя вы угрожали мне оружием. Помните?

— Тогда зайдем с другой стороны. Кто тот шутник, который вывел меня из отеля? Я был в полубессознательном состоянии, а он не нашел ничего лучшего, как посадить меня прямо в контейнер с мусором... Я бы хотел сделать с ним то же самое. Шутку надо повторить. Кто он?

— Портье. Швейцар. Официант. Кто-то из обслуги отеля. Не помню.

Если вы думаете, что мы выясняли отношения и скандалили, то ошибаетесь. Это произносилось негромко, мягко, не придавая словам большого смысла. Больше говорили наши руки и глаза.

— У вас что-то с памятью, Мэвис...

— Не вы первый мне это говорите... Да, я бываю рассеянной... Это придает мне пикантности...

Мы ворковали, как голуби. Не помню, как я оказалась на коленях Реда. Он нашептывал мне на ушко:

— Я бы хотел выпить за вас...

Мы поцеловались. Насколько ласковы и нежны были мужские руки, настолько страстными, жаждущими были его губы.

Я закрыла глаза и почувствовала себя в суденышке, покачивающемся на волнах под легким бризом. В моей руке оказался бокал. В нем определенно была жидкость с приятным запахом.

— Это ваш коктейль, Мэвис.

Мне пришлось открыть глаза: Ред допивал свой коктейль, улыбкой и жестом приглашая меня сделать то же самое.

Пить мне не хотелось. Я находилась в эйфории и без виски. Однако Ред был так мило настойчив:

— Вы — мой гость, Мэвис. Ну, пожалуйста, один глоток...

Мужчины так мнительны... Он мог вести меня в постель и без этого глотка... Хорошо, он просит такую малость — конечно, выпью коктейль и покажу ему дно бокала.

— Какой вы, Ред, интересный человек. Появляетесь, исчезаете... как факир, достаете пистолеты из-под полы пиджака... А что я о вас, в сущности, знаю? Ни-че-го. То есть вы не из шайки Барона, это факт... Наверное, вы его конкурент. Вы поцеловали меня, это тоже факт... О, моя голова...

Мне показалось, что Ред раздвоился. Два Реда говорили со мной:

— Прилягте, Мэвис... Вы устали...

Наверное, бокал выпал из моих рук, потому что послышался какой-то маленький взрыв у самых ног.

— Что я выпила, Ред?

Редов было уже три. Все трое улыбались.

— Зачем вы это сделали? — шептала я.

— Успокойтесь, дорогая... Снимите туфли, вот так.

Трое Редов оторвали меня от пола, куда-то понесли.

Звон в ушах не давал сосредоточиться. Окружающие предметы стали расти, расти, заполняя всю комнату... Моя голова распухла. Она увеличилась до размеров гимнастического обруча... арены цирка... футбольного поля...

— Что со мной, Ред? О, господи...

Я закрыла глаза. Гигантский дирижабль плыл в безвоздушном пространстве, и этим дирижаблем была моя голова.

— Здесь вам будет хорошо, Мэвис, — снизу, с земли, долетал далекий голос Реда. — Вы сегодня много пережили, вы были на волосок от гибели...

Он еще что-то говорил. Я открыла глаза, но они ничего не видели.

Я хотела общаться с Богом. Оказывается, у грешной Мэвис бывает и такое желание. Но меня не пускали к Богу.

Я попробовала крикнуть. Крикнула. Но ничего не услышала.

Я вздохнула. Но дышать было нечем.

И вдруг я полетела вниз — с огромной высоты на немыслимой скорости. Хлоп!


Глава 7 | Доброе утро, Мэвис! | Глава 9