home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

— Я вбежал на второй этаж, отсчитал третью дверь справа, постучал и, поджидая, рассеянно почесал шею. Должно быть, зуд возник от одного только предвкушения встречи с Эллен Митчелл.

Наконец она появилась на пороге и с любопытством принялась мен разглядывать большими, зелеными в крапинку глазами. Она оказалась брюнеткой, немного старше двадцати лет, с коротко подстриженными волосами на манер птичьего гнезда. При виде этой прически вечно удивляешься, не сошел ли с ума парикмахер, но у нее она смотрелась вполне приятно.

Признаться, я не без удовольствия полюбовался ее интеллигентным лицом, а особенно фигуркой, о которой можно только мечтать, если, разумеется, догадываться, что медовый месяц предназначен не дл обжорства. Торчащие под белой блузкой груди бросали нетерпеливый вызов, к которому ни один нормальный мужчина слишком долго не останетс равнодушным. С блузкой она носила желтовато-коричневую льняную юбку, плотно облегающую бедра.

— Да? — спросила Эллен, не скрывая удивления. Я представился, пояснил, что хотел бы задать ей несколько вопросов. Она пригласила мен войти в комнату, которая была обставлена, как, видимо, и весь дом, — дорого, но неброско. На маленьком столике возле кровати мне бросилась в глаза книжка в мягком переплете ?Любовник леди Чаттерлей? — возможно, единственная здесь вещь, принадлежащая лично Митчелл.

Эллен села на кровать, подогнув под себя ноги, и указала мне на единственный стул.

— Это ужасно! — угрюмо проговорила она. — Это отбросит движение на пять лет назад. Вы понимаете, лейтенант?

— Движение?

— Да, движение тред-юнионов. Вам ясно, что я имею в виду?

— Неужели что-то сексуальное? — позволил я себе подурачиться.

На какое-то мгновение ее лицо исказило брезгливое выражение. Затем, закрыв глаза, Эллен возмущенно произнесла:

— Господи! Эта пошлость приводит меня в отчаяние! Когда мы, наконец, научимся просто общаться и понимать друг друга?

— Мне думается, профсоюз извлечет из этого хороший урок, — сказал серьезно. — Если убийство Ковски отбросит движение союза на пять лет назад, то, как вы считаете, на какой срок оно отодвинет Тома Вуда?

Она широко раскрыла зеленые, выпуклые глаза, строго на мен посмотрела и грустно произнесла:

— В этом-то и трагедия! Разумеется, они сделают из него мученика!

— Кто? Вы имеете в виду комитет Сената?

— Я имею в виду людей, которые его окружают, — пояснила Эллен. — Союз… После этого они отбросят его так далеко, что могу сказать точно: через месяц он не будет даже членом местного отделения. Потом начнут печально качать головами, оплакивая судьбу бедного старика Тома Вуда, которому, видите ли, капиталистические монополии подстроили ложное обвинение.

— А вы что о нем скажете?

Она внимательно посмотрела на меня, прежде чем ответила:

— Я ничего о нем не скажу, лейтенант. Я по-прежнему останусь с ним!

— О, должно быть, в этом парне кое-что есть! — Трудно было удержаться, чтобы ей не подыграть. — Вы уже вторая женщина, от которой за последние четверть часа я это слышу.

Губы Эллен сложились в жалостливую улыбку.

— Думаю, вы говорите о бедняжке Перл?

— Почему она бедняжка?

— Да потому, что у Тома очень доброе сердце! Когда-то он дал ей шанс, а теперь не может решиться от нее избавиться.

— Ну, как же, понимаю, — со знанием дела поддержал я ее. — Кто же устоит перед стриптизершей с кисточками на плечах!

Зеленые крапинки заплясали в нескрываемой ярости, и Эллен отвела взгляд.

— Это случилось много лет назад, лейтенант, — промолвила она голосом, лишенным всякого выражения. — С того времени Перл несколько постарела. Период, когда она была ему желанна, прошел, но ей этого не понять.

— Хотите сказать, что теперь вы заняли ее место в жизни Тома Вуда? — спросил я грубо. Эллен изящно пожала плечиками:

— Что ж, не боюсь признаться в этом. Если любишь человека, то это не только эмоциональное отношение, оно должно находить и физическое выражение, лейтенант.

Я тихо вздохнул:

— Хотите сказать, что спите с ним?

— Конечно!

— Но только не прошлой ночью…

— Не понимаю вас, лейтенант…

— Дело в том, что где-то около полуночи он и Перл, по ее словам, уединились на час…

Неожиданно Эллен Митчелл разразилась безумным смехом:

— Это наглая ложь! Между ними нет ничего подобного по крайней мере последние полгода!

— В таком случае, выходит, она лжет? Вам известно, где они находились между девятью и двенадцатью часами?

— Ну, все это время Перл торчала на террасе. Я в этом уверена, потому что как раз плавала в бассейне, когда…

— Когда Тони Форест навалился на вас? Ее лицо вспыхнуло.

— Должно быть, это Перл вам рассказала? Ну естественно!

— А как насчет Тома Вуда? Он тоже все это время был на террасе?

Почему-то Эллен долго не решалась ответить, наконец промолвила:

— Не помню…

— Или просто не хотите вспомнить?

— Кто-то из великих сказал, что человеческий ум сам себе критик, и еще, что все мы живем в одном мире, но у каждого человека — свой собственный, вот почему любое происшествие или случайность расцениваютс неодинаково разными людьми…

— Не знаю, не знаю, — перебил я. — Знаю только одно, что лейтенант Уилер задал вам вопрос, а вы на него так и не ответили.

— Извините, — сказала Эллен спокойно. — Честное слово, не помню.

— Вы доверенный секретарь Вуда? Она кивнула.

— В какой мере на него могли повлиять показания Ковски в комитете Сената?

— Я не могу вам ответить.

— Не можете или не хотите?

— Не заставляйте меня произносить то, чего я не говорила! — огрызнулась она. — Я сказала, что не могу ответить. Вот и все, лейтенант!

Неожиданно Эллен вскочила с кровати, направилась к двери и театральным жестом распахнула ее с таким грохотом, что, наверное, Станиславский перевернулся в гробу.

— Больше не стану с вами говорить до тех пор, пока здесь не будет моего адвоката, мистера Стенсена! — решительно заявила она. — Пожалуйста, лейтенант, уходите!

— Разумеется, — сказал я. — Но вы не ответили ни на один мой вопрос в отсутствии Стенсена. Что изменится, если он будет рядом?

— Пожалуйста, уходите!

— Знаете что? — не выдержал я, проходя мимо нее в коридор. — Вы напомнили мне леди Чаттерлей. Она приложила немало усилий, чтобы завязать роман с лесничим. Может, у вас такая же проблема с Томом Вудом?

Дверь за мой спиной захлопнулась с такой силой, что не осталось сомнений — я получил первый конкретный ответ от Эллен Митчелл.

Спустившись по лестнице, я направился в заднюю часть дома и вышел на террасу. Прямо передо мной, всего в двадцати футах, сверкал бассейн. Но вместо одного человека тут оказалось двое.

— На краю бассейна, свесив ноги в воду, сидела Белла Вуд и оживленно разговаривала с парнем, который стоял перед ней на коленях. Я впервые увидел ее при дневном свете и поразился: на солнце она еще больше напоминала викинга. Ее светлые волосы были зачесаны набок и свисали вниз, касаясь плеча. Ярко-красное бикини даже не пыталось скрыть похожие на изваяние прелестные груди и крутой изгиб бедер.

Парень перед ней, похожий на Адониса из ночного клуба — высокий, превосходно сложенный малый с мускулами, которые прямо-таки прыгали под загорелой кожей, вероятно, был Джонни Барри, компаньон Тино Мартенса, являвшегося, в свою очередь, компаньоном Тома Вуда. Его черные волосы были гладко зачесаны назад, а тяжелые веки подчеркивали грубое самодовольство, которое, впрочем, выражали и все другие черты лица. Мне приятно было подметить, что у него уже начал образовываться второй подбородок.

Неторопливо приближаясь, я находился от них уже шагах в десяти, когда Барри вдруг громко захохотал, поднялся на ноги и, двинув ступней между лопаток Беллы, столкнул ее в бассейн. Она все еще смеялась, оказавшись в воде, но прежде чем успела перевести дыхание, он присел, протянул руку с широко растопыренными пальцами, схватил девушку за затылок и принялся ее топить.

Не помня себя, я подскочил к нему сзади и пнул ботинком прямо под зад с такой силой, что он взлетел в воздух, как большой складной нож, и неловко плюхнулся чуть ли ни в центр бассейна.

Остекленевшие глаза Беллы тупо смотрели на меня из глубины. Она успела уйти под воду примерно на метр. Я бросился вниз, схватился обеими руками за светлые волосы и выдернул ее голову на поверхность. Пару секунд из ее рта вытекала вода, потом она вдруг сильно закашлялась и вяло покачала головой. Я отпустил ее волосы, подхватил под руки, вытащил из воды и уложил на краю бассейна.

Белла безвольно лежала, но дышала нормально. Похоже, ей удалось выкачать из себя большую часть воды. Я поднялся на ноги и в тот же миг услышал животный рык — Барри с почерневшим от бешеной ярости лицом пытался выбраться из бассейна. Поскольку общение с ним не предвещало ничего доброго, пришлось его вновь отправить пинком в воду. И проделать такое дважды, прежде чем он поумнел, поплыл на другую сторону бассейна и там выбрался наверх.

Белла не без труда села, безразлично посмотрела на меня, покачала головой и пробормотала:

— Он сумасшедший! Он мог меня утопить! В тот момент мое внимание привлекли звуки шлепающих босых ног. Быстро обежав бассейн, Барри направлялся ко мне. Выражение лица парня не вызывало никаких сомнений в его намерениях.

Подпустив его поближе, я резко выхватил из кобуры кольт 38 — го калибра.

— Сделаешь еще шаг, окажешься в окружном морге, — сказал я при этом как можно любезнее.

Парень остановился, и некоторое время было слышно его тяжелое дыхание. Он буравил меня глазами, видимо, пытаясь понять, не шучу ли я с оружием. Но постепенно лицо его утратило ярость и даже приняло безразличное выражение, словно ему предложили посмотреть прошлогодний хит-парад.

— Кто вы? — тихо спросил он.

— Позвольте мне вас познакомить, — задыхаясь, сказала счастлива Белла. — Джонни, это лейтенант Уилер из офиса окружного шерифа. Лейтенант, а это Джонни Барри, ваш крестник.

— Его кто? — переспросил Барри надломленным голосом.

— Ты принял здесь настоящее крещение! — Она начала смеяться, но внезапно подавилась своим смехом. — Как ты себя чувствуешь, Джонни? — Переведя дыхание, спросила она с издевкой. — Хорошо получил по морде?

Барри смотрел на меня с каменным выражением лица.

— Черт возьми, зачем вы заставили меня прыгать в бассейн подобным образом?

— — Условный рефлекс, — пояснил я. — Каждый раз, как я вижу кого-нибудь похожего на вас, у меня тут же ногу сводит судорога. Хочу задать вам несколько вопросов.

— Поговорите с моим адвокатом! — Он буквально выплюнул эти слова. — У меня нет времени на захолустных копов.

— Ваш адвокат тоже Стенсен?

— Да, Гарри Стенсен, наверное, вы о нем слышали.

— Наслышан, как же. Должно быть, он принадлежит к вашему союзу.

Барри поднял тяжелый махровый халат, облачился в него и туго завязал пояс. Затем, ссутулив плечи, прошел мимо меня к дому, а я спрятал 38 — й в кобуру.

Белла Вуд медленно поднялась, откинула с лица мокрые светлые волосы.

— Спасибо, Эл, — нежно сказала она. — Думаю, теперь я твоя должница — за мной небольшая услуга!

— А как насчет Барри? Он тоже пользуется подобными услугами?

— Было, — неохотно произнесла она. — Если девушка не сдается при первом взгляде на его профиль, он просто считает ее мертвой!

Я зажег две сигареты, одну протянул ей.

— А как он ладит с остальными женщинами в доме? Белла пожала своими великолепными плечиками.

— Не знаю. Мне всегда казалось, что он слишком занят, ухлестывая за мной, чтобы замечать других.

Несколько секунд она смотрела в сторону дома, как бы желая убедиться, что за ней не следят, потом шагнула ко мне поближе и прошептала:

— Эл, мне нужна помощь. Я… Я получила известие от Тони Фореста.

— Где он?

— Просил, чтобы я приехала одна. Сказал, если со мной кто-нибудь будет, он не появится. Ему вроде бы известно, кто убил Ковски, но он боится, что и его убьют, если узнают, где он прячется.

— Обращение в полицию принесло бы ему гораздо больше пользы, чем борьба в одиночку, — высказал я очевидную истину. — Где вы должны встретиться?

— Эл! — Она приблизилась ко мне еще плотнее, настолько, что мы уже касались друг друга. — Пообещай мне кое-что.

— Что?

— Что все мною сказанное останется между нами. Я не хочу ехать на встречу с ним одна, я боюсь. Хочу, чтобы ты поехал вместе со мной. Только если ты не позовешь с собой еще сотню полицейских. Понимаешь, Тони увидит их за километр и просто не покажется. Ты поедешь со мной один?

— Хорошо, — неохотно согласился я. — Где вы должны встретиться?

— Я расскажу тебе, когда мы поедем. Я не доверяю тебе, Эл Уилер, ну ни капельки! Давай встретимся где-нибудь в восемь. Например, на углу в двух кварталах отсюда.

— Если ты вздумала шутить…

— Это правда, клянусь! Только я не хочу, чтобы кто-нибудь в доме узнал об этом. Постараюсь тихонько ускользнуть около восьми и надеюсь, меня не начнут искать. А если кто-нибудь увидит, скажу, что иду прогуляться. Ты будешь меня ждать?

— Буду, — ответил я. — Только не забудь прийти.

— Знаешь, это уже входит в привычку, — тепло улыбнулась она. — Когда у меня возникает какая-нибудь проблема, стоит лишь оглянуться, а ты тут как тут!


Глава 2 | Желанная | Глава 5