home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

В половине первого я припарковал ?остин? в квартале от дома, поскольку не собирался себя обнаруживать, и пешком дошел до седана Полника.

Открыл переднюю дверцу со стороны пассажира, сел в машину. Белле пришлось плотнее придвинуться к Полнику, освобождая мне место.

— Привет, любовник, — с теплой улыбкой сказала она. — Весь остаток жизни придется теперь расплачиваться с тобой за спасение!

— Какая очаровательная жизнь ждет тебя впереди!

— Нас будет трое, — продолжила она. — Я, ты и твое второе ?я?. Всегда считала, что втроем в постели очень уютно.

С другой стороны от нее послышался звук, напоминающий поскуливание.

— Что-то случилось, Полли? — спросила Белла с дружеским сочувствием.

— Ничего, — заквакал Полник. — Совсем ничего.

— Смотри, не простудись, — заворчала она. — Не прощу себе, если из этих прекрасных мышц вытечет сила!

Я наклонился вперед, чтобы получше рассмотреть то, что было вне пол моего зрения, а Полник медленно повернул голову, пока его затянутые поволокой глаза не уставились в мои.

— Боже, лейтенант! — взволнованно произнес он. — Невероятно! Это как Рождество!

— Эта штуковина легко встает и легко падает, — напомнил я. — Осторожно, не порань лицо, когда плашмя упадешь на нее.

— Эл! — возмутилась Белла. — Не смей омерзительно относиться к Полли. Он самый лучший сержант из всех. — Она ласково погладила его по руке. — Разве не так, Полли? — проворковала девушка ему на ухо.

— «Кто-нибудь уже вернулся? — спросил я.

— Еще нет, лейтенант, — мечтательно ответил Полник. — Мы все врем сидели здесь и наблюдали.

— Знаю я, как ты наблюдал! — зарычал я. — Белла, ты не видела, чтобы кто-то вернулся?

— Пока нет.

— Прекрасно. Значит, теперь мы можем вернуться в дом.

— Ты спятил? — спросила Белла. — То ты звонишь мне и говоришь ?убирайся из дома и спасай свою жизнь?, то велишь возвращаться в дом.

— У меня есть идея.

— Какая?

— Расскажу, когда попадем в дом. Пошли, выходи! — Я открыл дверцу, вышел из машины и вытащил ее за собой. — Быстро! — поторопил я. — Каждую секунду из-за угла кто-нибудь может появиться.

— Все-таки ты сумасшедший! — сделала она вывод, но при этом почти бегом устремилась через дорогу.

Я обошел вокруг машины и услышал жалобный голос Полника:

— Лейтенант!

— Что? — повернувшись, я посмотрел на сержанта. Затуманенный взгляд выражал невыразимую тоску.

— А как же я, лейтенант? Вы не хотите, чтобы я пошел вместе с вами?

— Нет, спасибо.

— Помните, что она сказала? Ну, о том, как уютно втроем, и все такое…

— Полли, — холодно оборвал я его. — Ты извращенец! Возвращайся назад, в свою клетку.

— Вы хотите сказать — в офис?

— Хочу сказать, что тебе надо вернуться к твоей старухе! Увидимс завтра утром, часов в десять.

— Когда получу звание лейтенанта, — пробормотал Полник, — обязательно буду давать сержанту шанс!

— Когда ты получишь ?лейтенанта?, — радостно подхватил я, — мне уже дадут ?капитана?, и плевать мне тогда, старик, на вас, лейтенантов!

Я догнал Беллу на полдороге к дому, и мы быстро вместе дошли до входной двери.

— На этот раз я была умницей и захватила с собой ключ, — сказала она, порылась в карманах лимонного жакета и достала его.

Когда входная дверь закрылась за нами, я почувствовал, что могу немного расслабиться. Белла наблюдала за мной с покорным выражением лица.

— Что теперь, гений?

— Останусь здесь на ночь.

— Кто это говорит?

— Я говорю. В твоей комнате В твоей постели.

— Нет, не останешься! — Она решительно покачала головой. — Шалости на зеленой траве под шум фонтана — это одно, но ты в моей комнате на всю ночь, когда напротив комната папы, — это совсем другое!

— Такова стратегическая обстановка, — гордо заявил я.

— Не знаю, может, Наполеон одурачил такой стратегией Жозефину, но не попадусь на твою удочку, любовничек!

— Сначала я хотел, чтобы ты покинула дом, потому что убийца мог предпринять еще одну попытку сегодня ночью, — терпеливо объяснил я. — Верно?

Белла кивнула.

— А теперь я сам решил провести ночь в твоей комнате, в твоей постели. Дошло?

— Ты хочешь сказать… — Ее голос постепенно утих, затем она дважды кивнула.

— Не знаю, где ты будешь спать. Но только не со мной и не в твоей постели. Видишь, каким благородным может быть коп?

— Возможно, не в одной постели, но обязательно в одной комнате, — уточнила она. — Если я буду спать в другой комнате, убийца может мен найти, тогда ты проснешься утром в моей постели, а я не проснусь вообще!

— Ты права, — согласился я. — А сейчас давай-ка поднимемся к тебе в комнату. Они ведь не будут где-то ездить всю ночь.

— Не знаю. Папа наверняка вернется домой, а за остальных не ручаюсь…

Когда мы поднялись наверх, Белла прижала палец к губам, подошла на цыпочках к первой двери и осторожно повернула ручку. Дверь не открылась. Потом махнула мне, приглашая следовать за ней в самый конец коридора, где была ее комната. А как только мы в нее вошли, зажгла свет, закрыла дверь, повернула ключ в замке.

— Это была комната Перл — та, которую я пыталась открыть, — наконец объяснила она. — По-прежнему закрыта изнутри. Мне хотелось убедиться, что Перл не станет бродить по дому.

— Умница, — одобрил я. — Думаешь, с ней все в порядке?

— По-моему, она отъехала сразу, как только очутилась у себя. Нализалась изрядно.

— Было, — подтвердил я. — Эти ее королевские порции мартини…

Я закурил сигарету и внимательно осмотрел жилье Беллы. Оно было обставлено гораздо лучше, чем другие комнаты дома, в которых мне довелось побывать, а двуспальная кровать выглядела просто роскошной.

Белла включила светильники у кровати.

— Ты будешь спать здесь. А как же я? Где мне спать?

— Как насчет того, чтобы провести ночь под кроватью? — предложил я. — Это создаст ту самую уютную атмосферу, к которой так стремится сержант Полник.

— Бедный Полли! — Белла забулькала от смеха. — Ему приходится совсем невесело с тех пор, как его старуху сбил грузовик. Только он рассказывает об этом так, словно пострадал грузовик, а не старуха!

— Со слов Полника, его старуха — паршивая баба, — с горечью уточнил я.

— Пока мы сидели с ним в машине, он ни о ком другом не говорил, — возразила она. — Знаешь что, Эл? Наверное, на самом деле он от нее без ума, просто притворяется. Каждый раз как я начинала шутить, он обалдевал, думал, я на самом деле начну к нему приставать.

— Дорогая, ты не знаешь Полника.

— Я знаю, как мужчина реагирует на женщину, когда он шутит. И когда нет!

— Поэтому отправляйся спать под коврик. И расскажи моли всю подноготную о любви Полника — моли это будет интересно.

— Не стану делать ничего подобного! — возразила Белла. — Я буду спать в ванной.

— Стоя под душем?

— Что ж, может, душ умилится твоими высокими моральными принципами, любовничек. Вот скажи, почему бы нам просто не закрыть дверь, так чтобы убийца никоим образом не смог сюда попасть, и не разделить кровать?

— Чтобы лишить его возможности попытаться убить тебя сегодня ночью? Но я же хочу поймать его!

— Тяжелый ты человек, — пожала она плечами. — Хочешь выпить, любимый?

— Ты читаешь мои мысли, милая.

— Сейчас спущусь вниз и принесу что-нибудь. А тебе, может, лучше остаться здесь, на тот случай, если кто-то появится?

— Естественно, — кивнул я. — Не слишком задерживайся, а то я начну нервничать.

— Замечательно! — Белла надула губки. — Если услышишь, что я кричу, сразу прибегай, Эл Уилер!

Она открыла дверь и вышла из комнаты. Я закурил новую сигарету, проверил ванную и окна, выходящие на бассейн. Ясно одно — это будет интересная ночь, и не важно, останется ли ключ торчать в запертой двери или нет.

Вскоре я услышал веселое позвякиванье бокалов и открыл дверь как раз вовремя, чтобы Белла вошла в комнату с полным подносом в руках. Она поставила его на тумбочку и облегченно вздохнула:

— Здесь скотч, лед и содовая. Когда-нибудь я осчастливлю двоих или троих парней, став удивительной женой!

— Двоемужество, так надо понимать? А если еще один, так это троемужество?

— Не потому, что я безнравственная, — попробовала объяснить Белла. — Просто ненасытная. За год я полностью истощаю мужчину. Ты нам нальешь, любимый?

— Конечно, — быстро согласился я.

Мой способ приготовления напитков четок, прост и требует все три секунды. Некоторые парни заявляют, что мартини — это произведение искусства, и возятся, готовя его, чуть ли не целый час. Невольно задумаешься: как им удается ладить с женщинами?

Наполнив бокалы, я обернулся, держа их в обеих руках.

— Одну минутку, любовничек, — попросила Белла. — Мне жарко! .Она выскользнула из лимонного жакета, небрежно бросив его на стул, затем расстегнула молнию на брюках. Впервые за долгое-долгое время я держал спиртное в руках, не испытывая страстного желания немедленно выпить. Извиваясь, Белла высвободила бедра из узких брюк, а когда они упали ниже колен, осторожно вышла из них.

— Так лучше! Теперь можно выпить!

На ней осталось только нижнее белье: белый атласный лифчик без бретелек и шелковые розовые трусики, изящно обрамленные черными кружевами. Белла подошла ко мне с протянутой рукой.

— Бокал, любовник!

— Бокал? — эхом отозвался я. — Какой бокал?

— В твоей руке, помнишь?

Я посмотрел на свои руки — действительно, они держали по бокалу. Она взяла тот, что был в моей правой руке, автоматически сказала: ?Будь здоров!?, — и тут же все выпила. Через секунду шлепнула пустой бокал опять в мою правую руку.

— Мне понравилось. Может, еще выпьем?

— Милая, — сказал я, — налей себе сама. Я просто не в состоянии.

— О'кей! — Она забрала у меня оба бокала. — Тебе я долью.

Ленивой походкой Белла подошла к подносу с бутылкой и встала ко мне спиной, раскачивая бедрами. Ни один парень не мог бы устоять перед этими движениями ее розовых бедер, не говоря уже об Уилере. Затем вернулась, протянула мне скотч.

— За нас! За мужчин, для которых долг превыше всяческих удовольствий. Пьем до дна! — И проглотила спиртное одним длинным глотком.

Я неохотно выпил свою порцию.

— Еще налить?

— Ни за что в жизни!

— Ладно, — не стала она настаивать, — мне, пожалуй, нужно на ночь еще!

Я уловил звук подъезжающей машины, потом услышал, как она остановилась.

— Кто-то вернулся домой, — сказала Белла. — Может, папа. На всякий случай запру-ка я дверь. Изредка на него нападает сентиментальность, и тогда он заглядывает ко мне пожелать спокойной ночи. — Она подошла к двери, повернула ключ, потом наполнила себе очередной бокал и выпила его так же быстро, как два предыдущих.

— Вижу, у тебя королевские замашки, — не удержался я от комментария.

— Разве ты не заметил этого при лунном свете?

— Я о спиртном. Здорова же ты пить!

— А ты просто зануда! Знаешь, теперь это признано психическим отклонением!

— У меня есть ответ на вопрос о том, как нам спать, — решительно сменил я тему. Белла пожала плечами:

— Секс? Это самый старый ответ на такой вопрос.

— Ты ляжешь на кровать. А я устроюсь на стуле у двери.

— А я бы заперла дверь на ключ и на всю ночь забыла бы об убийце!

— Не пойдет, — развел руками я. — Уж извини. На секунду она согнулась, заложив руки за спину, когда же снова выпрямилась, атласный лифчик упал на пол.

— Ты уверен, что не поддашься соблазну, любовничек? — хитро улыбнулась она, поглядывая на меня.

— Жозефина, может, и могла скормить наживку Наполеону, — ответил я, — но тебе не удастся поймать меня на удочку. Во всяком случае, не сегодня.

— Хорошо, убедил. — Белла стянула трусики и беззаботно, отбросила их ногой. Затем прыгнула на кровать, натянула на себя простыню. — Мое дело предложить. Все, сплю. Спокойной ночи, любовничек!

Я придвинул стул к двери и погасил светильник у кровати, погрузив комнату в темноту. Но струящийся сквозь окна лунный свет был достаточно ярким, так что можно было ходить по комнате и ничего при этом не задевать. Я отпер ключом дверь и устроился на стуле.

Спустя примерно пять минут до меня долетело шуршание подъехавшей по подъездной дороге машины. Потом, как мне показалось, прошло довольно много времени, прежде чем появилась и третья машина. Это означало, что все вернулись домой.

Сидя без толку в полутьме, я начал понимать, что дьявольски устал. Пару раз клюнул носом, а один раз, заслышав в коридоре мягкие шаги, так дернул головой вверх, что чуть не свихнул себе шею. Дверь напротив открылась и закрылась. Следовало понимать, что этой ночью папа настроен не слишком сентиментально. Потом стало слышно лишь тихое, ровное дыхание Беллы.

Не знаю, в котором часу я заснул.

А когда проснулся, было так же темно. Меня разбудил дикий вопль, он и сейчас звенит у меня в ушах. Я вскочил со стула и, когда Белла неистово закричала снова, как безумный бросился к ее кровати.

Потом небо упало мне на голову, весь мир медленно поплыл перед глазами, а внутри черепа все начало распадаться на части болезненными, резкими взрывами. Я видел яркие вспышки и знал, что эти взрывы происходят снаружи, хотя чувствовал боль внутри. Потом вдруг все это кончилось, Эл Уилер плавно поплыл в черную как смоль пустоту, нежную, как женское лоно.


Глава 8 | Желанная | Глава 10