home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Энн Рерден, застыв в своем кресле, даже не повернула головы. Саймон направился в глубь комнаты, он двигался с легкостью пантеры, и пистолет в его руке даже не дрогнул — Ну и девчонку вы мне подсунули, Уилер, — тише воды ниже травы, — заметил он. — Всучила мне сверток так, словно у нее в руке был кусок раскаленного железа, затем открыла передо мной дверь, чтобы тут же удалился, — воплощенная скромность Даже не дала мне времени хотя бы поблагодарить ее и предложить вознаграждение Поэтому мне поневоле пришлось раскинуть мозгами — с чего бы это вам было так невтерпеж выпроводить меня из дому? Ответ ясен. Вы хотели застать Энн здесь одну, чтобы поговорить с ней по душам. Пошарив малость вокруг, я наткнулся на ваш автомобильчик иностранного производства, припаркованный за пару кварталов отсюда. Допускаю, что с вашей стороны это было умно, ну да ведь и я не лыком шит. Поэтому я поставил свою машину впритык за вашей фитюлькой и до дому шел пешком. Как я уже сказал, мне удалось подслушать если не все, то многое. Думаю, что наиболее важное.

— Джо, — блондинка судорожно сглотнула, — мне пришлось пойти на все, чтобы задержать его здесь до твоего возвращения. Ты это понимаешь?

— Понимаю, будь уверена, дорогая! — Его белые зубы ослепительно сверкнули, когда он подарил ей теплую, ободряющую улыбку. — Но безучастно сидеть и слушать его тебе было невмоготу, и ты отвечала на его вопросы, верно?

— У него бзик, — натянуто ответила она. — Он нагрянул сюда в поисках убийцы — и разубеждать его бесполезно!

— Цель его визита к нам — это ты, дорогая, — добродушно пророкотал он своим хорошо поставленным басом. — Для меня его доводы прозвучали довольно убедительно.

— Та девушка, которая передала вам сверток… — сказал я. — Вы не причинили ей никакого вреда?

— Сынок, — ответил он непринужденно, — я никому не причиняю боли больше той, к чему меня вынуждают обстоятельства. У этой крошки весьма соблазнительные титьки. Я просто взялся за одну из них и слегка сжал. Она тут же раскололась. Не столько из-за боли, сколько из-за страха. Она была напугана до потрохов, но физически ничуть не пострадала. — Он взглянул на Энн Рерден и снова улыбнулся:

— Я не то чтобы очень против твоих шашней с Драри. Ты нуждалась в молодом кобеле, чтобы он выжал из тебя все соки, дорогая, и мне это было вполне понятно. Всему виной — эта моя чертова вторая женитьба в Латинской Америке, ничем хорошим для меня она не обернулась. В постели моя нынешняя женушка как куль с цементом. Пришлось развлекаться на стороне, как верно подметил лейтенант. — Он издал сочный смешок. — Я ведь крепкий мужик, от сохи, — подлинный сукин сын! Эта Диана Томас и впрямь раскочегарила меня, ты знаешь об этом? Заставила прыгать, как двадцатилетнего щенка! Поэтому одно врем хранил у себя ее нижнее белье с монограммой, как память о незабываемых впечатлениях. Правда, не дома. Моя новая жена не смогла бы должным образом оценить подобный сувенир. А за ее спиной — мой грозный тесть, пусть даже этот чертов мудак и находится в своей Латинской Америке. Поэтому я хранил белье Дианы здесь, вместе с остальными своими вещами. Оно еще в этом доме, дорогая?

— Черт подери, откуда мне знать?! — огрызнулась она.

— Ты не могла бы пойти и поискать его? — как ни в чем не бывало обратилс он к ней. — В чемодане под кроватью. Когда найдешь, покажешь мне, и тогда буду уверен, что этот паршивый лейтенантишка врет без зазрения совести.

— Пойду взгляну, — бойко ответила Энн Рерден.

— Сделай это для меня, дорогуша, — вкрадчиво попросил он. — А пока теб не будет, я сам приготовлю себе выпить, чтобы не беседовать на сухую с нашим старым знакомым, шестеркой копом. У него в голове сплошь грязные мысли, и когда ты вернешься с бельишком, то мы докажем, какой он жалкий лжец.

— Я не надолго, — пообещала она.

Энн встала с кресла и нехотя покинула комнату. Саймон подрулил к бару и, действуя одной рукой, приготовил себе смесь. Пушка в его другой руке по-прежнему была нацелена в мою грудь, и я сидел тихо, как пай-мальчик.

— А у вас кишка оказалась не так тонка, как я предполагал, сынок, — великодушно признал Саймон. — Скольких моих ребят вы уложили? Троих?

— Один из них сам ухлопал Франкенгеймера, — не преминул я сообщить, — и, как полагаю, к этому времени вы уже накрыли Лэймонта?

— Дэнни? — Его брови сошлись на переносице. — Так это была ваша идея?

— Как я уже объяснил вашей бывшей жене, — ответил я. — Это был просто акт вежливости — вернул ему должок.

— Красивый финт, ничего не скажешь! — признался он. — А как сейчас обстоят дела? Я имею в виду, с вашей точки зрения.

— Дейвис скончался, — сообщил я. — Из тех двоих, которые нагрянули к Франкенгеймеру, тот, что помоложе, — тоже мертв, а его напарник в тюрьме. Кстати, он был чертовски напуган. Изложил все, что знал, в письменном виде, ну и все такое.

— У вас с собой его показания? — вкрадчиво спросил он.

— Вот здесь. — Я похлопал себя по карману.

— Я их заберу попозже, — лениво сообщил он. — Мне придется убить вас, сынок. Знаете об этом?

— Попытка не пытка, — ответил я. — Но с вами в Пайн-Сити покончено наверняка, Джо. Этот ваш наймит, который в тюряге, утром непременно развяжет язык.

— Меня это нисколечко не колышет, — небрежно бросил он. — Вряд ли бедняга доживет до того момента, чтобы раззявить свою пасть на свидетельской трибуне. Можете мне поверить!

— Почему бы вам не воспользоваться вашим же, данным мне советом, Джо? — поинтересовался я. — Прямо сейчас пуститься в бега?

Он все еще похохатывал, когда в гостиную вернулась Энн Рерден. Она несла, крепко сжав в обеих руках, комплект нижнего белья яркой расцветки.

— Надо же, ты все же нашла его, дорогая! — удивился он.

— А то как же! — бойко ответила она. — Единственное, что меня сейчас по-настоящему бесит, — необходимость предъявить столь унизительное для мен доказательство, чтобы уличить во лжи этого сукиного сына, лейтенанта! — Ее улыбка стала еще более ослепительной. — Вот, Джо! — воскликнула она. — Лови!

Она довольно-таки неуклюже швырнула левой рукой небольшой сверток белья, игравшего всеми красками. Пока оно летело в воздухе, я увидел в ее правой руке пистолет. Я рывком бросился с кресла на пол и перевернулся на бок, выхватывая из кобуры на поясе свою пушку 38 — го калибра. Следить надо было за Саймоном — у меня это не вызывало сомнений. Он собирался сначала разделатьс с нею, а потом уже убить меня. В моем распоряжении секунды три, чтобы постараться опередить его, пока он сосредоточил внимание на блондинке.

Два выстрела прозвучали одновременно, для слуха слившись в один. Саймон шумно захрипел, затем медленно стал наклоняться вперед, пока его голова не легла на крышку бара в этой позе он и застыл. Пистолет Энн Рерден оказалс направлен на меня, а мой — точно на нее.

— Ты всегда был слишком сентиментальным, Джо, — натянуто произнесла она, не спуская с меня глаз. — Не желаешь верить тому, что тебе говорят, не так ли?

— Сука, — с трудом выговорил он. — Мои потроха разваливаются на части!

— Я рада, — заметила она, — и хочу, чтобы ты знал об этом, Джо! У мен все ликует внутри при мысли, что ты умираешь. Надеюсь, что это продлитс достаточно долго, Джо. Я намереваюсь просто сидеть здесь, наблюдать и слушать каждый твой стон, наслаждаясь каждой секундой твоей предсмертной агонии. А после этого уже позабочусь о лейтенанте.

— Бросьте оружие! — приказал я Энн.

—» Бросьте оружие «! — передразнила она высоким фальцетом. — Никак шутить изволите, пройдоха? Я собираюсь прикончить вас тут, и довольно быстро.

— Не заблуждайтесь насчет того, что я не стану стрелять в женщину, — предупредил я.

— Вот как? — Она резко пожала плечами. — Но все-таки вы не можете не думать об этом, и подобная мысль тревожит вас не на шутку. Что до меня, то без комплексов насчет мужчин. Вы только что убедились.

— Я буду убит… вы будете убиты… или даже мы оба, — попыталс урезонить ее. — Может, все же подумаете об этом?

— Вы никак предлагаете мне сделку, лейтенант? — Ее рот скривился в мерзком подобии улыбки. — Слишком поздно!

Если я действительно собирался убить ее, то мне надо было это сделать сразу после ее выстрела в Саймона — рефлекс, неосознанное действие. Но сейчас поезд ушел, и убить ее преднамеренно и хладнокровно я уже не мог. Возможно, я тоже становлюсь слишком сентиментальным, как Джо Саймон? Но ведь можно всадить дамочке пулю в такое место, которое отнюдь не являетс жизненно важным, но это выведет ее из равновесия, и я смогу ее обезоружить. В ляжку, например. Из того положения, в котором я находился, с пола, попасть в бедро не так-то просто. Ладно, к черту, была не была! Все лучше, чем ничего, пришел я к выводу.

— Мы на пару ухлопали Джо, — начал я. — Он уже почти мертв. Его контора полностью развалилась. Это еще только цветочки! Кто вам теперь может противостоять в городе? Да и я не намерен корчить из себя святошу. Имеете шанс подмять под себя весь допинговый рынок… и девочек Лэймонта… и весь прочий незаконный бизнес в наших краях. От вас потребуется только отстегивать мне процент за патронаж. Со мной ведь дело иметь намного проще, чем с этим мексиканским пугалом.

— Хотелось бы поверить вам, лейтенант, — отозвалась она. — Очень хотелось бы! Но вы не из тех, кто мог бы пойти на сделку со своей совестью. — Она вновь пожала плечами. — Поэтому…

Я увидел, как ее палец напрягся на спусковом крючке. Мой пистолет отклонился на четыре дюйма в сторону в направлении ее бедра — я выстрелил. Не знаю, попал ли я в ее ляжку. Три чужие пули ударили Энн в грудь, откинув ее к двери, и три фонтанчика крови хлынули из элегантной черной пижамы, как масло из масленки при нажиме.

Раздался глухой стук, и пистолет Саймона упал на пол. Он приподнял голову на несколько дюймов, и я увидел в его глазах агонию.

— Сукин ты сын, — простонал он. — Как же болит! Тело Энн Рерден лежало в дверях, кровь все еще текла из ран на груди. Джо Саймон открыл рот, но не застонал его глаза остекленели, и голова стукнулась о крышку бара. Сверток яркого женского белья валялся на полу в нескольких футах от бара. Я подобрал его, и он развалился — лифчик и трусики. На трусах была тщательно вышита монограмма:» Д.Л.Т.».

Я покатил обратно в город. Голова была пуста как барабан. И только после того, как я третий раз нажал на кнопку звонка, в ней стали пробуждатьс проблески мысли. Дверь открылась, и светло-голубой глаз воззрился на мен через образовавшуюся щель, после чего дверная цепочка была снята.

— Вы когда-нибудь спите, лейтенант? — Он широко зевнул. — Который теперь час?

— Четверть третьего, — ответил я, глянув на свои часы. — Диана уже вернулась?

— Нет еще. Может быть, она решила остаться на ночь у того» джона»в номере отеля.

Я проследовал за ним в гостиную. Он повернулся лицом ко мне, стараясь подавить подкатившийся зевок. На его шелковой пижаме нежного пастельного цвета красовалась монограмма «Л.Б.», вышитая на кармашке.

— Вы не избили Лэймонта, желая оказать мне небольшую услугу? — с надеждой в голосе спросил он.

— Думаю, Лэймонт уже мертв, — ответил я.

— Мертв? — Он взглянул на меня расширившимися глазами.

— Насколько я понимаю, его прихлопнул один из громил Джо Саймона, — пояснил я. — По ошибке, конечно.

— Мне надо выпить, — выдавил он из себя, — а вам, лейтенант?

— Пожалуй, на стаканчик подпишусь, — согласился я, прошел в комнату и уселся в кресло. — Но только не больше стакана!

— Да, работенки вам обломилось, судя по всему… — Он вскинул на мен свои длинные ресницы. — С нетерпением жду не дождусь вашего рассказа. И пожалуйста, не упускайте ни малейшей скабрезной детали — они-то и являютс самыми захватывающими.

Я обождал, пока он дал мне мой стакан, и принялся рассказывать о своем визите к Энн Рерден — начиная с момента своего появления и до того, как покинул дом, оставив в нем мертвые тела Энн Рерден и Джо Саймона.

— О Боже! — вырвалось у него, затем последовал глубокий вздох. — В такое почти невозможно поверить!

— Хотите посмеяться? — спросил я. — Когда все было кончено, я поднял с пола сверток женского белья, которое Энн Рерден швырнула Джо Саймону, и увидел на нем — угадайте что?

— Вот именно, что? — нетерпеливо спросил он.

— На трусиках была вышита монограмма «Д.Л.Т.». Он вновь уставился на меня:

— Но это означает, что Энн говорила чистую правду! Если белье, полученное Саймоном от Дианы, находилось на месте, значит, она не могла надеть его на мертвого Джонни.

— Выходит, так, — согласился я.

— Тогда за каким дьяволом ей понадобилось убивать Джо? — спросил Льюс Бергер.

— За таким, что она ненавидела его, — ответил я. — И ее ненависть достигла такого предела, что ей уже стало в высшей степени наплевать на то, докажут или нет, что она невиновна в убийстве Драри. Она возомнила, что сможет заправлять с помощью Драри всеми делами, лишив Джо возможности отбирать у них львиную долю прибыли. Оставить его на бобах — это была ее месть за то, как обошелся с ней Джо. Только Драри оказался не из храброго десятка. Сама мысль о том, чтобы турнуть Саймона, приводила его в трепет. Пока Драри колебался, не зная, что ему делать, он решил передать сверток с мешочком героина на хранение своей прежней подружке — она жила в квартире по соседству с ним. И, продолжая ломать голову над свалившейся на него дилеммой, Драри допустил роковую ошибку, обратившись за советом к третьему лицу.

— К кому именно?

— К некоему старому другу, который тоже по уши увяз в делах с наркотиками, — объяснил я. — Человеку, который ежемесячно встречал курьера из Латинской Америки и забирал у него товар.

— Все это авось да небось, лейтенант. — В голосе Бергера прозвучала ядовитая нотка. — Когда вы перестанете ходить вокруг да около и назовете конкретные имена?

— Диана Томас, — не замедлил я с ответом. — Ее более чем устраивало сложившееся положение, и она, не желала никаких перемен. Думаю, что она получала гораздо больше удовольствия от обслуживания своих сексуальных извращенцев, чем те — от ее услуг. Образно говоря, она была королевой в том мире, в котором вращалась, и все ниточки власти были в ее руках. Она могла сполна удовлетворять все свои сексуальные, потребности, да еще и получать при этом большие деньги. Не говоря уже о дополнительном источнике дохода — поступлениях от курьера из Латинской Америки. Она настолько прибрала к своим рукам Джо, что он щедро платил ей за каждый вызов! Но окажись на месте Саймона его бывшая жена — для Дианы это был бы конец всему! Согласны?

Он задумчиво пожевал нижнюю губу.

— Не уверен, что до конца понял, к чему вы клоните, лейтенант, но все это мне не по душе. — Он покачал головой. — Нет, мне это решительно не нравится!

— Полагаю, что Драри в конце концов решил клюнуть на предложение Энн Рерден, — продолжал я развивать свою мысль. — Весьма вероятно, что она даже предложила ему партнерство — фифти-фифти. Такие деньги были для Драри большим соблазном, и он не устоял. Когда он сообщил Диане, что начинает новую игру, ей это очень не понравилось. По ее мнению, Драри не был уж так незаменим, Джо Саймон в конце концов подыскал бы ему замену, и все вернулось бы на круги своя, а Диана по-прежнему оставалась королевой. Вот она и убила его.

— Ох, лейтенант, опомнитесь! — быстро заговорил он. — Выходит, она убила его, затем переодела в женскую одежду и белье с собственной монограммой, чтобы у полиции не возникало уже никаких сомнений, кто главный подозреваемый.

— Этот аргумент — палка о двух концах. — Я пожал плечами. — Диана не только ловкая и находчивая, она еще и умная девушка. Нижнее белье должно было навести легавых — меня в частности — не только на нее, но и на Джо Саймона. А также на его жену. Думаю, что Драри пообещал Энн Рерден сообщить о своем решении на следующий день. Когда же он не объявился, Диана не сомневалась, что Энн Рерден отправится к нему сама и сама же найдет тело. О шашнях Энн Рерден с убитым знали все, и Диана рассчитывала сбить меня со следа, рассказав о том, как ревнива Энн, ну и прочее, смотря по обстоятельствам. Но в эту ночь у нее не было такой возможности — слишком была занята.

— Честно говоря, я думаю, что вы малость перенапрягли свои мозги и у вас крыша поехала, — сердито возразил Бергер. — Вы можете представить хоть какие-то доказательства всему этому бреду, лейтенант?

— Нет, — признался я, — но я могу забрать Диану по подозрению и не думаю, что у нее хватит выдержки, чтобы не сломаться во время многочасовых допросов с пристрастием в офисе шерифа. В конце концов она вынуждена будет рассказать нам правду. Кроме того, весь ее привычный мирок рухнул безвозвратно. Джо Саймон мертв, Лэймонт, возможно, тоже. У нас есть доказательства ее причастности к наркобизнесу. В любом случае ей светит провести в тюрьме лучшие свои годы.

— Но вы для начала должны найти ее, лейтенант, — резонно заметил Бергер.

— Нет ничего проще, — заверил я его. — Не возражаете, если я воспользуюсь вашим телефоном?

— Конечно нет. — Он обиженно вскинул свои длинные ресницы. — Не обессудьте, я могу оставить вас на время, пока вы звоните по телефону?

— Какой может быть разговор? — незамедлительно последовало мое согласие. Я проводил его взглядом, пока он не скрылся в спальне, а затем набрал номер.

— Лейтенант? — осторожно осведомился дежурный сержант. — Никак опять вы?

— У вас есть карандаш? — прервал я его.

— Найдем для такого случая, — пробурчал он. Я дал ему адрес дома Энн Рерден.

— Там тела двух убитых, — сказал я. — Они застрелили друг друга, я тому был свидетелем. Особенно можно не спешить, но при случае отправьте туда коронера и Эда Сэнджера, о'кей? — Я пропустил мимо ушей энергичное непечатное словцо, вырвавшееся у сержанта, и продолжил:

— Далее, в нескольких кварталах оттуда, на Виста-Драйв, припаркован черный седан. — Я продиктовал номер автомобиля. — В нем находится сверток с мешочком чистейшего героина — пусть кто-нибудь обыщет салон машины и заберет его. Тачка принадлежала убитому — больше ни она, ни героин ему не понадобятся.

— Что еще, лейтенант? — спросил сержант хриплым от волнения голосом.

Я сообщил ему, где я нахожусь, и попросил прислать мне кого-нибудь на подмогу, и как можно скорее, затем Положил трубку и занялся содержимым моего стакана.

Минут через пять дверь одной из спален открылась и в комнату вплыла девушка — высокого роста и очень грациозная в каждом своем движении. На ней было длинное, почти до пола, платье из голубого бархата с капюшоном, накинутым на голову. Мне показалось, что у нее длинные белокурые волосы и раскосые карие глаза.

— Привет, лейтенант, — произнесла она мягким горловым голосом, — если вы прихватили с собой наручники, я могу заставить вас испытать такой экстаз, о котором вы и понятия не имеете.

— Привет, Диана Льюс Луиза Бергер Томас! — отозвался я.

— Вы знаете. — Его или ее губы сложились бантиком. — Полагаю, вы догадались именно сейчас, а если чуть раньше, то хотелось бы знать, как это вас осенило?

— Полной уверенности у меня не было, — сознался я. — Но настораживал тот факт, что никогда не доводилось видеть вас вместе. Еще запали в голову слова Сандры Брайнт, которой Драри представил Диану Томас, говоря: «Дорогая, познакомься с Дианой Луизой Томас». При этом они оба как-то заговорщически засмеялись, словно люди, понимающие друг друга без слов. Диана Луиза Томас… Льюс Бергер… Льюс.. Луиза… Это своеобразное созвучие имен подсознательно отложилось у меня в памяти.

— Только Джонни, он один был в курсе, — самодовольно заявил он. — Прочим даже в голову не могло прийти. Ни единый из моих «Джонов»! И уж тем более Джо Саймон. Он бы точно чокнулся, если бы узнал, что все эти великолепные штуки с ним проделывал мужчина. — Он плотоядно облизал губы, смаку сказанное. — Лично мне доставляло удовольствие сознание своей полной власти над ними — надеюсь, лейтенант, вам понятно, что это такое? Ну а для меня, гомосексуалиста, который имел возможность без помех проделывать самые изощренные трюки с мужчинами, извлекая из этого массу удовольствия, така жизнь была подлинным раем. И еще все эти типы платили мне за то удовольствие, которое мне же доставляли! Как представлю их, лежащих на кровати, беспомощных, с руками за спиной, в наручниках, пока я…

— Хватит! — прервал я его, ощущая неприятный , привкус во рту. — Белокурые волосы — это парик, а карие глаза — результат контактных линз, ведь так?

— Именно так, — подтвердил он. — И я, заметьте, никогда не снимал ничего из одежды. Как ни странно, иногда их это возбуждало даже еще больше. Можете себе это представить, лейтенант?

— Могу, но меня больше волнует другое, — огрызнулся я. — Так это вы убили Драри?

— О да, — спокойно согласился он. — Вы попали в точку. Драри спелся с этой сучкой Рерден, принял ее план. Они даже отвели мне в своих замыслах особую роль. Я должен был заманить сюда Джо, а когда тот окажетс связанным по рукам и ногам, они намеревались убить его. Если же я не соглашусь, Джонни в этом случае угрожал открыть правду обо мне этой суке Рерден. А уж та не преминула бы сообщить обо всем Джо Саймону, который конечно же, узнай он о моей тайне, убил бы меня голыми руками. Вот именно тогда я и решил, что Джо должен уйти из жизни.

В дверь позвонили, и я пошел открывать. Стейси и еще один коп в форме прошли в гостиную и остановились как вкопанные, увидев меня с высокой элегантной блондинкой.

— Я не доставлю вам хлопот, ребята, — заверил их Бергер своим низким грудным голосом. — А пока будем ехать, каждый из вас, по очереди, может развлечься со мной на заднем сиденье вашей машины, и я обещаю вам такое, что не скоро забудется.

— Лейтенант! — Стейси вытаращился на меня. — Черт побери, что все это значит?

— Вопрос, конечно, интересный, — ответил я. — Только гляди не упади! Это мистер Льюс Бергер, пусть весь этот камуфляж, включая пучок белобрысых волос — кстати, это парик, — не сбивает вас с панталыку. Берите его и оформляйте по обвинению в убийстве первой степени. Я буду в офисе позже, — я взглянул на наручные часы, — много позже! Тогда все и объясню.

— Вы все испортили, лейтенант! — Длинные ресницы с укором и, по-видимому, в последний раз вскинулись на меня. — Мы бы так развлеклись по дороге. — Он указал ухоженным пальцем на Стейси. — Я просто в восторге от таких вот молодцов.

Красный как рак Стейси схватил его за руку и потащил из комнаты, сопровождаемый своим напарником, на лице которого застыло глупейшее выражение. В душе я пожелал удачи ребятам, которым предстояло столько времени провести в машине с таким типом, как Бергер. О себе же я решил, что вправе немного расслабиться теперь, когда, похоже, с делами покончено.

Около десяти минут я добирался до ставшей мне почти родной многоэтажки для одиночек. Еще три минуты я, не отрывая пальца от дверного звонка, ждал, пока проснется хозяйка.

— Эл! — воскликнула она, открыв дверь. — Ты все еще жив!

— А ты, похоже, обо мне нисколько не тревожилась? — спросил я, входя в прихожую.

— Эл! — Она обвила мою шею руками, и ее полные груди прильнули ко мне. — Я действительно думала, что ты мертв! Этот ужасный человек напугал меня до полусмерти. Я просто не могла не рассказать ему всей правды.

— И ты настолько волновалась за меня, что сразу же спокойно отправилась в постель досыпать, ведь так? Я трезвонил целые три минуты, чтобы теб разбудить.

— Я не спала! — пылко возразила она. — Я так боялась, что он убил тебя. И все по моей вине!

— Поэтому не спешила к двери? — окрысился я.

— Просто я боялась, что это снова он, — возразила она. — Я говорю правду! Поверь, никогда в жизни я не была так напугана, как теперь. Этот Джо Саймон!

— Он сделал тебе больно?

Она отступила на шаг и закусила нижнюю губу.

— Это самое плохое, — призналась она. — Дело в том, что он почти меня не тронул. Но я так этого боялась, что выложила ему все без утайки.

— На твоем месте, пожалуй, любой поступил бы так же, — уверил я ее. — Но он мертв, и больше тебе нечего его опасаться.

Голубые глаза Сандры расширились.

— Ты его убил?

— Нет, его убила бывшая жена.

— А ты нашел убийцу Джонни?

— Да, это Диана Томас, — сообщил я. Ее глаза расширились еще больше.

— Джонни убила женщина?

— Нет, — возразил я. — Его убил мужчина.

— Но ты сказал…

— Давай-ка сначала выпьем, — прервал я ее. — Мне предстоит жаркий денек в офисе шерифа, ведь не так просто объяснить, откуда взялись пять, а может, и шесть трупов. Не уверен, что шериф сможет это понять. Мне просто необходимо расслабиться перед тем, как начнется вся эта тягомотина.

— Конечно, Эл. — Ее глаза сразу же потеплели. — Моя попка почти совсем не болит. Я настолько была выбита из колеи и так тревожилась за тебя, за твою жизнь, что начисто забыла о ней, и она перестала болеть сама собой.

Мы прошли в гостиную, и она занялась напитками. Я встал позади нее и окинул интересующие меня части тела опытным взглядом. Рубцы уже полностью исчезли с ее восхитительной округлой попки. Она вновь соблазнительно манила к себе.

— Не хочу тебя волновать, если тебе это неприятно, — начала она уклончиво, вручая мне стакан. — Но все-таки скажи, кто убил Джонни? Кто это — она или он?

— Диана Томас, но в действительности это парень по имени Льюс Бергер, — объяснил я, — и он получал больше удовольствия, выдавая себя за Диану Томас, чем ему обламывалось тогда, когда он выступал под своим настоящим именем.

— Ты спятил! — вырвалось у нее. — Диана была одна из наших — девушка по вызову.

— Вот-вот, это и был именно он, — подтвердил я.

— Ты хочешь выставить меня дурочкой?

— Нет, — пробурчал я. — Это Льюс Бергер выставил вас всех дураками.

Она пригубила из своего стакана, затем резко отодвинула его.

— Я не настаиваю на ответе, — сказала она холодно. — Если ты не хочешь сказать мне правды, то уж лучше вовсе не говорить, чем вешать бедной девушке лапшу на уши. И пожалуйста, не хлопай дверью, когда будешь уходить, потому что я, возможно, уже усну. — Она прошла в спальню и с шумом захлопнула за собой дверь.

Я допил содержимое своего стакана и отправился в спальню следом за ней. Она лежала, зарывшись головой в простыни, и не шевелилась. Я прошел в ванную, сорвал с себя одежду и быстро принял душ. Затем, прихватив склянку с кремом, вернулся к Сандре и снял с нее простыни. Она пробурчала что-то в знак протеста, а затем перевернулась на живот. Сняв крышку со склянки, набрал крема на пальцы и начал нежно массировать правую ягодицу Сандры. Упругая плоть мягко поддавалась под моими пальцами, и она снова что-то пробурчала, но уже от удовольствия.

— Льюс Бергер гомосексуалист, он удовлетворял свои заскоки, когда ублажал мужчин, вызывавших Диану, — осторожно начал я. — В женской одежде он мог заполучить столько мужчин, сколько хотел, не подвергая себя при этом ни малейшему риску. Он еще, ко всему прочему, испытывал ощущение своей власти над ними. По его словам — пьянящее чувство.

— Почему же ты сразу не сказал об этом? — с обидой спросила Сандра.

— Я устал, — ответил я.

— Твоя беда в том, что ты любишь недомолвки, и о многом приходитс догадываться самой, — наверное, копы иначе не могут, — пришла она к выводу. — Займись-ка теперь другой половинкой.

Я начал круговыми движениями втирать крем в левую ягодицу. Она потихоньку вздохнула и раздвинула ноги.

— Я вот думаю сейчас . — медленно начала она.

— Думаешь? — с негодованием изумился я. По ее телу прошла дрожь, и она еще шире раздвинула ноги. Мой указательный палец снова как бы обрел свою собственную жизнь и начал нежно гладить заросшую золотистым пушком влажную ложбинку, находящуюся между ее восхитительных ног.

— Я не хочу больше прыгать на тебя и трахаться, повиснув на твоей шее, как гимнастка, — заявила она — Это слишком утомительно К тому же последний раз ты шмякнул меня моей многострадальной попой об пол.

— Но нас грубо прервали на самом интересном месте, — напомнил я.

— Вот поэтому я и думаю, — твердо возразила она. — Мы могли бы…

— Лучше ничего не говори, — поспешно прервал я Сандру. — Пусть это окажется для меня сущим сюрпризом!


Глава 10 | Ночь лейтенанта Уилера |