home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Саймон приготовил мне напиток, затем себе, и стакан с хайболом почти скрылся в его здоровенной пятерне.

— Я знаком с капитаном Паркером, ну и, само собой, с шерифом Лейверсом, — сообщил он, — и, разумеется, наслышан о вас, лейтенант Уилер. Вы, можно сказать, создали себе репутацию в округе. Немного неортодоксальны, как мне говорили, не слишком придерживаетесь официальных процедур, но тем не менее добиваетесь результатов. Меня восхищают подобные качества в мужчине, особенно если он страж порядка.

— Благодарю, — ответил я.

— Ну а теперь, — его голос стал еще более дружелюбным, — о чем же таком вы хотели спросить меня?

— Об убийстве, — ответил я, — молодого человека по имени Джон Драри. Вы его знали?

— Драри? — Он немного подумал, потом медленно покачал головой. — Кажется, нет.

— Мисс Рерден, присутствующая здесь, знала убитого, — сказал я. — С ней вы знакомы, ну вот я и подумал, что, возможно, вы знали его.

— Не совсем уверен, есть ли в этом какая-нибудь логика, лейтенант. — Он ухмыльнулся, демонстрируя свою коммуникабельность. — Но, как бы то ни было, я весьма огорчен, что пришлось вас разочаровать.

— Я стал копом вследствие своего неуемного любопытства, — сообщил я. — Мисс Рерден утверждает, что Драри для нее был всего лишь хахаль. Она ничего о нем не знает, так как и знать ничего не хотела. Они просто трахались до потери пульса, по ее словам, когда были вместе.

Ухмылка застыла на его лице.

— Какая у вас пошлая и грязная речь, лейтенант, — мягко упрекнул он.

— Я только цитировал мисс Рерден, — возразил я. — После беседы с ней мне сказали, что видели, как вы выпивали с мисс Рерден в баре накануне вечером, притом вы не пожелали, чтобы об этом стало кому-либо известно. И во мне опять заговорило мое неуемное любопытство.

Его глубоко посаженные серые глаза приобрели оттенок гранита. С неимоверным усилием он вновь заставил себя изобразить улыбку на лице.

— Не знаю, черт подери, кто сказал вам такое, — ответил он, — но это правда. Мисс Рерден и я — старые друзья. Беда в том, что я женатый человек, а Пайн-Сити все еще небольшой город, и слухи в нем распространяютс чертовски быстро. Мы пытались избежать сплетен, лейтенант, вот и все!

— Не поймите меня превратно, мистер Саймон, — сказал я. — Но до сегодняшнего вечера я вообще не знал о вашем существовании. Не сообщите ли вы мне о себе чуть побольше?

— Не вижу причин для этого, — заявил он. — Если вы хотите знать обо мне больше, то всегда можете поинтересоваться у шерифа Лейверса, капитана Паркера или у мэра.

— Пожалуй, — согласился я. — Тем или иным способом, но я узнаю то, что мне нужно.

— Но есть одна вещь, лейтенант, которую мне хотелось бы вам сообщить.

— Можете положиться на мое умение держать язык за зубами, мистер Саймон, — поспешил заверить я.

— Думаю, что это так. — Ухмылка изобразила понимание. — Так вот, не в ваших интересах вызвать бурю — у вас не тот калибр, лейтенант. В противном случае окажетесь первым, кто пойдет ко дну.

— Пожалуй, мне не мешало бы больше интересоваться политикой, — искренне признался я. — Вы что, и впрямь большая шишка?

Он сделал жест рукой, как бы принижая свою значимость.

— Думаю, не будет преувеличением сказать, что я завязан в наиболее важных сферах жизни нашего города, лейтенант. Надеюсь, вам этого достаточно?

Я тайком бросил взгляд на лицо блондинки, прежде чем направиться к двери. Мне подумалось, что на нем должно было застыть выражение холодной ярости после моего в высшей степени тактичного заявления, что они с Драри самозабвенно трахались. Но в ее глазах светилась насмешка, а губы кривила самодовольная ухмылка. Воистину, как уже сказал какой-то парень до меня: «Я никогда не смогу понять женщин».

Она догнала меня, когда я спускался по ступенькам крыльца, и не отставала, пока я шел к своей машине.

— Вы и в самом деле ничего не знали о Джо Саймоне? — спросила она.

— Я рос заброшенным ребенком, — печально ответил я. — Единственное образование, которое я получил, дала мне леди — молодая вдова из соседней квартиры.

— Если вы всерьез озабочены своей карьерой, — заявила она, — то я могла бы с этой минуты забыть обо всем, что произошло.

— А не то он побеседует с мэром, тот — с шерифом округа и так далее. Не так ли? — поинтересовался я.

— Или поговорит с парочкой других ребят, которые ему обязаны, — подхватила она безмятежным тоном, — и в один из вечеров с вами случитс что-то по-настоящему мерзкое.

— А знаете, — признался я, — вы чертовски меня напугали, мисс Рерден.

— Надеюсь, что Джо найдет кого-нибудь, кто смешает вас с дерьмом, лейтенант, — невозмутимо отреагировала она. — Вам и сейчас уже может кое-что обломиться. Впрочем, увидите сами.

— Что-то не вижу, — ответил я. — Вы подразумеваете свое роковое очарование, не так ли?

— И никогда не увидите, — ледяным тоном ответила она.

— Сначала Драри, теперь Джо Саймон, — восхитился я. — Какая метаморфоза — «кошелка средних лет» оказывается сексуальной маньячкой!

— Вы сволочь! — не выдержала она наконец. Послышались частые шлепки, когда она стала молотить себя ладонями по щекам. Затем вцепилась в открытый ворот своей голубой шелковой блузки и рванула ее вниз. Пуговицы отлетали одна за одной, пока блузка не оказалась распахнутой по всей длине. Одна ее обнаженная грудь явилась миру во всей своей красе, а затем она вскрикнула. Дьявольщина! Даже не вскрикнула, а издала истошный вопль.

Джо Саймон с грохотом вылетел на крыльцо спустя несколько секунд. Энн Рерден сделала еще одно резкое движение — и ее блузка оказалась распахнутой еще шире, и наружу вывалились уже обе груди. К тому времени, как Саймон оказался возле нас, она уже рыдала взахлеб.

— Черт побери, что здесь происходит?! — проревел он.

Она вперила в меня обвиняющий перст.

— Он назвал меня шлюхой, — вырвалось у нее сквозь рыдания. — Заявил, что, если Драри мог мною обладать, да и ты тоже, значит, любой имеет на это право — и почему он должен упустить свой шанс!

Старый медведь гризли медленно закипал от бешенства, его здоровенные кулаки то сжимались, то разжимались.

— Может, тебе лучше пройти в дом, Энн, — предложил он дрожащим от ярости голосом, — и привести себя в порядок?

— Это было ужасно! — Она вся содрогнулась, и ее обнаженные груди, оказавшиеся на свободе, затряслись, как бы подтверждая ее слова. — Он вел себя ну совсем как сексуальный маньяк, Джо!

— Я обо всем позабочусь, — пообещал ей Саймон, — а ты иди-ка в дом.

Она с кротостью вняла его словам, и спустя несколько секунд за ней захлопнулась входная дверь. Повисла предгрозовая тишина, Саймон как заведенный все сжимал и разжимал кулаки.

— Я питаю уважение к значку, который вы носите, — вкрадчиво заговорил он наконец, — но не к мужчине, который под его прикрытием пытается силой заставить женщину удовлетворить его низменные желания.

— А теперь не хотите ли выслушать и меня? — обратился я к нему.

— Я увидел достаточно, чтобы в полной мере судить о том, что произошло, — буркнул он. — Вы не имеете права ни с одной женщиной обращаться подобным образом, а уж с женщиной Джо Саймона — тем более.

— Вы не отреагировали на ее отношения с Драри, — возразил я. — Зачем же волноваться из-за меня?

Его правая рука медленно сжалась в увесистый кулак. Он какое-то врем взирал на него, затем нехотя разжал пальцы.

— Вы даже не представляете, с какой радостью я превратил бы вашу наглую рожу в кровавое месиво, не сходя с этого места, лейтенант, — сообщил он, — но опасаюсь, что это пагубно отразится на моем имидже.

— О каком, к черту, имидже может идти речь, мистер Саймон? — спросил как заправский политикан. — Судите сами — такая величина, как вы, и не возражает, что его женщиной пользуется какой-то молодой самец?

Сказанное стало моей грубейшей ошибкой. Он оказался намного стремительнее, чем я мог предполагать, исходя из его габаритов. Его правый кулак заехал мне в солнечное сплетение с такой зверской силой, что вышиб весь запас воздуха из моих легких, а все мои потроха словно пронзило раскаленным железом. Я сложился пополам и судорожно вцепился в дверцу машины, чтобы не рухнуть на землю.

— Можешь на себе поставить крест, сынок. — Его голос доносился до мен как с другой планеты из-за звона в ушах. — Сейчас у тебя осталс один-единственный шанс. Забирайся в свой шустрый автомобильчик и жми на всю катушку! Не останавливайся, пока не окажешься за пределами Калифорнии. Даю тебе фору — целый час, затем я начну действовать. Если останешься в Пайн-Сити, то еще до утра станешь покойником. Понял?

Я не ответил ему. В основном из-за боязни: едва я открою рот, тут же начну блевать прямо на сиденье своей машины. Его шаги проскрипели по гравию дорожки, потом я услышал, как зазвенел звонок на входной двери. Затем хлопнула дверь, и я решил, что он уже дома. В моей голове смутно возникали мысли, почему никто до сих пор не объяснил ему, что с копом нельз обращаться подобным образом. Затем постепенно, дюйм за дюймом, преодолева мучительную боль, я ухитрился выпрямиться. Казалось, прошло черт-те сколько времени. Наконец мне удалось забраться на сиденье и уже там занятьс дыхательной гимнастикой. У меня создалось такое впечатление, будто мне перетасовали все кишки, но боль стала понемногу затихать. И, как я прикинул, осталось всего пятьдесят минут на то, чтобы покинуть Калифорнию, прежде чем Джо Саймон распорядится заняться мною. Но возможно, он брал меня на пушку? Целую секунду я терзался сомнениями по этому поводу, затем пришел к окончательному выводу: такой мужик, как Джо Саймон, слов на ветер не бросает. У него они с делом не расходятся.

Я покатил в нижнюю часть Пайн-Сити и пропустил стаканчик. На какой-то миг мелькнула мысль о еде, но спазмы в желудке подавили ее в зародыше. Поэтому вместо того, чтобы подзаправиться, я стал наносить визиты.

Дэнни Лэймонт открыл дверь своей квартиры в высотке только после второго звонка. Его холодные голубые глаза стали мутными при виде меня.

— Мать твою!.. — вырвалось у него наконец. — Признаюсь, лейтенант, дал тогда маху! Что вы еще хотите с этого поиметь?

— Всего-навсего немного поговорить по душам, — ответил я.

Я прошел мимо него в просторную гостиную, и он догнал меня уже на середине комнаты. Потроха мои уже не болели, но создалось такое ощущение пустоты внутри, что мне пришлось сесть в ближайшее кресло.

— Вы не совсем желанный гость, лейтенант, согласны? — сухо осведомилс Лэймонт.

— Согласен, — признался я. — А еще я не против выпивки.

— Еще бы! — раздраженно ответил он. — Но я здесь не один, меня ожидают в спальне. Поэтому, если не возражаете, я объясню ей, почему задерживаюсь.

— Будь моим гостем, — милостиво позволил я. — Я приготовлю выпить нам обоим, пока тебя не будет.

Он вышел из комнаты, а я направился к бару и стал готовить напитки. Когда я расположился в кресле со стаканом в руках, вернулся Лэймонт.

— Она подождет, — объявил он.

— Это что, своего рода приварок в натуральном выражении к твоим доходам? — осведомился я. — Она из твоей связки девочек, и ты, имея процент от всех видов ее заработка, еще и бесплатно пользуешься ею, когда она свободна, не так ли?

— Никак не врублюсь в то, о чем вы толкуете, — ответил он.

— Ты же сутенер, — терпеливо пояснил я. — У тебя под началом связка девочек, включая Сандру Брайнт и Вики Раймонд.

— Вы что, лейтенант из отдела по борьбе с аморалкой?

— Из отдела по расследованию убийств, — уточнил я, — но у меня друзья во всех подразделениях.

— О'кей! — Он потянул из своего стакана и сморщился, словно отведал мышьяку. — Так что же вы хотите?

— Расскажи мне о Джоне Драри, — предложил я. — В частности, как получилось, что он оказался убитым прошлой ночью?

— Мне ничего об этом не известно.

— Как ты узнал, что он мертв?

— От Вики. Она позвонила мне где-то час назад. Сообщила, что Драри мертв и вы, лейтенант, расследуете убийство. Теперь с этой сучкой возни не оберешься, раз она вбила себе в башку, что легавый взял ее под крылышко.

— Расскажи-ка мне лучше про Драри, — потребовал я.

— Особенно рассказывать нечего, — ответил он. — Ну, я знал его, это точно. Только думаю, что в городе его почти все знали. У него были связи.

— По части наркотиков?

— Не только. При желании Драри мог организовать для вас все, что пожелаете.

— В том числе и девочек? — спросил я. Лэймонт нехотя кивнул:

— Я отстегивал ему комиссионные за хороших клиентов. Все прочее меня мало интересовало.

— Судя по тому, что я слышал, он пытался вытеснить тебя из столь «почтенного» бизнеса, как сутенерство, и занять твое место:

— Пустой треп! — равнодушно возразил он. — У Драри для этого слишком тонка кишка. Стоит девке только заблажить — и он уже лапки кверху!

Дверь из спальни открылась, и девушка сделала два робких шажка в комнату. В движениях ее высокой фигуры была какая-то особая грация. Ее облегало длинное платье из голубого бархата с капюшоном на голове. Я мельком заметил белокурые волосы и раскосые карие глаза.

— Я ухожу, — сказала она мягким хрипловатым голосом, — увидимся потом.

— Непременно, — уверил Лэймонт.

— Это тот самый? — Она взглянула на меня и сдержанно хихикнула. — Как-то я подцепила легавого. Ох и намучилась с ним!

— Оставь свои воспоминания для другого раза, — окрысился на нее Лэймонт.

Она пожала плечами, повернулась, вышла из комнаты и плотно закрыла дверь за собой.

— Телки! — в сердцах выпалил Лэймонт. — Мороки с ними больше, чем навару. Плюнуть бы на все…

— Не отвлекайся! — прервал я. — Давай про Драри.

— Он работал в основном по части контактов. Рыскал по всей округе и, кажется, знал всех и каждого. Как я уже говорил, с меня ему обламывались комиссионные за клиентуру. Насчет героина и прочего — я отказался наотрез, заявив, что ни мне, ни моим девочкам этого не нужно. Вот, пожалуй, и все.

— Когда ты видел его последний раз? Он задумался:

— Может быть, неделю назад. Точнее сказать не могу. Он навещал должников, ну и заглянул ко мне.

— Все ли твои девочки живут в этой общаге для одиночек?

— Только Вики и Сандра, — ответил он. — Но они там не работают.

— А где работают?

— В номерах гостиниц и мотелей, в частных резиденциях, — пояснил он. — Я слежу за тем, чтобы ни одна из моих девочек не засветилась по месту жительства. Это обеспечивает им своего рода респектабельность, если вы понимаете, о чем идет речь.

— Да, и помогает водить за нос полицию, — уточнил я. — Драри спал с Сандрой Брайнт. Ты знал об этом?

— Мне до лампочки, чем они занимаются в свободное от работы время, — спокойно ответил он. — Но никто из них не приступит к работе, не поставив меня в известность.

— Затем другая женщина увела Драри из-под носа у Сандры, — сообщил я. — Ее зовут Энн Рерден. Ты знаешь ее?

— Впервые слышу.

— Она также и женщина Джо Саймона, — продолжил я. — Только не говори мне, что ты и о нем не слышал.

— Конечно, я наслышан о Джо Саймоне, — признался он. — Кто о нем не знает?

— А что конкретно ты слышал о Джо Саймоне? — вкрадчиво спросил я.

— То, что он крупная шишка в нашем городе и окрестностях. — Лэймонт хватил изрядный глоток из своего стакана. — Крупный дилер, воротила большого масштаба, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Ты лично знаком с ним? Лэймонт быстро замотал головой:

— Ни разу в жизни не встречались, — Как насчет Дианы Томас?

— Диана Томас? — Он вылупился на меня. — Шутить изволите?

— Какие, к дьяволу, шутки, — окрысился я.

— Но это и была Диана. — Он указал пальцем на дверь. — Она только что вышла.

— Диана Луиза Томас? — уточнил я.

— Именно так.

— Эта ночка не обещает быть для меня удачной! — буркнул я. — Она из твоих девочек?

— Скорее свободная художница, — промямлил он. — Иногда, когда в настроении, принимает заказы.

— Где я могу ее найти?

— Не знаю!

— Тогда я позвоню в отдел нравов и выясню, не подкинут ли они мне ее адресок, — холодно предупредил я.

— Я поддерживаю с ней контакт через ее дружка, — поспешно заговорил он. — Не в курсе — живет ли она с ним постоянно или нет.

— У него есть имя?

— Бергер. Льюс Бергер!

— Адрес?

— Пайн, 51. На втором этаже. Подниматься на своих двоих.

— Чем он занимается?

— Никогда не спрашивал, — с ходу ответил Лэймонт. — Сам он из голубых, но как-то раз поинтересовался, нужна ли мне девочка для работы от случая к случаю. Я ответил, что это зависит от девочки. И он прислал эту самую Диану Томас на пробу. Она отработала по высшему разряду, и я согласился на его условия.

— Настолько хороша?

— Как инопланетянка! — ответил он. — Пользуется наручниками.

— Может, объяснишь? — недоуменно пробормотал я.

— Заводит ваши руки за спину и защелкивает на них браслеты, — пустился он в объяснения. — Затем укладывает вас на кровать и раздевает, пока ясно?

— Да, а потом?

— Начинает вами заниматься. — Его физиономия даже слегка покраснела. — Словами это трудно выразить, лейтенант. Она так умеет прикасаться! Проходит совсем немного времени — и каждая жилка, каждый нерв в вашем теле возбуждается до предела. Вы приходите в исступление, но бессильны что-либо сделать, так как руки за спиной в наручниках, понимаете? Вот так она доводит вас до экстаза — и на этом конец сеанса. Поверьте мне, ощущение дотоле неведомое!

И еще одна невообразимая вещь. Она никогда даже туфли не снимает. Все время полностью одетая. Всегда в длинном элегантном платье, ну, как то, что было сейчас на ней. Есть ребята, которые не в восторге от обычного секса, так вот, они готовы отвалить кучу денег — целое состояние — за одну ночь с Дианой.

Зазвонил телефон. Он взглянул на аппарат и перевел взгляд на меня.

— Не возражаете, если я возьму трубку в спальне? — спросил он.

— Возражаю! — ответил я. — Снимай здесь! Он подошел к скромному белому столику и поднял трубку. Его разговор состоял из сплошных междометий, в основном отрицаний. Когда он положил трубку, его лицо имело серый оттенок.

— Плохие новости? — поинтересовался я.

— Ничего особенного, — уклонился он от ответа.

— Давай выкладывай!

— Да так, мелочевка. — Он встретил мой взгляд и жалко улыбнулся. — Одна из моих девок всего-навсего. Хотела узнать, может ли в эту ночь вместо нее отработать подруга, так как сама она неважно себя чувствует.

— А что, ты постоянно работаешь на Джо Саймона? — спросил я. — Или просто отстегиваешь ему процент с прибыли?

Эта мысль пришла мне в голову скорее интуитивно, но его реакция убедила меня, что я попал в точку.

— Джо Саймону? — переспросил он прерывающимся голосом. — Да вы шутите!

— Стоит мне позвонить в отдел нравов, и весь твой жалкий бизнес прихлопнут вместе с тобой, — ответил я, — а в суде сутенеры, как тебе известно, пользуются особой любовью.

— Целых двадцать пять процентов отстегиваю! — воскликнул он. — Мало этого, мне еще приходится вести отчетность, так как из его окружени наведываются ко мне каждый месяц с проверкой.

— Так это Джо Саймон был на проводе? Он кивнул:

— Я сказал ему, что еще не видел вас, лейтенант.

— Ты поступил мудро, — признал я.

— Не знаю, какую хреновину вы выкинули с Джо Саймоном. — Он с сомнением покачал головой. — Хотя вы пока и живы, но можете уже считать себ покойником, лейтенант. Вы знаете об этом?


Глава 3 | Ночь лейтенанта Уилера | Глава 5