home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Бар был переполнен оживленными, хорошо одетыми людьми, выглядевшими так, словно денег у них куры не клюют. Я продрался к двери личного офиса Франкенгеймера, открыл ее и ввалился без стука. Его грязно-коричневые глазки метнули быстрый взгляд, увидели, что это я, и скромно потупились.

— Судя по куче народу в заведении, похоже, что ты скоро подметешь все запасы спиртного из своего подвала, — заметил я, излучая радушие.

— Если мне даже это и удастся, все равно какая-нибудь сволочь вновь наполнит его под завязку, — буркнул он.

— Сволочь вроде Джо Саймона? — предположил я.

— Я не хочу неприятностей. — Толстые пальцы его правой руки нервно забегали по крышке стола. — Вы несете с собой беду, лейтенант. Страшную беду!

— У меня не заржавеет и за худшим, — поспешил заверить я. — И для теб это не новость. За сколько откупаешься от Джо Саймона?

— Тридцать гребаных процентов с выручки! — с чувством произнес он. — У меня здесь первоклассная клиентура — и достаточно одного инцидента, чтобы они все, бросив меня, стали накачиваться напитками в другом месте. Джо Саймон, по его словам, следит за тем, чтобы этого не произошло. За это он и снимает сливки — эти самые тридцать процентов.

— Тебе насчет меня стукнули? — спросил я в лоб.

— Минут десять назад, — последовал ответ. — Джо Саймон лично желает знать, кто и когда видел вас. По его словам, ваша песенка спета. Крышка и тому, кто увидит вас и тут же не доложит ему. Он пожелал узнать — не я ли сообщил вам о нем и этой сучке Рерден, о том случае, когда они вместе выпивали. Я солгал. — Он до боли стиснул челюсти. — Не уверен, что он мне поверил.

— Как давно здесь околачивается Джо Саймон?

— Три, может быть, четыре месяца. Кто-то сказал мне, что он прибыл сюда из Латинской Америки Причем не один, а со своей сворой. Как он сам говорит — город хоть и маленький, но с большими перспективами.

— Его доверенные проверяют твою бухгалтерию каждый месяц?

— Любой ревизор из налогового управления по сравнению с ней покажетс младенцем. Эта сучка — ходячий арифмометр.

— Сучка? — Я недоуменно уставился на него. — Энн Рерден?

— Ну так вот, теперь и я покойник за компанию с вами! Вы, часом, не знаете приличного гробовщика, который позаботится о нас обоих? Сразу же ставьте его в известность, не вдаваясь в подробности.

— Я же коп, — оставив его реплику без ответа, продолжал недоумевать я. — Как же так вышло, что до нынешнего дня мне ничего не было известно о Джо Саймоне?

— Я уже говорил, что он перекочевал сюда вместе со всей своей мафией, — пояснил Франкенгеймер на повышенных тонах. — Сама организация создавалась не здесь… с миру по нитке. Думаю, кто-то подготовил почву еще до того, как он тронулся в путь со своим табором. Сразу же по прибытии он уже точно знал, на кого и как нажать.

— Этим кем-то мог быть Драри?

— Вполне возможно, — согласился он. — Драри объявился в наших краях за шесть месяцев до Саймона. Парочка ребят не захотела участвовать в этом деле ни под каким видом, и оба сыграли в ящик. Один в автокатастрофе, а другой принял слишком большую дозу лекарств.

Тут-то до всех остальных дошло, что намного разумнее сотрудничать с Джо Саймоном.

— Использовал ли Саймон твои бар для других целей, помимо выпивки?

Он кивнул с видом побитой собаки:

— Сам Саймон — нет, а вот Драри — да. Я и в самом деле рад, что эту маленькую сволочь шлепнули. Он организовывал доставку допинга — правда, толкачам, не покупателям — и подбирал клиентуру для девочек Лэймонта. Какой еще чертовщиной он занимался, я не знаю, но готов биться об заклад, что ее было предостаточно.

— Что-то ты слишком быстро и рьяно взялся со мной сотрудничать, мистер Франкенгеймер, — заметил я. — Ума не приложу, с чего бы это?

— Вам это без разницы, лейтенант, — ответил он. — Вы уже покойник. — Его глаза немного расширились, когда он уставился на что-то поверх моего правого плеча.

Я стремительно развернулся рука метнулась к поясной кобуре, и тут же замер на месте. Их было двое, и у каждого в руке по пушке. Старшему на вид было около сорока, лицо его ничто не выражало, да и одежда — сама неприметная. Младшему — около двадцати, может, чуть больше, и одет он был с иголочки.

— У тебя слишком длинный язык. Макс, — мягко сказал старший. — Мы подслушивали под дверью.

— Какая разница? — попытался оправдаться Франкенгеймер, не обраща внимания на пот, обильно струившийся по лицу. — Главное, что я сказал лейтенанту, — это то, что он уже труп.

— Как и ты, Макс, — сказал младший, издавая довольный смешок. — Лейтенант пытался содрать с тебя слишком жирный куш, а тебе это не понравилось. Поэтому в пылу спора ты наставил на него пушку — и это оказалось роковой ошибкой.

Франкенгеймер съежился в своем кресле, и вдруг мне показалось, что он на моих глазах изойдет потом от страха, превратившись в огромную лужу жира.

— У твоего приятеля тоже слишком длинный язык, — заявил я старшему.

— Черт подери, что ты имеешь в виду? — осведомился тот, настороженно вглядываясь в меня.

— Я постучал в дверь и представился, — объяснил я. — И с этого самого момента, как я только вошел, он держит в руке пушку под крышкой стола. А сейчас твой кореш ляпнул ему, что вы собираетесь его шлепнуть. — Я взглянул на Франкенгеймера, игнорируя ужас, застывший в его глазах. — Ты можешь уложить одного из них. Макс, — разрешил я. — А если получится, то и обоих. Приступай!

Три выстрела прогремели настолько быстро, что почти слились в один. Внимание старшего было отвлечено на младшего, который всадил три пули в жирную тушу Франкенгеймера. Мои движения были настолько стремительными, что сам Джо Саймон пришел бы в восторг и воздал мне должное. Я вышиб пистолет из руки старшего, ухватил его за грудки и швырнул на младшего так, что тот потерял равновесие. В результате оба оказались на полу, и мне хватило времени правой рукой выхватить свой пистолет 38 — го калибра. Младший все еще держал свою пушку в руке выбирать не приходилось — и я всадил две пули ему в лицо. Кровь брызнула алым фонтаном, залив спереди всю рубашку старшего.

Франкенгеймер выпал из своего кресла и лежал на полу бесформенной грудой. Я бы огорчился за него, если бы он предупредил меня об их появлении, но он этого не сделал, так что жалости к нему я не испытывал. Я наставил пушку на старшего, и он затрясся помимо воли.

— Если у тебя душа не лежит к этому, то следовало бы поискать другой вид работы, — глубокомысленно заметил я.

— Все, что угодно, — дрожащим голосом выговорил он, — только не убивайте меня, лейтенант.

— А ну встань! — приказал я. Он с трудом поднялся на дрожащие ноги, опрокинув кресло.

— Как ты узнал, что я здесь? — спросил я.

— На вас настучали, лейтенант. — Слова потоком хлынули из его уст. — Буфетчик звякнул нам, когда вы сюда вошли. Макс уже до этого получил указание, если вы появитесь у него снова, вешать вам лапшу на уши до тех пор, пока мы не доберемся до бара.

— Кто еще, кроме вас, здесь?

— Никого, могу поклясться!

— Твой напарник мертв, — сказал я. — Приведи мне хотя бы одну стоящую причину — почему мне не следует убивать тебя?

Он всерьез задумался. Его лицо даже перестало дергаться, затем оно позеленело, когда дуло моего пистолета больно уперлось ему в живот.

— Все, что угодно, лейтенант! — взмолился он. — Все, что хотите!

— Заявление за подписью, — потребовал я. — Обо всем, что тебе известно о Джо Саймоне и его организации в Пайн-Сити!

— Будьте уверены! — выпалил он, захлебываясь словами. — Выложу все как на блюдечке.

— Тогда — живо за стол и начинай писать! — рявкнул я.

Он поднял опрокинутое кресло Франкенгеймера, уселся за стол и потянулс за бумагой. Рука у него дрожала, но это меня волновало только в той степени, насколько это отразится на разборчивости его писанины. Свободной рукой подтянул к себе телефон и набрал номер офиса шерифа. Ответил дежурный сержант, и я сообщил ему, что имело место двойное убийство здесь, в баре, и что нужно забрать подозреваемого. Он пообещал, что патрульная машина прибудет через пятнадцать минут. Я назвал адрес бара и объяснил, как найти злополучный офис, после чего положил трубку. Мой подопечный, в поте лица корпевший над листом бумаги, бросил на меня тревожный взгляд.

— Подозреваемый в убийствах?.. — пробормотал он.

— Все зависит от ценности информации, которую ты сообщишь, — ответил я. — Позже я подумаю, какой ярлык на тебя навесить.

Следующие пять минут прошли в молчании, затем он кончил писать. Я зашел за спинку кресла и заглянул через его плечо.

— Здесь все?

— Как на духу, лейтенант, — поспешно заверил он. — Все, что я знаю. Как Джо решил сюда перебраться и прихватил с собой меня и других ребят. Всех, кто платит ему дань, я не знаю, но кое-кто мне известен.

— Имена? — потребовал я.

— Франкенгеймер, конечно, — начал он, — затем Дэнни Лэймонт, Чарли Диан, Бенни…

— Пока хватит! — прервал я. — Как насчет Энн Рерден?

— Она ведет для него бухгалтерию, — ответил он. — А также, думаю, выполняет и многое другое, но уже в личном плане. Усекли?

— А что с Драри?

— Его Джо держал для контактов.

— Кто его убил?

— Без понятия, лейтенант. Честно! Знаю только, что не из наших. Думаю, что и Джо Саймон ломает над этим голову.

— О'кей, — милостиво согласился я, — можешь пока отдохнуть. — Я перехватил в руке пистолет и ахнул его рукояткой по макушке.

Мне хватило времени, чтобы прочитать его каракули, перед тем как появились два копа в форме из патрульной машины. Читать было приятно: там имелось много такого, чего хватило бы, чтобы упечь Джо Саймона на чертовски долгий срок, — к такому я пришел выводу. Одного из прибывших копов я знал — его звали Стейси. Он долгим взглядом окинул комнату и уставился на меня.

— Они все мертвы, лейтенант? — спросил он.

— Кроме того, кто в кресле, — ответил я. — Прихватите его с собой и оформите обвинение в покушении на убийство. Колымага для перевозки трупов позаботится об остальных двоих.

— Хотите ли вы, чтобы я объявил ему о его правах, пока будем везти этого типа в офис шерифа? — спросил Стейси.

— Нет! — отрезал я.

Лицо у Стейси вытянулось.

— Шерифу это не понравится, лейтенант. Последнее время он что-то стал беспокоиться о таких вещах.

В одном из углов офиса Франкенгеймера находился бар. Я открыл бутылку бренди и вылил почти все ее содержимое на окровавленный перед рубашки находящегося без сознания бандита.

— Он пьян, — заявил я. — Бросьте его в бункер, и мы поговорим с ним утром, когда протрезвеет.

— Точно, лейтенант. — Губы Стейси скривились в ухмылке. — Что бы вы еще хотели?

— Больше всего — попасть домой и завалиться спать, — признался я. — Но думаю, что сейчас для этого нет времени.

Стейси подарил мне вежливую, ничего не значащую улыбку, пока я покидал комнату. Проходя по коридору и глянув на часы, я испытал легкий шок: на них было всего полдесятого. И только за пять кварталов от бара, по дороге на Пайн-стрит, я вспомнил, что совсем забыл про буфетчика, который стукнул о моем приходе к Франкенгеймеру. Слишком поздно! «Слишком поздно!»— так заявила старая леди, помахав на прощанье деревянным протезом, перед тем как скрыться в кроличьей норе, напевая при этом: «У Бога дней много!»

Рослый парень, который открыл мне дверь квартиры на втором этаже спуст пять минут после того, как я вспомнил о буфетчике, производил впечатление небрежной элегантности. У него были каштановые волосы, светло-голубые глаза, одет он был в хороший костюм, лет — где-то около тридцати.

— Льюс Бергер? — осведомился я.

— Совершенно верно! — отозвался он мягким, хорошо поставленным голосом. — А вы кто?

— Лейтенант Уилер из службы шерифа. — Я предъявил ему значок. — Хотел бы задать вам несколько вопросов.

— Входите! — Он держал дверь широко открытой. — Знаете что, лейтенант? Я впервые встречаю всамделишнего облаченного властью стража порядка.

Гостиная была обставлена с комфортом и выглядела довольно уютно, даже слишком, для холостяцкой квартиры. Бергер предложил мне сесть, а затем и сам уселся напротив.

— А я вас ожидаю, лейтенант, — сказал он. — Дэнни Лэймонт звонил полчаса назад и сказал, что вы, возможно, посетите Диану.

— Она не здесь?

— Ей сегодня ночью предстоит работа. Она сразу же отправилась по адресу, как только покинула квартиру Лэймонта, — ответил он.

— Вы знаете, где я смогу ее найти? Он отрицательно покачал головой:

— Прошу прощения, но я никогда не спрашиваю о подобных вещах. Раньше завтрашнего утра я ее не жду.

— Убит Джон Драри, — сообщил я.

— Слышал об этом от Дэнни, — сказал он.

— Вы его друг?

— Да, но не близкий, — ответил он. — Не хотите ли выпить, лейтенант, или еще что-нибудь?

— Нет, спасибо! — отказался я. — Вам неизвестна причина, по которой кто-то хотел смерти Драри?

— Экспромтом я мог бы перечислить их не меньше дюжины, — небрежно бросил он. — Думаю, что вы уже немало нарыли о Джонни, лейтенант. Например, чем он зарабатывал на жизнь?

— Был на побегушках у Джо Саймона, — сообщил я. Он едва заметно кивнул:

— Вы времени даром не теряете, лейтенант. Джонни держал ушки на макушке и знал о каждом рэкете в этом городе. Склонен думать, что он превысил свои полномочия — и кому-то это не понравилось.

— Есть предположение, кто бы это мог быть?

— Увы! — Он покачал головой. — Прямо сейчас ничего не приходит в голову. Джонни не посвящал меня в свои тайны.

— Дэнни Лэймонт рассказал мне о Диане Томас. — Я сменил тему разговора. — Она проживает здесь?

— Да, это ее апартаменты, лейтенант. — Он улыбнулся, показав прекрасные белые зубы. — Я тоже живу здесь. Нахожусь на содержании, точнее, на правах горничной, короче, прислуги. — Его улыбка стала еще шире, когда он заметил замешательство на моем лице. — Диана зарабатывает на жизнь, занимаясь сексом, причем зарабатывает не худо. Ей секса с избытком хватает на стороне. Когда она приходит домой, то уже сыта им по горло. А со мной у нее не возникает никаких проблем — я гомосексуалист.

— Это действительно так? — ошарашенно спросил я.

— Я составляю ей компанию, поддерживаю в квартире уют и чистоту и занимаюсь готовкой, — пояснил он. — Таковы наши взаимоотношения, и они нас вполне устраивают.

— А как же ваша сексуальная жизнь? — не выдержал я.

— Вы, конечно, подумали о Джонни? — Он снова отрицательно мотнул головой. — Нет, Джонни был истинный кобель. Он трахал любую самку, какая только попадалась под руки.

— Он не был гомиком?

— Джонни? — Он искренне рассмеялся. — Что заставляет вас так думать?

— На нем была женская одежда, когда нашли его тело, — ответил я. — Полный комплект! Черное платье, колготки и шикарное нижнее белье.

— Для меня это полный нонсенс, — ошарашенно признался Бергер. — Чушь собачья, да и только!

— Именно шикарное нижнее белье, — повторил я. — Да еще и с монограммой «Д.Л.Т.», вышитой вручную.

— Но это истинное безумие! — Он тупо уставился на меня. — Как, черт подери, к нему могло попасть нижнее белье Дианы?

— Дианы? — уточнил я — Вы не настолько наивны, лейтенант. — Он с упреком вскинул длинные ресницы. — Вы наверняка уже установили очевидную связь: «Д.Л.Т.» обозначает Диана Луиза Томас. На всем ее нижнем белье эта монограмма. Я сам ее вышивал. Ей это нравится, а я люблю такую работу. — Он смешался на какой-то момент. — Не знаю, обслуживала ли его Диана? Я имею в виду, что, при его данных, Джонни никогда бы не стал платить за женщину, но, может быть, она оказала ему большую услугу. И если он попросил ее, то, пожалуй, мог оставить то нижнее белье, которое было на ней…

— Вы рассмеялись, когда я спросил — не гомик ли он? — напомнил я.

— Вы правы, — не мог не согласиться он, — и весьма вероятно, что не прав был именно я, лейтенант. Я полагаю, что сексуальные заскоки — это то, что обычно не афишируют.

— Возможно, это и так, — согласился я. — А как же вам удалось подружитьс с Джонни?

— Буду с вами откровенным, лейтенант, — ответил он. — Вы уже знали о Диане и о роде ее занятий до того, как позвонили в дверь. Диана подлинный специалист своего дела, но не каждый клиент может по достоинству оценить ее талант. У нее была пара постоянных клиентов, но она хотела большего. Я был наслышан о Джонни Драри, о том, что он в состоянии сделать все, о чем его ни попросят. Поэтому и отправился к нему. Он свел меня с Дэнни Лэймонтом, и это наилучшим образом решило все проблемы Дианы. Но мы с Джонни настолько пришлись друг другу по вкусу и испытывали такое удовольствие от общения друг с другом, что стали друзьями.

— И все же у вас нет ни малейшей наметки — кто мог убить его?

— Только самые очевидные, — сказал он. — Считаю, что высказать их — равносильно тому, что оскорбить вас. Ведь они наверняка должны были прийти в голову и вам. Но если вы хотите выслушать…

— Да, хочу, — прервал я.

— Само собой, подозрение падает на Джо Саймона, — непринужденно начал он. — Возможно, не он сам, а через одну из своих шавок. Вдруг, на его взгляд, Джонни показался чересчур толковым?

— Кто еще?

— Он крутил на всю катушку с одной из девочек Дэнни, которая жила в квартире по соседству с ним, — небрежно сообщил он. — Затем Энн Рерден взяла его под свое весьма заманчивое крылышко — и девушка по вызову была забыта. Может, ей это не понравилось? Возможно, она убила его в припадке ревности?

— Дальше.

— Боюсь, что я уже выдохся, лейтенант. — Он виновато улыбнулся. — Я же сказал вам, что все это известно вам и без меня.

— Благодарю за то, что уделили мне время, мистер Бергер, — вежливо сказал я, поднимаясь на ноги. — Я бы хотел, чтобы Диана связалась со мной, как только вернется. Может, она позвонит в офис шерифа и оставит для мен сообщение?

— Я передам ей, лейтенант, будьте уверены, — пообещал он.

Мы уже находились в прихожей, когда он робко положил мне руку на плечо.

— Лейтенант?..

— Ну что еще? — нетерпеливо спросил я.

— Мне трудно это выразить словами. — Он вскинул на меня длинные ресницы. — Из-за того, что вы самый первый офицер полиции, которого я встретил. Но может, я смогу сделать для вас кое-что, прежде чем вы уйдете? Я имею в виду нечто совсем особенное. Мне известно, что все чины полиции падки на женщин… но должны же быть и некоторые исключения. Я ужасно сексуален, не сочтите нескромным, что я так говорю про себя.

— Благодарю, но мне это без надобности. — Я смотрел на него целую секунду. — Чем вызвано столь щедрое предложение?

— Я подумал, что это самое меньшее, что я могу для вас сделать. — Он грациозно сложил губы бантиком. — Дэнни от меня ничего не утаил, понимаете? Я о том, что Джо Саймон распорядился насчет вас и вам не дожить и до утра.


Глава 4 | Ночь лейтенанта Уилера | Глава 6