home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Мы уселись в «остин-хили», и я плотно упер ствол своего тридцать восьмого в ребра Лэймонта. Он скорчился на сиденье, а я дал ему несколько секунд хорошенько пораскинуть мозгами.

— С твоей подачи, дорогуша, меня едва не убили, — сказал я. — И я мог бы запросто тебя шлепнуть. Шериф округа, скорее всего, еще и вынес бы мне за это благодарность.

— Ничуть не сомневаюсь, — промямлил он.

— Твои девочки, — спросил я, — работают с постоянной клиентурой?

— В основном — да.

— А как насчет «Джонов» за чертой города?

— Есть и такие.

— А такой «джон» среди них имеется, — продолжил я допрос, — который появляется в городе регулярно, скажем раз в месяц, и всегда требует одну и ту же девочку?

— Сначала ответьте мне: вы все еще собираетесь убить меня?

— Нет, если выложишь все как на духу.

— О'кей. — Ему сразу полегчало. — Есть такой человек по имени Гаррис. Он всегда останавливается в отеле «Старлайт»и требует одну и ту же девочку.

— Диану Томас?

— Попали в точку.

— Значит, ее «джон» на эту ночь именно он?

— Опять попали в яблочко, — вымученно признал Дэнни. — Дьявольщина, к чему вы клоните?

— К тому — не нагрянуть ли нам туда с визитом и не выяснить, не вешаешь ли ты мне лапшу на уши?

Минут через пятнадцать мы оказались в отеле Поргье, узнав о цели нашего посещения, явно не пришел в восторг, даже после того, как я показал свой значок. Но все же вручил запасной ключ и сообщил, в каком номере находитс Гаррис. Мы поднялись в лифте на четырнадцатый этаж, затем по коридору прошли к двери номера Гарриса.

— Ты войдешь первым и включишь свет! — приказал я Лэймонту.

— А что мне делать потом? — буркнул он.

— Стоять на месте с довольным видом, — ответил я, — и держать свой длинный язык за зубами.

Я повернул ключ в замке и настежь распахнул дверь. Лэймонт вошел в номер и щелкнул выключателем я следовал за ним по пятам. Мужчина в кровати продрал глаза, моргнул пару раз и резко сел Ему было около сорока, ни единого волоска не торчало на его голой как коленка голове, зато густа черная щетина покрывала щеки и подбородок.

— Какого черта? Что все это значит? — спросил он хриплым спросонь голосом.

Я пинком захлопнул дверь за собой, вытащил пистолет и направил на него. Он сразу же притих, на его голом лбу выступила испарина — Да, поезд уже ушел, — заметил я. — Последняя поставка — тю-тю! Откуда доставили товар, Гаррис?

— Ни черта не пойму, о чем вы тут, ребята, толкуете? — прикинулся он дурачком.

— О'кей! — обратился я к Лэймонту. — Сунь кляп ему в пасть, чтобы он не переполошил воплями всех постояльцев отеля, и поработай над ним своим молоточком!

— Постойте! — завопил Гаррис. — Прежде всего, кто вы такие, ребята?

— Где Диана? — кратко спросил я, не вдаваясь в объяснения.

— Ушла, — ответил он. — Видите ли…

— С новой поставкой?

Пот градом хлынул по его лицу.

— Кто вы, парни? Какого дьявола вам нужно?

— Я терпеливый человек, — пояснил я, — но вот Дэнни — нет. Стоит мне позволить ему поработать над вами, и вы уже больше никогда не сможете спать с женщиной. Вы этого добиваетесь?

— Ладно. — Он вытер ладонью рот, и стало заметно, как дрожит его рука. — Я всего лишь курьер, поверьте. Доставляю товар из Латинской Америки и вручаю его некой девице. Она платит мне наличными, и я на следующее утро отбываю обратно. Не знаю, что она дальше делает с поставкой, да и знать не желаю. Вот так-то!

— Когда вы доставили товар последний раз? — спросил я.

— Четыре дня назад, — ответил он. — Это был спецзаказ, сверх обычного количества.

— От кого заказ?

— Я не знаю. Честно! Как уже говорил, я всего лишь курьер.

— Она заплатила наличными?

— Дьявольщина! — хрипло выругался он. — Вы что думаете, мы ей открыли кредит?

— О'кей, — сказал я, затем взглянул на Лэймонта:

— Свяжи его, Дэнни!

— Что? — Лэймонт уставился на меня так, словно я выжил из ума.

— Разорви на полосы одну из простыней, — терпеливо объяснял я. — Затем свяжи ему руки за спиной, спутай ноги и засунь в рот кляп.

До Дэнни наконец-то дошло. И когда он справился с заданием, лысый курьер был замечательнейшим образом спеленут с ног до головы — на манер индейки, которую приготовили для духовки на День благодарения.

Я закрыл дверь номера, мы сели в лифт и спустились в вестибюль. У портье, судя по его виду, гора свалилась с плеч, когда я вернул ему запасной ключ.

— Позвоните в офис шерифа, — распорядился я. — Скажите сержанту, что звоните от моего имени, от имени лейтенанта Уилера, и передайте ему, пусть заберут мистера Гарриса из его номера и держат его у себя до утра!

— Хорошо, лейтенант, — нехотя согласился он. — Никаких неприятностей не будет?

— Ни малейших, — уверил я. — Мой друг, который стоит рядом, может это гарантировать.

Мы вернулись к моей машине. Лэймонт уселся рядом со мной и стал пристально разглядывать темноту за ветровым стеклом, явно мечтая оказатьс где угодно, но только не здесь.

— Эта Диана Томас, — сказал я, — сущий кладезь талантов, невидимых на первый взгляд.

— Она забирала наркотики и передавала Джонни Драри, — сообщил Дэнни. — У вас хватило смекалки додумать, что к чему, лейтенант.

— Хватило, да не совсем, — возразил я. — Почему Джо Саймон выпустил из своих рук операцию?

— Не знаю. — Он пожал плечами. — Думаю, решил ограничиться процентами с выручки, которые ему отстегивал Джонни.

— Но почему бы ему не наложить лапу на весь навар, а Джонни выделять небольшой процент? — продолжал недоумевать я. — Какой в этом смысл?

— Лейтенант, — осторожно вымолвил он, — это ваша проблема, а не моя. В данный момент меня больше всего волнует, что вы намерены делать со мной.

— Сдать властям… может быть. Он вновь пожал плечами:

— Думаю, это лучше, чем схлопотать пулю.

— Но окончательно я еще не решил, — заметил я. — Почему бы нам не обсудить возможные варианты за выпивкой?

Несколькими минутами позже я припарковал машину перед баром, владельцем которого был ныне покойный мистер Франкенгеймер. Внутри заведение выглядело как бы покинутым — такое впечатление создавало почти полное отсутствие посетителей, их было всего около дюжины, да и то в общем зале. Мы расположились у стойки. Лэймонт сказал, что предпочел бы что-нибудь покрепче, а я заказал свое обычное — шотландское виски со льдом и немного содовой. Буфетчик оказался тем же парнем, которого я видел за стойкой, когда был тут в последний раз. Пока он усердно трудился, готовя нам выпивку, подарил Лэймонту вполне дружескую ухмылку.

— Дэнни Лэймонт, — громко и искренне начал я. — Хочу поблагодарить теб за добровольное и неоценимое сотрудничество!

— Что? — Он нервно захлопал глазами.

— Не будь таким скромным! — громогласно укорил я его. — Без твоей помощи мне бы никогда не удалось обложить Джо Саймона так, что теперь он полностью в моих руках. И поверь, его песенка спета!

— Вы что, спятили? — запинаясь, вымолвил Дэнни. Буфетчик поставил перед нами напитки, и я положил на стойку пятерку.

— Во-первых, не виню тебя за то, что ты имеешь на него зуб, — как ни в чем не бывало продолжал распинаться я. — Ведь помимо того, что он снимал с твоего навара такие жирные пенки, этот боров еще и оставил за собой привилегию — пользоваться твоими девчонками за так. Но теперь с этим покончено! Первое, что я сделаю утром, — это упеку его в тюрягу, и можешь считать, что твои неприятности кончились. Мы уже с тобой заключили сделку. Ты можешь впредь управляться со своей связкой шлюх, не опасаясь никакого вмешательства с моей стороны, Дэнни.

Буфетчик положил передо мной сдачу, натянуто улыбнулся и отошел. Теперь обратил внимание на Лэймонта, который испускал какие-то булькающие звуки.

— Какого черта! Что за чушь вы тут городите? — Он выплевывал слова, давясь ими. — Я никогда не помогал вам захомутать Джо Саймона! И никакой сделки я с вами не заключал!

Я убрал сдачу в карман и подарил ему улыбку.

— Нет, так сейчас заключим, — заявил я. — Допивай свой стакан — и можешь отправляться на все четыре стороны!

— Как это? — спросил он подозрительно.

— Я передумал насчет того, чтобы сдать тебя властям, — ответил я. — А ты что, хочешь, чтобы я вернулся к этой мысли?

— Нет, конечно нет! — Он поспешно схватил стакан и разделался с его содержимым в три больших глотка. — А вы не шутите, лейтенант? Не играете со мной, как кошка с мышью?

Я посмотрел на дальний конец стойки. Там только что появился новый буфетчик. Он еще не успел застегнуть свою фирменную куртку на все пуговицы и второпях пятерней приглаживал волосы, и вид у него был недовольный.

— За мной остался должок, Дэнни, — вкрадчиво сказал я.

— Ничем вы мне не обязаны, — поспешно возразил он.

— После того как ты покинул квартиру Сандры Брайнт, сразу же звякнул Джо Саймону и стукнул ему, где меня искать, — пояснил я. — Эд Дейвис немного погодя накрыл меня там. Я был на волосок от смерти, Дэнни.

— Ну и?.. — Его лицо помрачнело.

— При чем здесь «ну»? Сам знаешь — долг платежом красен… — ответил я. — Не хочешь ли еще выпить?

— Нет, не хочу!

— Что так? Видишь, буфетчик сменился? Он просто жаждет приготовить тебе порцию.

— Черт побери, что все это значит? — окрысился он.

— Прежний буфетчик, — объяснил я, — был здесь тогда, когда я нагрянул с визитом к Франкенгеймеру. Буфетчик сообщил Джо Саймону о моем появлении в баре. Думаю, сейчас он снова вовсю названивает ему, спешит с новым сообщением. Но это не единственная новость, которую он может сообщить, верно?

— Сволочь! — вырвалось у Дэнни. — Вы жалкая сволочь!

— Можешь конечно, попытаться связаться с Джо Саймоном и попробовать убедить его, что вышла ошибочка, — любезно предложил я. — Но думаю, вряд ли он тебе поверит, Дэнни. Есть и другой выход для тебя — это пуститься в бега.

— Все, я труп! — промямлил он в отчаянии. — Вы доконали меня, вы, скользкая, двуличная сволочь.

— Просто возвращаю свой должок, Дэнни, — уточнил я. — У тебя осталось не так много времени, чтобы сделать ноги. Зачем тянуть резину? Думаю, далеко тебе уйти не дадут — ну и что из этого? Зато сколько незабываемых впечатлений ждет тебя впереди — овчинка стоит выделки.

Он показал мне спину и направился к двери. На полпути Дэнни ускорил шаг, а к тому времени, когда добрался до двери, уже перешел на галоп. Я отпил из своего стакана и затем взглянул на нового буфетчика.

— Что стряслось с твоим предшественником? — поинтересовался я.

— Ему надо было срочно позвонить, — мрачно ответил он. — Кому, черт возьми, да еще спешно, мог понадобиться его звонок в такое время — жене, что ли? Подогревать ли еду до его прихода или еще что-нибудь столь же важное! — фыркнул он.

— Где я могу его найти? — спросил я.

— Зачем он вам нужен?

— Так, небольшой разговор. — Я выложил значок на стойку. — Надеюсь, вам не нужны лишние неприятности?

— Он прошел в офис, — последовал поспешный ответ.

— Офис Франкенгеймера?

— Да, туда.

— Не разбавляйте водой спиртное, пока меня не будет, — предупредил беднягу.

Прежний буфетчик находился уже на выходе из офиса Франкенгеймера, когда открыл дверь. Поэтому почти налетел на дуло моего пистолета. Он застыл как вкопанный, с шумом втянул воздух.

— Вспомнили меня? — спросил я. — Ведь это вы сообщили Джо Саймону, что здесь, в тот вечер, когда был убит Франкенгеймер.

Его губы кривились, когда он попытался что-то ответить.

— Номер? — осведомился я и ткнул дулом пистолета в его пухленький животик, дабы помочь ему сосредоточиться.

Цифры нужного мне номера так и спорхнули с его уст, и мне пришлось заставить его повторить их еще раз — помедленнее и почетче.

— Вы доложили Саймону о том, что я сейчас здесь?

Он кивнул так, словно ему двинули по шее.

— И о разговоре, который состоялся у меня с Лэймонтом?

Снова кивок, даже еще более униженный.

— Пойдемте-ка заглянем в подвал, — предложил я. Он взял связку ключей из ящика стола Франкенгеймера и повел меня в конец коридора к лестничному пролету. Запасов спиртного, представших моему взору, когда мы оказались в подвале, вполне хватило бы напоить в стельку население города, вдвое превышающего по размерам наш.

— Возможно, вы здесь малость и проголодаетесь, — заметил я, — зато уж от жажды явно страдать не придется.

Я запер его в подвале, затем отправился обратно в бар. Новоиспеченный бармен выглядел так, словно еще немного — и он умрет от любопытства.

— Я выкинул его на улицу через черный ход, — сообщил я. — Не хотел допустить, чтобы своим видом он вгонял в краску подвыпивших клиентов.

— Спасибо, лейтенант, — на всякий случай поблагодарил бармен. — А что он, собственно, натворил?

— Там были три десятилетние девочки, — доверительно объяснил я. — Все они его опознали.

— Изнасилование? — хрипло спросил он.

— И плюс допился до чертиков, — добавил я и посоветовал:

— Поскорей избавьтесь от посетителей, затем закрывайте заведение и отправляйтесь домой — спать.

— Как скажете, лейтенант. — Он судорожно сглотнул. — Надо же, изнасилование! Да еще троих! Никогда бы не подумал, что Луи способен на такое.

— Никогда не знаешь заранее, что можно ждать от людей, — согласился я с глубокомысленным видом.

— Весь этот проклятый мир разваливается на части, — пожаловался он, — и это факт, лейтенант! Сначала стрельба вечером — и мистер Франкенгеймер убит наповал. А вот теперь… здесь уже небезопасно работать.

— Давайте-ка выпроваживайте посетителей, — напомнил я ему.

На это у бармена ушло минут пять, может, чуть больше, затем он отправилс в офис Франкенгеймера за ключами. Я, честно говоря, поборол искушение выпить на халяву, пока он ходил. Когда он вернулся, его глаза стали большими, как блюдца.

— Лейтенант! — почти закричал он. — Ключи от подвала исчезли.

— Они у меня, — успокоил я бедолагу, — взял их как вещественное доказательство.

— Чего?!

— Как вы думаете, где он держал этих трех десятилетних девочек? — спросил я.

— Дьявольщина! — Он сокрушенно покачал головой. — Знаете, я туда спускался пару раз, но никого там не видел.

— Они прятались от вас, — объяснил я. — В этом-то и заключается худшее во всем этом деле. Им это нравилось.

— Им нравилось?! — Его голос сорвался на крик. — Это?! С Луи?

— О вкусах не спорят, — философски заметил я. Я дождался, пока он закроет за нами входную дверь, затем отобрал у него и эти ключи.

— Что же я буду делать утром? — жалобно спросил он.

— Почему бы вам не начать подыскивать себе новую работу? — спросил я его.

— Все три, подумать только! — бормотал он, уже отправляясь восвояси. — Три девочки-подростка, и все в этом чертовом подвале, да еще и в восторге от разврата, а эта бестия Луи — мне ни словечка об этом.

Поистине комментарии подобного рода поддерживают в нас, трудягах-копах, веру в добропорядочность граждан, которых мы защищаем. Я глянул на наручные часы — было половина первого ночи. Час ведьм, как кто-то сказал, время, когда могилы отверзают свои пасти. Как одна из них уже, по моим расчетам, разверзлась перед Дэнни Лэймонтом, а другая — чуть прежде и для меня. Кто знает, может, и он успеет свыкнуться с мыслью о смерти, если ему дадут хоть немного времени перед тем, как шлепнуть.

Я покатил к многоэтажке для одиночек и, прибыв туда, отправился к Сандре. Дверь приоткрылась на длину цепочки лишь после третьего звонка. Затуманенные сном глаза воззрились на меня в образовавшуюся дверную щель.

— Открывай, — приказал я. — Облава! Она сняла цепочку и открыла дверь. На ней было короткое, ночное одеяние, которое, подобно матовому стеклу, скорее позволяло разглядеть все ее прелести, нежели скрывало их от пытливого взгляда.

— Я спала, — сказала она с горечью. — Тебе что, опять приспичило, ненасытный?

Она неверными шагами побрела в гостиную и плюхнулась в ближайшее кресло и тут же с воплем вскочила на ноги.

— Все из-за тебя. — Она обдала меня пылающим взором, — совсем забыла, что сидеть мне противопоказано.

— Все еще больно? — сочувственно спросил я.

— Черт побери, а ты как думал? — свирепо ответила она. — После того, как шмякнул меня об пол!

— Да еще после того, как ты спасла мою жизнь, — добавил я. — Отвешу тебе медаль, когда у меня найдется время заняться наградами.

Она завела руки за спину и начала массировать свою нежную, восхитительную попку.

— Не хочу быть грубой, Эл, но какого черта тебе надо на этот раз?

— Собираюсь набрать один телефонный номер, — ответил я, — затем ты поговоришь с абонентом.

— Что за этим кроется? — подозрительно спросила она. — Новый сексуальный трюк? Отвлекаешь мое внимание, а сам подкрадываешься сзади? И это в моем-то нынешнем положении? Да я подпрыгну до потолка, если ты меня схватишь!

— Я хочу, чтобы ты поговорила с Джо Саймоном, — обрадовал я Сандру. — Представишься ему и дашь свой адрес. Затем расскажешь о свертке, который передал тебе Драри вчера вечером. Скажешь, что я нагрянул к тебе, обшарил всю квартиру, но так ничего и не нашел. Но пообещал, что еще вернусь, потому что, очевидно, подозреваю, что ты что-то прячешь у себя.

— Мне говорить с Джо Саймоном? Да ты шутишь, Эл! — Ее губы изобразили жалкое подобие улыбки. — Скажи, что ты дурачишься, Эл!

— Скажешь ему, что в свертке и чтобы он немедленно приехал за ним, — как ни в чем не бывало закончил я.

— Джо Саймон — сюда! — Она так энергично пожала плечами, что ее полные груди долго еще колыхались, когда все остальное уже успокоилось. — Не проще ли будет, если ты просто убьешь меня прямо сейчас?

— Никто никого не собирается убивать, — заверил я. — Ты станешь его любимицей. Он будет тебе благодарен по гроб жизни.

— Ты меня ненавидишь, — с жалким видом сообщила она, — а мы так хорошо спелись. Почему ты меня ненавидишь, Эл?

— Для меня ты — выше всяких похвал, — ответил я. — Джо Саймон тоже придет от тебя в восторг, сразу же после того, как ты ему позвонишь.

— Ладно, — сказала она. — Раз ты не желаешь убить меня, то я сама покончу с собой. Буду прыгать на заднице до тех пор, пока от боли…

— Кто бы ни ответил, — прервал я ее, — спроси Джо Саймона. Ни с кем другим не говори. Если его не окажется на месте — а это вполне возможно, — скажи, что позвонишь позже.

— Я спасла ему жизнь, это его собственные слова, — произнесла она в отчаянии, имея в виду меня. — И теперь в знак благодарности он хочет моей смерти.

Я прошел к телефону, снял трубку и стал набирать номер, который дал Мне буфетчик. Сандра слабо пискнула, когда я схватил ее за руку, подтащил поближе и поставил рядом с собой. В трубке раздалось три гудка, затем послышался женский голос.

— Да? — Голос спросонья звучал хрипло — он принадлежал Энн Рерден.

Я впихнул трубку Сандре в руку, и она заговорила дрожащим сопрано, что звучало вполне убедительно. Она сказала все как надо, затем наконец повесила трубку и посмотрела на меня с выражением муки на лице.

— Он будет здесь через полчаса, — сообщила она. — Что мне делать тогда?

— Просто отдашь ему сверток, — ответил я.

— А потом? — Ее глаза чуть не вылезли на лоб от страха. — Ты выскочишь из чулана и арестуешь его или что-то в этом роде?

— Меня здесь не будет, — утешил я Сандру.

— Тебя — что?

— Просто передашь ему сверток — и все! — повторил я. — Он будет очень благодарен, затем смотается, прихватив сверток с собой.

— О, если бы!.. Ну а дальше что?

— Отправишься обратно в постельку, — ответил я. — Можешь попрактиковатьс в йоге — там есть одна позиция: торчишь на голове, а попка в это время не доставляет тебе никаких неприятностей.

— Ты в своем уме? — в замешательстве спросила она.

— Хотел бы, чтобы ты не спрашивала об этом, — искренне заявил я, — беда в том, что я не могу однозначно ответить на твой вопрос.


Глава 8 | Ночь лейтенанта Уилера | Глава 10