home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Магазин “Бравури” в Вествуд-Виллидж выглядел именно таким заведением, где следует покупать бюстгальтер с чашечками, чтобы надеть его под прозрачную блузку. Угрюмого вида брюнетка в шерстяном вязаном платье с длинной “молнией” спереди едва соблаговолила поднять брови, когда я облокотился о стойку.

— Я бы хотел видеть мистера Уоррена, — вежливо произнес я.

Она медленно покачала головой:

— Сегодня пятница.

— Я знаю.

— Так зачем же вы потратили время и пришли сюда? — фыркнула она.

— Это вроде секретного кода? — с надеждой спросил я. — Если я правильно понял, то ответ должен быть таким: “Завтра — воскресенье”. И тогда я смогу увидеть шефа тайного отделения организации “Бравури”?

Она выразительно закатила глаза:

— Я встречала немало психов-оптовиков на своем веку, но вы, похоже, особенный! Мистер Уоррен никогда не ведет разговоров с оптовиками по пятницам, для этого существуют дни с понедельника до четверга. Поэтому, может быть, вам прийти на следующей неделе, а?

— Я не оптовик, — ответил я резко. — У меня к мистеру Уоррену личное и очень срочное дело.

— С этого и надо было начинать! — Она откинула боковую доску стойки и мотнула головой. — Он в заднем помещении, пройдите в ту дверь.

Я открыл дверь и сразу же больно ударился, наткнувшись на манекен в человеческий рост с нелепо застывшей улыбкой на лице, облаченный в пурпурное бикини из парусины.

— Осторожно! — взвизгнул чей-то пронзительный голос. — Эти вещи стоят немалых денег!

Обладатель голоса сперва бережно поставил манекен на место, а потом смерил меня взглядом. На вид ему было лет тридцать, плотного сложения. Жесткие каштановые волосы коротко подстрижены, карие глаза навыкате, что в сочетании со слегка отвисшими щеками придавало лицу поразительное сходство с заколдованным принцем, который должен вот-вот превратиться в лягушку. Светло-голубой свитер с глухим воротом совершенно не сочетался с плотными брюками болотного цвета и белыми ботинками на шнурках.

— Какого дьявола вам здесь нужно? — накинулся он на меня.

Я принял тот холодный, присущий копам вид, который неоднократно выручал меня в подобных ситуациях. И я действительно тут же произвел на принца-лягушку должное впечатление.

— Вы — Тайлер Уоррен? — спросил я бесцветным голосом.

— Конечно. — Он беспокойно захлопал глазами. — А вы кто такой?

Я достал из кармана бумажник и раскрыл его с видом фокусника, чтобы перед его глазами лишь мелькнула моя лицензия частного детектива, а времени разобраться, в чем дело, ему не хватило.

— Капитан Шумейкер, — буркнул я. — Лос-Анджелес, отдел убийств.

— Ох! — Он скривил мокрые губы. — Извините, капитан. Все дело в том, что у нас здесь постоянно бродит всякая шантрапа, хотя им отлично известно, что они не имеют права заходить сюда.

— Вы бывали когда-нибудь в Венеции? — резко спросил я.

— Однажды, несколько лет назад, — сказал он. — Ездил вместе с отцом по делам, связанным с нашим бизнесом. Мы тогда объездили всю Европу.

— Очень интересно, мистер Уоррен, — оскалился я. — Но я имею в виду другую Венецию.., ту, что в Калифорнии.

— Конечно, капитан. — Он растерянно улыбнулся. — Это, конечно, глупо с моей стороны?

— Глупо, — согласился я. — Но вы не ответили на мой вопрос.

— Ну конечно, бывал несколько раз, — сказал он торопливо. — Почему вас это интересует?

— Вчера вечером, например?

— Нет. Я не был там ни разу за последние пять-шесть недель. — Он засунул руки глубоко в карманы брюк и попытался выпятить челюсть, которая начала предательски дрожать. — А почему вы этим интересуетесь, капитан? В чем дело?

— Обычное расследование. — Я процитировал стандартную строку из стандартного сценария допроса, столь часто воспроизводимую по телевизору:

— Итак, где вы были вчера вечером, мистер Уоррен?

— В гостях у приятеля. Послушайте, капитан, я полагаю, что имею право...

— Вы знаете человека по имени Росс Митфорд?

— Митфорд? — Он поморгал, потом покачал головой. — Что-то не припоминаю.

— Как вы относитесь к своей бывшей жене, мистер Уоррен? — Я уставился ему прямо в глаза. — Сколько времени прошло после вашего развода? Восемнадцать месяцев, кажется?

— Кармен? Эта сука! — Голос его окреп. — Я отношусь к ней точно так же, как в тот вечер, когда застал ее в кровати с моим так называемым лучшим другом!

— Ну и что вы тогда чувствовали? — Я мог бы убить эту продажную шлюху!

И вы по-прежнему сохраняете к ней такие же чувства?

В его выпученных глазах внезапно появился испуг.

— Оставьте, капитан! Я совсем не то имел в виду! Я хотел сказать, что даже и не вспоминал о ней с тех пор, как нас развели.

— До недавнего времени ваша бывшая жена жила с Россом Митфордом. — Я стал неторопливо раскуривать сигарету, а Уоррен глядел на мою спичку так, словно она вот-вот выкинет грибовидное облако атомного взрыва. — Тело Митфорда было обнаружено в жалкой трущобе на первом этаже дома в Венеция-Бич вчера ночью, — сказал я ровным голосом. — Его закололи.

— Какое это имеет ко мне отношение? — спросил он хрипло.

— Похоже на убийство из ревности, — пожал я плечами. — Ревность и ненависть — две самые сильные страсти после жадности. К тому же ограбления при убийстве не произошло. И потому мы ищем кого-то, кто либо ненавидел, либо ревновал Митфорда. Быть может, этот кто-то — бывший муж Кармен, который сохранил к своей прежней жене такие чувства, что не смог себя превозмочь, зная о ее жизни с другим?

— Вы с ума сошли! — Голос его сорвался на визг. — Мне ровным счетом наплевать, даже если Кармен изобразит Белоснежку и станет жить с семью карликами разом.

— Вы знаете человека по имени Луи? — прервал я его.

— По-моему, я знаю двух-трех парней с таким именем, — стал успокаиваться он.

— Этот Луи — лысый, высокий, похож на живой труп, — сказал я.

— Мне кажется.., кажется, я не знаю такого. — Он машинально стал покачивать головой из стороны в сторону, словно это был маятник на стенных часах.

— Но вы не уверены? — давил я на беднягу.

— Трудно припомнить все в точности. — Он быстро облизнул мокрые губы. — Я хочу сказать, что в моем бизнесе приходится сталкиваться с уймой парней, капитан. Может быть, я когда-нибудь и встречал человека, о котором вы говорите, но, даже если это и так, я совершенно не помню его.

— У него приятели — Чарли Лошадь и Бурундук, — уточнил я.

— Вы шутите? — Глаза его почти вылезли из орбит, когда он понял, что я не шучу. — Никогда не встречал никого из них, это точно. Да еще с такими идиотскими именами...

Какого черта тянуть, подумал я. Почему бы не выложить перед ним все козыри сразу?

— Приятеля, у которого вы были вчера вечером, зовут Джеки Эриксон?

— Ну и дела! — закричал он. — Лучшая подружка Кармен! Послушали бы вы, что она несла на нашем бракоразводном процессе! По ее словам, я один виноват, что Кармен залезла в постель к моему другу!

— Вы знаете девицу Айрис Демнон?

— Айрис Демнон? — Глаза его, казалось, готовы были лопнуть, настолько они вылезли из орбит. — Я не уверен...

— Помните вы хотя бы собственное имя? — разозлился я. — Пожалуй, пора освежить вашу память. Айрис Демнон — рыжеволосая красотка с великолепной фигурой, и работает она сестрой в частном санатории.

За моей спиной раздались чьи-то тяжелые шаги, и резкий повелительный голос произнес:

— Тайлер! Какого дьявола тебе тут нужно? Или ты считаешь, что наше предприятие — это бордель, где ты привык околачиваться? Я мог бы вынести на улицу половину товаров, а твоя глупая сучка так и не оторвалась бы от зеркала!

— Угу, папа! — Тайлер Уоррен слабо кивнул. — Это капитан Шумейкер из отдела убийств Лос-Анджелеса.

Каждый дюйм из более чем пяти футов внушительной фигуры Уоррена-старшего дышал энергией, умом, несгибаемой волей и решительностью. Его густые седые волосы были гладко зачесаны назад, усы выровнены в ниточку с чисто военной аккуратностью, широко расставленные серо-зеленые глаза были холодны, как океанские просторы. Костюм его наверняка шил мастер своего дела: это было настоящее произведение искусства, где все детали подобраны самым изысканным образом и составляют настоящую поэму в коричневых тонах. Хотя он стоял на изрядном расстоянии от меня, я сразу почувствовал ледяной холод недовольства, веявший от него.

— Отдел убийств? — отрывисто переспросил он. — Какого черта ему здесь нужно?

Сынок, путаясь в словах и захлебываясь слюной, истерическим тоном изложил папочке историю о том, что его бывшая жена жила с человеком, которого убили прошлой ночью, и теперь капитан Шумейкер собирается арестовать его по обвинению в убийстве.

— Выйди отсюда вон и проследи, чтобы та глупая гусыня в зале занялась каким-нибудь делом, — приказал Уоррен-старший. — Я сам все улажу.

— Ну конечно, папа, — благодарно пролепетал Тайлер и бросился к двери.

— Видите ли, капитан, мой сын — ничтожество и дурак, — сказал Уоррен-старший презрительно — Он теряет сознание от страха при малейшем нажиме на него. Но если бы он вообще был способен на убийство, то уж в первую очередь прикончил бы меня.

— Да я ведь ему всего-то и сказал, что начато обычное расследование. А поскольку бывшая жена вашего сына до последнего времени жила с Митфордом и расстались они незадолго до его гибели, я решил задать ему несколько вопросов. Вот и все.

— Понимаю. — Уоррен-старший нетерпеливо фыркнул. — Хорошо, что я вовремя пришел. Еще пять минут — и, весьма возможно, мой сыночек признался бы в убийстве, решив, что это самый легкий способ избавиться от вас. Он не то чтобы идиот, просто начисто лишен мужества. Я с самого начала знал, что их брак — несчастье. Они ведь одного поля ягоды, Тайлер и эта девушка! Оба искали опору в жизни, так "то буквально с первых минут своего супружества потерпели полный крах. И это мой единственный сын, капитан. — Он презрительно фыркнул. — Иногда я вообще сожалею, что он появился на свет.

— Я беседовал с некоей мисс Эриксон, — сказал я. — Она...

— Помню ее, — прервал Уоррен-старший. — Подруга Кармен. А вот у этой силы воли хоть отбавляй! Если бы Тайлер женился на ней, это был бы его единственный разумный поступок. — Холодная усмешка промелькнула под аккуратными усиками. — Полагаю, она вам сообщила, что я с самого начала не давал им жить? И что я один виноват в их неудачном браке?

— Нечто в этом роде, — признался я.

— Мне кажется, тут все зависит от точки зрения. Да, я в самом деле изводил Тайлера и в то же время в глубине души молился, чтобы он хоть раз взбунтовался и послал меня к черту, запретив лезть в его личную жизнь. Но этот день так и не наступил, да он никогда и не наступит! — Его губы скривились в горькой усмешке. — В конце концов я стал даже жалеть эту девушку. Не думаю даже, что она улеглась в чужую постель в поисках развлечений. Мне кажется, ей в конце концов так все опостылело, она настолько от всего устала, что ей легче было принять предложение от любого мужчины, чем высказать возмущение.

— Это звучит довольно грустно, — заметил я.

— Так оно и было, — подтвердил он. — Долгие годы она была под сапогом у своего великого брата. Потом ухитрилась выйти замуж за Тайлера, который, в свою очередь, долгие годы был под сапогом у меня. Честное слово, я готов был даже пожалеть девушку, если бы не одна вещь... — Он с силой сжал губы, отчего рот его превратился в тонкую жесткую линию. — Тайлер добрался-таки до меня за те три года, что они прожили вместе. Мне не хотелось бы подозревать Кармен, но, к сожалению, никакой уверенности в ее непричастности у меня нет.

— Что значит “Тайлер добрался до меня”? — спросил я.

— Он начал красть у меня, — сказал папаша Уоррен лишенным эмоций голосом. — Я, правда, не сумел поймать его на месте преступления, он очень хитер, но в конце концов раскрыл механизм его махинаций. Процент прибыли в моих магазинах стал заметно падать, и это касалось буквально каждого второго магазина, исключая тот, которым распоряжался я лично. Стоило Тайлеру заняться каким-то магазином, как доход там снижался. Поэтому через полгода я вернул его из Сан-Франциско обратно в Лос-Анджелес. Но и здесь все в точности повторилось. Наконец он очутился в этой лавочке. — Отец сделал небрежный жест. — В жалкой дыре, где у него в подчинении две девушки. И целая бригада экспертов регулярно проверяет все его приходно-расходные документы. Что это за человек, если стал воровать у собственного отца? — Уоррен шумно вздохнул. — Если я когда-нибудь найду доказательства его мошенничества, немедленно упеку за решетку, уж можете мне поверить, капитан!

— Я отлично понимаю ваши чувства, мистер Уоррен. А может быть, наилучшим выходом для вашего сына была бы повторная женитьба? Он никогда не упоминал при вас некую Айрис Демнон? Это такая рыжеволосая красотка, весьма привлекательная.

Уоррен негодующе фыркнул:

— Я видел ее один раз, месяца два назад. Прилетел из Нью-Йорка раньше, чем предполагал, и оказался дома около полуночи. Они возлежали полуголые, а гостиная выглядела так, словно по ней пронесся ураган. Разумеется, я взял их за шиворот и выкинул за дверь, сказав вдогонку, что они могут развлекаться перед домом на лужайке, но не под моей крышей.

— Не понравилась девушка? — поинтересовался я.

— Удел Тайлера — выбирать неподходящих девушек. Такой уж он дурак.

— Пожалуй, мне пора, — сказал я. — Благодарю за то, что потратили на меня столько времени, мистер Уоррен.

— Не беспокойтесь и, пожалуйста, передайте от меня самый теплый привет капитану Ковальски.

— Так я и сделаю.

— Он все еще работает в ночной смене?

— Разумеется. — Я направился к двери.

— Полагаю, вы почувствуете себя довольно странно, капитан, когда утром, войдя в кабинет шефа, увидите его, как обычно, за столом? — фыркнул он.

— Почему бы и нет? — проворчал я.

— Да потому, что Ковальски вот уже пять лет лежит в могиле, капитан! — На этот раз его фырканье прозвучало торжествующе.

— Видимо, поэтому он больше не требует кофе в кабинет по утрам? — предположил я.

— Я родился и вырос среди тех, кто торгует готовым платьем, и сам занимаюсь этим бизнесом всю жизнь. Но мне никогда не приходилось встречать копа, одетого в костюм стоимостью в три сотни долларов! — Он радостно хохотнул. — И ни один настоящий коп не стал бы слушать моих излияний о семейных делах в течение добрых пятнадцати минут. — Он склонил голову набок и внимательно посмотрел мне в лицо. — Как-то это не слишком вяжется, Шумейкер?

— Можете, если вам удобнее, называть меня Холманом, — предложил я.

— Холман? — Он помолчал несколько секунд, потом звонко щелкнул пальцами. — А, теперь вспомнил! Манни Крюгер из “Стеллар” — мой старый приятель. Он, помнится, упоминал ваше имя. Вы ведь тот самый парень, который улаживает всякие щекотливые дела, верно?

— Что-то в этом роде, — признался я.

— В таком случае за всем этим наверняка скрывается великий братец-кинозвезда, не так ли?

— С самого начала все оказалось непросто, — сказал я, — а после убийства Митфорда дело чертовски усложнилось.

— Хороший ответ, — проворчал он, — тем более что я не получил никакого ответа на свой вопрос. — Он снова фыркнул.

— Так и было задумано. Вы могли бы оказать мне большую услугу, мистер Уоррен, если бы не стали упоминать при вашем сыне, что рассказали мне о его связи с Айрис Демнон.

— Насколько глубоко увяз Тайлер в этом деле, Холман?

— Я и сам пока не знаю, — честно признался я. — Но если вы выполните мою просьбу, я смогу выяснить это скорее.

— Могу сделать встречное предложение, — бросил он. — Не стану ничего говорить Тайлеру, если вы дадите мне слово: когда выясните, в чем именно замешан Тайлер, — что бы это ни было, — вы тут же сообщите мне!

— Договорились. — Я пристально посмотрел на старика. — Неужели вы в самом деле настолько ненавидите своего сына, мистер Уоррен?

— Гораздо сильнее, — резко сказал он. — Никто на свете не мог бы даже отдаленно представить себе всю глубину ненависти, которую я испытываю к собственному сыну, Холман!

— А вы не чувствуете себя хотя бы иногда одиноко?

— Я потратил целую жизнь на то, чтобы заложить прочный фундамент будущего многомиллионного торгового предприятия, — ответил он. — И ради чего?..


Глава 6 | Светловолосая рабыня | Глава 8