home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7

Мендел Уормингтон подняла голову ровно настолько, чтобы поздороваться со мной, и снова углубилась в чтение газеты. Рядом с машинкой, как всегда, стояла чашка горячего кофе.

– Был бы весьма признателен, – начал я самым дружеским тоном, – если бы ты сделала кое-что для меня. Конечно, если не считаешь жутким диктатором!

– Ты и есть настоящий диктатор, но пока платишь мне жалованье – можешь командовать, – девушка усмехнулась. – Только имей в виду, твои требования не могут распространяться на мое тело.

– Жаль… А я-то думал, что если хорошо плачу, то могу ждать к себе хорошего отношения, – я горько усмехнулся.

– Ну и зря! – отрезала Мендел. – Вообще не понимаю, как можно думать о сексе с утра пораньше?

– К вечеру я слишком устаю.

– Готова поспорить, что устаешь ты только от своих похождений! – заметила она презрительно. – Может, перейдем к делу.

– Хм, мне уж показалось, что ты не желаешь выполнить ни одной моей просьбы.

– Ну, на хлеб мне надо зарабатывать все же.

Я присел на край стола, с удовольствием разглядывая ее длинные, роскошные волосы.

– Надеюсь, ты много слышала о «Гневных амазонках»?

– Откуда? – вскинула она брови. – Из газет ничего толком не узнаешь, а ты не рассказывал.

– Хорошо, расскажу, только газету отложи. Мендел аккуратно сложила газету, закурила, глотнула кофе и с улыбкой уставилась на меня.

– Жду с нетерпением.

– Это и видно, – промычал я.

– Ну что такого интересного ты можешь рассказать? – она обнажила в улыбке белоснежные зубки.

– Сегодня ночью во владениях амазонок совершено убийство.

– О Боже! – секретарша нахмурилась. – Но эта мужеподобная дама…

– Не в ней дело. Там убит мужчина.

– Вот так да! – воскликнула Мендел. – Наверняка он ее спровоцировал!

– Мендел, ты можешь выслушать без комментариев?

Девушка вздохнула, изображая покорность.

– Убийца – тоже мужчина, – продолжил я. – И уверяю тебя, дорогая, это дело никак не связано с половыми конфликтами. Хотя, побывав в логове мисс Холмс, я, кажется, начинаю понимать, чего можно ожидать от женщин.

– Камешек в мой огород? – Мендел раздраженно пожала плечами. – Ты даже не представляешь, до какой степени бываешь несносным. Давно бы мог сказать, что я должна сделать.

– Объясняю тебе подоплеку дела, чтобы перейти…

Отпив еще глоток кофе, секретарша затянулась и выпустила дым мне в лицо.

– На мой взгляд, – невозмутимо продолжал я, – ночное убийство связано с одной историей в Нью-Йорке, подробности которой я и хотел бы выяснить. Во-первых, имеется письмо некоего Бертона Томаса, полное намеков на то, что амазонки втянуты в какую-то аферу. Его дочь, примкнувшая к их движению, бесследно исчезла. Во-вторых, тот, кто убит ночью, похоже, знал о союзе «Гневных амазонок» тоже что-то разоблачительное. Очень может быть, мистеру Томасу грозит опасность, поэтому найми частного детектива в Нью-Йорке, пусть он разыщет этого Томаса, предупредит его и узнает подробней обо всем, что касается исчезновения его дочери.

– Будет сделано, шеф! – усмехнулась Мендел. – Что еще?

– Когда закончишь с этим делом, нужно переписать одну бумагу.

– Ты просто не можешь видеть, чтобы я сидела без дела и читала газету! – взорвалась девушка. – Да будет тебе известно, что я должна быть в курсе всех событий, и читаю не в свое удовольствие, но для пользы дела – секретарша в конторе адвоката просто обязана быть хорошо информирована!

– Хм, с чего ты взяла, будто я против? Читай сколько угодно. Раздражает меня совсем другое.

– Что же?

– Ну, хотя бы то, что ты давным-давно не спала со мной… Не позволяешь даже за попку ущипнуть…

– Сам виноват! – она усмехнулась. – Последний раз ты так долго раскочегаривался, что я чуть не уснула.

– Зачем же об этом напоминать? – мрачно спросил я. – Да, попроси, чтобы сведения из Нью-Йорка прислали как можно быстрее.

– Слушаюсь, сэр!

– Большое спасибо, Менди…

– Не смей называть меня Менди! – крикнула она вслед.

Я вошел в свой кабинет и тяжело опустился в кресло, подумав, что для «Гневных амазонок» я сделал пока все, что мог, и сейчас пора заняться другими делами. Полиция тщательно обследовала владения и никого не обнаружила. Лейтенант предложил выставить патруль, но мисс Холмс отказалась от этого, а утром распорядилась пропустить ток через колючую проволоку. Похоже, и в моей помощи там больше не нуждаются.

Облегченно вздохнув, я начал разбирать бумаги.

Без четверти четыре раздался телефонный звонок. Звонила Линда Лазареф, и я сразу понял, что ошибся – так просто от меня не отстанут.

– Электрик сказал, Рэнди, что закончит монтаж только послезавтра, – жалобно проговорила она.

– Ну и замечательно, – поддержал я отеческим тоном. – Думаю, причин для волнения нет, вы ведь отказались от патруля, значит, можете постоять за себя сами.

– Я не о себе пекусь! – гордо воскликнула она. – И потом, мы только женщины, а убийца – хладнокровный мужчина, может быть, даже не один…

– Почему вы решили, что не один? – встрепенулся я.

– Не вы же брали с собой оружие!

– Не вижу логики. – Мне стало смешно. – Вы, вероятно, считаете, что если убийца один, то его можно ткнуть пальцем в грудь и он охотно подымет руки вверх? Знаете что? Пусть Либби купит пару охотничьих ружей!

– Вы издеваетесь надо мной? – спросила она со слезами в голосе. – Что мы будем делать с этими ружьями? А я вообще ненавижу оружие…

– Пусть ружья возьмут Фрэнсис и Либби, они наверняка сумеют ими воспользоваться в случае чего. Фрэнсис – эта уж точно, до того, как стать садовницей, была охотником на крупных хищников!

– Как вы можете шутить! – с отчаянием воскликнула мисс Лазареф. – Ах, впрочем, понятно, вашей жизни ничто не угрожает, почему бы не повеселиться.

– Вот именно, мне ничего другого не остается.

– Приезжайте к нам, а? – вдруг попросила она. – Побудьте с нами, пока электрик не закончит работы.

– Хм, это лично ваша просьба? А где уверенность, что Либби не выставит меня за дверь?

– О, сначала они с Кэрри были против, чтобы позвонить вам, но тогда мы с Дениз пообещали немедленно покинуть владения. Мы заявили, что не желаем оставаться беззащитными и вообще уйдем из союза. Наверное, Либби решила, что ваше присутствие будет меньшим из зол, и согласилась.

– Ладно, договорились. Приеду около шести, но у меня есть условие.

– Слушаю вас.

– Мне совсем не нравится кожаный диван в приемной. Хотелось бы выспаться по-человечески, в вашей крепости найдется нормальная постель?

– О, конечно! У нас есть комнаты для гостей, – обрадованно затараторила Линда, – и если в этом заключается все ваше условие, тогда никаких проблем!

Я поблагодарил ее и положил трубку.


Выйдя из кабинета, я спросил Мендел, не получила ли она известий из Нью-Йорка.

– Нет, когда я позвонила, на восточном побережье был уже вечер, мне ни с кем не удалось связаться, – отрапортовала девушка.

– Может быть, поужинаем вместе? – предложил я, поняв, что до утра все равно ничего уже не узнать.

Секретарша не услышала моего предложения, даже головы от газеты не подняла. Я не стал ее уговаривать, покинул контору и заскочил в первое попавшееся кафе, чтобы подкрепиться перед встречей с суровыми амазонками.

В половине шестого я уже стоял у ворот их владений.

– Входите быстрее! – прошептала Линда, открывая дверь. – У меня есть для вас кое-что…

Я проскользнул в щель, точно вор.

– В чем дело?

– Я слышала, как Дорис призналась Либби, что убила своего мужа! – выпалила мисс Лазареф.

– Ваше волнение вполне объяснимо, но успокойтесь же, дорогая! – Я положил руку ей на плечо. Она благодарно улыбнулась.

– После разговора с вами, – сказала Линда уже спокойнее, – я прилегла, но уснуть не могла и решила спуститься вниз. Проходя мимо комнаты Дорис, я услышала, как она повторяет сквозь слезы: «Я убила его, Либби, я убила его!» А Либби утешала ее, уговаривала поспать, кажется, предлагала снотворное. Я еще немного постояла, надеясь услышать что-нибудь важное для расследования, но больше они не разговаривали.

– Но Линда, дорогая! Разве из этих слов следует, что Дорис убила мужа?

– Она же сама сказала!

– Во-первых, не подлежит сомнению, что убийца – мужчина. Я сам видел следы, и полицейские их зафиксировали. Дорис вполовину легче убийцы, да и нога у нее меньше размеров на шесть! – я засмеялся.

– Но… значит, она… она могла нанять убийцу? – пробормотала Линда.

– Вот это возможно, – согласился я. – Как вы думаете, она может оказывать влияние на работу филиалов? С ее мнением считаются?

– Откуда мне знать? – удивленно взглянула девушка. – Дорис, как секретарша Либби, конечно имеет дело со всей корреспонденцией. Но не думаю, что она имеет какое-то влияние, и известна кому-либо, кроме членов нашей группы. Правда, она всегда сопровождает Либби во всех поездках, но обычно держится в тени.

– Люди, которые держатся в тени, очень любят и темные дела, – я хмыкнул. – Тем не менее Дорис вряд ли можно заподозрить…

– Я тоже так думаю! – нервно подхватила Линда. – Но если бы вы слышали, какая вина была в ее голосе!

– Скорей всего, она упрекает себя, что отказалась поговорить с мужем последний раз по телефону, и думает сейчас, что если бы выслушали его тогда, он не явился бы вчера и остался жив.

– Вероятно, вы правы, Рэнди. Я вообще чересчур впечатлительна, а сейчас еще и нервы на пределе.

– Неудивительно, дорогая, – я прижал ее к себе не очень крепко, но так, что родительской лаской это не назовешь. Она положила было голову на мое плечо, но сразу снова подняла ее.

– Что мы делаем! Нас могут увидеть из окна! – с паникой оглянулась Линда.

Я предложил ей сесть в машину, закрыл ворота, и мы подъехали к дому.

– Где сейчас Либби? – спросил я, остановив машину у крыльца.

– В кабинете, я думаю.

– Ну, в таком случае, до встречи, Линда, – я ласково улыбнулся милой амазонке и направился к кабинету гневной.

Я постучался и тотчас услышал нетерпеливый возглас, приглашающий войти.

Когда я переступил порог, мисс Холмс оторвалась от газеты, подняла глаза, и мне стало не по себе от ненависти, исказившей ее черты.

– Морган состряпал свою очередную паршивую статью! – бросила она мне в лицо. – Клеветы здесь еще больше, чем в предыдущих!

– Судя по всему, его нелегко остановить, – заметил я меланхолично. – Мы ведь пытались это сделать…

– Вы! Вы пытались это сделать! – с бешенством крикнула Либби. – А ночью, когда преступник разгуливал по парку, вы дрыхли, как медведь в берлоге!

– А я не нанимался вашим телохранителем, – спокойно отпарировал я.

– Нет, вы послушайте, что пишет Морган! – с издевкой сказала она, пропустив мое замечание мимо ушей. – Он заявил, будто его пугают судебным процессом, и это в стране, где свобода слова и печати! И что амазонки откопали где-то жалкое существо мужского пола, которое явилось к нему с этим поручением, не имея смелости разговаривать с ним, Морганом, на равной ноге! А в довершение он сравнивает нас с гангстерами, с политической коррупцией, и добавляет, что равноправие нам нужно лишь как средство для достижения соответствующих целей!

– Столь неудачные сравнения могут повредить его карьере, – спокойно заметил я. – На мой взгляд, подобный бред нужно просто игнорировать. Да и что, в самом деле, он может сделать вам?

– Что может сделать? – гневно переспросила Либби. – Свести на нет всю большую работу, которая проделана, чтобы общество приняло, наконец, нас всерьез! Можно сказать, он уже сделал это!

– Ну, что ж, по всей вероятности я допустил тактическую ошибку, – смиренно признал я.

– Я уничтожила бы вас сию минуту, если бы не опасалась раскола в своем союзе! – со злостью выпалила мисс Холмс. – Завтра же начинайте приготовления к судебному процессу! Морган должен замолчать, а как вы этого добьетесь – не моя забота!

Сознавая, что я не слишком тщательно подготовился к визиту, когда шел к Моргану, я не перечил и относительно спокойно дал излиться ее бешенству. К тому же, честно говоря, сейчас меня много больше интересовало убийство.

– Дорис имеет какое-нибудь отношение к гибели бывшего своего мужа? – спросил я неожиданно, с любопытством ожидая реакции Либби.

В ее глазах застыло удивление, лицо помрачнело, но уже в следующее мгновение она казалась абсолютно спокойной.

– Почему вы об этом спрашиваете?

– Да так, пришло в голову и спросил. Тот, кто убил Нибела, должен иметь какой-то мотив…

– Абсурдная мысль, мистер Робертс, я имею в виду ваши подозрения относительно Дорис. В момент убийства она спала, а я находилась в ее комнате.

– Никто и не говорит, что убила она. Но может быть косвенно…

– Нет! – решительно перебила гневная из гневных.

– Я хотел бы поговорить с ней самой.

– Ее уже допросили полицейские, часа два мучили. Дорис ничего не сказала!

– Но я все же хотел бы задать ей несколько вопросов. Не исключено, что ее ответы прольют свет на некоторые моменты… Или вы не заинтересованы в расследовании убийства?

Мисс Холмс вздрогнула.

– Повторяю, Дорис вам ничем не поможет, – сказала она, но уже без прежней категоричности. – Впрочем, будь по-вашему, раз вы так настаиваете. Но вы сможете поговорить с ней лишь завтра утром, а сегодня пусть она поспит спокойно… Да, и не вздумайте ее пугать или обвинять в чем-либо! – воинственно закончила она.

– У меня пока нет причин обвинять кого бы то ни было. Но я пришел сюда потому, что где-то поблизости бродит убийца и нужно предпринять все возможное для предотвращения очередного несчастья.

Либби посмотрела на меня просто свирепо, а затем, переведя взгляд на газету, буркнула:

– Лучше заткните глотку Моргану! Я вас нанимала для этого. – Она снова уткнулась в статью.

Я решил ретироваться, пока она не дочитала до конца. Кто знает, не прошелся ли там Морган по поводу любовных связей мисс Холмс. Мне нисколько не хотелось присутствовать при том, как она будет читать подобные строки.


предыдущая глава | Страсти гневных амазонок | cледующая глава