home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




2

Чуть заметно начинало бледнеть небо. Пришел рассветный час, тот, когда пробуждаются птицы и особенно крепко спится усталым людям. Пошло по лесам звучное гуль-гуль-гуль… На просохших полянках собирались удальцы, черныши-косачи слетались на молодецкие бои, и старый тетерев, заводила тока, опустив толстый клюв к земле, первым подал сигнал пестрым тетеркам: "Прилетайте! Полюбуйтесь нами, храбрецами! Мы начинаем!" Как же жить дальше? Вернуться к письменному столу, писать длинные доклады, писать ответы на письма, знать жизнь только из дома по тем же улицам и - к письменному столу и раз в год на курорт? И частенько слышать: "А что вы в этом понимаете? Вы жизни не знаете! Вы же на производстве не были!" Теперь Новгородцев понимал жестокую правду этих слов по-настоящему. Да, была сделана ошибка. Не так была начата жизнь…

Стало совсем светло. Сейчас покажется солнце. Воздух был чист и неподвижен. Новгородцев ясно расслышал еще один, на этот раз знакомый звук - далекий гудок паровоза.

Богат и разнообразен лесной покров Южного Урала и его предгорий. На хвойных коврах под соснами, пихтами и елями шаги молодых людей были почти неслышны. Но в чернолесье под их ногами гремели прошлогодние листья, твердые и ломкие от последнего в этом году ночного заморозка. В небе все выше и выше всходило теплое солнце.

Исследователи карстовых бездн шли налегке. Недалеко от выхода из пещер они спрятали между камнями все свое оборудование.

- Оно нам скоро пригодится! - сказал Андрей Карнаухов. - Недели через две сюда такое паломничество начнется, что только держись! Нам придется быть первыми проводниками.

Молодые люди проходили молчаливыми и всегда темными еловыми рощами. Здесь острыми пирамидами на двадцать, на тридцать метров вверх поднимаются густые ели, а внизу ровный многолетний слой опавшей хвои. Солнечные лучи никогда не проникают к земле, и сами себя осуждают на горькую старость без потомства сильные ели.

Но радостно делалось в сменявших еловые реши сосновых лесах. Великолепные мачтовые деревья высоко поднимают прозрачные вершины. Много внизу света и воздуха, и дышится вольно всему живому.

К полудню ущелье расширилось в долину, и стала видна резкая граница гор. Стенами они стоят на севере, востоке и юге. Одна из красивейших русских местностей открыта только на запад. По ней, вырвавшись на свободу, бежит весной полноводный Сим, бьет буйной водой в берега и хвалится своей недолгой силой. Как легко ходить по земле, как хорошо и далеко все видно!

- Сюда нужно будет проложить дорогу, - говорил Царев. - А к нашей золотой бездне следует пройти сверху шахтой. Это самое простое. И вопрос ее вентиляции проще так разрешить. Проход через Сим и тоннель годится для разведки, но не для промышленной эксплуатации.

Молодые геологи рассуждали о своих открытиях с рабочей простотой, давая этим последний урок Новгородцеву.

Давно забыл Новгородцев о своих намерениях приписать себе роль в открытиях экспедиции. Если бы кто-нибудь мог ему сейчас напомнить о них, молодой человек, вероятно, смутился бы до глубины души. Он принял решение.

На первом же коротком привале Новгородцев обратился к своим спутникам:

- Я вас прошу, товарищи, выслушать меня. Коротко говоря, я ухожу со своей теперешней работы и прошу мне помочь. Я хочу работать на производстве, в поле, на изысканиях - вместе с вами.

Сочная сила русской весны смотрела на молодых людей и звала их тысячами голосов. Любовно стонали сизые голуби-вяхири в вершинах деревьев. Тарахтели неугомонные дрозды. Длинноносый бекас взмывался вверх в брачном полете так высоко, что не рассмотреть глазом, бросался вниз и пел песнь любви своей скромной подруге вибрацией жестких перьев в расставленных крыльях.

- До чего же хорошо у нас жить… до чего же прекрасна наша природа… - задумчиво сказала Елена.

- И под нашей землей тоже совсем неплохо! - весело возразил Андрей. - Смотрите, Петр Петрович запросился под землю! Что же мы ему ответим! А ну? На голоса! Кто за?

Дружно поднялись три пары рук. Андрей Карнаухов сделал страшное лицо и спросил:

- Кто против? Никого. Принято единогласно.

- Вы не подумайте, Петр Петрович, что мы шутим, - сказала Новгородцеву Елена. - Просто сейчас так хорошо… А Андрюша, вы думаете, не доволен? Мне тоже за последнее время думалось, что вы так и поступите…

- Я очень рад! - сказал Царев, дружески обнимая Новгородцева. - Ведь если бы не вы…

Дальше и дальше шли товарищи. Тонко и нежно посвистывали в лесах рябчики, перекликаясь и подзывая друг друга. В пойменных приречных озерах и в лесных болотах звонким кряканьем серые утки звали селезней. Со страстным шипеньем пролетали на зов над головами путников широконосые красавцы в ярких перьях.

Прекраснейший из всех наших куликов, лесной кулик-великан-кроншнеп - славил весну в полете длинным и мелодичным напевом: кууль-кууль-кууль.

Вверх шли новые соки. Набухали и взрывались почки деревьев.

Первые душистые гроздья уже повисли на тонких веточках черемухи. Струей бил целительный сок, когда острие ножа впивалось в белое тело нежного русского дерева.

Это могучая сила русской весны, и счастливые подземные путешественники ощущали ее, как радостный, великолепный и торжественный праздник.



предыдущая глава | Голос моря (сборник) | cледующая глава