home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Глава 10

Я проснулся от женского прикосновения. Руки, которые нельзя было назвать мягкими, были несомненно женскими и двигались по моему телу, ощупывая и возбуждая меня. Кольчуга, фуфайка и туника были сняты с меня и брошены в угол, Я был так же обнажен, как и женщина.

— Аннис, это ты?

Она засмеялась. Если не обращать внимание на острые зубы, улыбка ее была почти нормальной. Может, она стала прежней Аннис? Или она вспомнила, что Бранвен нужно ублажать?

— Послушай, Аннис, думаю, что нам следует кое-что обсудить. Религиозными обрядами мы займемся попозже, а сейчас рассмотрим практические вопросы. Как нам выбраться с острова? Как вовремя попасть в Лохлэнн, чтобы предотвратить коронацию Морриган?

Мне показалось, что мои слова до нее не доходят. Она только гладила пальцами волосы у меня на груди и мурлыкала. Аннис она или нет, но она делала то, что нравится Бранвен. Может, так оно и есть. Может, ей нужно принести жертву, чтобы выйти из-под власти заклинания, околдовавшего ее. Может, если мы займемся любовью, послышится громкий гонг, и моя милая Аннис займет место этой людоедки. Вспомнив о людоедстве я заметил, что обе миски пусты, а на губах женщины — жирный блеск. И эти губы были так близко ко мне… Внезапно мне стало плохо.

Так плохо, что если бы я уже не опустошил свой желудок, то вырвал бы ей прямо в лицо.

Ее ласки становились все более интимными и настойчивыми. Несмотря на отвращение, я решил, что должен принести жертву с этой Аннис, чтобы вернуть ту.

— Бранвен! Бранвен! Ты здесь? — спросил я.

Ответа не было. Вероятно, ей отключили телефон за неуплату по счетам или ей нечего было сказать. Аннис издавала какие-то гортанные звуки, а потом внезапно опрокинула меня на спину на кучу мехов с такой силой, что я понял, что не смогу сопротивляться, даже если захочу.

— Аннис, милая Аннис! — говорил я, поглаживая ее всклокоченные волосы. — Осторожней, девочка, все будет хорошо!

Ее рот прижался к моему — острые зубы впились в мои губы, которые стали кровоточить. Ее тело прижалось к моему, и вскоре я стал задыхаться от ее дыхания.

— Бранвен, скажи что-нибудь! — взмолился я. — Ну, хотя бы дай знак! Все ли идет так, как надо? Ты хочешь этого?

Мой отчаянный призыв вновь остался без ответа, Бранвен была глуха, как могила. Может, она и не хотела этого, но никак об этом мне не сообщала. И я начал понимать, что все произойдет независимо от того, хочет ли этого Бранвен или нет, и независимо от моего желания. Аннис обладала мускулами, как у удава, и сдавливала меня в своих объятиях.

— Аннис, пожалуйста, я не…

И тут природа взяла верх. Мне ничего не оставалось, как только молиться Бранвен, чтобы это было одним из ее деяний. Но это не было связано с Бранвен. Оно было диким, яростным, без всякой любви и взаимной страсти. Оно продолжалось и продолжалось… и затем внезапно что-то случилось.

Во время этого дикого акта ее рот касался моей шеи, и теперь, когда все кончилось, острые зубы вонзились в мое горло. Я вскрикнул и стал бороться, но оказался беспомощным в тисках этой самки. Ее зубы рвали мое тело, а рот высасывал кровь.

Я закричал вслух и про себя одновременно. На мой умственный крик кто-то отозвался, что-то коснулось моего мозга.

— Дюффус, что случилось? В чем дело? — это был голос Морриган Лейси, — О, боже, я вижу… Я вижу… Дюффус, ты должен бороться! Борись!

Я боролся, но результаты были ничтожны. Этот проклятый рот высасывал у меня жизнь вместе с кровью, а я был распят на земле стальными руками и ногами.

— Дюффус, это глэйстинг, вампир, — говорила Морган. — Она высосет из тебя всю кровь и душу. Как ты мог связаться с подобным существом?

«Самое подходящее время демонстрировать свою ревность», — подумал я.

Мне не надо было сообщать, что я нахожусь в лапах вампира, он делает свое вампирское дело, и делает самозабвенно.

— Бранвен, помоги мне! — воскликнул я и в уме, и наяву. — Если ты та богиня, какой я себе ее представляю, ты поможешь мне!

— Заткнись! — прикрикнула на меня Морриган. — Она тебе не поможет, даже если захочет! Ее нет поблизости. Тебе может помочь только Муилертах. Я пошлю ее к тебе!

Это было как раз то, в чем я более всего нуждался. Меня как лимон высасывает одно чудовище, а Морган Лейси собирается подослать мне другое! Они, наверное, подерутся над моим трупом, чтобы выяснить, кому я пойду на ужин.

Как обычно, Муилертах пришла со штормом. Если я правильно оценил расстояние, на которое меня отволокли от берега, то пещера была в метрах семистах от моря. Но уже послышался рев снаружи пещеры, и гигантская волна ворвалась вовнутрь. Аннис вскочила и зарычала, грозно сверкая клыками, а пещера наполнилась бурлящей белой водой. Вода заливала пещеру так, будто у нее был разум. Она опрокинула котел, погасила костер и унесла прочь кости. За ними вынесло из пещеры царапающуюся и рычащую Аннис и потащило по камням.

Я лежал на грязной шкуре, не тронутый морем, и только ощущал боль в затылке, которая напоминала мне о кошмарном происшествии. Я с трудом поднялся, нашел одежду и доспехи.

Одевшись, я поискал какое-нибудь оружие. В пещере не нашлось ничего, что можно было бы использовать, и очень сожалея о своем мече, я решил, что мне просто необходимо чем-нибудь вооружиться. Я не знал, какие опасности могут подстерегать меня на острове, но был уверен, что они будут. Наконец, я нашел тяжелую бедренную кость, которую не унесла вода, и только тогда вышел из пещеры.

Остров был в полной темноте, за исключением красноватого свечения лавы у жерла вулкана. Я стал осторожно пробираться к берегу по тропинке, по которой меня волокли сюда, хотя я и не знал, что буду делать, когда доберусь туда, К тому же я не знал, что случилось с вампиром после того, как его унесло волной из пещеры, и это очень меня беспокоило, когда я проходил мимо зарослей или куч камней. Унесла ли волшебная волна ее прочь с острова или же бросила где-нибудь между берегом и пещерой, мокрую и рассерженную?

Ориентируясь по звуку прибоя и белым бурунам, я дошел до берега и поискал, не выбросило ли море на берег что-нибудь полезное для меня, но ничего интересного не нашел. Крышка люка, кусок рангоута, кусок паруса… Из всего этого и еще нескольких деревяшек я смог бы соорудить плот. Ну, а что потом? У меня не было ни компаса, ни карты, я не знал здешних звезд и вообще не знал, куда надо плыть.

Потеряв надежду, я оставил деревяшки и вдруг увидел, что в темноте что-то блестит в футах пятидесяти от меня. Я бросился туда, затаив дыхание и надеясь без надежды. Что это… может быть? Это был мой меч! Он лежал, наполовину засыпанный песком, но его лезвие сверкало, как серебро. Я встал на колени и с благоговением взял его. «Он волшебный, — сказал я себе. — Я его потерял в море, а он нашел путь на берег, где я смог его найти». Ну, вот, дружище, мы снова вместе. С тобой вдвоем я смогу встретиться с любым, даже с вампиром, даже с таким сильным, который бросает меня через пещеру.

Думаю, что я напрасно подумал о подобном, так как сразу появилась необходимость доказывать это. Я услышал рычание, повернулся и увидел, что в двадцати футах от меня на камне стоит что-то похожее на Аннис. Вампириха была вся мокрая, а черные волосы — в еще большем беспорядке, чем раньше. Она взмахнула руками, грозно зарычала, спрыгнув с камня, и большими прыжками направилась ко мне. Я сжал рукоятку меча и, твердо упершись ногами в землю, поджидал ее.

— Предупреждаю тебя, я с мечом! Это мощное оружие! Если, она и понимала английский, то не подала виду.

Она продолжала приближаться ко мне, и глаза ее наливались кровью.

— Олл райт! Я тебя предупредил!

Я держал меч перед собой, описывая острием небольшие круги. Скачущий вампир замедлил ход, и красноватые глаза уставились на лезвие. Она прыгнула в сторону, снова зарычала и опять пошла ко мне. Я преодолел свое отвращение к убийству существа, похожего на женщину, с трудом мне удалось справиться с волнением. При ударе я промахнулся — она была неправдоподобно быстра. Она проскочила под лезвием и оказалась с обнаженными клыками совсем близко от меня. Я отскочил, задев ее краем меча. Она вскрикнула, но успела ударить меня когтями по руке, разодрав ее до крови. Я отскочил назад и снова рубанул мечом, ожидая, что отрублю ей голову, но снова промахнулся. Она отбила удар огромной костью, которая внезапно появилась у нее в руке. Лезвие ударило по кости, посыпались искры. Вампир испустил боевой клич и прыгнул на меня. На этот раз я оказался так близко к вампиру, что не мог ни отпрыгнуть назад, ни ударить мечом в живот чудовища, чтобы проткнуть его насквозь. И на берегу началась смертельная борьба с попеременным успехом — меч против кости, моя хитрость против силы.

Внезапно опять появилась Морриган. Я почувствовал прикосновение ее разума.

— Будь внимателен, Дюффус, будь внимателен! Это Черная Аннис — дьявольский дубликат реальной Аннис. В этом мире все, кто имеет могущество, должны иметь двойников, антиподов. Если Черная Аннис победит тебя, она уничтожит твое тело, разрушит душу и поглотит твою жизненную силу!

Я изо всех сил рубанул мечом. Он описал светлую дугу у меня над головой, заставив Черную Аннис отступить. Дважды я задел ее, и она покрылась кровью. Но затем неожиданно она получила подмогу.

Появились с полдюжины фигур со щитами и мечами. Они были около четырех футов роста, с длинными светлыми волосами, жабрами и плавниками морских людей и в доспехах из акульих шкур.

— Дети Ллира! — возбужденно проговорила Морриган.

Затем ее голос исчез, и я остался один. Приземистые фигуры приближались ко мне, а Черная Аннис выкрикивала свои приказания. Метательный топор попал мне в плечо, я упал на колени. Злорадно улыбающийся воин возник надо мной с поднятым мечом. Я откинулся назад, поднял меч и успел пронзить его. Некоторое время он трепыхался на лезвии, пока мне, наконец, не удалось отбросить его и подняться на ноги, чтобы встретить остальных. Меч пробил насквозь меч и череп следующего, а потом и третий упал с распоротым животом, испустив предсмертный крик. Но потом в борьбу вступили свежие силы. Из прибоя выбежали другие дети Ллира.

Они были выше ростом, около пяти футов, и несли остроги и сети. Одна сеть упала мне на голову. Я пытался освободиться, но она опутала ноги. Только острое лезвие меча спасло меня, разрезав сеть, в которую я попался. Черная Аннис закричала еще сильней, когда увидела, что дети Ллира попятились. Я рискнул краем глаза посмотреть на нее и увидел, что она превратилась в огромного черного волка. Дико завывая, она огромными прыжками стала приближаться к месту битвы. Это воодушевило воинов, и они опять пошли в атаку.

Острога отскочила, ударившись о кольчугу, шлем выдержал тяжелый удар меча, но удар метательного топора опрокинул меня. Я почти потерял сознание. Черный волк подскочил ко мне и поволок вниз.

Но затем неожиданно и я получил помощь — белую пантеру. Я был уверен, что это та же, что сражалась вместе со мной на «Андрасте». Она совершила большой прыжок, и напала на волка.

Оба псевдозверя сплелись в один клубок клыков и когтей и, рыча, катались по черному песку.

— Давай, Аннис, давай! — кричал я. — Бей ее, девочка!

Они дрались свирепо. Два воплощения одной и той же женщины, ведьма и ее антипод, дрались, как дикие звери, чей облик они приняли. На белой шкуре пантеры появилась кровь, а на черной шерсти волка кровоточили глубокие раны. Я попытался подойти к ним и прикончить волка мечом, но дети Ллира преградили мне путь к месту схватки своими мечами и щитами. Я разрубил одному из них щит и отрубил ему руку. Он с воем убежал прочь. Потом выбил из рук другого копье и прикончил его, но остальные стали теснить меня к морю. Я рискнул бросить взгляд на борьбу пантеры и волка, и это оказалось непростительной ошибкой. Пантера лежала на песке, а волк стоял над ней. Это очень расстроило меня, но ошибка заключалась не в этом, а в том, что я отвлекся от боя.

Я услышал шлепанье ног по влажному песку у себя за спиной и хотел повернуться для защиты, но не успел — на мне затянулись несколько сетей. Я продолжал бороться, но силы были неравные, противников было слишком много. У меня из рук вырвали меч, а самого сбили с ног. Отчаянно лягаясь, я ударил одного из нападающих в живот, он скорчился от боли и отступил, но остальные бросились прямо на меня. Холодные руки затянули сеть еще крепче и потащили мое тело к воде.

Я ожидал, что меня тут же прикончат мечом, кинжалом или копьем, но они, кажется, решили утащить меня в воду. Они радостно вопили, пока тащили меня через береговой прибой вглубь. Видимо, они решили утопить славного воина и поэтому не прикончили меня на берегу, когда я был совершенно беспомощен. Они просто решили держать меня под водой, пока я не задохнусь. Я ругался и брыкался, но это уже было бесполезным. Мои ругательства терялись в шуме прибоя, а рот заполнялся соленой водой.

Вода сомкнулась над моей головой и люди моря потащили меня глубже… глубже… глубже…



Глава 9 | Дикий волк (сборник) | Глава 11