home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Глава 4

— Подожди, — попросила она, надо сделать еще кое-что.

— Что? — свирепо спросил я.

— Я сказала тебе, что не хочу денег для себя, но ты должен дать мне немного денег для богини.

— Я же сказал, что у меня с собой ничего нет, — заявил я, не пытаясь скрыть раздражение в голосе.

— Только одну монетку. Любая серебряная монетка — и будет достаточно.

Я неистово порылся в кармане и нашел монету, которую вложил ей в руку. Тонкие пальцы схватили монету и она прильнула ко мне.

— Приходи и люби меня, — прошептала она. — Хорошо люби меня во имя Бранвен-Прекрасной Груди.

— Черт с ней, с Бранвен! — пробормотал я, целуя ее. — Эта любовь для меня! Пусть она ищет свою собственную!

— Не говори так! — резко возразила она. — Не богохульствуй!

— А я и не богохульствую. Я просто хочу, чтобы было ясно, что я люблю не Бранвен, а тебя.

— Ш-ш-ш! не говори так. Нам надо быть благоговейными! Бранвен смотрит на нас.

— Если она смотрит, то, надеюсь, она наслаждается так же, как и я,

Аннис начала петь мягким голосом:

— Бранвен, смотри на нашу любовь! Бранвен, смотри на нашу любовь и дай мне силу! Покажи мне путь между мирами! Дай мне силу открыть Кэр Педриван! Принеси Кэр Педриван для меня!

Я был занят, так что игнорировал все, что она говорила, и сосредоточился на том, что мы делали.

— Ты чувствуешь его, Бранвен? Чувствуешь ли ты мужество его тела?

Ее глаза были широко раскрыты и, казалось, были устремлены в ничто. В один из моментов мне стало жутко. Мне показалась, что эта сексуальная кельтская богиня не только смотрит на нас, но и разделяет с нами наше занятие.

После всего, что произошло, Аннис была в исступлении.

— Ты был великолепен! Мы хорошо любили друг друга для богини. Она получила удовольствие!

— Откуда ты это знаешь? Она что, шепнула тебе об этом на ухо?

— Нет, — покачала она головой, — она сказала мне вот сюда. — И Аннис коснулась одной из своих золотистых грудей. Мне было любопытно — что же случится дальше? Я, конечно, не ожидал, что появится Бранвен и перенесет ее в Лохлэнн, но мне казалось, что что-то должно произойти.

— Нам надо одеться, — сказала Аннис.

— Мы поедем ко мне. Там мы и побеседуем о Бранвен и прочих религиозных материях.

— Не сейчас. — Она оделась и встала на колени перед статуей, склонив голову, после чего пропела какие-то стихи на неизвестном мне языке. Потом взяла монету и положила ее на золотое блюдо в основании статуи. — Прими эту монету, о, Лунная Леди, в знак того, что я исполнила свой долг и выполнила твое желание!

Я стоял и с недоумением смотрел. Она просит силу, чтобы использовать ее против Морган Лейси или чтобы вернуться на родину? В любом случае это бессмысленно — в механическом мире магия не действует. Здесь нет таких мест, как Кэр Педриван или Лохлэнн. Они существуют только в мифах.

— Теперь можно идти. — Аннис отошла от алтаря. — Мы сделали все, что надо.

— Да? Я не заметил никаких проявлений великой магии.

— Разве? — улыбнулась она. — Ты просто глуп. Мы с тобой совершили самое старинное и величайшее из всех ритуальных действ.

Она замолчала. Действительно, я не знаю ни одной магической системы, где бы не рекомендовался этот ритуал, который с успехом только что проделали мы. Но я все еще не видел никаких результатов. Очевидно, Бранвен была таким же глухим идолом, как и все остальные в Южной Калифорнии.

— Вижу, ты сомневаешься в том, что мы все выполнили успешно.

— Да, я не вижу никаких вспышек света, никаких внезапных видений других миров.

— Это требует времени. Концентрация силовых линий — это же долгий процесс. Передвигать миры мгновенно непосильно даже богиням.

— Миры вовсе никем не передвигаются, даже богинями. Только силами гравитации.

— А что это такое? Ваша примитивная наука не может дать вам никакого ответа, а богиня, возможно, может.

— Я жду, но ничего не происходит.

— Как ты можешь увидеть пересечение силовых линий и концентрацию энергии в моем теле?

Я внимательно посмотрел на нее. Я был почти трезв, но вовсе не из-за трезвости все волшебство превратилось для меня в отвратительное создание, а все ее разговоры о Бранвен и Кэр Педриван казались мне каким-то занудством.

— Поедем ко мне, — снова предложил я. — Я расскажу тебе о девушке по имени Морган Лейси, а ты расскажешь, почему ей угрожала.

— А… Эта дура! — презрительно сказала она. — Если бы я действительно хотела убить ее, я бы слепила корп кредх и расплавила его на огне.

Корп кредх — это как раз по моей части. Это кельтский вариант ординарной восковой фигурки. Предполагается, что при втыкании в нее иголок или расплавлении на огне оригинал умирает в страшных мучениях.

— На твоем месте я бы не пытался. Мисс Лейси находится под моей защитой.

— Послушай, дружочек, — засмеялась Аннис, — у тебя большие мускулы и ты уверен, что можешь позаботиться о себе в вульгарной драке, которую вы, американцы, так любите. Но я из Лохлэнна. Думаю, ты не представляешь себе, что это значит с точки зрения магической силы.

— Во мне самом королевская кровь. Мой дальний предок — Дюффус, король Шотландии. Ты когда-нибудь слышала, что случилось с колдуньями, которые хотели извести его с помощью корп кредха?

— Шотландия — в этом мире, — сказала она с некоторым презрением.

— Их было полдюжины и все они были сожжены на костре в 968 году в Фарресе.

Но Аннис не успокоилась.

— Я считала, что сжигать ведьм у вас — противозаконно.

— Конечно. Ведь при умении с ними можно обходиться и по-другому. Я сделал карьеру на том, что ставил так называемых ведьм на место. Этот талант я унаследовал от своего дальнего предка Дюффуса.

— Так называемых ведьм — возможно, — с угрозой сказала Аннис, — но ты никогда не имел дел с королевой Лохлэнна.

— До сих пор, да. Однако, как я уже сказал, Морган Лейси находится под моей защитой.

— Ей не нужна защита, если она откажется слушать этого дурака Сиона и поймет, что я единственная законная королева.

— Она делает все, чтобы отказаться, — пояснил я, удивляясь, что все можно так просто уладить, если от Морган будет получено согласие не претендовать на воображаемый трон воображаемой страны. — Она делает все, чтобы убедить лорда Сиона, что она вовсе не интересуется этим.

— И сейчас тоже? — спросила она, устремив свой взгляд куда-то в неведомое.

— Да. Она никогда не слышала о Лохлэнне, пока не оказалась впутанной в эту историю. И она постарается поскорее забыть о ней, ведь она здесь и так почти королева. Зачем ей нужен этот… ваш… трон?

— Да, зачем? — с отсутствующим выражением сказала Аннис. Она выглядела так, как будто слушала кого-то невидимого, нашептывающего ей на ухо советы. Очень неудобно говорить с тем, кто в это же время ведет другой разговор, более интересный, чем со мной.

Аннис кивнула головой в знак согласия с кем-то или с чем-то, кого она слушала, и обратилась ко мне:

— Мне показалось, что ты приглашал меня к себе немножко выпить?

— Да, — нетерпеливо подтвердил я, — выпить и поболтать. И поразвлечься.

— Отлично. Тогда поедем. Энергия концентрируется, но она найдет меня везде.

— Хорошо. У меня одно из лучших местечек, где ее можно подождать.

Я вышел за ней из домика и столкнулся лицом к лицу со своей личной проблемой. Автомобиль сидел рядом, поджидая нас, как большой терпеливый зверь джунглей, который знает, что ужин идет к нему. Я приехал сюда в приятном состоянии опьянения. Это, а также действие заклинания Природы-Матери дало мне мужество сесть в автомобиль. Теперь же у меня не было ничего, что могло бы остановить страх, возникающий при мысли о предстоящей поездке на нем. Аннис заметила мое колебание и оглянулась:

— В чем дело? Ты что-нибудь забыл?

— Да, мое приятное состояние опьянения. Боюсь, что теперь не смогу ехать без него.

— Но мы же едем, чтобы выпить, не так ли?

— Да, но до этого еще очень далеко, — ответил я, а автомобиль смотрел на меня, в его решетке была видна усмешка. Он знал, что я боюсь. — У тебя в домике ничего нет? Каких-нибудь магических вин или еще чего-нибудь?

— В этом доме занимаются только одной магией, а она не требует вина.

— Да, я это знаю.

Не показалось ли мне, что зверь напрягся? Что его тигриные лапы уперлись в грунт для внезапного прыжка?

Аннис бесстрашно приблизилась к машине, достала бумажное полотенце из ящичка для перчаток и стала протирать ветровое стекло. Я стоял поодаль, не имея сил приблизится, и восхищался ее мужеством. Она закончила протирать стекло и прошлась бумагой по бокам автомобиля, полируя его блестящую шкуру.

— Мне нравятся эти прекрасные машины, — сказала она, лаская ее. — Это единственное в вашем мире, о чем я буду жалеть, когда вернусь в свой. У нас в Лохлэнне такого нет.

— Плохо, — сказал я, ожидая, когда зверь цапнет ее за руку, — но мне кажется, что метла гораздо безопаснее и экономичнее.

Она с презрением посмотрела на меня и повернулась, чтобы сесть в машину.

— Ну, ты едешь? — спросила она, так как я все еще стоял в стороне.

— Знаешь что? Давай-ка ты поезжай потихоньку, а я пойду сзади.

— По шоссе?

Увидев себя, плетущегося за чудовищем, в то время как дюжина других несется за мной по пятам, я должен был признать этот вариант довольно непрактичным. Нет, возможно, будет лучше испытать счастье только с одним из монстров. И, кроме того, он же привез меня сюда. Я осторожно приблизился к машине, приготовившись мгновенно отскочить на безопасное расстояние при малейшем признаке нападения. В виде опыта я просунул ногу в дверь и, когда ничего не произошло, проскользнул туда весь.

Аннис с удивлением посмотрела на меня.

— Ты действительно боишься автомобиля?

— Нет, просто отношусь к нему с осторожностью, — ответил я, закрыв дверцу и глаза.

— Если ты не боишься, то почему же закрыл глаза? — спросила она после того, как вывела машину на дорогу.

— Это старое семейное предание. Мне запрещено смотреть на обратную дорогу откуда-либо. Мой дальний предок Освю Пиклендский однажды упал и сломал шею, когда оглянулся, чтобы увидеть, откуда он едет. С тех пор на нашей семье лежит заклятие.

— Ты просто трус. Вы, мужчины Земли, не выдерживаете сравнений с воинами Лохлэнна.

— Возможно, ты не видела нас в деле, — ответил я, держа глаза крепко закрытыми, так как почувствовал, что животное подпрыгнуло от нетерпения, когда достигло дороги. — Посмотри как-нибудь в воскресенье футбол, тогда увидишь, как мужественны и воинственны мужчины Земли.

— Не думаю, что останусь здесь до будущего воскресенья, и за это я благодарна Бранвен.

— О, да, я забыл. Ты же собираешься домой в Лохлэнн!

Мы были уже на шоссе, можно было слышать рев других машин вокруг нас. Я быстро произнес пару заклинаний и уцепился потными руками за сиденье.

— Да, я собираюсь в Лохлэнн, веришь ты этому или нет.

— О, я поверил бы, если бы такое место существовало.

— Оно существует, — твердо сказала Аннис. — Я там родилась. И Морган тоже, и лорд Сион.

— Морган никогда не упоминала о Лохлэнне, так что твоя ссылка на нее неубедительна, — заявил я, пытаясь спровоцировать девушку на разговор о ее фантастическом мире.

Однако она молчала, очевидно полностью сосредоточившись на управлении автомобилем. Я понимал ее. Для того, чтобы поддерживать власть над этим зверем, требуются, вероятно, громадные усилия. Через двадцать пять минут и две бутылки моего пота мы остановились около моего дома, вышли из машины и пошли по дорожке, ведущей к крыльцу и гаражу.

— Если ты боишься машин, то зачем тебе под домом гараж?

— Во-первых, потому что теперь так строят, а во-вторых, это великолепный винный погреб.

Я открыл дверь и пригласил ее войти. Она с удивлением осмотрелась. Некоторые подлинники картин из моей коллекции ее поразили.

— Ты живешь слишком хорошо для помеси книготорговца с частным детективом.

— Ты забыла про оккультные науки. Вот где большие деньги.

Ее губы скривились и, если бы она не была леди, я уверен, разразилась бы бранью: «Оккультист! Какая чепуха! Что ты знаешь об оккультных науках?». Однако вслух она сказала только последнее.

— Почти все, что есть…от Абаденна до Злокубинки, — вежливо сказал я, начав теперь, когда мои муки с автомобилем кончились, чувствовать себя старым Дюффусом.

Она моргнула.

— Я никогда не слышала имени Абаденна и Зло… Как ты сказал?

— Абадден известен как Ангел-Разрушитель. Является главой демонов семнадцатой иерархии. Злокубинка — это порочная славянская ведьма.

— Видишь ли, простое знание имен вроде этих не делает тебя экспертом в области оккультных наук. Какие заклинания ты знаешь?

— Я знаю великое заклинание, позволяющее превратить женщину в большую кошку, но сейчас я, к сожалению, позабыл некоторые строки.

— Неужели тебе для этого нужно заклинание? Я могла это делать с пяти лет простым усилием воли.

«Она же совсем, ребенок, — подумал я. — Изменение формы — это такая же ее фантазия, как и Лохлэнн. Несомненно, она тоже самое, что и маленькая рыжеголовая танцовщица, которая думала, что она волчица. Она заманила меня в пустынное место пляжа под Малибу, и мне стоило немалого труда вырваться от нее. Следы зубов до сих пор видны на моем правом бедре». Я повел Аннис в библиотеку, где намеревался угостить ее ликером и поговорить о ее воображаемом мире. Она осмотрела книги и глаза ее широко раскрылись, когда она заметила меч, висящий на крючке.

— Черт возьми! Что это?

— Это мой меч! — гордо сказал я. — Он со мной с семнадцати лет. Я нашел его в развалинах старой крепости. Думаю, это меч моего предка, короля Дюффуса, и он ждал много веков, пока я найду его.

— Но это же ненужное оружие! С ним никто не справится. В нем пять футов длины и весит он больше, чем человек может поднять!

— Это двуручный меч и носится он через плечо, а не на поясе.

— Я видела двуручные мечи, их у нас много, но этот выглядит очень смешно.

Я вынул меч из ножен, обнажив его длинное сверкающее лезвие.

— Это настоящий шотландский палаш. В настоящее время сохранилась всего дюжина из них, а мой… самый лучший из всех. Она все качала головой. Тогда я поднял обоюдоострое лезвие за украшенную золотом рукоять и начал легко крутить его над головой.

— Не могу этому поверить! — воскликнула она, когда я случайно обезглавил торшер и разрубил металлическую ножку стола, — Ты силен, как сам Ллир!

Я опустил меч и гордый тем, что она похвалила мои мускулы, улыбнулся.

— Победитель Олимпиады в метании диска может сделать то же самое, если будет тренироваться с семнадцати лет.

— Я поражена! Ты был бы великим воином, с которым бы все считались, если бы не был трусом.

— Я трус только по отношению к этим свирепым механическим монстрам. Если бы я жил на какой-нибудь чудесной планете, где надо было бы сражаться с великанами и драконами, где я носил бы свой меч, перекинутый через плечо, я был бы великим героем!

Она внимательно посмотрела на меня.

— Зачем ты хранишь его? Здесь на Голливудском бульваре тебе никогда не удастся им воспользоваться.

— Не удастся. Но однажды я с его помощью разогнал банду хиппи. Они бросали в меня капсулы СТН, но шлем и кольчуга защитили меня.

— У тебя есть шлем и кольчуга?

— Конечно, — ответил я, вешая меч на место и открывая шкаф, после чего вытащил сверкающую кольчугу и показал ей. — Мне ее сделала одна фирма, работающая на космос. Выполнено из крепчайших сплавов.

— Очень интересно! Но она же здесь бесполезна. Зачем она тебе?

Я ухмыльнулся, чтобы скрыть свое замешательство.

— Они все время должны быть под рукой. Вдруг что-нибудь случится.

— Это маловероятно,

— Да, конечно. Сказать по правде, я родился не в свое время. Я не для этого мира и принадлежу миру мечей и колдовства. — Я продолжал: — Я хорошо помню, что писал Эндрю Лэнг о Шотландии после того, как оттуда ушли римские легионы: «Ночь опускалась за летящими орлами, скрывая разоренные провинции и опустошенные города. Это был век топора, век копья, век волка, век войны, смешения рас, сумеречный век».

Вот тот мир, в котором бы я был дома.

— Другими словами, ты принадлежишь Лохлэнну.

— Да. Ужасно жаль, что нет такой страны.

В ее глазах внезапно появился арктический холод.

— Ты все еще продолжаешь сомневаться в моих словах? Я принцесса, а ты, нищий раб, смеешь сомневаться?

— Я не нищий раб, мадам. Я нищий свободно рожденный американец!

— Но ты сомневаешься в моих словах?

— Ты не представила никаких доказательств.

— О чем ты говоришь?

— Ты до сих пор не объяснила мне, что все это значит. Ты не рассказала мне, где расположен Лохлэнн и почему лорд Сион уверен, что Морган — его королева, а ты настаиваешь, что королева — ты.

— Если бы я все объяснил, ты бы все равно не поверил, потому что правда находится далеко за пределами твоего жалкого воображения.

Я повернулся к бару, чтобы приготовить коктейли.

— А почему бы тебе не попробовать? Увидишь, какое богатое у меня воображение.

— Хорошо… Если бы ты знал правду о Морган, ты бы понял, почему она никогда не попадет в Лохлэнн и не взойдет на трон, — начала она. — И ты… — Ее голос вдруг умолк, я повернулся к ней.

Она опять погрузилась в беседу с кем-то невидимым, нашептывающим ей что-то на ухо. Но на этот раз эффект был чрезвычайно сильным. Ее глаза сделались пустыми, а губы двигались, но никаких слов с них не срывалось. Я подошел к ней и помахал рукой перед глазами. Никакой реакции…

— Эй, выпивка готова! Прошу к столу.

Ответа не было. Темная головка склонилась на одну сторону, чтобы повнимательней слушать, губы все еще шевелились, а глаза оставались пустыми и невидящими. Мне подумалось, неужели она часто бывает в таком состоянии? Наверное, это связано с ее иллюзиями относительно королевы ведьм. Может, дать ей нюхательной соли? Но, к сожалению, у меня ее нет. Девушки, которые обычно бывают здесь, в обморок не падают.

Вдруг ко мне пришла идея. Я торопливо приготовил крепчайший мартини. Налив его в стакан и положив ломтик лимона, поднес напиток к ее носу. Она резко отдернула голову. Мне стало легче, так как любой, кого нельзя оживить с помощью этого напитка, будет признан мертвым любым медицинским консилиумом.

В ее глазах опять появился свет, голова выпрямилась.

— А я уже хотел распорядиться насчет пересадки сердца.

— Дурак, — скривила она губы, — это был таг хаир… Для тебя есть важное сообщение.

— Что именно?

— Ваша клиентка покинула Землю.

— Кто?

— Морриган убыла в Лохлэнн с лордом Сионом. — Аннис с отвращением произнесла эти слова и одним глотком осушила полстакана. — Они опередили меня на один марш и могут быть в Кэр Ригоре за десять дней. Биллетен начнется и коронуют фальшивую принцессу.

— Объясни мне, пожалуйста, что-нибудь. Ты видела видение относительно Морган?

— Да! — резко ответила она. — Морган Лейси покинула свою планету. Она уже несколько часов в пути и проходит через Кэр Педриван на планету Аниви. Я последую за ней!

Я не поверил ни единому слову, но мне нужно было убедиться, что с Морган все в порядке. Ведь она мой клиент, и я должен защищать ее. Если это простое похищение с маскировкой под сверхъестественное, я должен знать об этом. Я снял трубку телефона и набрал номер Лейси. Нетерпеливо барабаня пальцами по столу, я ждал ответа, рассчитывая услышать ее хрипловатый голос, но вместо нее мне ответил мужчина. Когда я объяснил, кто я такой, он рассказал мне все новости, Морган ушла из дома в сопровождении пары, в которой по описанию можно было без труда узнать лорда Сиона и его спутницу. Секретарь Морган был в панике и позвонил в полицию. Он попросил меня приехать и рассказать все, что мне известно.

— С удовольствием, — пообещал я, — но не сегодня. Сейчас я попытаюсь выяснить, куда же ушла Морган Лейси.

Я ничего не рассказал по телефону, но собирался обязательно найти ее, даже если для этого придется попасть на воображаемую планету Аниви, на которой находится Лохлэнн. Закончив разговор, я повернулся к Аннис.

— Ну, так в чем же дело? Где же Морган?

— Морган в Кэр Педриване, вращающемся замке, на пути между мирами, — ответила она, допив коктейль и наклонив голову, как будто снова появился шепот невидимого. — Она уже там и я буду там же, как только наберу энергию.

— Ну смотри, если вы куда-нибудь увезли Морган… ты и этот лорд Сион… у вас будут неприятности. Полиция Лос-Анджелеса не любит, когда прямо у них из-под носа похищают кинозвезд.

— Не будь дураком, Дженюэр. Морган ушла с Сионом добровольно, а я сделала все, что в моих силах, чтобы это предотвратить.

— Я уже устал от этой чепухи и…

— У тебя никогда не будет возможности воспользоваться своим мечом, перебила она меня. — Ты даже не сможешь носить его с собой, потому что тебя засмеют. А пустить его в ход против насмешников ты не сможешь, потому что тебя обвинят в жестокости или еще в чем-нибудь.

— Конечно, я не могу носить меч на бульваре, но я мечтал о том дне, когда я плюну на все, одену кольчугу, возьму меч и выйду на перекресток дорог. Здесь я, как короли древности, буду вызывать всех проезжающих на поединок в честь дам. Я хорошо представлял себе, как длинный блестящий «кадиллак» с толстым банкиром за рулем принимает мой вызов и бросается на меня. Я вижу себя, разящим мечом «кадиллак». Раз! «Кадиллак» издает предсмертный крик и вот он уже валяется на земле, поливая ее своей черной кровью. Мотор, шасси, колпаки и прочая дребедень вывалились наружу.

— Я знаю место, где ты все время сможешь носить свой меч. Там для него будет много работы.

У меня зачесались руки в предвкушении ощущения рукоятки. О, если бы все это было на самом деле! Если бы существовал Лохлэнн, где правит магия, и человек с хорошим мечом и запасом заклинаний может сделать себе карьеру.

— Кэр Педриван приближается, — сообщила она с такой уверенностью в голосе, что вызвала у меня доверие к ее словам. — Я скоро исчезну отсюда. Хочешь пойти со мной?

Предположим… предположим, что это правда. Предположим, что я останусь непоколебимым в своем неверии, а она внезапно исчезнет и окажется на планете Аниви или как там еще. Я не только потеряю шанс, о котором мечтал всю жизнь, но и брошу в беде своего клиента Морган Лейси.

— Пойми, я не верю в это… Я не могу поверить этому даже на секунду, но…

— Но если бы это было правдой, ты бы хотел исчезнуть со мной?

— Да.

— Тогда поторопись. Готовься, только быстро. У нас всего несколько минут. Кэр Педриван совсем близко. Он проходит сквозь время и пространство, чтобы соединиться с Землей.

Я заспешил, все еще не веря ничему, но не желая оставаться, если существует другой мир на другой стороне… Стороне чего? Я сменил одежду на более легкую, но теплую, одел тяжелые ботинки. После чего натянул на себя кольчугу, перекинул за спину меч и одел шлем. Кроме того, я положил в мешок несколько томов заклинаний и других предметов магии.

Теперь я готов! Ко всему готов!

— Кэр Педриван почти рядом! Встань сюда, Дюффус Дженюэр, и держи меня за руки!

Я подошел и встал рядом с ней. Ее руки стиснули мои. И мы застыли в ожидании.



Глава 3 | Дикий волк (сборник) | Глава 5