home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Тадеуш МАРКОВСКИ

Умри, чтобы не погибнуть


Ноор медленно пробирался через клубки лиан, заросли ядовитых папоротников и тучи ядовитых насекомых в сторону лагеря.

Он очень спешил, но обдуманно и внимательно делал каждый шаг. Джунгли мстили неосторожным. Каждое торопливое движение угрожало риском не заметить какую-нибудь из тысяч опасностей, которые грозили неосторожным.

Самое глупое, что можно было сделать в джунглях, это побежать. Самые счастливые успевали промчаться, в лучшем случае, половину дальности полета стрелы.

Несмотря ни на что, Ноор решил рискнуть и ускорить движение, насколько ему позволял инстинкт самосохранения охотника. Он почувствовал, что сегодня в лагере случится что-то чрезвычайное. Непонятно, откуда бралось это ощущение, но оно еще никогда не обманывало Ноора.

Ноор резко остановился и внимательно прислушался. В окружающих зарослях что-то таилось. Он знал об этом, но даже не пробовал угадать, что это могло быть. Зачем? В джунглях надо сначала действовать, а потом задумываться. Он медленно повернулся в сторону угрожающей опасности. Натянул лук. Замер неподвижно, ожидая опасность, повторяя про себя молитву. Лишь бы это был не альгор. Альгор летал, и это было самым сильным его оружием, даже более сильным, чем ядовитые когти и тройной ряд клыков в огромной пасти. Альгор протискивался на своих коротких лапах через джунгли, но в момент, когда он нападал на свою жертву, молниеносно взлетал над несчастным и падал на него, как камень, жадно вонзая ядовитые когти в тело добычи. Не многие успевали выстрелить и попасть в горло, которое было единственным незащищенным местом этого чудовища.

Ноор все еще не шелохнулся. Внезапно из-за стены кустов выбежал огромный кодар — похожее на тигра кровожадное создание с мордой крокодила. Ноор подождал, пока кодар откроет свою глубокую пасть — он всегда открывал ее, когда атаковал. Только когда стало видно дно глотки чудовища, Охотник мгновенно выстрелил и резко отскочил в сторону. Это было безумно рискованно, но иначе за победу пришлось бы заплатить ранами, которые нанесли бы ему зубы мертвого зверя. Лучше было рискнуть. Удача была на его стороне. Ноор несколько секунд смотрел на лежащую у его ног огромную тушу, презрительно усмехаясь. Кодары были очень глупы.

До лагеря оставалось не более трех полетов стрелы, когда он второй раз почуял что-то необычное. Внимательный взгляд вокруг не обнаружил никакой непосредственной опасности. Вероятно, здесь была другая причина. Ноор взглянул вверх, на небо, на полупрозрачные волокна тонких облаков.

Больше там не было ничего, хотя нет… Теперь он уже ясно видел черную точку, приближающуюся с большой скоростью. Что это такое? Для самолета движется слишком быстро. Самолетами назывались огромные создания, длина которых была больше высоты самых старых деревьев. Очень опасные. Летали всегда группами по пять-шесть, и от них не было никакой защиты. Правда, в этих местах они встречались исключительно редко. Летящее тело приблизилось настолько, что Ноор мог разглядеть его форму. Это был странный аппарат, похожий на самолет, но значительно меньший. Его корпус был совершенно черным, только впереди что-то поблескивало на солнце — похоже там было золотое покрытие. Тело беззвучно промчалось над охотником и вскоре скрылось за деревьями. Ноор еще больше ускорил шаг. Аппарат, несомненно, происходил из Черной башни. Когда был жив дед, он рассказывал, что в годы молодости часто видел такие аппараты, которые иногда совершали посадку в лагерях. Но это было очень давно, почти сто пятьдесят лет назад.

Наконец, он добрался назад. С первого взгляда было ясно, что произошло действительно что-то исключительное. Опекун даже надел свой ритуальный наряд из странной упругой ткани, плотно обтягивающей тело. Издали казалось, что опекун обнажен. Это необычное одеяние было черным, как башни. На алтаре лежал недавно убитый кодар, такой же, какой только что застрелил Ноор.

Алтарь, возведенный здесь в незапамятные времена, состоял из черной шкатулки, поставленной на причудливо изогнутом прозрачном постаменте. Никто, даже Опекун, не знал, когда и кто принес и поставил эту святыню. С тех пор, как пламя жило в этих местах, алтарь был всегда. Теперь он переливался цветными огнями, колдовски вспыхивающими в прозрачной глубине. Наверное, Бог был страшно разгневан. Опекун во главе своего племени стоял перед шкатулкой и пел покаянный гимн. Ноор молча присоединился к соплеменникам и, как все, опустился на землю, положив на затылок сцепленные ладони. Вдруг голос Опекуна замолк. Ноор осторожно приподнял голову, чтобы посмотреть, что случилось. Алтарь побледнел, на его поверхности светился только один красный огонек. Больше ничего. Еще долго все неподвижно лежали, пока, наконец, из алтаря не раздался голос Бога:

— Все женщины и мужчины, которые еще не дожили до своей двадцатой весны, пусть явятся завтра на восходе солнца к подножью Черной Башни. Такова воля Херста.

Голос умолк. Люди еще долго лежали на земле, боясь пошевелиться. Наконец, Ноор снова поднял голову. Алтарь опять потемнел. Постепенно это заметили все, и Опекун сделал знак, что можно подниматься.

Ноор встал вместе с остальными, но не мог оправиться от потрясения, вызванного невероятным посланием. Значит, в Черных Башнях кто-то живет, хотя уже полтора столетия никто и никогда не замечал никаких следов их деятельности. Вокруг слышались приглушенные голоса. Все испуганно повторяли новость. Все громче плакали дети. Старцы говорили, что во время жизни их дедов такие голоса часто раздавались из алтаря, и что никогда те, кто вошли в Черные Башни, не возвращались к своим племенам, а исчезали бесследно. Одни утверждали, что все они погибли, другие, что живут в счастье до сих пор, ибо Башни — это дома Херста. Впрочем, так считали многие.

Ноор вместе с другими стоял у подножья Черной Башни. Впервые он видел ее с такого близкого расстояния. Казалось, она достает до неба. Рядом ждали еще тридцать соплеменников, с которыми он пришел час назад.

Точно в момент, когда вспыхнули первые лучи солнца, стена дрогнула, и перед ними беззвучно появился огромный вход, за которым виднелся коридор.

— Войдите! — словно из воздуха загремел голос. В течение целой минуты никто не пошевелился. Они стояли, страшась даже дрожать. Голос не торопил. Наконец, Ноор собрался с силами и переступил порог. Внутри было так же светло, как за входом. Ноор оглянулся и замер от удивления. Изнутри не было видно никакой стены — только джунгли и небо над ними. Ноор преодолел минутный страх. Конечно, в доме должны существовать чудеса, которых не видел никто из смертных. Он уже не был одинок. Остальные, ободренные его примером, тоже решились переступить заколдованный порог.

— Идите! — приказал тот же, что и раньше, голос.

Одновременно перед ними открылся проход, залитый красным светом. Все медленно двинулись вперед. Ноор услышал за спиной шуршащий звук и обернулся. Там, где раньше был вход, теперь виднелись джунгли, но он мог поклясться, что ворота закрылись. Обратной дороги не было. Ноор инстинктивно напряг мускулы. Он снова был Охотником, хотя теперь должен был встретиться лицом к лицу не с джунглями, а с Херстом.

Пет выругался в сотый раз за последний час корабельного времени. В сотый раз его вызов безответно утонул в пространстве. Он почувствовал, что уже не один в отсеке управления.

— Анна! — подумал он без энтузиазма.

— Дичаешь, — принял он в ответ. — Я пришла сюда потому, что больше не могла вытерпеть твои проклятья.

— С каких это пор ты стала такой деликатной?

— Всегда была.

— Неужели?

Пет на мгновение сосредоточился, чтобы неожиданно ворваться в ее внутреннюю память. Прежде, чем она успела установить ментальную блокаду, ему удалось уловить часть страшного скандала, в который ее втянул на Гилдоре Огаза — вице-президент Главного Совета Планеты.

— Свинья!

— Может быть, надо для напоминая повторить?

— Следующий раз сфокусирую в тебе все поле.

— Не сделаешь этого, — ответил, хотя знал, что за это нельзя поручиться, Пет. Впрочем, она это, очевидно, поняла, потому что презрительно пожала плечами и передала:

— Попробуй!

— Хотел доказать, что не стоит строить из себя скромницы. Тебе это не к лицу.

— Это ты уже привык к своей подлости.

— Ты тоже заседаешь в Совете не только потому, что тебя там все очень любят.

— Успокойся! — Пет, наконец, отдал себе отчет в глупости их ссоры. — Надо взять себя в кулак. Мы у цели!

— Ты прав, что, конечно, ничуть не меняет моего мнения о тебе.

— Останемся каждый при своем мнении, но подумаем, что дальше делать. Земля молчит.

— Летим дальше. За этим сюда прилетели.

— Проверь показания датчиков! — Пет уже успокоился.

— Придется немного подождать! Потерпи и не ругайся.

Он не ответил на придирку.

— Меня это в самом деле беспокоит, — добавила Анна, помолчав.

— Прости.

За все триста лет путешествия они с Анной успели возненавидеть друг друга настолько, как только это возможно для двух людей, но вместе с тем, Пет отдавал себе отчет, что они связаны друг с другом навсегда. Тем крепче, что Пет и Анна были телепатами, а значит всегда знали, что думает и чувствует другой партнер. Для них слова были жалким орудием, пригодным только для дикарей. Даже теперь, хотя в принципе обменивались конкретными мыслями, оба одновременно воспринимали множество других впечатлений, которые невозможно описать произнесенными словами. Это можно было попросту или почувствовать, или нет. Они это чувствовали.

Между тем, на главном мониторе компьютер синтезировал показания приборов. В принципе все совпадало: было девять планет, как и должно быть, только это межпланетное пространство было совершенно пустым. Ни один из приборов не обнаружил даже самую небольшую точку космического корабля. Это было ненормально. В системе должно было быть оживленное движение, как когда-то на автострадах.

— Со времени нашего старта прошло три тысячи лет. Не забывай об этом. — Анна, очевидно, прекрасно почувствовала его мысль. Именно это их так связывало.

— Есть что-нибудь?

— Крупные источники энергии на Марсе, Земле и Венере. Станция на орбите Плутона. Ничего. Может быть, задержимся там ненадолго?

— Не нравится мне это молчание. Пошлем лучше зонд.

— Включи защитный экран. — Анна тоже стала вдруг осторожной.

— За три тысячи лет могли научиться пробивать любые экраны, — ответил Пет, нажимая на рычаг безопасности, включающий максимальную защиту «Феникса». — Что с зондом? — поинтересовался он.

— Готова к старту.

— Пли!

— Это еще не война! Не входи, пожалуйста, в роль. Теперь зонд быстро приближался к станции на Плутоне.

Пет и Анна внимательно рассматривали странные формы этой конструкции, ничем не напоминающей внеземные опорные пункты, к которым они привыкли. В ней не было даже никакой платформы для приема ракет, как будто они никогда не приземлялись.

— Может быть, это автоматическая станция, — подумал Пет.

— Датчики показывают, что внутри люди, — ответила Анна.

— Передала наш код?

— Излучаю все время.

— В чем состояла задача этой станции в новое время? — пришла в голову Пета мысль.

— Контроль подступов к Солнечной системе.

— Может быть, они принимают нас за пришельцев?

— Чепуха. По любому справочнику могут проверить, что наш корабль — «Феникс».

— Возможно, уже не применяют таких кораблей.

— Остается еще Код. Эти огромные антенны для чего-то же служат!

Зонд приблизился к станции на сто километров, когда Пет заметил, что они полностью потеряли над ним контроль.

— Верни его. Немедленно!

— Слишком поздно. — Анна еще несколько минут пыталась наладить аварийное устройство управления зондом.

— Могу его уничтожить, — напомнила она.

— Не надо.

Не происходило ничего нового. Они обменивались только чувствами — нарастающим страхом и разочарованием.

— Летели триста лет, чтобы получить от них помощь, а теперь чувствуешь себя нежеланным гостем. — Анна первая четко сформулировала общие мысли.

— Приготовь сообщение на Гилдор, — сухо сказал Пет. — Перешли все накопленные наши записи.

— Ты думаешь, что они уже построили другой «Феникс»?

— Не знаю, но им следует знать все, что известно теперь нам.

— Что ты задумал? — спросила Анна. — И с каких пор ты стал таким лояльным?

— Не говори глупостей.

— Предостерегаю тебя: это сообщение получат все члены Совета.

— Это мне не мешает.

— Что же теперь будем делать? — спросил Пет, после короткого молчания.

— Летим на Землю, — ответила Анна с непонятным упорством. — Если эта история с зондом должна была стать угрозой, надо показать, что мы не боимся.

— Согласен, но с небольшим добавлением. Запрограммируй компьютер на уничтожение всех объектов, размеры которых меньше, чем у патрульных ракет, применявшихся до нашего старта. И пусть это произойдет, если они приблизятся меньше чем на миллион километров к «Фениксу».

— Я не так представляла себе наше возвращение, — подумала Анна, программируя компьютер.

— И к черту тех, кто попытается приблизится к нам с какой-нибудь ловушкой. — Пет чувствовал себя как в давние времена колонизации Гилдора.

— Меньше болтай, — предупредила Анна, — ты ведешь тяжелый крейсер, а не космическую шлюпку.

Пет выжал из «Феникса» все, что можно было выжать в такой засоренной зоне, как Солнечная система. При этом досталось паре астероидов, которые они по дороге разнесли в пыль. Зато уже на другой день их корабль вышел на околоземную орбиту. Никто не пробовал им мешать.

— Джунгли. — Оба смотрели с удивлением на тянущиеся под ними ландшафты.

— Что показывают датчики?

— Все то же, наличие людей и источников энергии.

— А видим только джунгли. Может быть, теперь строят города под землей?

— Ближайший источник энергии находится в районе экватора, — пояснила Анна.

— Пусть будет экватор, — ответил Пет, осторожно направляя «Феникс» в названном направлении.

Через несколько минут перед глазами появилась огромная черная башня не менее трех километров высотой и двух километров в поперечнике.

— Ничего подобного здесь не было, — удивленно заметил Пет.

— Ты все время забываешь, что прошло три тысячи лет.

— Приземлимся здесь, или посмотрим остальное?

— Давай сначала полетаем.

Они обнаружили на всей планете в общей сложности триста башен, которые в подавляющем большинстве находились в экваториальной зоне. Все были похожи как две капли воды.

— На код нам все не отвечают, — указала Анна.

— Перестань думать об этом. Все равно без толку.

Внезапно в громкоговорителе раздался треск. Анна молниеносно переключила приемник на максимальное усиление, а Пет склонился над регистрирующей аппаратурой. Однако треск не повторился. Космонавты молча смотрели друг на друга. Наконец, Пет решился. Он взял в руки микрофон и твердо произнес:

— Алло, Земля. Говорит «Феникс». Возвращаюсь на аварийной тяге из Созвездия Плеяд. Стартовал в 3522 году с тридцатые членами экипажа на борту. Возвращаются два человека. Прошу координаты для посадки.

Он недолго помолчал, напрасно ожидая ответа и продолжил:

— «Феникс» — Земле. Подвергся нападению на Плутоне. Требую объяснений.

— Трудно утверждать, что ты говорил искренне, — злорадно рассмеялась Анна. — Член Совета Гилдора, наконец, нашел достаточно серьезного противника.

— Ты тоже подтвердила свои сильные стороны на посту того же Совета, — отпарировал он.

Наконец, из громкоговорителя раздался человеческий голос. Начавшаяся ссора мгновенно прекратилась.

— Тайный Совет — «Фениксу». Ждите координаты на стационарной орбите. Инцидент на Плутоне нам известен. Все разъяснения будут вам даны после посадки. Рады вашему возвращению.

— Хороша радость. — Анна явно заразилась от Пета подозрительностью.

— Немного подождем.

— Передай сообщение на Гилдор, — напомнила она.

Потом они сидели, окутанные ментальной блокадой, и ждали дальнейшего развития событий.

Лооп летел в Центр с максимальной скоростью. Произошло именно то, чего он опасался. В систему прибыл галактический корабль. Последний раз с чем-то подобным столкнулся Хоп 2, когда вернулась вторая экспедиция на Сириус, тысячу лет назад. Корабль «Единство» прибыл с опозданием на двести лет, так что все успели их похоронить. Хоп 2 составил подробный отчет об этой истории в летописи Совета. Насколько Лооп мог припомнить, в отношении экипажа, который не смог примириться с Великим Изменением, пришлось принять крайние меры.

А теперь этот «Феникс». В летописи о нем нет никаких данных. Историки успели только выяснить, что это корабль галактического класса, построенный, видимо, три тысячи лет назад. База на Плутоне подтвердила, что это аппарат с субсветовым приводом типа «ноль-девять девятых».

«Откуда они возвращаются через столько лет? — подумал он с легким беспокойством. — Говорят с Плеяд, но за это время они с тем же успехом могли добраться намного дальше».

Огромная башня Центра была уже видна невооруженным глазом. Лооп приземлился непосредственно на уровне центра полетов и сразу заметил, что там его ждет весь Тайный Совет.

«Перепугались», — мелькнула у него мысль.

— Привет, Лооп, — обратился к председателю Назон.

— Где они? — спросил тот, подчеркнуто отбрасывая условности.

— На орбите, — ответила Лара.

— Контакт есть?

Вместо ответа Лара кивнула в сторону пульта связи, за которым сидел Бор — четвертый и последний член Совета.

— Велели им ждать на орбите, — прибавил Бор, поворачиваясь вместе с креслом в их сторону.

— Я предложил, чтобы вы подождали меня. — Лооп с трудом подавил злость.

— Надо приказать этим… с Плутона, чтобы оставили их в покое, — вмешалась Лара, — и не захватывать их зонд.

— Пролетели всю систему, уничтожая все, что им попалось по дороге, — поддержал ее Назон.

Это, конечно, меняло дело. «Феникс» решил прибыть на Землю и, видимо, не позволил бы никому помешать осуществлению своего намерения.

— Надо было ввести к ним на борт наши контактные группы, — сказал Лооп.

— Они включили какое-то неизвестное защитное поле, через которое мы не смогли пробиться, — на этот раз высказался Бор.

Лооп решил не заходить слишком далеко. Все трое его собеседников, очевидно, имели собственное представление о том, как можно уладить возникшие проблемы. В данный момент не имело смысла провоцировать напряженность внутри самого Совета.

— Что вы предлагаете?

— Позволить посадку и посмотреть, как они могут нам пригодиться.

— Летели три тысячи лет, — опять вмешалась Лара. — Это еще никому не удавалось.

Лооп немного успокоился. Остальные опасались того же, что и он. Оставалось надеяться, что это не вызовет в будущем трудностей. Великое Изменение все еще лежало в пеленках.

— Скажи, чтобы они приземлились на запасном космодроме, — приказал он Бору. — На каком этапе находится Призыв? — обратился Лооп к Ларе.

— Все в башнях.

— Что ж, летим их приветствовать.

— Земля — «Фениксу». Даем координаты. Посадка через двадцать минут, — прервал их размышления уже знакомый голос.

Анна пришла в себя первой. Привычным движением она включила соответствующие секции, нужные для приземления. На мгновение заколебалась над кнопкой включения защиты.

— Оставь! — решил Пет. — Датчики сообщили о попытках прорыва защитного поля. Лучше не рисковать.

— Сообщение на Гилдор отправлено, так что мы ничем не рискуем.

— Оно дойдет туда только через двести пятьдесят лет. Не собираюсь входить в историю, как мученик Дела.

— Здравомыслящий, — протянула Анна.

— Принимай координаты, — сухо бросил Пет. — Игры кончены.

Навигационный луч привел их к космодрому, расположенному вблизи одной из башен. Небольшая площадка, как раз достаточная для посадки одного корабля типа «Феникс», пока была свободна. Приземлились, как на тренировке — элегантно? Даже не подожгли джунгли, тянувшиеся вокруг. Молча ждали. Не так представляли они себе возвращение. Все слишком походило на разведку во вражеском лагере.

— Кто-то должен за нами прилететь, — подумала Анна.

— Кончай с телепатией, — сказал Пет вслух. — С этой минуты говорим как они.

— Ладно.

Они опять замолчали, напряженно всматриваясь в картину, развернувшуюся перед их глазами.

— Как хотелось бы выкупаться в какой-нибудь речке, — с неожиданной мечтательностью сказала Анна.

— А я хотел бы в море. В настоящее соленое море.

— Потом прыгали бы на песке и пели.

— Почему пели? — возразил Пет. — Я петь не умею.

— Ну, тогда пела бы только я.

— А потом занялись бы любовью, — авторитетно заявил Пет.

— С тобой? — горько спросила она.

— Конечно, ведь мы были бы наедине, вдвоем.

В этот момент вдалеке показался большой транспортер, снизу похожий на блюдце.

— Не знаю, захотела бы я, — ответила Анна, одновременно показывая на транспортер, который опустился на плиту метрах в пятидесяти от «Феникса».

— Убежим от них, — убежденно заявил Пет.

— Блокада! — резко пронесся по его мозгу голос Анны. Она опять перешла на телепатию. Он не успел понять, что произошло, но почти инстинктивно молниеносно воздвиг ментальную блокаду. В последний момент кто-то пробовал проникнуть в его мысли, хотя поле было совсем слабым. Теперь он притворился, что сдается, чтобы лучше почувствовать противника. Однако тот не понял уловки. Это, вероятно, означало, что он не умел применять блокаду, а просто изо всех ментальных сил пытался прорваться в их мозг. Это была совсем примитивная разновидность телепатии. Теперь Пету надоела игра с невидимым противником и он увеличил защиту до максимума. Чужак, конечно, не сумеет пробиться через поле.

— Успокойся, — пробормотал Пет, презрительно усмехаясь.

— Мы себя выдали!

— Что ты! Мы им скажем, что поле повысил компьютер. — И Пет выключил радио.

— «Феникс» — Земле. Посадка окончена. Зарегистрирована попытка прорыва нашего защитного поля. Требуем объяснений.

— Земля — «Фениксу», — немедленно отозвался знакомый голос. — Посадку подтверждаем. Просим прощения за недоразумение. Мы пробовали войти с вами в телепатический контакт.

— «Феникс» — Тайному Совету. Говорит Пет, капитан «Феникса». Прошу соединить меня с вашим руководителем.

— Руководитель Тайного Совета Лооп — Пету. Почему вы не выходите? — раздался другой голос. Твердый, бесстрастный, привыкший приказывать.

— Слушай, Лооп, — отозвался Пет после короткой паузы. — Нас атаковали на Плутоне, а потом на Земле что-то пробовало прорвать наше защитное поле. Вы говорите, что это телепатия. Возможно. Я в этом не понимаю. Можешь ли ты гарантировать, что мы не подвергнемся нападению, если покинем корабль?

— Ты выдвигаешь странные требования.

— Нет, я просто не уверен, что ты контролируешь ситуацию. Конечно, если заранее предположить, что нам здесь рады.

— Понял. Ты, действительно, имеешь основания так думать, — ответил Лооп, как показалось Пету, с оттенком одобрения. — Если это тебя успокоит, могу гарантировать, что мы рады вашему возвращению на Землю, и с нашей стороны вам ничего не угрожает. Доказательством может служить тот факт, что в настоящий момент мы ожидаем вашего выхода в гравилете, который стоит рядом с вами.

Пет посмотрел на Анну. Она тоже колебалась, но затем решительно поднялась из кресла.

— Не сидеть же здесь вечно.

— Лооп, мы выходим, — произнес Пет, обращаясь к микрофону. — Предупреждаю, что защитное поле остается включенным, и любой, кроме экипажа, кто попытается его форсировать, принудит «Феникс» к самообороне.

Через минуту они уже стояли в шлюзе. Оружие оставалось на месте. От него мало пользы, а для индивидуальной защиты лучше было применять их поля.

— Привет, родной дом, — пробормотала Анна, глядя на ландшафт, открывавшийся, когда распахнулся люк.

Они оставались еще минутку в шлюзе, наслаждаясь ароматом джунглей и свежестью воздуха.

— Достаточно сентиментальничать, — сказал Пет. — Пошли.

— Не думала, что мы так расклеимся, — пробормотала Анна.

— Три тысячи лет, — ответил тихо Пет, — это, в конечном счете, большой срок.

От гравилета в их сторону шли четыре человека, одетых в черные, длинные, свободно ниспадающие складками туники. Их единственным украшением были тяжелые цепи, висевшие на шее. Только когда группа приблизилась, можно было заметить неуклюжие перстни, надетые на указательные пальцы правой руки.

— Какая-то мания одеваться в черное, — проговорил Пет.

— Дешевая комедия, — хмыкнула Анна.

Но времени на дискуссии не осталось. Встречающие приблизились к ним метра на три и остановились, бесцеремонно разглядывая гостей. В центре стоял Лооп, слева от него Лара, рядом с ней Бор, справа от Лоопа — Назон. Они невольно расположились в официальном порядке. Бор был наместником Тайного Совета в Европе, Лара — в Азии, Назон — в Африке, Лооп, как старший из четырех, управлял обеими Америками. После долгого молчания, члены Совета, наконец, представились Пету и Анне.

— Приглашаем вас в Центр, — прибавил Лооп. — Там для вас приготовлена квартира.

— Центр? — не поняла Анна.

— Это та башня, которая расположена поблизости, — объяснила Лара.

По дороге в Центр все молчали. Лооп лично вел гравилет. Пет внимательно наблюдал за ним, за его безошибочными автоматическими движениями. Хотя ему и надо было делать немного. Пет за километр чуял хорошего пилота. Лооп был хороший, несомненно. И, кроме того, опасным, даже грозным. Пет это почувствовал сразу. Ведь нелегко было стать членом Совета Гилдора, а еще труднее оставаться им в течение стольких веков. Такое положение требует идеального ощущения противников.

Он искоса взглянул на Анну и понял, что их оценки одинаковы. Остальные были так же опасны, но у Пета сложилось впечатление, что он мог бы с ними справиться. Он снова посмотрел на Анну. Можно поклясться, что, несмотря на то, что они применили метальную блокаду, Анна ведет телепатическую беседу. Он сосредоточился и осторожно включился в ее мысли.

— Ты была права, — подумал он с удовольствием, — наконец, нам достался достойный противник.

Оказалось, что Анна подслушивает разговор, который ведут между собой их спутники телепатически. Поле было таким же примитивным, как и то, что пыталось пробить защиту «Феникса», но тема беседы оказалась интересной. Пет, правда, не решался читать непосредственно в их головах, что было слишком рискованным, но и так обмен мыслями был весьма поучительным.

— Что вы о них думаете? — спросил Лооп.

— Лгут, — ответила Лара, — или, во всяком случае, что-то скрывают.

— Надо попытаться узнать об этом полете «Феникса».

— Какая-то экспериментальная команда, — отметил Бор.

— Кроме прочего, их мысли нельзя читать.

— Не исключено, что они тоже телепаты, — сказал Назон.

— Непроницаемые всегда встречались, — передал Лооп. — Каждый год у нас бывает до восьми таких случаев. А что касается телепатии — не думаю. В их эпоху она никому и не снилась.

— Кроме того, мы почувствовали бы их присутствие, — напомнила Лара.

— И все же меня интересует, почему мы не можем в них включиться. Два непроницаемых в одном корабле, это, пожалуй, больше, чем простое стечение обстоятельств.

— Даже в наше время экипажи подбирают из людей с одинаковыми способностями. Так что совпадение возможно, — возразил Бор.

— Непроницаемых мы уничтожим немедленно после выявления, — настаивал Назон. — Что сделаем с этими?

— Прекратите панику! — оборвал дискуссию Лооп. — Летели три тысячи лет. Согласен, это замечательное достижение. Но не забывайте, что все время они были заперты в «Фениксе», причем в состоянии анабиоза. Не хватает только, чтобы мы начали считать их бессмертными.

— Ты сам их боишься, — отрезала Лара.

— Ты читала, что написал Хоп 2 в летописи?

— О «Единстве», — уточнил Назон.

— Тогда великое Изменение только началось, — напомнила Лара.

— Лооп думает о террористах, — вмешался Бор.

К несчастью, дискуссия прервалась, когда гравилет приблизился к Центру. Лооп приземлился великолепно, так, что Пет ему даже позавидовал. У выхода из транспортера их ожидало несколько человек в белых туниках, без всяких украшений. Судя по знакам уважения, которые они оказывали членам Совета, это были рядовые работники Центра.

— Проводите наших гостей в жилой сектор и оставайтесь там в их распоряжении! — величественно приказал Лооп людям в белых туниках.

— Думаю, вы хотели бы теперь немного отдохнуть, — добавил он, обращаясь к Пету и Анне.

— С удовольствием, — ответила Анна.

— Мы скоро у вас появимся, — заявила Лара. — Наверное, у вас будет много вопросов.

Когда они оказались, наконец, в жилом секторе, который оказался огромными апартаментами, состоящими из шести комнат, то действительно почувствовали усталость. Напряжение, пережитое за несколько последних часов, измучило их тела. Анна со вздохом облегчения первой бросилась в постель.

— Наконец, я смогу по-настоящему выспаться, — сказала она.

— Неплохая мысль, — согласился Пет.

— Тебе идет эта туника, — заметила Анна.

Намек относился к их новой одежде. Действительно, когда их провели в эту квартиру, представители Лоопа предложили заменить летные комбинезоны на здешние туники. Одеяния были черного цвета, который полагался членам Тайного Совета.

— Тебе тоже, хотя ей не достает женственности, — убежденно заявил Пет, с комической серьезностью рассматривая Анну.

— Теперь лучше? — спросила та, вытягивая ногу из складок, обволакивающих тело.

Пет внимательно изучал эту ногу, высоко поднятую кверху. К сожалению, Анна обладала самыми красивыми ногами среди всех, какие он видел. К сожалению потому, что она умела этим пользоваться, в чем он убедился еще на Гилдоре. Единственным недостатком, который сейчас ему удалось найти, было то, что продолжение этой ноги было скрыто туникой.

— Наполовину лучше, — ответил он, поморщившись.

— Тебе не хватало этого? — с насмешливой улыбкой Анна извлекла на свет и вторую ногу.

— Намного хуже.

— Почему?

— Появились новые факты, из которых следует, что образ стал еще более неполным.

— Ненасытный!

— Просто любопытный, — ответил Пет, медленно приближаясь к Анне. И то, что должно было случиться, случилось.

— Что ты об этом думаешь? — спросила Анна немного позже.

— О чем?

— Не питай особых надежд! — ответила Анна, выскальзывая из его объятий. — Мы просто расклеились. А мое мнение о тебе не изменилось.

— Принял к сведению, — ответил он сухо, — но считаю, что нельзя все сваливать только на наше возвращение.

— Ты слышал их разговор? — спросила телепатически Анна, словно не услышав последних слов Пета.

— Как и ты.

— По-твоему, они нас подслушивают? — Анна почувствовала беспокойство.

— Почти наверняка. Теперь, наверное, решили, что мы заснули.

— Их телепатия совсем примитивна, — сказала она пренебрежительно.

— Сначала наши успехи были не лучше.

— Они ничего не знают ни о нас, ни о Гилдоре. Забыли все.

— Это только вопрос времени. Очевидно, сохранились какие-то архивы. Могу поспорить, что уже сейчас там кто-то сидит и ищет. Ты думаешь, нам позволят посмотреть историческую документацию?

— Пожалуй, да. Только наша интерпретация едва ли им понравится. Тут происходит что-то недостойное. Эти башни, люди, живущие в джунглях! Пустой космос.

— В чем состояло Великое Изменение? Кто такие террористы? Об этих двух проблемах надо узнать как можно скорее. И, кроме того… Почему они нас боятся? Что случилось с экипажем «Единства»?

— Перестань, — прервал эту считалку Пет. — Подождем Лоопа.

— Не знаю, сложилось ли у тебя такое же мнение, — ответила Анна, — но мне кажется, что весь этот Тайный Совет только и делает, что спорит по всем вопросам.

— Это может нам пригодиться, — согласился Пет.

— Расскажем им о Гилдоре?

— А ты как думаешь?

— Еще не время.

— Значит, не скажем.

Лооп сидел в своем кабинете с Ларой. Бор и Назон полетели в башню Историков искать информацию о подробностях полета «Феникса».

— Почему ты их так боишься? Только потому, что они непроницаемы? — спросила Лара.

— Они чужие в нашем мире, и в то же время люди. Это очень опасное сочетание. Хоп 2 позволил экипажу «Единства» разъезжать по всей Земле, и почти немедленно вспыхнули волнения. Корн — капитан корабля — утверждал, что Великое Изменение является преступлением, что надо жить иначе, так, как в эпоху Корна. Это нашло отклик тогда, и может найти его и теперь. Пусть только узнают об этом Террористы!

— Сейчас мы сильнее, чем в период Хопа 2, — заметила Лара.

— Новых людей стало гораздо меньше, — напомнил Лооп, — это же следствие вашего лозунга: «Право на звание для всего человечества», — добавил он с ненавистью.

— Не начинай все сначала. — Лара сжалась, как кошка, готовая собственной грудью защищать свою позицию. — Ты прекрасно знаешь, что это было неизбежным.

— Следующим шагом, наверное, станет право телепортации для всего человечества.

— Это будет тоже неизбежно.

— Не на моем веку, — спокойно заявил Лооп. Слишком спокойно.

— Не пытайся интриговать, Лооп! — предостерегла его Лара. — Ты одинок.

— За мной стоят все новые люди!

— Если бы ты хоть немного интересовался историей, знал бы, что нельзя быть тираном безнаказанно.

— Ты говоришь, как Террористы.

— Не знала, что ты унизишься до таких жалких размеров. — Лара презрительно пожала плечами.

— Я тебя просто предостерегаю.

— А я это предостережение учитываю. Так что же сделаем с нашими гостями?

— Мне кажется, их можно включить в Призыв.

— Ты сошел с ума. Они ведь не дикари.

— Речь идет не о полной трансформации, — успокаивающе ответил Лооп.

— А о чем?

— Дикари сначала получают полный комплект общих знаний плюс профессиональную подготовку в зависимости от способностей, проявившихся у них при тестировании. Для них предлагаю в принципе то же, но без замены тел. Вместо этого привьем им гипнотический запрет предпринимать какие бы то ни было шаги против установленного порядка и наших персон.

— Чисто и гигиенично! — Лара была скорее удивлена предположением. — Я не подозревала, что в тебе скрывается столько великодушия, — добавила она насмешливо.

— Ты давала своим врагам еще меньше шансов, — напомнил ей Лооп.

— А ты не оставляешь никаких.

— Я, по крайней мере, не заставляю их бежать через джунгли.

— Это была идея Назона, а не моя. — Она пожала плечами.

— Но ты привела ее в исполнение.

— Ты сам заключил пари с Бором о том, кто из них пробежит дальше всех.

— Хватит! — буркнул Лооп. — Интересно, что Назон и Бор найдут в архиве?

— Свяжись с ними!

Молча Лооп манипулировал многочисленными регуляторами своего письменного стола, связываясь с Башней Историков. Наконец, его соединили.

— Пока мы почти ничего не нашли, — доложил Бор, — выяснили только, что «Феникс» был экспериментальным кораблем, а его полет был фактически испытательным рейсом. Кроме того, дана ссылка на какого-то Гилдора. Удалось установить, что это генетик, который жил в эпоху их старта. Это все.

— Значит, действительно, у нас нет ничего существенного, — суммировала Лара.

— Теперь мы просматриваем медико-биологический фонд.

— Проверьте также правительственные доклады, — дополнила Лара.

— Ты что-нибудь знаешь? — быстро вмешался Лооп.

— Нет. Просто предчувствие.

— Что ж, пойдем посмотрим, как проходит Призыв, — бросил Лооп, не совсем уверенный в искренности Лары.

Вуур сидел в контрольном зале и молча наблюдал, как маршируют дикари. Он их ненавидел, хотя сам происходил из Призыва. Но это был предпоследний Призыв, так что Вуур был представителем уже десятого поколения, живущего в Башнях.

Например, Тайный Совет составляли выходцы из Новых Людей, которые происходили из таких древних Призывов, что можно было сказать, что практически они были прямыми потомками создателей Башен.

Вуур вздохнул. Мечтать о том, чтобы стать Новым человеком, было опасно. Особенно тому, кто, как и он, не умел управлять своей телепатией. Линия Вуура получила право на телепатию только в предыдущем поколении.

На экране появился необыкновенно высокий дикарь с обожженной солнцем кожей, чрезмерно развитыми мускулами, бегающим взглядом и той особой походкой, по которой можно было сразу узнать Охотников. Впрочем, даже не заметив всех этих подробностей, он не мог пропустить мощного лука, который дикарь сжимал в левой руке.

— Только этого не хватало, — пробормотал он со злостью и соединился с дежурным психологом.

Охотники почти всегда создавали трудности во время адаптационного процесса. Как правило, им приходилось заменять личность.

— Йена, — бросил он в микрофон линии связи, соединявшей его с психологом. — У меня Охотник, разреши деперсонификацию.

— Ты провел адаптационные тесты? — услышал он в ответ.

«За кого он меня принимает? — сердито подумал он. — Знает же, что Призыв только начинается».

— Ты прекрасно знаешь, что пока не успел, — бросил он в микрофон, не скрывая раздражения. — Они только приближаются к адаптационному залу. Совсем одурели, и ползут, как черепахи, — добавил он совсем не к месту.

— Прежде всего проведи с ними тесты! — услышал он голос Йены.

— Тогда подготовь гипнокомплект! — повысил голос Вуур и отключился.

Последние слова были продиктованы чистым злорадством, так как гипнокомплект доложен был готовить он сам, как дежурный техник. Однако Йена относилась только к девятому поколению, а потому стояла ниже его в общественной иерархии. Вуур не мог понять, почему ей удалось подняться выше, чем ему. Тем не менее, он имел право приказывать ей и всем, кто происходил от представителей позднейших Призывов, и решил этим воспользоваться, так Йена расстроила его своим идиотским вопросом о тестах.

— Вуур! Повтори свое распоряжение на пленку! — снова раздался из громкоговорителя ее голос.

— Я не обязан ничего объяснять таким, как ты, — выкрикнул он со всей злобой, которая накопилась при их разговоре.

— Твое распоряжение выходит за рамки моих обязанностей, поэтому я не могу принять его к исполнению, — ответила она, сохраняя полное спокойствие. — Поскольку ты принадлежишь к десятому поколению, то, согласно традиции, я вынуждена тебе подчиниться. Однако имею право требовать подтверждения подобных распоряжений на пленке.

— Пожалуйста, с удовольствием. — Вуур очень любил подчеркивать свое превосходство везде, где это было возможно. — Пожалуйста, повторяю. Приказываю тебе подготовить гипнокомплект.

— Спасибо. Распоряжение принято.

Щелчок переключателя означал, что она выключилась. Вуур опять посмотрел на экран. Дикари уже вошли в адаптационный зал и стояли в полной растерянности, совершенно не зная, что делать дальше. Вуур тихо выругался. Он едва не пропустил этот момент. Он поспешно нажал кнопку. Сразу же в зал вошли человекообразные адаптационные роботы, облаченные в ритуальный убор, и начали ловко раздевать пришельцев. Трудность возникла только с Охотником, который упорно отказывался отдать лук.

— Как его зовут? — осведомился Вуур.

— Ноор, — ответил робот, пытаясь справиться с непослушным Охотником.

— Усыпить! — приказал Вуур, мысленно проклиная дикаря.

Конечно, Йена проводила свои тесты, а у него из-за этого были сплошные неприятности. Остальные дикари тем временем начали ложиться в адаптационные контейнеры. Они очень боялись, но еще больше страшились взбунтоваться хотя бы в малейшей степени.

Вуур чувствовал, что кто-то вошел в контрольный зал. Он был уверен, что это Йена.

— Я же велел тебе приготовить гипнокомплект, — сказал он раздраженно, одновременно поворачиваясь в кресле в ее сторону.

Но это была не Йена, которая в этот момент включилась и сообщила, что гипнокомплект подготовлен, и он может начать, когда хочет. Вуур пытался что-то ответить, но не мог выжать ни слова: перед ним стояли Лооп и Лара.

«Мой Херст! — промелькнуло в его голове. — Тайный Совет!»

— Продолжай действовать по программе Призыва! — приказал Лооп, словно не заметив впечатления, которое произвело на техника их посещение.

— Слушаюсь, достопочтенный, — выжал из себя Вуур, почти на ощупь нажимая на кнопку, которая запускала основной процесс адаптации.

— Насколько я помню процедуру Призыва, подготовка гипнокомплекта входит в обязанности дежурного техника, — заметила ни к кому не обращаясь Лара.

— У меня возникли трудности с Охотником, который оказался в моей группе, — неуверенно ответил Вуур, чувствуя, что по телу потекли струйки пота. Он был зол на себя. Какой дьявол заставил его доказывать Йене свое превосходство…

Лооп и Лара стояли неподвижно. Он с ужасом почувствовал, что они читают его мысли.

— По-моему, подходит. Карьерист. Глупый. Примитивный. Высокоразвитый инстинкт иерархии. Самостоятельно мыслить не умеет, — молча суммировал Лооп.

— Настолько глупый, что позже может проболтаться, — прибавила Лара. — Может, лучше подключить эту Йену?

— Нет, она хороший специалист. Я даже собираюсь через несколько лет включить ее в состав Новых людей, — ответил Лооп.

— А с ним что сделаем?

— Сейчас выполнит наше задание, а потом в джунгли.

— Только не говори, что я подсказала тебе такую идею, — ответила Лара медленно и добавила вслух: — Подготовь два дополнительных адаптационных агрегата с информационно-историческим обеспечением. Без замены тел.

— Слушаюсь, достопочтенная.

— Надеюсь, ты в последний раз забыл о своих обязанностях, — резко сказал Лооп. — Если бы не шел Призыв, я бы тебя немедленно отстранил. А теперь даю тебе шанс. С Охотником обращайся как со всеми другими. Не хочу слышать ни о какой деперсонификации, — добавил он, уже находясь в дверях.

Члены Совета давно ушли, а Вуур все еще сидел, не чувствуя себя, не в силах шевельнуться. Наконец, он собрался с силами и соединился с Йеной.

— Подготовь два дополнительных места! — приказал Вуур ей.

— Знаю! — ответила она и отключилась.

«Видимо и у нее побывали», — подумал Вуур с оттенком недовольства. Это напомнило ему, что нет ничего незаметного в этом лучшем из всех известных миров.

Пет сидел в глубоком кресле и всматривался в вид, открывавшийся из окна их квартиры. Вокруг простиралось зеленое море. Чудесные джунгли фантастической растительностью, деревьями, которые иногда достигали стометровой высоты. С листьями, цвет которых изменялся от зеленого до алого. С высоты Башни вид был великолепным, даже воодушевляющим. Черное здание для внешнего наблюдения должно было представляться монументом, олицетворяющим власть, могущество, гордыню.

Из окна не было видно, живет ли кто-нибудь в зарослях. Впрочем, этого нельзя было установить без соответствующей аппаратуры даже с самого близкого расстояния.

Эта мысль вырвала Пета из состояния легкой мечтательности, в которое он впал, греясь в лучах настоящего солнца, беспрепятственно падавших сверху после нажатия нескольких выключателей, находившихся в комнате.

Анна лежала на широком ложе и, бесстыдно обнаженная, загорала. Она утверждала, что если стены прозрачные, то они, наверное, пропускают и ультрафиолетовые лучи. Пожалуй, что это было верным, так как иначе лица всех обитателей Башен были бы бледными, как бумага. Правда, пока они видели не слишком много этих обитателей.

Пет внимательно посмотрел на Анну, которая, положив голову на руки, всматривалась в него закрытыми глазами. Он не был уверен, что ее глаза были действительно закрыты до конца. Не догадываясь о его мыслях, Анна покачивала ступней, словно в такт беззвучной песне. Пет наблюдал за ней с легкой грустью. Уже более трех тысяч лет, или восьмисот лет из их индивидуальной жизни они не позволяли себе так расслабляться. Сначала их принуждали к этому полному напряжению Земля, Гилдор, потом полет и авария, а затем больше четырехсот лет колонизации Гилдора и возвращение на Землю. И все это время занимали невероятные усилия, постоянное напряжение, борьба, соперничество, преодоление чуждых и враждебных факторов окружающей среды. За минутное расслабление можно было заплатить жизнью. Так погиб Йени — первый капитан «Феникса», когда пытался включить реакторы через два года после аварии. Так погибла первая разведывательная станция на Гилдоре, который тогда был просто одной из шести планет звезды СХ/120873 в созвездии Плеяд. Так погибла почти вся половина Совета Гилдора во время Первого и Второго бунта молодежи.

Пет представлял себя стариком. Вдвойне стариком. В абсолютном исчислении он был старше Четырех Башен, а биологически старше всех живущих сейчас на Земле людей. Он и Анна — двое бессмертных, по крайней мере, в пределах понимания жителей Башен. Ведь, в конечном счете, они сами не знали границ своего существования. Гилдор утверждал, что они будут жить от тысячи до двух с половиной тысяч лет. Разрыв хотя и огромный, но для них мало существенный. После восьмисот лет жизни и размышлений о смерти перестаешь бояться конца. Да и анабиоз позволял продолжить их существование до пределов, невообразимых для нормальных людей. Ценным было только то, что им удалось сделать для народа Гилдора. Члены Тайного Совета тоже жили, вероятно, дольше, чем средне живут земляне. Это чувствовалось по их поведению. Уверенность в себе, высокомерие, величавость, наконец, взгляд, исполненный опыта, знания жизни едва уловимой усталости.

Анна перевернулась на бок и подставила солнцу спину. Только теперь можно было полностью оценить совершенство ее тела. Пет потряс головой, словно пытаясь отогнать бесполезные мысли, и еще раз посмотрел в джунгли. Там живут люди. В Черных Башнях тоже живут люди. Это одни и те же существа? Это был один из важнейших вопросов, на которые они с Анной должны были найти ответ.

— Что бы ты сделала, если бы на Гилдоре появился корабль с Земли, который никак не мог туда попасть, тем более с Земли? — спросил он телепатически. Подслушивания Тайным Советом можно было не опасаться. Они с Анной давно умели управлять длиной телепатических волн и многими другими параметрами, о которых земляне явно не имели понятия.

— Когда тебе надоест рассуждать? — спросила она лениво.

— Я тоже расклеился, но мы должны как можно быстрее понять, чего хотят все эти… здешние. Мне кажется, что наше появление их отнюдь не радует.

— Осторожно сказано. Они нас просто страшно боятся.

Анна приподняла голову, оперлась на локоть и внимательно посмотрела на Пета.

— Я бы уничтожила корабль сразу после получения информации.

— Почему?

— Потому, что для нас уже нет места на Земле. Мы слишком другие, и нас слишком много. А сейчас, после нашего возвращения на Землю, на Гилдоре прошло почти полторы тысячи лет, и, значит, нас стало еще больше. Их прилет могли бы использовать молодые, все смертные, другие недовольные. Земляне, вероятно, сами начали бы провозглашать свои идеи, не задумываясь, насколько их проповеди годятся для наших условий. В этом отношении мы от них не отличаемся ничем.

— Из подслушанного нами разговора следует, что они сталкиваются с такими же проблемами. Их ошибка состоит в том, что они позволили нам приземлиться и допустили распространение этой новости. Теперь они не могут нас просто убить.

— По крайней мере, пока.

— Верно. Но не будем же мы ждать сложа руки. Они начнут что-то делать. И мы должны узнать, что именно.

Пет коварно усмехнулся, глядя на джунгли.

— Кое-что можно придумать.

— Займешься Ларой? — спросила Анна.

— Это хорошая мысль, но сначала предлагаю тебе немного развлечься подслушиванием. На Гилдоре тебе удавалось принимать мысли на расстоянии трех тысяч километров.

— Но это были мысли, адресованные мне. Я принимаю телепатические волны лучше, чем ты, но не могу творить чудеса. Не думаю, чтобы здесь, на Земле, я могла слышать дальше пятисот километров.

— Я имел в виду только эту башню.

— Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь обратился ко мне.

— И я сомневаюсь. Но на расстоянии трех километров ты можешь принимать практически всех.

— Как и ты.

— Я уже пробовал, но ничего не вышло. У меня нет никакой точки опоры. Ты ведь знаешь, мне нужно представлять того, кого я ищу: здесь я знаю только их Совет, а подслушивать Совет слишком опасно. А ты понимаешь любого.

— На Гилдоре ты не выдвигал подобных идей.

— Никто не выдвигал. Как можно подслушивать телепатов, которые контролируют практически каждую мысль? Там достаточно применить обычную блокаду, а здесь никто не имеет о ней понятия.

— Тебе придется мне помочь, — ответила Анна, после недолгого размышления.

— Если согласишься быть посредником, можно попробовать.

— Ты хочешь, чтобы я принимал весь спектр? — с беспокойством подумал Пет.

— Иначе ничего нельзя сделать. Ты должен ловить каждую мысль, до которой тебе удастся добраться, а я их буду анализировать, и, когда попадется что-нибудь интересное, включусь сама. Ты поймешь и поможешь определить направление.

Пету не понравился этот метод. Во время всего сеанса он будет практически в полной ее власти.

— Боишься? — спросила Анна со злорадной усмешкой.

— Слишком хорошо я тебя знаю.

— И все-таки боишься?

— Именно поэтому, — отрезал он и спокойно встал с кресла, в последний раз взглянув на джунгли.

Ситуация была серьезной. Если их подозрения обоснованны, то Лооп к данному моменту развернул все силы, чтобы их обезвредить. Машина набирает обороты. Пет не видел причин, важность которых оправдывала бы пассивность ожидания момента, когда они с Анной потеряют жизнь ради темных целей и интересов Тайного Совета.

Выхода у него не было. Он подошел к Анне, которая, не сказав ни слова, немного подвинулась на своем ложе и показала место рядом с собой. Он лег тоже молча и расслабился.

— Можем начать или с Тайного Совета, или с Великого Изменения, — подумала, наконец, Анна. — Это две наших основных исходных точки.

— О Великом Изменении мы фактически ничего не знаем. Все пока туманно. Начнем с Лоопа, — предположил Пет.

— Приступай.

Пет сосредоточился, постепенно настраивая свой мозг на все мысли, проникающие в их комнату. Сначала он чувствовал только угнетающий бесформенный хаос. В его мозгу проносились бурные валы мыслей без адресатов, без лиц. Любовь, злоба, разочарование, сотни более тонких, многосторонних противоречивых чувств. Медленно его мозг проникал в этот мир, все глубже входил в подсознание мыслящих и чувствующих, которые, по большей части, даже не представляли себе, что они излучают телепатические волны. Внезапно его поразил особенно сильный поток мыслей, исходивший от большой группы людей. В них преобладал страх. Его сознание мгновенно отключилось: сработали защитные механизмы мозга. Только в этот момент в дело включилась Анна. Прежде всего она проскользнула в его интимные чувства. Это было нечестно, но по отношению к Пету, Анна могла себе это позволить. Сначала она выяснила, что он думает о ней. Не могла от этого удержаться. Сначала почувствовала легкое опасение, потом ненависть, а в самой глубине — любовь. Пет ее любил. Любил, как только мог любить телепат, который знал большую часть ее мыслей, и который четыреста лет был членом Центрального Совета Гилдора. Это была любовь тайная, изо всех сил подавляемая, с которой Пет отчаянно боролся во имя высших целей, ради блага Гилдора. В самых глубоких слоях подсознания, относящихся ко времени их полета на Землю, переплетались ненависть, восхищение и невольное удивление ее способностям. Еще глубже она нашла заботу о них обоих, но прежде всего о ней. Невольно она почувствовала нечто похожее на стыд и быстро отступила.

Хотя она никогда бы не призналась, ее чувство к нему было почти таким же. Но ведь и он тоже никогда не признался бы, если бы она спросила. Анна заботливо и нежно посмотрела на него, на лицо, покрытое крупными каплями пота — было очевидно, что Пет недолго выдержит тотальный напор мыслей. Действовать надо было быстро. Она осторожно вытерла пот, стекающий с его лба, и опять включилась в его мысли, мгновенно просматривая множество отрывочных чувств и ощущений. Наконец, встретилось кое-что интересное. Это относилось к некоему Вууру, руководящему каким-то Призывом. Говорил Лооп. Анна осторожно втиснулась в их мысли. Совсем мелки. Но и это было чертовски интересно. Лооп приказал подготовить добавочные адаптационные агрегаты. Она была уверена, что это касается непосредственно их личностей, потом Лооп приказал Ларе, что какой-то Йене надо присвоить высший ранг и зачислить в новые люди. Анна не решилась углубляться в их сознание, чтобы узнать подробности. Далее она поняла, что Бор и Назон ищут подробности о Гилдоре и «Фениксе». Затем контакт мгновенно прервался: вероятно, члены Совета вошли в какое-то помещение, поглощающее телепатические волны. Она сосредоточилась на Вууре и от него узнала, что такое Призыв. Кроме того, Вуур обратил ее внимание на какого-то Ноора. Решившись на риск, она непосредственно вошла в мысли Вуура. Предполагала, что он заподозрит Тайный Совет, и не ошиблась. Теперь она настолько изучила процедуру Призыва, что могла бы даже заменить Вуура.

В это время дыхание Пета становилось все более тяжелым и шумным. Пот струями стекал со всего тела, лицо налилось кровью. Анна молниеносно оценила, может ли он еще немного выдержать. Решила еще раз рискнуть и нашла мысли Ноора. Сначала почувствовала только страх перед каким-то Херстом, который парализовал все его мысли. Сделала единственное, что было возможно в данной ситуации. Вторглась непосредственно в его подсознание и частично нейтрализовала его. Мозг Ноора был практически пуст. В нем мелькали образы какого-то аппарата, так же вызывавшего суеверный страх, но этим техническая информация и ограничилась. Вместе с тем, он обладал огромными познаниями о джунглях и грозящих в них опасностях.

Анна решила усвоить все эти сведения в целом. Времени на анализ не было, и пришлось применить трудный процесс передачи информации единым блоком. Прием подходил к концу, когда резкие толчки поля подали сигнал, что Пет слабеет. Анна быстро окружила его ментальной блокадой, которая прекратила доступ каких-либо внешних мыслей в его мозг. Чувство физического облегчения, которое она ощутила, говорило о том, что Пет уже давно держался на пределе сил, и только чудовищная сила воли делала возможным продолжение сеанса. Теперь все его мускулы расслабились, и он потерял сознание.

Анна хотела его поднять, обтереть пот и сделать массаж, но не смогла. Только теперь она почувствовала, что и ее силы на исходе, что все ее тело покрыто липким потом. Единственное, что она могла сделать для Пета, было продолжение ментальной блокады над его мозгом. Оставалось надеяться, что приблизительно через полчаса он придет в себя. О том, чтобы просить помощи Лоопа или его людей, предоставленных в их распоряжении, не могло быть и речи.

Тайный Совет в полном составе собрался в кабинете Лоопа. Бор только что начал систематизировать документы, которые нашел в Башне Историков. Назон таинственно и слегка издевательски улыбался, но ничего не говорил. Лооп прекрасно видел эту усмешку, но никак не реагировал, или вернее, делал вид, что не реагирует. Все ждали. Бор, наконец, разложил свои бумаги и поднял взгляд на собравшихся.

— Начинай! — поторопил его Лооп.

— «Феникс», экспериментальный корабль типа «Ноль и девять девяток», построен за 200 лет до первой биологической революции, в три тысячи пятьсот двадцать втором году старой эры. Пятью годами позже он стартовал с экипажем из тридцати человек на борту. Командир — адмирал Йени — участвовал до этого в четырех межзвездных экспедициях, в том числе в первом полете к звезде Барнарда. Целью полета «Феникса» был Процион. Через полгода после старта, во время планового сеанса связи, контакт с ними внезапно прекратился. Успели только передать, что произошла авария двигателей. Двумя годами позже Навигационный Центр на Луне официально признал «Феникс» погибшим.

— Вы нашли список экипажа? — спросила Лара.

Бор порылся в своих материалах и достал пожелтевшую фотокопию.

— Йени, адмирал вооруженных сил Солнечной системы. Сорок девять лет. Холост. Изучал астрономию и физику в…

— Очевидно, его нет в живых, — прервал чтение Лооп, — как и остальных двадцати ее членов экипажа. У нас нет времени на воспоминания. Переходи к нашим космитам.

— Анна. В момент старта тридцать два года. Кибернетик и пилот. Учебу окончила с отличием за десять лет до отлета. В качестве навигатора приняла участие в пятой экспедиции на Проксиму. Данных о соответствующей подготовке нет. Не замужем. Бездетная. Отмечены работы в области генетики. Об изучении этой области также не имеется данных.

— Пет. Тридцать четыре года. Капитан вооруженных сил Солнечной системы. Участвовал в экспедиции на Проксиму, не указано в какой именно. Заместитель начальника штаба Вооруженных Сил. Изучал физику и математику. Закончил образование за 14 лет до старта «Феникса». Участвовал в операции по спасению Второй экспедиции на Альфу Эридана. Подробности отсутствуют. Имеет диплом инженера по автоматике. Данных об изучении этой области не имеется. Без подробностей упоминается о работе в области генетики. Холост. Бездетен.

— Это все? — спросил Лооп.

— Коэффициенты интеллектуальности у всех членов экипажа в пределах 180–195 процентов по отношению к уровню средних современников. Наши гости — на верхнем пределе. У всех гриф «С». В настоящее время мои люди ищут каких-либо разъяснений, что это означает.

— В последнем нашем разговоре ты упоминал о каком-то Гилдоре, — напомнила ему Лара.

— Подробности неизвестны. Генетик той эпохи. Вероятно, очень известный, очень преследуемый. До настоящего времени нам не удалось найти не только его работ, но даже фамилии, кроме единственной пометки, сделанной через сорок три года после их отлета, что вся информация уничтожена по приказу правительства.

— Единственное, что их объединяет, — откликнулся Назон, — это то обстоятельство, что все члены экипажа, за исключением Йени, опубликовали научные работы в области генетики, причем, ни у кого в документах нет упоминания о получении соответствующего образования. Похоже, что экипаж «Феникса» состоял из генетиков-любителей, которые только случайно разбирались еще и в других вопросах.

— Что они делали все время с тех пор, когда мы оставили их одних в помещении для гостей? — поинтересовался Лооп.

— Говорили о пустяках, занимались любовью. Теперь спят и, кажется, видят кошмары, потому что страшно вспотели, — ответила Лара, которая наблюдала за гостями.

— И больше ничего? — удивился Назон.

— Ничего. Пет сидел полчаса, глядя в окно, а Анна загорала. Можешь пожалеть, что ты этого не видел. Она чудесно сложена.

— То есть, лучше, чем ты, — среагировал на последнее замечание Бор.

— Она, в конечном счете, дикарка, по сравнению с нами! — Лара была шокирована сравнением.

— Кто знает об их прибытии? — спросил Лооп.

— Мы, экипаж станции на Плутоне, Марс, Венера, все Новые Люди, жители Башни Историков и Центра. Почти уверена, что о них известно и Террористам. Не вижу возможности избавиться от них без шума, — ответила на незаданный вопрос Лара.

— Об этом не может быть и речи, — поддержал ее Бор, а Назон молча кивнул.

— Это просто один из вариантов, — отступил Лооп. — Предпринимались ли попытки напасть на их корабль? — спросил он на всякий случай, потому что сам он не отдавал такого приказа.

— Естественно, я приказал это сделать, — спокойно ответил Назон. — Надеялся найти что-нибудь интересное в документах на борту, — добавил он как оправдание.

— Ну и что? — спросила Лара.

— Как и прежде результат отрицательный. Нашим контактным группам не удается материализоваться в пределах поля, которое защищает их корабль. В ходе попыток погибло двое наших.

— Надеюсь, это были твои люди, — скорее констатировал, чем спросил, Лооп.

— Твои, конечно, не выполнили бы моего приказа.

— Они намного опасней, чем мы думали сначала, — высказался Бор.

— Потому что непроницаемы? — спросила Лара.

— С момента создания контактных групп нам не удалось найти эффективного способа защиты от их появления, — напомнил Бор. — Конечно, великолепно иметь возможность практически мгновенно перемещаться с места на место, но у меня вызывает беспокойство сознание, что я не могу от этого защититься. Не люблю абсолютного оружия и не верю в него. Лучшим доказательством этого служит их поле. Они могут позволить себе смеяться над нашими контактными группами.

— Ты преувеличиваешь, — решительно заявил Лооп. — Они включили поле только после того, как мы отняли у них зонд. Сделали это на всякий случай, не имея ни малейшего понятия о том, что у них на борту может кто-то материализоваться. Не знают они об этом и сейчас, а поэтому, можно не опасаться, что когда-нибудь используют свое поле против нас.

— Правильно, — согласился Назон. — В конечном счете, они летели все время в этом корабле. Проблема состоит в возможных последствиях их прибытия на Землю. Мы не можем запретить им встречаться с другими людьми, кроме нашего просвещенного круга. Иначе все остальные начнут подозревать нас в самых худших злодеяниях. Но не можем и позволить им свободно передвигаться по Земле, так как повторится история «Единства».

— Верно, Хоп 2 позволил Корну проповедовать взгляды двухтысячелетней давности, и они имели успех, — поддержал его Бор.

— Виноват был не Корн, а мы. Великое Изменение развивалось слишком медленно, а на этом играют Террористы, — решительно вмешалась Лара. — Преобразование человеческого рода является, безусловно, огромным предприятием, но неизбежно связано с определенными неисправностями, я имею в виду дикарей, нашу кастовую систему и тому подобные факты, о которых вы сами знаете. В известном смысле Изменение стало пустой фразой. Отсюда все трудности, от которых мы не избавимся очень долго, если не начнем решительно действовать.

— Я знаю твои взгляды, — прервал ее горячую речь Лооп. — Мы недавно о них говорили.

— Она права, — бросил Назон.

— Не время нам ссориться, — оборвал разгоревшийся спор Бор. — Надо решить, что делать с нашими космонавтами, как их назвал Лооп.

— Мы обсудили это с Ларой, — ответил Лооп. — Предлагаем включить их в Призыв. Я даже приготовил два адаптационных агрегата. Получим полный комплект исторических сведений с небольшим дополнением. Привьем им полный запрет каких-либо подрывных санкций и прикажем заявлять, что они в восторге от Великого Изменения.

— Это требует довольно сложной гипнотической программы, — заметил Назон.

— Этим займемся мы с Ларой, — успокоил его Лооп.

— А если они не согласятся на гипносеанс? — с беспокойством спросил Бор.

— Его необходимость объяснит им Лара, если никто из вас не вызовется ее заменить, — ответил Лооп.

— Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что произойдет, если об этом узнают Террористы? Или даже Новые Люди?

— Призывом в этой Башне руководит техник Вуур, — разъяснила Лара. — Десятое поколение, малая вероятность быстрой адаптации до уровня Новых Людей. Мы с Лоопом его немного попугали, так что полагаю, он будет держать язык за зубами, — добавила она самоуверенно.

— А если не удержит? — возразил Назон. — Не думаешь ли ты, что его заставит молчать только очарование твоей личности!

— Все равно ты не имеешь со мной никаких шансов, — подчеркнуто медленно сказала Лара с легким, но почти нескрываемым оттенком презрения. — А после окончания процесса адаптации Лооп пошлет его в джунгли.

— Это, в конечном счете, один из нас, — заметил не слишком уверенно Бор, — и, кроме того, как все это объяснить людям?

— Авария двигателя. После посадки — паника. Подвели нервы. Побежал и погиб, — продекламировал Лооп тоном диктора, читающего официальное сообщение.

— Никаких аварий уже не случилось сто десять лет, — напомнила Лара. — Ты это, видимо, знаешь?!

— Самое время, чтобы она случилась. Это дает нам предлог для кое-каких кадровых перестановок. Попутно займем чем-то технический персонал.

— Небольшое вмешательство в текущие дела такого рода было бы очень полезным, — поддержал его Бор. — Заметно некоторое ослабление дисциплины как на Земле, так и на планетах. Пользуясь случаем, надо будет наказать также публику с Плутона. Их идея с зондом была явной глупостью.

— Итак, все ясно, — резюмировал Лооп. — Пусть Лара займется гостями.

— Однако, предлагаю подождать окончания первой фазы Призыва, — добавил Бор.

— Не имею ничего против этого, — согласился Лооп, вопросительно глядя на остальных.

Никто не возражал, поскольку перенос операции на период после окончания смены тел был, действительно, правильным решением. Таким образом, Призыв ни в коем случае не окажется под угрозой.

Пет все еще лежал с закрытыми глазами, но его дыхание стало более равномерно, а выделение пота прекратилось. Анна почти полностью пришла в норму, по крайней мере, сумела подняться и сделать Пету массаж без чрезмерных усилий. Однако, ей все время приходилось сохранять ментальную блокаду его все еще истощенного мозга. Наконец, Пет пошевелился.

— Давно этого не делал, — приняла она его первую осознанную мысль, насыщенную усталостью и облегчением, невообразимым для обычных людей.

— Ты могла бы прекратить это немного раньше. — В его мыслях она почувствовала подсознательный упрек, исходящий скорее от измученного тела, чем от рационального мышления. На самом деле ему хотелось узнать от Анны совершенно о другом.

— Немного отдохни. Потом передам тебе все, что знаю, — предупредила Анна его вопрос.

Несколько мгновений Пет боролся с охватившей его усталостью, но, наконец, погрузился в беспокойную дрему. Анна заботливо и нежно смотрела на товарища, вытирая с его лба остатки пота. Она все еще сохраняла блокаду его мозга. В комнате потемнело. Анна посмотрела в окно, за ним была ночь. Прекрасная, безоблачная, настоящая. На время она забыла обо всем окружающем и наслаждалась этим зрелищем, пробудившем в ней подавленные, казалось, забытые воспоминания. Она подошла к окну. Где-то далеко мерцали огоньки.

— Лагерь Ноора, — подумала она и удивилась, откуда пришла эта мысль ей в голову. Затем она вспомнила телепатический сеанс. Значит, это оттуда пришли Охотник и его товарищи. Там Ноор встретился с этим кодаром. Анна вздрогнула при мысли о том, что могла бы оказаться там ночью одна без оружия.

Люди-дикари, как их презрительно называл Вуур, жили там постоянно, а их оружием были жалкие луки. Это ей напомнило, что их возвращение не могло быть радостью, которую они ожидали, что их, по-видимому, ждет борьба. Она еще раз взглянула на небо, на месяц. Почему-то она не заметила его раньше, хотя было полнолуние. Месяц стоял высоко, было меньше десяти часов. Она еще раз посмотрела на спутник, который столько веков вдохновлял поэтов и возлюбленных.

«Есть ли теперь у них поэты?» — мелькнула у нее мысль.

Анна поймала себя на том, что называет людей «они». Их бегство с Земли — конечно, это было бегство, несмотря на все лозунги, которые должны были скрыть жестокую действительность за высокими словами — снова мысль об этом овладела ее разумом, как и много раз прежде в течение веков. У Гилдора было два спутника, и они всегда напоминали ей Родину. Луна была прекрасна, но это была красота туристического объекта, которым положено восхищаться, который снится иногда в грустном настроении, но с которым ее больше ничего не связывает.

«Жаль, что отсюда ничего не слышно», — вернулась она к тому, что узнала от Ноора. Джунгли были полны жизнью, своеобразной музыкой бытия. Днем у нее никогда не возникло такой мысли.

— Спасибо, — неожиданно приняла она мысль Пета. Он имел в виду блокаду, которой она все еще охватывала его мозг, который был теперь в намного лучшем состоянии.

— Теперь заботься о себе сам! — ответила Анна, снимая блокаду.

— Когда-то, еще на Земле, я был в джунглях. На одном маленьком островке среди Тихого океана, — снова обратился к ней Пет.

— Негодяй! Как всегда подслушиваешь, — передала она ему с неожиданно сильной ненавистью и почувствовала, что Пет инстинктивно применил блокаду. Теперь самостоятельно.

— Нечаянно. — Анна ощутила в его тоне тень смущения.

— Все испортил, — ответила она с печалью, хотя уже беззаботно.

Пет, видимо, и в самом деле включился в ее мысли нечаянно, сразу после пробуждения.

— Что теперь известно? — спросил он внезапно, с подчеркнутой безразличностью. За этой безразличностью Анна почувствовала стыд. Для Пета это была невероятная эмоция.

— Ты еще слишком слаб, чтобы впитать это.

— Тогда перескажи все своими словами.

Она подошла к нему, не удержавшись от еще одного взгляда из окна, села на край кровати, бросила рукой прядь черных волос, упавших на глаза, и начала краткий рассказ о своей телепатической прогулке.

— Они проводят генетический эксперимент в масштабах всего человеческого рода. Это началось приблизительно через тысячу лет после нашего отлета и, как мне кажется, имеет целью преобразование человечества за пять тысяч лет. Основой явилось изобретение неким Херстом чего-то вроде универсального зародыша. Его подвергают определенным воздействиям, в результате которых в генетический код записывается все, что относится к данному человеку. После этого зародыш за шесть часов развивается в точную копию того индивидуума, который послужил источником записи. За тем исключением, что потенциальные возможности такой копии практически не ограничены. За то же время оригинал гибнет, передав все содержание своего мозга памяти копии. Именно эти операции сейчас выполняются над туземцами, которые входят в Призыв, причем они не отдают себе отчета в замене тела. Это вообще абсолютная тайна. Публичная информация состоит в том, что преобразование выполняется путем соответствующего облучения обыкновенными альфа-частицами, которые при определенной фокусировке вызывают мутацию. Кроме того, туземцы получают знания, необходимые для выполнения работ, на которые их назначают в соответствии с результатами предварительных текстов. Одновременно им внушают убеждение, что их прежняя жизнь достойна презрения, и что ни при каких обстоятельствах они не могут вернуться в свои родные племена.

Всего имеется триста башен. В них живет в среднем по три миллиона человек. Дикарей — полтора миллиона. На Марсе и Венере обитают в общей сложности около пяти миллионов человек. На Луне и на космических станциях — только три тысячи.

— Итак, Гилдор был прав! — с удовольствием прервал ее Пет.

— А ты сомневался?

— Иногда, — признался он, внимательно вслушиваясь в ее мысли, в которых он искал подтверждение того, что и она сомневалась. Но она не дала ему повода для этого удовольствия.

— Что еще? — спросил Пет все тем же искусственно безразличным тоном.

— Официально существование дикарей оправдывают необходимостью в физической закалке человеческой расы. Реальная причина более прозаична. Производство универсального зародыша требует почти ста лет. При максимальной производительности, которую достигли совсем недавно, в условиях глубокой секретности невозможно произвести их больше, чем четыреста тысяч одновременно. Именно столько составляет численность каждого Призыва. Правда, теперь зародыши производят непрерывно, так что Призыв можно проводить через каждые двадцать-тридцать лет. Места в Башне хватит надолго. В них может разместиться втрое больше жителей, чем сейчас.

— Какое место занимает во всем этом Тайный Совет? — нетерпеливо прервал ее Пет.

— Это связано со структурой общества. Как я сказала, возможности копий практически неограниченны, но к настоящему времени удалось добиться только долголетия, телепатии и телепортации. Однако всеми тремя способностями обладают только около двадцати семи тысяч лиц, которых называют Новыми Людьми. Они занимают наивысшие в иерархии положение. От них происходит и Тайный Совет. Остальные владеют некоторой способностью к телепатии, высшею степенью которой ты мог восхищаться, наблюдая за Тайным Советом, и средней продолжительностью жизни от ста пятидесяти до четырехсот лет. В зависимости от способностей каждый член общества занимает более или менее высокое положение в иерархии. В этом большую роль играет также число поколений предков, которые жили в Башнях. Новые Люди происходят, как правило, из самых древних наборов.

— Удалось ли что-нибудь узнать о Террористах?

— В самых общих чертах. Вуур — личность, из мозга которого я извлекла большую часть этих сведений — знает о них очень мало. Это движение происходит от человека по имени Корн, который вернулся около девятисот лет назад из межзвездной экспедиции. Он погиб, поскольку пропагандировал взгляды о бессмысленности этого эксперимента, который здесь называют Великим Изменением. С тех пор время от времени то в одной, то в другой Башне раздаются голоса, что Корн был прав. Тайный Совет их побаивается, но не слишком. Впрочем, это только мое впечатление от подслушивания Лоопа.

— Может быть, тебе удалось проникнуть в мысли Тайного Совета? — заинтересовался Пет.

— Только раз. Всего на несколько минут во время разговора с Вууром, о котором я тебе говорила. Ничего конкретного. Пока мы не выясним полностью их возможностей в области телепатии, я не решаюсь забираться непосредственно в их мозг. Вуур на эту тему не может сообщить ничего конкретного. Он получил телепатию только два поколения тому назад в результате скрещивания между обитателями Башен.

— Одни общие слова, — суммировал Пет. — По-прежнему мы ничего не знаем о Совете, Призыве, и, прежде всего, о той массе потребностей и деталей, из которых состоит повседневная жизнь. Мы натолкнулись на особую ситуацию, на этот Призыв…

— Ужасно интересно! — вежливо перервала его Анна.

— Прости! — Пет понял, что увлекся.

— Еще я узнала множество подробностей жизни в джунглях. С дикарями можем позволить себе наши фокусы. И еще, туземцы считают Херста богом. Это может нам понадобиться!

— Я не собираюсь посещать джунгли.

— Жаль! Это было бы очень поучительно.

— Для кого?

— Для нас. Там произошла какая-то чудовищная, глобальная мутация.

— О наших скромных особах ты не слышала ничего? — Пет, очевидно, приходил в себя, и с каждой минутой входил в обычную форму.

— Лооп и Лара приказали приготовить два дополнительных адаптационных комплекта. Это тебе о чем-нибудь говорит?

— Чисто и эффективно. — Пет с восхищением кивнул. — Ты, кажется, говорила, что они внушают дикарям приказ оставаться в Башнях?

— Нечто в этом духе.

— Хорошо, что гуманизм не погиб, несмотря ни на какие перемены, — передал Пег с подчеркнутым восторгом.

— С точки зрения Тайного Совета, если он действительно хочет нас обезвредить, такое решение в самом деле самое чистое и эффективное, — согласилась Анна.

— Однако, вместо того, чтобы восхищаться, я посоветовала бы что-то предпринять.

— Уже стемнело? — удивился Пет. — Быстро пролетел наш первый день на Земле.

— Уже два часа как стемнело. Если тебе не хочется говорить со мной о наших шкурах, ложусь спать! Мне на все наплевать. Страшно устала.

— Ты и так проспала почти триста лет! — Пет уже полностью пришел в себя, и Анна почувствовала в его мыслях легкое поддразнивание.

— Как хочешь! — буркнула она неизвестно почему вслух, а мысленно продолжала: — Если ты такой хитрый, даю тебе пять минут на то, чтобы заглянуть в мои мысли и усвоить все, что я выжала из нашего сеанса. Потом буду спать.

Она ловко перепрыгнула через его тело и, со вздохом облегчения, вытянулась на постели.

На несколько минут разговор прекратился. Пет действительно в мгновенном темпе впитал ее информацию. Когда он закончил, то с уважением свистнул:

— Не мало.

— Не мало? — услышал зловещий шепот.

— Много. Очень много!

В двери сильно постучали.

— А я думала, что они звуконепроницаемые, — удивленно сказала Анна.

— Не думай слишком много, — посоветовал Пет, с трудом вставая с постели. — Как я вымотался! — буркнул он, поспешно одеваясь.

Анна последовала его примеру. И она чувствовала себя неважно. Она медленно подошла к своей тунике, лежащей бесформенным клубком на полу, как немой свидетель их вечерних развлечений. Подняла ее, недовольно сморщилась и начала одеваться.

— Целомудренная скромность? — поинтересовался Пет, направляясь к двери.

— Высокое мнение о себе! — ответила та высокомерно. — Не хочу слишком возбуждать наших гостей, — добавила она с ухмылкой искусительницы.

Пет ее не слышал, или сделал вид, что не слышит. Вместо этого он придал своему лицу добродушное, улыбчивое выражение, которое часто применял во время официальных выступлений на Гилдоре. Он считал, что оно помогает создать впечатление своего человека, приятеля. Он открыл дверь. За нею стояла Лара.

— Вижу, что Тайный Совет присылает к нам своего милого представителя! — приветствовал Пет ее тоном, в котором ясно ощущалось восхищение прекрасным Наместником Азии.

Лара благодарно кивнула головой, уравновешенной мастерской конструкцией из черных волос, превосходно подчеркивающих идеальное совершенство лица и, прежде всего, шеи. Несколько секунд Лара всматривалась в Пета бесстрастным взглядом, резко контрастирующим с ее красотой. Потом величественно вошла в комнату и в упор посмотрела на Анну, которая даже не пыталась скрыть свое недовольство словами Пета.

— Вижу, что ты живой пример галантности своей эпохи, — произнесла Лара, наконец, тем же двуличным тоном, что и Пет. Взгляд ее утратил бесстрастие, в нем промелькнула искорка кокетства.

Пет внимательно посмотрел на нее, также восхищенно склонив голову. Углом глаза он в то же время видел Анну, взгляд которой ясно показывал, что несмотря на ее решительные утверждения во время недавнего разговора, она не намерена терпеть слишком долго его флирт с Ларой. Но и Лара заметила его взгляд.

— После трех тысяч лет ты, наверное, мечтаешь о приятном обществе, — сказала она нежно.

— Мне кажется, ему прежде всего нужен интеллектуальный контакт, — присоединилась к ней Анна не менее заботливым тоном, старательно скрывавшим ее подлинные чувства, — но, к сожалению, их будет очень трудно удовлетворить, — добавила она, сочувственно улыбаясь Ларе.

— Садись, пожалуйста. — Пет поспешно подал Ларе стул. — С удовольствием предложил бы тебе какой-нибудь напиток, но, увы, не знаю, как это теперь делается.

— Вам не дали ничего поесть? — удивилась Лара.

— Должно быть, кухарка не слишком точно записала твой рецепт, — вмешалась Анна с притворным огорчением. — Со мной это тоже случается.

— Мы не готовим пищу, — презрительно кинула Лара, но сразу попыталась сгладить впечатление от своих слов, добавив: — У нас в Башнях нет на это времени.

— Мы с удовольствием бы поели, — сказала Анна.

Лара странно посмотрела на нее, но ничего не ответила, затем подошла к пластинке с кнопками, укрепленной на стене, нажала одну из них и велела принести обед на трех человек.

— Сообразила, что тоже ничего не ела, — пояснила она, возвращаясь на место.

— Пожалуйста, садитесь к столу, — добавила она, чтобы напомнить, кто здесь хозяин. — Я обращу внимание тех, кто о вас заботится, на недопустимость их бездеятельности. Так отнестись к нашим гостям!

Несколько минут разговор шел на нейтральные темы, если так можно назвать словесный поединок обеих женщин, в котором каждая реплика была рассчитана на то, чтобы как можно больше задеть самолюбие соперницы. Если Лара была в этом до сих пор несравненным мастером, теперь ей пришлось признать, что она нашла достойную соперницу. Пет, не вмешиваясь, следил за прекрасной Наместницей, обдумывая, как это соперничество можно использовать для их целей. Их — значило Анны и его самого. Он пришел к выводу, что тщеславие Лары и ее абсолютное неумение проигрывать с достоинством могут еще пригодиться, хотя пока еще он не мог сказать точно, когда и для чего.

Наконец им принесли заказанную еду и, после нескольких минут молчаливого ожидания, пока люди в белых туниках расставили на столе приборы, разговор перешел на конкретные вопросы.

— Полагаю, у вас накопилось очень много вопросов, — начала Лара.

— Надеемся, что ты нам на них ответишь, — сказала Анна. — Это заменит нам истинные интеллектуальные наслаждения, которые ищем мы с Петом.

— Только немногие способны за один раз усвоить все, что вам следует узнать, — ответила Лара тоном, который явно подразумевал, что Анна к этой категорию явно не принадлежит.

Если бы кто-нибудь в этом усомнился, ему было бы достаточно взглянуть в глаза Лары, чтобы прочесть в них торжественное обещание, что, если только Анна окажется в ее власти…

— Ты управляешь этой Башней? — спросил Пет, не обращая внимания на продолжающийся обмен взглядами между женщинами.

— Это Башня Лоопа. Моя находится на территории древнего Сиднея.

— Зачем нужны эти Башни? Вокруг достаточно свободного места, — удивился Пет.

— Это долгая история. — Лара на секунду над чем-то задумалась. — Лучше, по-моему, послушайте то, что я вам должна сказать.

— Ну, говори! — серьезно, без тени насмешки сказала Анна.

— Мы уже давно не передаем знаний устно или с помощью микрофильмов. Теперь применяется гипнотическое обучение. Было бы проще всего, если бы вы согласились пройти такой курс учебы. Если у вас останутся какие-нибудь неясности, вы потом всегда можете меня спросить.

— Гипноз? — удивился Пет.

— Это огромный успех, — добавила Анна.

— Уверяю вас, что это не представляет никакой опасности.

Пет вопросительно посмотрел на Анну. Та ненадолго задумалась и решительно ответила:

— Все равно нам придется приспосабливаться к вашему миру.

— Правильно, лучше начать сразу, — одобрительно отозвалась Лара.

— Вы что-то говорили о телепатии, — опять вмешался Пет. — Сразу после нашего приземления.

— Да, мы умеем читать мысли. — Лара посмотрела на них с нескрываемым высокомерием. — Правда, не все, — сочла нужным добавить она после короткой паузы.

— Ты можешь читать мои мысли? — В голосе Анны прозвучало недоверие, смешанное со страхом.

Лара ответила не сразу. В ней боролось желание унизить соперницу и чувство правдивости. Пожав плечами, она призналась:

— Не знаю почему, но ваши мысли нам читать не удается. Это иногда случается. Мы называем такие личности непроницаемыми.

— Да, — сказал Пет мечтательно, — прошло столько веков.

— Ты говорил по радио, что вы возвращаетесь с Плеяд, хотя целью вашей экспедиции был Процион. Отчего такое различие? — Лара, наконец, перешла к истинной цели своего визита.

— Значит, вы не забыли о нас? — обрадовалась Анна. — После этой истории со станцией на Плутоне я решила, что вы принимаете нас за каких-то чудовищ.

— Они действительно приняли вас за пришельцев, — искренне рассмеялась Лара. — Честно говоря, если бы оказалось, что они правы, у нас была бы масса хлопот. Ведь это была явная агрессия, — добавила она с хорошо разыгранным беспокойством. Было ясно, что ответ на этот вопрос был приготовлен заранее.

— И ваше молчание, — с упреком вздохнула Анна, делая вид, что совершенно забыла о недавнем соперничестве с Ларой.

— Простите, мы уже давно не летаем в космос. В крайнем случае, на Марс или на Венеру, где существуют земные колонии. У нас настолько напряженный энергетический баланс, что даже связь поддерживается раз в неделю, и только в случае необходимости.

— Мы обратили внимание, что Система совершенно пуста, — грустно сказал Пет. — В наше время движение было настолько напряженным, что посадки приходилось ждать несколько часов.

— Прошло три тысячелетия, — напомнила ему Лара.

— Что это такое? — спросила Анна и показала на разноцветное желе, поданное на прозрачном блюдце. — Очень вкусно, — добавила она, набирая себе на тарелку вторую порцию.

— Роза ветров, — ответила Лара, нисколько не удивленная переменой темы. — Не спрашивайте меня, из чего она состоит, потому что я не имею понятия, — добавила она, словно извиняясь.

— Почему именно Роза Ветров? — спросил Пет.

— Во времена, когда мы чаще летали в космос, очень похоже выглядел экран, показывающий положение в пространстве.

— Действительно чудесно, — повторила Анна. — Советую тебе попробовать. — Она показала на пустую тарелку Пета.

— Раз вы мне обе советуете… — ответил Пет с безразличием и тоже положил себе на тарелку солидную порцию желе. — В самом деле, очень оригинально, — добавил он через минуту.

— Мне кажется, вам надо немного рассказать о себе. — Лара явно не хотела позволить отвлечь себя кулинарными отступлениями. — Мы знаем, что у вас произошла авария двигателей. Что было потом?

Пет позаботился о достаточно скорбном выражении лица и минуте горестного молчания.

— Это трагическая история, — произнес он медленно, с трудом заставляя себя говорить.

Анна перестала есть Розу Ветров и резко отодвинула от себя тарелку.

— В живых остались только мы, — выговорила она деревянным голосом. — Все погибли. Все! — Глаза ее затуманила влага.

— Прости! — перебил ее в этот момент Пет. — Для нас это очень тяжелые воспоминания. Весь обратный путь нам не удавалось не вспоминать о погибших. А теперь ты снова пробудила эти воспоминания, — Лара посмотрела на них с нескрываемым сочувствием. Казалось, что даже Анна нашла в ее глазах некоторую долю понимания.

— Это вы меня простите, — ответила Наместница смущенно. — Мне не надо было задавать этих бесцеремонных вопросов. Расскажете позже, когда привыкнете к Земле.

— Они были замечательными людьми, — сказала Анна с глубоким убеждением, словно не услышав последних слов Лары.

Пет заботливо посмотрел ей в лицо и молча взял за руку, бессильно лежащую на столе. Она ответила на пожатие и жалко улыбнулась. Ее глаза стали совсем влажными. Пет опасался, что она сейчас расплачется по-настоящему.

— Так или иначе, но нам придется через это пройти, — сказал он мягко, не выпуская руки Анны. — Хотя бы ради их памяти, — добавил он торжественно.

— Простите! Для меня это слишком быстрый темп. — Анна высвободила руку и с извиняющейся улыбкой поправила волосы нервным, абсолютно ненужным движением.

— У нас произошла авария устройства, управлявшего двигателями, — начал Пет. — Мы потеряли над ними контроль при полной тяге. Летели два года с трехкратным ускорением. Только потом Йени, наш капитан, рискнул войти в главный реактор, чтобы вручную блокировать подачу энергии в двигатель. Через час он умер. В это время большинство из нас лежали в гибернаторах в анабиозе, ожидая результатов очередных попыток ремонта неисправного устройства. После пробуждения оказалось, что мы летим совершенно в другом направлении, чем предполагалось. Тогда мы решили установить двухлетние дежурства по три человека. Дежурные должны были в основном заниматься ремонтом приборов управления и наблюдением за звездным небом. Приблизительно через триста лет мы оказались на окраине Плеяд. На Земле прошло полторы тысячи лет. Пятнадцать веков.

— Теперь уже тридцать, — поправила его Анна.

— Гилдор тоже погиб? — неожиданно спросила Лара.

— Гилдор? — Анна удивленно покачала головой. — Он с нами не летел. Этот старик все же выбрался в космос? — заинтересованно спросила она.

— Наши данные о вашей экспедиции очень отрывочные, — кивнула Лара, — словно извиняясь. — Его имя встречается в материалах о «Фениксе», но без всяких подробностей. Я думала, он летел с вами.

— Он был таким старым, что едва ли перенес бы такой полет, — выразила сомнение Анна.

— А чем Гилдор занимался? По нашим данным, он был генетиком. — Лара сказала это как бы между прочим, словно не придавала ответу значения.

Пет, однако, в этом сомневался. Анна, очевидно, тоже, поскольку ответила с явным недовольством:

— Генетиком? Ваши архивы явно не в порядке. Гилдор был изобретателем новой системы анабиоза. Именно той, которая применяется на «Фениксе».

— Видимо, в наших данных есть пропуск, — согласилась Лара. — Тридцать веков — большой срок.

— Кажется, он сначала в самом деле занимался генетикой, — сказал Пет неуверенно. — Но это было за несколько десятков лет до нашего отлета.

— Вы тоже вели какие-то работы в этой области? — спросила Лара.

— Пожалуй, работники архивов в наше время были не очень квалифицированными, — вмешалась Анна, слегка пожав плечами. — Мы написали несколько статей о преимуществах системы анабиоза, изобретенной Гилдором. Она была блестящим достижением. Засыпание и возвращение к жизни требовало всего по десять минут. До этого требовалось по несколько дней, — объяснила она увлеченно. — При необходимости быстрого пробуждения команды, например, при аварии, процесс Гилдора был незаменимым. Он давал людям реальные шансы на выживание. До вас спящая команда практически была беззащитна. Но… у вас, наверное, разработаны лучшие методы, — добавила она, неожиданно вспомнив, что ее знания относятся к доисторической эпохе.

— Боюсь, что нет, — нерешительно ответила Лара. — Я же сказала, что мы давно не летаем в космос. Когда-нибудь объяснишь мне все подробней.

— С удовольствием, — Анна явно обрадовалась, что, несмотря на давность, ее сведения совсем не устарели. — Когда хочешь, — добавила она тоном девочки, обрадованной интересом взрослых к ее идее.

Лара слегка улыбнулась ее словам, но ничего не сказала.

— Проще всего полететь на «Феникс», — предложил Пет. — Там все рассмотришь подробно.

— С удовольствием! — обрадовалась на этот раз Лара. — А пока пора оставить вас одних. Лучше всего ложитесь спать. Уже совсем поздно. Завтра возвратимся к вашему разговору.

С этими словами она встала из-за стола. За ней последовали Пет и Анна. У дверей Лара остановилась, словно что-то вспомнив.

— Если решитесь, завтра с утра можете пройти курс обучения, а уж потом мы полетим на «Феникс». Тоща будете знать об истории столько же, сколько и я. Это намного облегчило бы ваше знакомство с новой Землей.

— Согласны, затягивать нет причин, — согласился Пет.

— Но не раньше второй половины дня, — добавила Анна, — я ужасно измучена.

— Тогда до полудня, — улыбаясь, ответила Лара и вышла, явно довольная беседой.

Пет медленно запер за ней двери. Минуту они с Анной молча смотрели друг на друга.

— Очень приятная женщина, — сказал, наконец, Пет.

— Да, мне даже обидно, что мы поссорились, — ответила Анна, внимательно глядя в глаза Пета. — Кончим эту комедию, — добавила она медленно.

— Не нервничай, — успокоил ее Пет, не обращая внимания на ее телепатическое замечание.

— Мы слишком возбуждены возвращением, о котором столько мечтали, будем лучше спать, как посоветовала Лара. Чувствую, что еще немного и расплачусь, — сказала она вслух, а мысленно добавила: «От восторга перед твоими актерскими способностями».

— Ты мне ничем не уступила, я боялся, что ты действительно расплачешься при воспоминании о гибели остальной команды, — передал ей Пет, добавив вслух усталым голосом: — Ты права. Тоже валюсь с ног.

После этого они несколько минут ничего не говорили и ничего не думали. Просто старались поудобнее улечься в кровати.

— Не знаю, поместимся ли мы тут вдвоем? — сказала вдруг Анна. — Может быть, тебе лучше пойти в другую комнату?

— Что с тобой случилось? — удивленно подумал Пет.

— Ревную тебя к Ларе. Женщины так легко не забывают измены, — передала Анна с насмешкой, в которой он, однако, почувствовал частицу искренности.

— Куда делась твоя ясность мысли? Не было никакой измены.

— Ну, это не твоя заслуга.

— Не злись, — сказал он вслух. — Ведь между мной и Ларой ничего не было.

— Я видела как она на тебя смотрела, — ответила Анна тоже вслух.

— Прости, — пробормотал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. Анна ловко выскользнула из его рук.

— Эта сцена тебе явно не удалась, — передала она с нескрываемой издевкой.

— Будем лучше спать! Завтра нас ждет много дел. Спокойной ночи! — сказал он вслух и лег на бок. Они снова замолчали уже мысленно

Наконец, Пет решил, что все наблюдатели уже спят.

— Что ты думаешь об этом визите? — передал он.

— У нас есть время до двенадцати завтра, то есть двенадцать часов.

— Если мы подвергнемся гипнозу, то боюсь мы не сможем ему сопротивляться.

— Той аппаратуре, которую они применяют в процессе мыслей от оригинала к копии, безусловно поддадимся. Правда, не уверена, что к нам они применят тот же алгоритм.

— А я убежден. Ведь они приказали приготовить два адаптационных комплекта именно в отделе, занимающимся Призывом.

— Согласна.

— Что же будем делать?

— Мы можем оказывать воздействие на большинство здешних жителей без риска разоблачения. В том числе на телепатов, например, Вуура, если будем создавать впечатление, что им приказывает Тайный Совет.

— Однако, если мы не согласимся на предложение Лары, Совет начнет нас подозревать.

— Можно внушить наши приказы дикарям. Это уже кое-что.

— Можем внушить все, что захотим, всем. Только не можем в этом признаваться.

— Ты ведь не думаешь, что нам удалось бы телепатически приказать миллиарду людей одновременно. Не подозревал, что у тебя такая мания величия.

— Дикарям отдают приказы по радио.

— Мы даже можем приказать взять штурмом Башни. Я в этом уверена.

— Не говори глупостей. Положение слишком серьезно.

— А я думала, что это просто игра. Ты хотел бы играть с ними в такие игры? Сознайся, что только об этом и мечтаешь.

— Ты потеряла уже несколько минут из этих двенадцати часов, — сердито напомнил он, с упреком в мысли, — а ты все еще изображаешь идиотку.

— Как ты думаешь, мы можем свободно входить и выходить из этого помещения?

— Не знаю, — он подумал. — Скорее всего, да.

— Типы, которые приносили нам ужин, кажется, были теми же, что Лооп назначил после прилета. Они, вероятно, все время сидят под нашими дверями.

— Их всего четверо.

— Придется, к сожалению, выдать себя.

— Ты хочешь их ликвидировать?

— Узнать подробней план Башни. Структуру, меры безопасности, систему контроля, количество охранников, способы и пути выхода наружу.

— Сначала надо решить, что мы собираемся сделать.

— По-моему, это ясно.

— Одно дело — сорвать замыслы тайного Совета, другое — сделать так, чтобы никто этого не заметил.

— Саботаж? — спросила Анна с интересом.

— Очень тонкий, — ответил Пет, тщательно избегая конкретизировать свою мысль. Стража за дверьми наверняка состоит не из телепатов. Лооп не пошел бы на такой риск.

— Мы можем приказать все, что тебе придет в голову.

— Как в точности обстоит дело с их верой в Херста?

— Ты знаешь столько же, сколько и я.

— Но ты лучше чувствуешь эту информацию, — признался он с некоторым сожалением.

— Это что-то вроде религии дикарей.

— В Башнях парит полный рационализм?

— Знаешь, в повседневном языке остались какие-то следы. — Она заколебалась. — Впрочем, это только мое впечатление.

— А точнее?

— В некоторых случаях говорят «Ради Херста», но не больше.

— Как ты думаешь, повседневная мысль отличается от наших представлений трехтысячной давности?

— Скорее всего, не слишком изменилась. — Она снова заколебалась. — Ты задаешь вопросы, на которые я не знаю ответа. О многом я не имею понятия, — добавила она.

— Но ты же зондировала мысли Вуура?!

— Не будь ребенком! Ты знаешь все, что и я. Кроме того, ты побывал в моих мыслях.

— Я уверен во всем, — заговорил он после долгого молчания. — Этих четверых мы должны привлечь на свою сторону. Мы можем внести изменения в их мышление и должны это сделать.

— А конкретно?

— Мы прилетели из эпохи, когда жил Херст. Мы знаем, в чем состояли его истинные намерения. Поэтому нам не нравится то, что делает Лооп и его окружение.

— Именно этого хочет избежать Лооп.

— И мы должны укрепить его убеждение в правильности принятого решения. Они должны распространить по всей башне слухи на эту тему. Особенно о том, что тайный Совет делает все, что может, чтобы нас обезвредить.

— Это можно сделать, если Террористы действительно являются такой серьезной потенциальной угрозой, как вытекает из разговора Лоопа с Советом в гравилете. Если это так, то они должны уже узнать о нас и попытаться использовать как-то нас в своих целях. То, что ты предлагаешь, облегчит нам задачу.

— Тем более, что Совет они не очень беспокоят.

— Сейчас идет Призыв. В Башню прибывает сорок тысяч новых людей. Они будут главным предлогом борьбы террористов и Тайного Совета.

— В таком случае, надо воздействовать на дикарей, которые призваны в эту Башню.

— Рискованно. Мы практически ничего не знаем об образе жизни людей, — возразил Пет, — а поэтому, скорее всего не сможем полностью реконструировать структуру их мышления.

— Тот же риск относится и к четверке, которая дежурит за дверью.

— Может быть, ты права. — Пет все еще не был убежден полностью.

— Риск одинаков. Если уж рисковать, то в максимальном масштабе.

— Договорились! — она почувствовала в его мыслях давнюю несгибаемую решимость времен покорения Гилдора.

— Надо попасть к Вууру.

— Сначала этих четверых, — напомнил ей Пет.

— По одному?

— Так будет лучше.

Следующие полчаса они провели анализируя мысли четырех стражников, охраняющих их апартаменты. Уже в самом начале выяснилось, что Лооп приказал докладывать ему о всех подробностях поведения Пета и Анны. Соответственно, прежде всего, они убедились, что охрана уже сообщила, что гости заснули. Вся четверка происходила из последнего Призыва и практически не умела применять даже телепатию, в точности, как это предлагал Пет. Через полчаса в результате их воздействия, каждый из них был твердо убежден, что Анна и Пет — исключительные личности, знающие о Херсте больше, чем даже Тайный Совет который по этой причине решил их уничтожить. Им было совершенно ясно, что пришельцы не одобряют деятельность Совета. Их задача состояла в том, чтобы поделиться этими сведениями со всеми заинтересованными, то есть с каждым, в котором они уверены, что он не донесет о разговоре Тайному Совету. Пользуясь случаем, космонавты также узнали, что совещания Тайного Совета происходят в Башне еженедельно, а также, что руководителем Террористов является некий Куффа — историк, живущий в Бразилии. Оказалось, что Лара тоже отчасти покровительствует Террористам, или, во всяком случае, старается их использовать в своих целях. Вся эта информация была частью сплетен и слухов, ходивших среди непосредственных сотрудников и технического персонала Лоопа. Кроме того, от охраны Пет и Анна узнали, как лучше всего пробраться к Вууру.

— Надо идти, — сказал Пет после короткой передышки, которую они себе позволили, закончив зондирование стражников.

— В контрольном зале установлена система, регистрирующая звуки и изображения в течение всего Призыва. Не забывай об этом! — Анна явно нервничала.

— Чего ты боишься? — удивился Пет. — Пока все идет превосходно.

— Мы никогда не пробовали изменение чьих-либо мыслей в таком масштабе. Даже на Гилдоре были только отдельные случаи.

— Там были наши.

— А?

— Да, ты права. Понимаю, — медленно подумал Пет, — но ты сама знаешь, что у нас нет выбора. В этой игре не будет ничьей. Или Тайный Совет захватит наше сознание и использует его в собственных целях, или нам удастся сорвать их план. Ради этого мы вынуждены идти на максимальный риск. Теперь люди совсем не те, что были три тысячелетия назад.

— Что ж, пошли! — тихо выдохнула Анна и направилась к двери.

Она вышла первой. За ее спиной вплотную шел Пет, максимально сосредоточенный и готовый сфокусировать свое поле в мозгу каждого, кто стал бы на их дороге. На мгновение они остановились, молча ожидая реакции сторожей. Их не ждало никакой неожиданности. Все четверо молча склонили перед ними головы. Затем один из них слегка выпрямился и спросил:

— Нужна ли вам наша помощь, достопочтенные?

— Ведите себя так, как будто мы не выходили из своего помещения, — приказал им Пет тем же тоном, что прежде Лооп. В ответ они поклонились еще ниже, а тот, который только что говорил, преданным голосом заявил:

— Ваша воля — приказ для нас, достопочтимые.

Они молча прошли до конца коридора и остановились перед дверью главного лифта.

— Какой уровень? — спросил Пет.

— Минус тридцать, — ответила Анна, — но мы туда не попадем, не зная соответствующего пароля.

— Тогда едем на двадцать девятый уровень. Там находятся только энергетические установки, а, значит, не должно быть людей. Попробуем установить контакт с Вууром. — Они вошли в лифт. Анна приблизила руку к сенсору. Когда кабина остановилась, они увидели перед собой коридор без дверей.

— Пожалуй, не стоит двигаться дальше, — мысли Пета были предельно напряженными.

— Страхуй меня! — кивнула Анна, и начала искать мысли Вуура. На этот раз ее задача была намного легче, поскольку раньше она уже была с ним в телепатическом контакте, но даже теперь поиски заняли четверть часа. Пет, который внимательно следил за мысленным полем, почувствовал, что кто-то приближается к лифту. Он молниеносно окружил Анну полем психоблокады, а сам сконцентрировался на проникновении в мысли приближающегося человека.

— Кто вы такие, и что вы здесь делаете? — принял он к своему сведению телепатический вопрос.

Пет быстро обдумал дальнейшие действия. Он ни в коем случае не должен был позволить постороннему войти в мысли Анны, но на фокусировку поля оставалось более чем достаточно времени. Ему не хотелось немедленно применять крайние меры. Неожиданное обнаружение трупа рядом с уровнем Призыва вызвало бы ненужный шум и могло бы направить подозрения на них. Поэтому Пет решил сначала прозондировать мысль спрашивающего. Это был мужчина. Пет решил войти в эту личность с полной силой. С излишней силой: мозг человека был перегружен и он потерял сознание. В это время Анна, наконец, получила нужную информацию и присоединилась к мыслям партнера, чтобы сориентироваться в ситуации.

— Надеюсь, ты его не убил? — спросила она с опасением.

— Не думал, что они такие слабые, — пробормотал Пет и предложил исследовать пришельца. Это был Новый Человек, один из непосредственных контролеров Призыва. Он тоже знал пароль, но это, в данный момент, не имело значения. О замене тел ему не было известно, так что он не мог быть важной фигурой. Его звали Яр. По специальности он был электриком. Пет только поверхностно просмотрел его знания, усваивая наугад отдельные данные.

— Прекрати, — поторопила его Анна. — У нас нет времени.

— Убить его?

— Ты что, сошел с ума? Сделай с ним то же, что с нашими стражниками.

— Это требует времени.

— Ничего. Прикажи ему выполнять все наши распоряжения, переданные голосом или телепатически, — добавила Анна со свойственной ей практичностью.

На уровне двадцать девять потеряли полчаса, но зато приобрели сильного союзника. Яр управлял всем энергетическим хозяйством Башни и, кроме того, обладал телепатическими способностями, так что его можно было вызывать в любой момент в нужное место Башни.

— Пароль «Рубан», — произнес почему-то вслух Пет, не оглянувшись на все еще лежащего Яра, и направился в сторону лифта.

— Человек Херста, — мысленно ответила ему Анна удивленным тоном.

— Как это? — Пет обеспокоено остановился.

— В памяти Вуура пароль звучит «Человек Херста».

— А для этого типа, — Пет показал мизинцем на лежащего Яра, — он звучит «Рубан». Мне кажется, что подсознательно мы считали их идиотами. — Пет, не скрывая тревоги, поспешно обдумывал ситуацию.

— Может быть, вход в секцию Призыва охраняется системой биоконтроля, аналогично тому, как это сделано на «Фениксе»?

— В этом случае, у нас нет никаких шансов.

— Разве, что этот тип, — Анна повторила с иронией жест Пета, — пойдет с нами и откроет двери.

Эта мысль оживила Пета.

— Ты можешь даже велеть сделать это Вууру, — добавил он, неожиданно увлекшись идеей.

— Кажется, все-таки ты стареешь. — Анна с притворной заботливостью посмотрела на партнера. — Вуур должен быть под постоянным наблюдением.

— Ладно, согласен на Яра, — согласился Пет, делая вид, что не заметил иронии.

Анна была совершенно права. Если он с самого начала будет совершать школьные ошибки, их похождение закончатся.

— Крепко ты ее уложил, — раздался в его мыслях голос Анны, склонившейся над потерявшим сознание Яром.

— Очень уж они слабые, — ответил он, также наклонившись над электриком.

Несколько пощечин отдались в пустом коридоре опасно оглушительным эхом. Анна посмотрела на него с легким упреком.

— В нашей ситуации эти несколько оплеух не повредят, — сказал Пет, оправдываясь.

— По-моему, мы и так перешли все границы, в которых имели шанс быть незамеченными. Просто чудо, что нас еще не обнаружили. — Анна повела плечами, с отвращением наблюдая, как Пет приводит в сознание Яра. Наконец, ей показалось, что у него дрогнули веки. Она осторожно пробралась в его мысли. Инженер приходил в себя. Пет тоже это заметил, и вместе с Анной еще раз обыскал его мозг. Яр был допущен только в некоторые помещения Призыва, где действовал пароль «Рубан». Дальше могли проникнуть только Вуур, Йена и члены Тайного Совета. Вскоре они оказались на Тридцатом этаже и отпустили Яра. Пет почувствовал неприятный спазм желудка. Отсюда уже не было отступления.

— Не нравится мне все это, — передала Анна, инстинктивно прижимаясь к Пету.

— Мне тоже, — заверил ее тот с самым глубоким убеждением, на которое был способен.

— Почему здесь нет никакой охраны? — с беспокойством подумала Анна.

— Очевидно, Лооп верит в надежность системы безопасности. Не забывай, что без его разрешения в эту Башню никто не может проникнуть.

— Они могут иметь систему «камер».

— Они убили бы нас на месте только за то, что мы обладаем большими, чем Совет способностями. Так что считай камеры неизбежным риском.

— Опять придется зондировать мысли Вуура, — вздохнула Анна, — он скоро начнет что-то подозревать.

— Сделай с ним то же, что и с остальными.

Анна молча посмотрела на него, окружив себя блокадой. Пет понял, что она опасается близости Вуура к Тайному Совету. Однако, другого выхода не было. Уже через две минуты оказалось, что Вуур может впустить их внутрь. Это был крупный недосмотр Лоопа, тем более, что с пульта Вуура можно было управлять гипнотической программой во всех Башнях.

— Все это слишком примитивно, — передала Анна, когда они оказались внутри.

— Никто не учитывает в своих планах возможность вмешательства богов, — ответил Пет. — Постарайся их понять и простить.

— Не подозревала у тебя такой мании величия.

— И сейчас ты ее недооцениваешь.

— Тогда поиграй в бога с Йеной. Мы должны знать все, что ей известно. А я займусь Призывом.

Следующие тридцать минут каждый из них занимался своим делом. Только раз тишину нарушил сигнал видеофона на пульте Вуура. Это Лооп хотел убедиться, что Призыв проходит нормально. А в это время, Пет занимался закреплением в подсознании Йены тех же приказов, что и всем остальным их подопечным. Анна уже без излишних сомнений проделывала то же с Вууром. Приняв эти меры безопасности оба сосредоточились на аппаратуре, предназначенной для гипнотического обучения дикарей. Около часа они напряженно работали, изменяя стандартные процедуры. Их цель была проста. Всем дикарям требовалось привить приказ повиноваться Пету и Анне. После краткого обмена мнениями добавили также приказ делать все, что было в их силах, для избрания Лоора членом Тайного Совета. Их работа была не слишком сложной Теперь они обладали одновременно знаниями Вуура и Йены, не говоря уже о собственном опыте. Поэтому на программирование основного приказа хватило несколько минут, трудности состояли, в основном, в защите введенных требований от преждевременного проявления. Эти процедуры заняли, в общей сложности, почти сорок минут. Еще через четверть часа программа была передана во все Башни Земли. Им только не удалось полностью затереть следы своей деятельности. Процедуры были дополнены автоматически, с использованием главного мозга Призыва. В нем и заключалась опасность. След вмешательства остался в вечной памяти, где хранились все приказы, отданные когда-либо в ходе Призывов. Их полное устранение требовало бы уничтожения всей Башни.

— Этот Херст был не дурак, — разочарованно передал Пет, после очередной неудачной попытки решения той задачи.

— Оставь, — Анна презрительно повела плечами. — Лучше изучим матрицу новых тел. — Следующий час они внимательно анализировали структуру тел обитателей Башен.

— У них на несколько потенциальных возможностей меньше, чем у нас, — подвел итог Пет.

— Они обладают телепортацией, а мы — нет.

— Потенциально мы тоже на нее должны быть способны.

— Может быть, это связано с облучением, которое предложил Херст?

— Пусть компьютер покажет на дисплее действие излучения, — приказал Пет Вууру. Потом они с Анной всматривались в дисплей, на экране которого происходила странная реакция, в которой они сначала ничего не могли понять. Только после нескольких повторений Анна разобралась в действии этих лучей.

— Похоже, что это что-то вроде катализатора, который увеличивает вероятность развития потенциальных возможностей каждого человека.

— Может быть, — неуверенно ответил Пет. — Неправдоподобно, что они изменяют генетическую структуру.

— Вуур, прикажи мозгу промоделировать влияние облучения за тысячу лет, — приказала Анна.

Вскоре все было ясно. Излучение было катализатором. Успокоившись в этом отношении, Пет и Анна изучили возможность переделки гипнотических излучателей двух дополнительных агрегатов, подготовленных по приказу Лоопа. Очень быстро они полностью убедились, что это было неосуществимым. Оба агрегата управлялись вручную, и трудно было даже сомневаться, что оператором будет кто-либо из Тайного Совета.

— Должен же существовать какой-то выход! — в отчаянии передал Пет.

— Позволь усомниться. Можем только бежать. Если только память Вуура не подвела, можем отсюда связаться с «Фениксом».

— Ты думаешь, что им придется долго нас искать?

— Они не смогут вырваться силой. Это лучше, чем ничего.

Пет, не совсем убежденный в ее правоте, покачал головой и молча смотрел, как Анна связывается с кораблем и требует прислать разведывательную капсулу к подножью Башни. Ему казалось, что это бессмысленно.

— Который час? — спросил он неожиданно.

— Два двадцать семь, достопочтимый, — ответил Вуур.

— Зародыш развивается за шесть часов, — пробормотал Пет себе под нос.

— Что ты собираешься делать? — Анна с любопытством посмотрела на него.

— У тебя есть два свободных зародыша? — спросил Пет Вуура, не обращая внимания на Анну.

— Пет, ты сошел с ума! 91 не собираюсь заменять свое тело!

— У нас остается только час на подготовку соответствующих программ.

— И что потом?

— Сделаем два тела. Твое и мое, — сказал он, словно собирался изготовить кольца для ключей. — Конечно, мы не передадим им наших личностей, только минимум мозговых функций, чтобы они могли жить.

— Потом встанем рядом с ними и будем надеяться, что Лооп выберет для своих опытов копии, а не нас. Слабо. Готовь свое тело, а я улетаю на «Феникс».

— Копиями будем управлять телепатически. Как раз из «Феникса», — передал он, не скрывая триумфа.

Анна подозрительно смотрела в пространство, обдумывая предложение. Ей пришлось признать, что только совершенно бессовестный Пет мог придумать такую коварную интригу.

— Можем не успеть, — согласилась она в конечном счете. — Все равно не вижу другого выхода.

В ходе работы с копиями, Анна все больше увлекалась замыслом Пета.

— Это так невероятно, что должно удаться, — передала она убеждение, когда они кончили программирование и наблюдали, как машины развивают их зародыши.

— Во всяком случае, нам это необходимо — поправил ее Пет.

— Как ты думаешь, они не обнаружат капсулу? — спросила она с неожиданный беспокойством.

— Сомневаюсь. У них нет причин контролировать воздушное пространство.

— Что мы знаем об их причинах?

Пет слегка пожал плечами, словно хотел сбросить бремя напряжения, с которым жил последних несколько часов.

— Мы не годимся на роли богов, — передал он, с горькой улыбкой.

— Но и на роли мучеников.

— Сколько времени еще требуется нашим зародышам? — обратился Пет к Вууру.

— Около часа, достопочтимый.

— Копии будут в состоянии ходить сразу после окончания процесса?

— Нужна получасовая подготовка, достопочтимый.

— Можно начать эту подготовку уже сейчас? — вмешалась Анна.

— Да, хотя так никогда не делали, достопочтимая.

— Не важно, начинай! — приказал Пет.

— Ты продумала, как доставить наши копии в наши комнаты, а потом попасть в каюты «Феникса»? — спросил он у Анны.

— Копии доведем сами, а из Башни имеется несколько десятков выходов.

— Скорее всего, их охраняют.

— Покажи нам планы выходов из Башни и систему охраны, — приказала Анна Вууру. На главном экране компьютера появилась довольно наглядная схема.

— Ты прав. Они не только неглупые, но еще и недоверчивые люди, — сказала она присмотревшись.

— Это все выходы? — поинтересовался Пет.

— Есть еще аварийные туннели на случай катастрофы, достопочтенный, но ими никто никогда не пользуется.

— Окажи их нам.

— Иногда мне кажется, что я издавна умею предсказывать будущее, — вздохнул Пет, изучив схему.

— Можно приказать, чтобы выключили защитную систему, — подсказала ему Анна.

— Это, вероятно, вызовет тревогу. Как сюда попадают туземцы во время Призыва?

— Через главные ворота, достопочтенный.

— Их отсюда можно открыть, не так ли?

— Да, достопочтенный.

— Это могло бы подойти. — Анна облегченно вздохнула.

— У нас остался один час, — нервно сказал Пет, и начал автоматически постукивать пальцами по контрольному пульту. Анна смотрела в угол, покусывая губы. Только Вуур вел себя так, словно ничего особенного не произошло. Для него, в самом деле, все обстояло нормально. Он был только польщен присутствием своих владык.

— Ты уверена, что мы ничего не упустили из виду? — Пет не выдержал долгого молчания.

Анна пожала плечами и раздраженно покачала головой.

— Как и ты. Копии должны их обмануть, хотя бы на какое-то время. Потом посмотрим.

— Мы оставили, кажется, много следов в компьютере. Если Совет узнает об этом, то не задумается ни на секунду.

— Ты сам знаешь, что нас не так просто убить.

— Нас, но не копии. На расстоянии у тебя не будет такой быстрой реакции, как обычно.

— Пока не узнают о подмене, едва ли решатся напасть на нас. Забываешь о Террористах.

Они снова замолчали до момента, когда Вуур доложил, что копии готовы.

— Чувствую себя глупо, — призналась Анна с полуулыбкой, полугримасой.

— У нас нет времени на сантименты. Начинаем!

Они начали трудный и деликатный процесс управления своими новыми телами. Для начала велели им прийти в Контрольный зал.

— Боже, какие мы идиоты, — от неожиданности сказал он вслух. Рядом раздался нервный смех. Анна смеялась долго и заразила Пета, хотя ситуация и не была такой уж смешной. Их копии были голыми.

— Это было почти гениально, — передала Анна, — забыли только об одном. Неплохо бы учесть условия, в которых мы действуем.

— Ничего не поделаешь. — Пет был явно недоволен собой. — Раздевайся.

— Может быть, ты отвернешься? — передала, задыхаясь от смеха, Анна. Она кое-как сняла с себя тунику и приказала своей копии надеть ее. Когда, наконец, Анна справилась со смехом, она внимательно рассмотрела Пета и поморщилась с отвращением.

— И ты, и копия совсем не симпатичные. Ужасно бледные, — подвела она итог своим наблюдениям.

Пет ничего не ответил. Он тоже наблюдал, но результат оставил для своего сведения. Только на мгновение в его глазах промелькнула искорка опасения, что он смотрел слишком долга и пристально. Его взгляд, конечно, не ускользнул от внимания Анны.

— Сатир. Похотливый сатир, — передала она с возмущением, только немного преувеличенным, и снова начала смеяться. В ритме беззвучного смеха поднималась и опускалась ее грудь, гипнотизируя Пета. Опасную идиллию прервал сигнал видеофона. Лооп во второй раз за время их пребывания в Контрольном зале интересовался ходом Призыва.

— Переходим к этапу обучения, достопочтенный, — раздался униженный голос Вуура.

— Сообщи мне, когда начнется последний этап, — кивнул Лооп и выключился. Пет и Анна облегченно вздохнули, несмотря ни на что стоя голыми в запретном для них месте. Человек всегда предпочитает рисковать одетым, даже если одеждой является туника.

— Начинаем, — поспешно передал Пет, забыв о своих недавних эмоциях.

— Подожди немного. — Анна нервными порывистыми движениями соединилась с «Фениксом» и приказала поставить капсулу у главного входа.

— С какой стороны находятся эти ворота? — спросила она Вуура.

— С севера, достопочтенная.

— Начнем же, наконец, — пробормотал Пет, приказывая Яру прибыть на тридцатый уровень.

— Черт! — выругался он через секунду. — Этот идиот уже спит, — видя удивленное лицо Анны.

— Оставь его в покое. Нас выпустит Вуур.

Копии они свели в свои комнаты беспрепятственно, не считая легкого возбуждения, которое не оставляло их в течение всей дороги. Оно вытекало не столько из возможности нежелательных встреч, сколько из того, что им впервые пришлось управлять самими собой на расстоянии. Они до этого не знали такого странного ощущения. Одно дело — теоретически представить себе такую возможность, другое — осуществить ее на практике.

Остальная часть плана также была выполнена неожиданно легко. Точно в семь часов утра они уже прибыли на разведывательную палубу «Феникса». Их первым побуждением было заказать подъем в одиннадцать тридцать. Потом они легли в зале анабиоза и заснули углубленным гипнотическим сном, во время которого их тела подвергались всевозможным регенерационным процедурам. Игра, которую они должны были начать в полдень, имела слишком большое значение, чтобы вести ее усталыми и бессильными.

Лооп все время поглядывал на часы. Было уже одиннадцать, а Лара все еще не появилась. Вчера ночью она неожиданно вылетела в Бразилию, никому не сообщив о цели путешествия. Призыв закончился четверть часа назад. Теперь все дикари находились в адаптационных помещениях, где постепенно усваивали недавно полученные знания. Пет и Анна спали в своих комнатах, и не производили впечатление людей, которые скоро проснутся. Все было в полном порядке, но Лооп не смог освободиться от странного предчувствия угрозы. Подсознательно он ожидал каких-то последствий прибытия «Феникса». В течение ночи он предпринял еще две неудачные попытки пробиться на корабль. Они обошлись ему в семь погибших людей.

Вдруг экран видеофона, стоящего на его письменном столе, вспыхнул, и на кем появилось лицо одного из Новых Людей, которые дежурили в центре подслушивания.

— Приветствую, Лооп, приближается Лара.

— Хорошо! — кивнул он, и уже хотел отключиться, когда неясное побуждение заставило его спросить:

— Ночь прошла спокойно?

— Да, — ответил дежурный, но Лооп уловил в его словах едва заметную нотку колебания.

— Что случилось? — спросил Лооп, с трудом подавляя беспокойство.

— Не знаю. Однако, около шести утра дежурному технику показалось, что на «Феникс» прилетел какой-то аппарат.

— Как это понять? Вы не зарегистрировали этот факт на пленке?

— Этот район никогда не контролировался. Техник включил приборы случайно. Они дали показания, соответствующие посадке какого-то предмета на борту «Феникса». Однако, для точной регистрации было слишком поздно

— Проанализируйте эту запись еще раз, — приказал Лооп, — и немедленно начните наблюдения за кораблем и его окружением. Организуйте радиоподслушивание во всех диапазонах. Начать немедленно, — добавил он, уже серьезно обеспокоенный. — Может быть, это Лара, — пришло ему в голову, однако он быстро понял абсурдность подозрения. Беспокойство охватило его с прежней силой. С наибольшей охотой он приказал бы ликвидировать Пета и Анну, но знал, что в данный момент не может себе позволить спровоцировать раскол Совета. Кроме того, любой ценой надо вырвать тайну проклятого защитного поля. После недолгого раздумья Лооп соединился с Мексикой, где находилась основная резиденция Научного Совета, и потребовал беседы с ее представителем.

— Эмма, немедленно прилети сюда, — сухо произнес он перед экраном вместо приветствия.

— Что произошло? Революция?

— Узнаешь здесь. Жду. — Он выключил видеофон и приказал доложить, что делает сейчас команда «Феникса». Они все еще спали. «Сколько же можно?» — удивился он про себя, и тут ему пришла в голову мысль, что эта сонливость подозрительна. Немного успокоился он тогда, когда вспомнил их вчерашнее поведение. Они, кажется, были влюблены, так что должно быть не имели ночью времени на сон. «Надо будет это выяснить», — решил он и приказал установить во всех их комнатах телевизионные камеры. Сразу после этого вошла Лара.

— Что с тобой случилось? — заговорила она уже в дверях. — Мне передали, что ты ищешь меня с самого утра. Разве я уже не имею права на личную жизнь? — пожаловалась она, тяжело вздыхая.

— Где ты была?

Она пытливо посмотрела на него и поняла, что речь пойдет о важном деле. По крайней мере, важном для него.

— В чем дело? — вопрос задала уже Лара-Наместник Азии.

— Ты договорилась с нашими космонавтами о встрече через полчаса.

— Не думаешь ли ты, что я об этом забыла? — Ее слова прозвучали зловеще.

— Речь идет не об этом, — успокоил ее Лооп, который не собирался в этот момент начинать ссору. — Окончился Призыв. Надо подготовить гипнотические программы.

— Это займет у меня четверть часа.

— Где ты была?

— Опять начинаешь?

— Сегодня ночью зарегистрирован чей-то визит на «Феникс», — Лооп пошел на блеф.

— Чей?

— Не знаю, — признался он после короткого размышления. — Даже нет полной уверенности, что такой визит имел место. Это только подозрения дежурного техника.

— Приказано вести наблюдение, — она утверждала, а не спрашивала. — Но ведь Пет и Анна находятся в Башне. Твой техник уверен, что не ошибся?

— Скоро узнаем. Я приказал подробно проанализировать данные записей.

— Что делают гости?

— Спят. — Во взгляде Лоопа промелькнула тень иронии. — Кажется, они провели трудную ночь, — добавил он равнодушно.

— Что еще? — Лара сделала вид, что не поняла.

— Где ты была?

— У Куффы.

— Начала встречаться с Террористами? Впервые слышу об этом.

— Он уже знает об их прилете.

— Этого следовало ожидать.

— Заявил, что хочет встретиться с ними лично.

— Прекрасно!

— Завтра, — добавила Лара со зловредной усмешкой.

— Завтра космонавты уже будут нашими сторонниками. Пусть встречаются с ними даже… — Он взглянул на часы… через два часа.

— Ты полагаешь, он ни о чем не догадается? Он сообразительный человек.

— Это уже твоя забота, — напомнил Лооп, — потому я и обращаю внимание на гипнотическую программу.

— Их схему я уже продумала. Остальное сделаю по ходу ввода, — заверила Лара решительно.

— Во всяком случае, не затягивай. Космиты ждут очеловечивания.

После ухода Лары Лооп долго раздумывал. Зачем она посетила Куффу? Ведь Тайный Совет не вынужден обстоятельствами считаться с Террористами до такой степени. Значит, не исключено, что истинная цель этой странной вылазки была другой. Что именно? Здесь перед ним встала неразрешимая задача. Если бы за этим скрывалось что-то по-настоящему серьезное, она бы ему, очевидно, не сказала о своем визите. Хотя, может быть, Лара не доверяла ему до такой степени, что сочла целесообразным лично проинформировать Куффу о возвращении «Феникса». Да, так могло быть. Тогда, сообщая ему о беседе и о желании Куффы встретиться с космонавтами, она, скорее всего, хотела принудить его к отмене возможных приказов об убийстве. «Довольно ловко», — пробормотал Лооп себе под нос, презрительно улыбаясь. Лара, видно, не отдает себе отчета в том, какую силу дает защитное поле тому, кто им обладает. Тогда он мог бы провести Великое Изменение так, как стремился. Он был уверен, что это единственный верный способ. Однако, у Лары были другие взгляды и другой единственно верный путь. Надо будет внимательно посмотреть ее гипнотическую программу. Наконец, он вспомнил о Вууре. Все было уже почти улажено, транспорт подготовлен. Он соединился с ним еще раз.

— Совет доволен твоей работой, Вуур, — сказал Лооп, как всегда в безразличной форме. — Когда Лара закончит свои дела в твоем отделе, отправляйся на двенадцатый уровень. Полетишь дать отчет в Мексику.

— Потом можешь делать, что хочешь, — прибавил он милостиво и выключился, не ожидая благодарности. Минуту Лооп смотрел на пустой экран, а потом решительно нажал кнопку вызова персонального отдела.

— Представьте мне новейшие данные о профессоре Куффе и текущий прогноз поведения Террористов, — медленно цедя слова сказал он. Когда экран погас, настроение его немного улучшилось. Однако беспокойство, которое он почувствовал с момента возвращения «Феникса», не совсем покинуло его.

Пет и Анна сидели в отсеке управления и проверяли память главного компьютера.

— Опять сделано несколько попыток прорыва поля, — беспокойно передал Пет.

— Серьезных?

— Не знаю. Нет характеристик. Не похоже ни на один из известных мне видов оружия.

— Покажи! — попросила Анна, и он сразу почувствовал ее присутствие в своих мыслях. — Как будто кто-то пытался пройти через поле. Какой-то человек или животное.

— Был бы зарегистрирован момент обнаружения и расстояние.

— Разве что кто-то…

— …телепортировался, — окончил он ее мысль, и стер всю запись.

— В таком случае они уже знают…

— Знали об этом с самого начала!

— …что мы для них представляем ценность, — окончила она, одновременно блокируя свои мысли. В ее глазах появились хорошо знакомые ему искорки.

— Валяй смело! — передал он с неискренней уступчивостью. Он принимал этот тон тогда, когда и в самом деле не знал, о чем думает его собеседник.

— Не догадываешься?

Пет не ответил на поддразнивание, послав под защитой своей ментальной блокады несколько особенно сочных эпитетов в ее адрес.

— Это просто. Если в Тайном Совете действительно происходят ссоры, то раньше или позже кому-нибудь из них придет в голову очевидная идея, что обладание таким полем дает практически абсолютную власть над остальными. Более того, полагаю, что об этом они думают давно.

— Теперь, когда им известно, что такое поле в принципе можно создать, им достаточно привлечь к работе своих ученых.

— У нас на Гилдоре это заняло почти шестьдесят лет работы коллектива из десяти человек, мыслящих о проблеме на основе полного телепатического объединения сознаний. Ничто не говорит в пользу того, что они применяют подобный метод. Их телепатия для этого слишком примитивна.

— Ты хочешь с ними торговаться? — с сомнением спросил Пет. — Не думаю, чтобы это что-нибудь дало. Они нас слишком боятся.

— Думай, что хочешь, — передала она сердито, — но у меня есть предчувствие, что поле будет нашим сильным козырем.

Дальнейшую дискуссию прервал приход Лары в их прежнюю спальню. На этот раз она вошла без стука. Только благодаря тому, что Пет все время поддерживал контакт со своей копией, принимая ее ощущения, их не застали врасплох. Через мгновение они с Анной были заняты поддерживанием должного интеллектуального уровня обеих копий. После нескольких банальных вопросов Лара напомнила им о вчерашней договоренности. Через полчаса копии уже лежали в знакомых помещениях Призыва. Затем начался сеанс. Пет невольно восхитился продуманной стройности предложенного им материала. Современная им эпоха и более раннее время. Более поздняя история. О повседневной будничной жизни: как вести себя во время еды, в кафе, на танцах и так далее.

— Не думал, что у них сохранились еще такие обычаи. — Пет не скрывал удивления.

— Народ надо чем-нибудь занять, — прокомментировала Анна.

Тем временем, Лара начала ввод программ, обеспечивающих нужное мировоззрение и послушание. Она начала с того, что они не могут рассчитывать на какое-нибудь уважение в этом мире, если не одобрят существующих порядков: за этим следовало много подобных указаний, нацеленных на все более глубокое подсознание, одновременно получили порцию приказаний, относящихся к Тайному Совету, которому они должны подчиняться во всем. Здесь крылось так же что-то, чего они сначала не поняли: к этим требованиям были добавлены другие условия, по-видимому, им не противоречащие, и даже усиливающие их действие, но направленные непосредственно на их глубочайшее подсознание. Пет с Анной заинтригованно переглянулись. Эта часть программы производила впечатление попытки предъявить какие-то дополнительные приказы, но так, чтобы в этом никто не мог разобраться. По отдельности каждый из приказов был непонятен, и только все вместе они составляли единое целое. Однако, части были разбросаны через довольно большие интервалы и всегда кончались странным сигналом, значение которого нельзя было расшифровать почти до конца передачи. Наконец, ситуация стала ясной. Лара не была столь наивной, как можно было решить на основании ее внешности. Все скрытые приказы имели совершенно определенный и довольно прозаический смысл. Уважение к Совету — само собой, не целиком подчиняться только Ларе. Помогать Террористам, но относиться к ним только как к орудиям, не как к настоящим союзникам. Таинственный сигнал был страховкой Лары на возможный, хотя и правдоподобный случай непослушания. Он приводил к немедленной, но кратковременной потере сознания. Лара, несмотря ни на что, хотела использовать их знания. Сеанс окончился попыткой прозондировать их мысли и понять. Поле было очень сильным, очевидно, увеличенное с помощью соответствующей аппаратуры, но вернуло Ларе только материалы, которые она сама только что ввела им.

— Ей будет над чем поломать голову. — Пет засмеялся со злорадным удовлетворением.

— Ты начинаешь из-за нее терять голову. Смотри! — передала упрекающе Анна.

— Это ты смотри!

— Да-а?

— Не увлекись кем-нибудь де здешних мужчин. Всегда питала слабость к новым лицам, — напомнил он ей равнодушно.

— Но никогда только к одному.

— Точно.

— Нам необходимо несколько минут покоя, — сказала она неожиданно, и с наслаждением потянулась.

— Меня мучают эти штучки, — добавила она с нескрываемым раздражением.

— Еще всего несколько минут.

Действительно, вскоре возле копий появилась Лара. Глядя на них с интересом, она спросила, как они перенесли гипноз. Ее тон напоминал голос врача, который говорит с особо тяжелым больным.

— Можно выдержать, — успокоила ее Анна.

— Нам надо немного времени на усвоение всех полученных знаний, — добавила она в ответ на их взгляды.

— Уже можно встать? — поинтересовался Пет.

— Не вижу причин для возражений.

Они с трудом встали. Анна чуть не упала, и Пет едва успел ее поддержать.

— Немного самоконтроля, — сказал он, с извиняющейся улыбкой.

— Сосредоточься, девочка, — передал он в действительности Анне, лежащей рядом с ним на борту «Феникса».

— Прости. Я тебе уже сказала, что это меня мучит, — ответила она мысленно, вслух же извинилась перед Ларой, успокоив ее, что эта минутная слабость.

— Может быть, отложим визит на «Феникс»? — предложила Лара.

Но ни Анна, ни Пет не хотели продолжать опасную игру копиями сверх необходимого минимума. Поэтому они заверили Анну, что откладывать обещанный визит нет причин. Через час все трое находились на борту «Феникса». Лара не могла скрыть своего впечатления. Мощь корабля поразила ее. Его трехсотметровая высота, гордо вздымающаяся над джунглями, внушила ей неожиданную робость, тем более, что Земля уже две тысячи лет не посылала экспедиций за пределы Солнечной системы. Анна и Пет даже при посредстве копий почувствовали, что когда они вели гостью в отсек управления, по пустынным палубам, где только изредка встречались ремонтные автоматы, ее отношение к ним существенно изменилось. Это было видно не только по ее жестам и осанке, которые выражали ранее не свойственную ей скромность, но также и по глазам, в которых отражались восторг, увлечение и даже некоторая зависть. В ней пробудился старый человеческий сон о звездах, и Анна с Петом стали для нее его олицетворением. Но это продолжалось недолго, и скоро в кресле отсека управления сидела прежняя Лара. Спокойным, даже равнодушным тоном она расспрашивала их о назначении и устройстве разнообразных бортовых систем. Особенно ее интересовало поле. Так же спокойно Пет и Анна давали пояснения. Скрытность была бессмысленной. Об открытом бунте нельзя было даже помышлять. Наибольшее затруднение у них вызвало то, что они никак не могли найти случая для замены копий на свои скромные особы, которые они предпочли бы видеть у пульта управления вместо кукол, которых в любой момент датчики могли принять за узурпаторов. Нормально для обслуживания «Феникса» требовалось тридцать человек. Только когда на Гилдоре было принято решение об отправке этой экспедиции, были сделаны большие переделки в прежних цепях. Прежде всего, автоматизировали управление в такой степени, что корабль мог вести один человек. Кроме того, установили систему датчиков безопасности, которые регламентировали работу и реагировали только на биотоки Анны и Пета. Зашли так далеко, что ввод новых персональных блоков был возможен только на Гилдоре. Даже Пет и Анна не знали расположения соответствующих управляющих устройств. Наконец, генераторы поля имели специальные детонаторы, которые включались по телепатическим сигналам команды. Их установили с целью сделать невозможным для посторонних лиц включение поля без согласия команды. В случае, если кто-то посторонний пытался бы изучить это устройство, оно автоматически уничтожило бы себя. Гилдор стремился любой ценой сохранить втайне конструкцию приборов, предназначенных для телепатического управления. Именно поэтому отказались от этих устройств в остальных системах «Феникса», хотя это значительно облегчило бы управление кораблем. Теперь Лара решила сама проверить правильность данных, полученных от Анны, и начала настраивать радиопередатчик на волну Башни Лоопа.

— Лара вызывает центр, — заговорила она уверенным тоном, но ничего не произошло. Лара недоверчиво посмотрела на Анну.

— Я сделала что-нибудь неправильно?

Анна объяснила ей положение о датчиках.

— Ты хочешь сказать, что никто кроме вас не может ничего сделать с этим кораблем?

— Именно это я и сказала, — согласилась Анна с легкой иронией, которую, к сожалению, не удалось вполне представить с помощью копий. Лара на минуту задумалась, что немедленно использовал Пет. Он быстро включил несколько приборов в зале анабиоза, где сидели они с Анной, управляя копиями. На пульте отсека управления засветился соответствующий сигнал. Пет посмотрел на него.

— Прости Лара. Компьютер вызывает меня в зал анабиоза, — сказал он, и не дожидаясь ответа, быстро вышел. Замена, несмотря на новое переодевание, произошла молниеносно. Уже через несколько минут он вернулся. Как раз вовремя, чтобы выслушать длинный монолог Анны, которая с большой изобретательностью выдумала историю, оправдывающую существование этих датчиков.

— В наше время все были запуганы мыслью о встрече с чуждым разумом, — рассказывала она. — Поэтому установили все эти защитные устройства. Учитывали даже такую невероятную возможность, как захват корабля существами, подобными вам.

— Почему только вы двое?

— Датчики были запрограммированы на всех. В момент смерти кого-либо из членов экипажа его помещали на медицинский стенд. Если компьютер подтверждал летальный исход, то он автоматически стирал запись его биотоков в памяти системы безопасности.

— А если кто-нибудь погиб в космосе или на чужой планете?

— Пока его тело не оказывалось на борту, он сохранял все права, как будто еще был живым.

— Ты не приготовила бы нам чего-нибудь поесть? — предложил Пет. — Не потому, чтобы меня прельщала наша синтетическая пища, — поморщился он, — а чтобы Лара узнала, чем когда-то питались космонавты.

— С удовольствием, — обрадовалась Анна и, увидев, что Лара встает, как будто хочет пойти с ней, добавила:

— Пет, займи нашу гостью, я не люблю, когда кто-нибудь помогает мне на кухне, — добавила она в дверях.

Теперь и она заменила собой копию. Приготовление пищи на «Фениксе» состояло в выдаче соответствующих распоряжений компьютеру. Вскоре все трое сидели в клубе, на палубе отдыха. Это был огромный, даже для «Феникса», зал, в котором находился небольшой бассейн, гимнастическая площадка со снарядами, а также имитация старинного кафе. Бассейн был сейчас пуст: перед началом маневрирования вода была слита. Пет подошел к пульту управления, и через мгновение кафе было отделено от остального зала объемным изображением леса, свет стал мягким, рассеянным, в воздухе звучала тихая музыка. Он не знал, нравится ли Ларе такая атмосфера, которая была создана три тысячелетия назад, ко Анна и он любили ее.

— Лес? — удивилась Лара, рассматривая голограмму. — Красивый. Теперь таких нет.

— К слову, — включилась в разговор Анна, — откуда взялись, например, ваши джунгли? Из вашего гипнотического курса следует, что там живут звери, которые не имели права появиться. Отчего произошла мутация?

— Это была стандартная программа, предназначенная для масс. Отсюда некоторые пропуски. Была война. Херст, который был великим ученым в нашей истории, не хотел, чтобы этот факт сохранялся в памяти широких кругов населения. По ходу очередных Призывов соответствующим сведениям уделялось все меньше места. Сейчас подлинная информация доступна лишь немногим ученым.

— Кто с кем воевал?

— Через сто лет после вашего отлета Федерация раскололась. Вскоре появились первые сражения. Затем кто-то применил ядерное оружие, другая сторона — нейтронные бомбы… Так все и пошло. Херст действовал с Марсианских баз, где еще сохранились наука и промышленность. Не в очень больших масштабах, так как это были молодые поселения, но все же лучше, чем ничего. На Земле бои потом прекратились. Бороться было некому и нечем. Именно тогда Херст создал концепцию Великого Изменения. Через двести лет после его смерти планы начали претворяться в жизнь. Тогда была создана Первая Башня. Постепенно отстраивались другие. Дикари жили в джунглях, и никто ими не интересовался. Медленно, по мере роста потребностей очередных Башен, восстанавливалась промышленность. Неожиданно появились мутации, некоторые виды вообще исчезли, другие приняли огромные размеры, третьи, неизвестно почему, скрестились между собой.

— Вы не исследовали ход процесса? — удивилась Анна.

— Конечно, исследовали. Все изучено и выяснено. Вот только нельзя его остановить. С огромным трудом нам удалось уменьшить уровень радиоактивной среды. Одно время даже ощущалась нехватка кислорода в атмосфере. Теперь это история.

— А почему мутации не затронули дикарей?

— Каждое племя имеет свой алтарь Херста. Это обычный приемопередатчик радиоволн, передающий наши приказы, с которыми связаны наши датчики, определяющие уровень потенциальных мутаций. Каждый новорожденный ребенок согласно ритуалу представляется богу возлаганием на алтарь. Мы проводим измерения и, если результаты неблагоприятны, ребенок гибнет.

— Ужасно! — Анна не скрывала впечатления, которое произвела на нее Лара своим рассказом.

— Думаю другого выхода не было, — спокойно ответил Пет.

— Правильно, нам хватало своих забот. Мы не имеем возможности заниматься мутантами, которые, к тому же в большинстве были обычными идиотами. Только часть из них имела более высокие, чем обычные люди, способности.

— Чего вы добились взамен?

— Люди в Башнях объединены. Нет расколов, нет войн…

— Нет и полетов на звезды, — добавила Анна.

— Нас слишком мало. Зато никто не знает ни в чем нужды.

— Разве что дикари, — спокойно сказал Пет.

— Да, у дикарей нет всех этих благ, но зато у них нет и никаких проблем.

Неожиданно музыка стихла, и в наступившей тишине прозвучало сообщение компьютера. Кто-то хотел связаться с «Фениксом». Пет приказал переключить связь на кафе. Это был Назон. Он вызывал Лару.

— Я у себя, — заявил Наместник без всяких вступлений.

— А Куффа? — спросила Лара.

— Летит к тебе. Лооп вызвал Эмму, — добавил Назон, после минутного колебания.

— Хорошо. Буду поддерживать с тобой постоянный контакт, — твердо сказала Лара, и дала знак Пету, что разговор окончен.

— Какие-то трудности? — поинтересовалась Анна.

— Что вы, все в норме.

— Я думал… — заявил Пет не совсем понятно.

— Как вам нравится наша Земля? — спросила Лара.

Анна сделала вид, что задумалась как ответить, а потом начала довольно длительное рассуждение, которого, очевидно, ждала от нее Лара. Пет помогал, как мог, вставляя время от времени комплименты в ее адрес. Если этот вопрос был задан для проверки действенности гипнотических программ Лоопа и Лары, то они, очевидно, сдали экзамен хорошо, потому что прекрасная Наместница Азии заметно успокоилась.

— Все же у нас остались некоторые неясности, — заключила Анна, учитывая, что надо продемонстрировать определенную независимость мышления, поскольку это между прочим, входило в намерения Лары.

— Теперь у нас есть достаточно времени на объяснения, — авторитетно заявила Лара, очень довольная своими способностями в области гипноза. — И вы тоже должны многое объяснить нам, — добавила она, возвращаясь к делу.

— Что хочешь, — добавил Пет, очаровательно улыбаясь.

— Нашим специалистам надо многому от вас научиться.

— Или наоборот, — возразила Анна.

— Мы многое забыли, — призналась Лара, улыбаясь. — По-моему, нам надо больше заниматься проблемой космических полетов.

— А на каких кораблях вы летаете теперь? — с интересом спросил Пет. — Наверное, не все телепортируетесь?

— Конечно, мы не можем себе этого представить, — добавила Анна смущенно, словно признаваясь в чем-то постыдном.

— Естественно, не все. Очевидно, вы еще не полностью усвоили нашу информацию. Это нормальное явление. Сначала чувствуется небольшое ошеломление. Все знаешь, как бы не зная. Если захотите, я покажу наши корабли.

— Мне казалось, что после возвращения я не смогу даже думать о полетах, а сейчас не могу дождаться минуты, когда начну летать на ваших кораблях, — загорелся Пет.

— Ничто этому не мешает. Собственно говоря… — Лара замолчала, словно что-то обдумывая, потом продолжила: — вы могли бы сами перелететь на «Феникс», на наш главный космодром.

— Разве мы находимся в другом месте? — удивился Пет.

— Вы нас застали врасплох своим прибытием. Поэтому нам велели садиться здесь. Мы как раз были в Центре, — объяснила Лара.

— Топлива хватит, — сказала Лара, вставая с кресла. — Если хочешь лететь с нами, пошли в отсек управления.

Лара была заметно увлечена и даже взволнована предстоящим путешествием. Она села рядом с Петом и Анной, сосредоточенно и внимательно наблюдая за их действиями.

— Куда лететь? — спросил Пет, когда подготовка была закончена.

— В Австралию. Туда, где был когда-то Сидней.

— Приготовься к нескольким минутам небольших перегрузок, — предупредил Пет, и сразу же запустил процедуру аварийного старта. Кресла легко справлялись с ускорением, но все же Лара должна была выдержать примерно двукратную силу тяжести. Судя по выражению ее лица, она не была к этому готова. Однако, она не стала жаловаться. С другой стороны Анна была, очевидно, довольна, хотя сначала послала Пету убийственный взгляд, в который вложила все свое неодобрение по поводу этой ненужной бравады. Полет длился недолго.

— «Феникс» — Сиднею. Дайте данные для посадки, — безразличным голосом Анна произнесла стандартную фразу. Садней был явно поставлен в тупик. Женский голос попросил их подождать немного на орбите.

— Обойдемся, — сказал беззаботно Пет и начал подготовку к ручному приземлению «Феникса».

— Ты сошел с ума! — вмешалась Анна. — Я не имею никакого желания свернуть себе шею именно сейчас.

— Сидней, дайте требуемую информацию, — раздался еще немного глухой после перегрузки голос Лары,

— Извини, достопочтенная. Я не знала, что ты находишься на борту, — ответил голос из громкоговорителя, в котором чувствовалось удивление. Однако, данные поступили немедленно.

— Аварийная процедура, — отозвался бесстрастно Пет, — Анна, обеспечь стабилизацию. — Вслед за этим все трое были спеленаты креслами. На их головы опустились шлемы. Послышалось шипение кислорода, подаваемого из добавочных баллонов.

— Посадка в полном поле, — предложила Анна вызывающим тоном

— Сама этого хотела, — согласился Пет.

Аварийная посадка в полном поле предусматривалась в самых крайних случаях. Теоретически она должна была применяться в случае необходимости спустить корабль в подземное убежище в момент атаки противника. А в принципе, имелись ввиду убежища на Луне. Тренировки по выполнению такой посадки проводились очень редко и только для элиты пилотов. Пет с Анной в свое время относились к элите. Три тысячелетия тому назад. Нынешняя элита, правда, не знала, что означают странные маневры «Феникса», но ожидала самого худшего.

— «Феникс», — опять раздался из репродуктора тот же голос. — «Феникс»! — женщина явно впала в панику. — Данные переданы вам на всех частотах. Что с вами происходит?

— Объявляю процедуру ноль, — включилась Лара, иронически глядя на Пета. — Наши гости хотят убедиться, что не потеряли спортивной формы. — Однако, ее неуверенный вид противоречил взгляду. На экране локатора появилось несколько быстро увеличивающихся точек.

— Я приказала стартовать всем аппаратам, которые в данный момент находятся на космодроме, — ответила Лара на немой вопрос Лары и Пета.

— Готовься к повторной перегрузке, — сухо крикнул Пет. Анна тихо рассмеялась. Впрочем, не настолько тихо, чтобы ее не услышала Лара.

— Процедура ноль начата, — раздалось в громкоговорителе.

Пет не ждал ее окончания. «Феникс» пикировал на Австралию, как одноместный истребитель давно исчезнувших вооруженных сил Солнечной системы. В течение следующих минут за пультом управления были слышны только отрывочные слова Анны и Пета.

— Атака трех машин, — произнес неожиданно компьютер. — Расстояние двадцать. Восточнее. С запада приближаются еще две машины. Курс на столкновение. До открытия огня сорок секунд. Прошу разрешение. Две другие машины приближаются снизу. Наши шансы уменьшились до 95 процентов. Рекомендую немедленно начать борьбу.

— Аварийная процедура по регламенту. Прицелы на ручное управление, — скомандовала Анна и повернулась к Ларе. — Надеюсь, твои люди не посходили с ума. — Лара ничего не ответила, видимо, не могла справиться с перегрузками.

— «Феникс» — Сиднею, — заговорил, наконец, Пет, который до сих пор был занят маневром сближения. — Убери свои корабли, они нам мешают.

— Им приказано сопровождать вас до завершения посадки, — объяснил громкоговоритель.

«Феникс» еще больше увеличил ускорение. Корабли, приближающиеся к нему сбоку, были захвачены этим манером врасплох, и раньше, чем они успели что-либо предпринять, оказались далеко позади, а два героя, которые пытались помешать снизу, едва успели уступить дорогу. Их экипажи, видимо, послали Пету наилучшие пожелания в адрес его матери и семьи. «Феникс» в этот момент повернул свой огромный нос кверху. Из кормовых дюз вырвалась мощная струя огня главной тяги. Казалось, маневр запоздал.

— К Херсту! — раздалось в громкоговорителе. — Это конец!

Оператор начал выкрикивать команды, требующие немедленной эвакуации летного поля.

— Вспомни, что мы опускаемся не в убежище, — напомнила Анна, — вычти сто метров.

— Сто пятьдесят три. Ты забыла процедуру.

— Увеличь тягу, — ответила она немного громче, чем обычно. — У меня недостаточный запас на стабилизаторах.

«Феникс» величественно опускался на плиту космодрома, с которого уже улетели все корабли Лары. Сели идеально.

— «Ноль и ноль», — с радостной улыбкой произнесла Анна ритуальную формулу. Она тоже сильно переволновалась, совершая этот безумный поступок. Лара смотрела на них ошеломленными глазами. Слова застряли у нее в горле.

— Контроль полетов — Ларе. Процедура ноль продолжается. Все ли у вас в порядке? — опять заговорила дежурная по космодрому.

Лара кивнула:

— Процедура ноль отменяется. Пришлите за мной гравилет, — сказала она сдавленным голосом, с трудом глотая слюну.

— Тебе понравилось? — поинтересовался Пет.

— Если вы сделали это, чтобы произвести впечатление на наших пилотов, могу поспорить, что это вам удалось. Боюсь даже, чтобы они не начали упражняться в этих сумасшедших посадках.

— Не было ничего особенного, — вмешалась Анна. — Обычная посадка, которую в наше время умел выполнять любой пилот.

Когда начали садиться первые корабли Лары, все трое уже улетали с космодрома в прибывшем гравилете.

Когда Пет и Анна демонстрировали свои фигуры высшего пилотажа, Вуура и Йены уже не было в живых. Их гравилет потерпел катастрофу через десять минут после старта. Еще через десять минут на месте катастрофы оказалась спасательная команда, но она смогла только вырвать изуродованные трупы из пасти двух кодаров, которые спокойно их пожирали. Когда о катастрофе доложили Лоопу, он не выглядел особенно расстроенным новостью. Из равновесия его вывела только информация о смерти Йены. Он приказал немедленно вызвать Лару. Она появилась только через пять часов, так что он успел овладеть собой.

— Поздравляю, — кивнул он внешне спокойно, в ответ на ее приветствие.

— Ты сам знаешь, что иного выхода не было. Нельзя было оставлять в живых свидетеля, — пожала она плечами. — Кто-то должен был это сделать, если ты оказался слишком слабым.

— Почему ты приказала переместить «Феникс» в Австралию? — спросил он равнодушно, как будто забыв о предыдущем разговоре.

— Здесь нет необходимых условий для исследований. Ты, конечно, знаешь, что у них на борту имеется много устройств, о которых у нас на Земле давно забыли.

Лооп, конечно, это знал. И, прежде всего, помнил, что на корабле имеется поле, которое ему было совершенно необходимо. Кроме того, он понимал, что не может приказать Ларе отправить «Феникс» в Мексику без риска вызвать серьезный кризис в Тайном Совете.

— Я послал к тебе Эмму и моих людей, — информировал он Лару.

— Как тебе угодно, — кивнула она равнодушно.

— Что будем делать с катастрофой? — спросила она, помолчав.

— Я создал специальную комиссию по расследованию этого случая, подготовлено сообщение для телевидения, где сообщается, что самой вероятной причиной аварии является усталость металла.

— Этого мало. Надо провести внеочередную проверку всех летательных аппаратов, — напомнила Лара.

— Как быть с космитами? — спросил Лооп.

— Что ты предлагаешь?

— Охотнее всего, послал бы их куда-нибудь подальше на длительный отдых.

— Можно и так. Кроме того, по-моему, они могли бы с пользой для дела заняться обучением наших пилотов. Они действительно прекрасные специалисты, и кроме того, очень популярны после своего последнего подвига.

— Об этом постаралась ты.

— Это была их идея. Хотели произвести на меня впечатление.

— Не думаешь ли ты об Анне?

— Это ты о ней много думаешь!

— Хватит! — прервал Лооп резко. — С момента их прилета ты пытаешься вести двойную игру. Знаю, что ты говорила с Куффой не только о космосе. Забрала к себе «Феникс» потому, что надеешься раскрыть тайну поля. Помни, что они не способны ничего предпринять против нас. Если и дальше будешь заниматься такими интригами, вынудишь выступить меня с официальными обвинениями против тебя. Ты изменяешь делу Великого Изменения.

— Уж, не вообразил ли ты, что кто-нибудь будет этим обманут? — спросила Лара насмешливо. — Кроме того, люди Бора и Назона уже побывали на месте.

— Ко времени обвинения ты уже не будешь в состоянии защищаться, — сказал Лооп, сочувственно улыбаясь.

— Как хочешь! — Лара неожиданно переменила тон и сказала с интонацией человека, признающего, что проиграл. — Твое предупреждение я приняла к сведению, а теперь, если позволишь, я возвращаюсь к себе.

С этими словами она повернулась и ушла, не ожидая ответа Лоопа. Он смотрел ей вслед, вспоминая ход этого бессмысленного разговора. Не приходилось сомневаться, что раньше или позже им предстоит решающее единоборство. «Не стоило ее вызывать», — подумал он недовольный, что не сумел сохранить самообладание. То, что Лара вообще прибыла по его бессмысленному вызову, свидетельствует, что она не была уверена в своих силах. Однако, признак кризиса был. И все это случилось из-за прибытия «Феникса». Согласно последним данным, Куффа летал из Башни в Башню и везде проводил совещания со своими сторонниками. Сейчас он был где-то в Азии, то есть под защитой Лары. Опять Лара. Если бы не проклятое силовое поле космитов, ей бы не пришло в голову устраивать заговоры для захвата власти. А теперь ее поведение все меньше нравилось Лоопу. «Не собирается ли она добиваться новых выборов?» — задумался он уже во второй раз за день. В выборах Совета имели право участвовать только Новые Люди, а они, в большинстве, верны были только Лоопу. По крайней мере те, которые находились на других планетах. Часть из оставшихся на Земле могла изменить свои взгляды под влиянием Лары и Куффа. Лооп решил еще раз связаться с Мексикой, с Научным Советом. Через минуту он уже говорил с ней — главным психологом Научного Центра.

— Вы уже получили машинные записи последнего Призыва? — спросил Лооп.

— Находятся в пути, — ответила она, грустно улыбаясь.

С Зоей их сближала давно пережитая любовь. Она прервала их близость, не объясняя причин, но стой поры он сохранил к ней глубокую симпатию.

— Ты в состоянии обнаружить скрытые приказы в гипнотическом сеансе, механизм воздействия которых, в принципе, весь должен быть скрытым и секретным.

— Это вопрос нескольких часов или целых месяцев.

— Точнее!

— Все зависит от метода кодирования информации. Около двенадцати часов, если все пойдет гладко.

— Скорее справиться нельзя?

— Можно. Надо только, чтобы кто-нибудь согласился подвергнуться действию такой программы. Тогда все приказы можно прочесть непосредственно в его подсознании.

— Это не годится. Вообще мне нужно, чтобы второй слой, слой секретности, был расшифрован так, чтобы содержание первого слоя не было расшифровано даже частично.

— Не совсем понимаю, что, собственно, ты хочешь. В чем состоит твоя игра?

— Так, да или нет? — спросил он резко, но сразу же опомнился и добавил с извиняющейся улыбкой: — Прости, Зоя. Это для меня очень важно, причем, ради интересов Великого Изменения надо сохранять все это в глубокой тайне.

— Материалы надо ввести в компьютер, — объясняла она порядок решения задачи, — потом подождать некоторое время. Потому что такие программы дьявольски сложны, переполнены на первый взгляд противоречивыми источниками и так далее. Все же я постараюсь уложиться в срок, который назвала раньше.

— Жду тебя. Пока поручи анализ Призыва кому-нибудь другому и прилетай сама немедленно.

Перед тем, как экран погас, Лооп успел уловить в ее глазах беспокойство. Ничего, с этим он справится при личной встрече. Затем он вызвал службу безопасности и спросил:

— Все ли операционные ударные группы находятся на Земле?

— Нет, половина на Марсе и Венере, достопочтенный.

— Объявите желтую процедуру. Все ударные группы должны немедленно вернуться. Четыре из них пусть сразу же займут эту Башню.

Лооп начал готовиться к приближающемуся кризису. Еще раз он обдумал возможность ликвидации Анны и Пета, но снова отказался от этого решения. Не говоря о том, что убийство было бы струей воды на мельницу Лары и ее сторонников — но и дискредитировало его не только в глазах обычных жителей Башен, но и среди Новых Людей. Лооп не решался их ликвидировать еще и потому, что «Феникс» хранил в себе слишком много тайн.

«Почему древние были так предусмотрительны и хитроумны?» — не скрывая, восхищался он. В случае смерти команды захватчики не имели практически никаких шансов раскрыть тайны запрограммированного «Феникса». Лооп был уверен, что кроме датчиков биотоков на борту находилось несколько систем самоуничтожения, которые в нормальных условиях должны были быть известны землянам даже в случае возвращения корабля без людей. Только вот таких специалистов на Земле не осталось уже почти три тысячи лет. Да, «Феникс» определенно напоминал скорее военный корабль, чем судно исследовательской экспедиции. Эта мысль напомнила ему странную сопротивляемость Пета и Анны по отношению к телепатии. Как будто тотальная мысленная блокада. «А мы умеем только частично блокировать свои мысли», — подумал он и соединился с Бором, которому поручил дальнейшее исследование материалов, относящихся к «Фениксу» и его команде. Только предприняв все необходимые шаги, Лооп немного расслабился и решил немного развлечься в зоне отдыха. Такой визит значительно поможет поддержанию популярности. Подсознанием он все еще чувствовал, что пропустил какое-то важное обстоятельство. Очень важное. Но пока не мог вспомнить, в чем оно заключалось.

Пет с Анной использовали отсутствие Лары для нового посещения «Феникса». Это удалось без труда. Сразу после ее отлета они были похищены Альфом, шеф-пилотом, который заявил, что любой ценой должен посетить их корабль. Конечно, они воспользовались моментом, чтобы избавиться от копий, которые в сложившихся обстоятельствах не должны были больше оставаться в ваннах анабиоза. Времени на изысканные планы у них не было. Просто послали своих двойников в капсуле в джунгли. Единственное, что они успели сделать, это загрузить ее максимальным количеством разведывательного и исследовательского оборудования, продовольствия, запасных источников энергии и, кроме того, комплектом оружия. Конечно, наиболее безопасным было уничтожить копии, но они не могли решиться на этот шаг. Главная трудность состояла в том, чтобы отправить капсулу так, чтобы операторы Центра управления полетами не подняли тревоги. Они не могли ожидать, что Альф поможет им в этом добровольно, так что опять должны были прибегнуть к своим телепатическим Способностям. При случае узнали, что Лара пользовалась огромной популярностью у жителей Башен. Это объяснялось ее благожелательностью, далеко заходящей снисходительностью, а также тем, что на ее территории не так строго, как в других местах, соблюдалась кастовая система. По ее инициативе ко всем относились одинаково, начиная с дикарей, которые только что прошли Призыв. Единственным исключением были Новые Люди, которые, как и везде, действовали на особых правах.

Поскольку Альф слишком часто встречался с Ларой, они не могли настроить его, как всех других, на подчинение приказам, это очень быстро вызвало бы подозрение Наместника. Надо было действовать тоньше. Они потратили больше часа на понижение его силы воли на подсознательном уровне так, чтобы он всегда был убежден в правильности их мнения. Это было трудное достижение, но взамен они получили очень полезного убежденного союзника.

Визит на «Феникс» продолжался недолго, потому что Альф хотел представить их другим пилотам, также восхищенным их демонстрацией высшего пилотажа. Несколько следующих часов они провели, осматривая с его помощью Башню. Наконец, они вошли в зал контроля за движением, где дежурила та же женщина-оператор, которая так испугалась во время их посадки.

Пет предупреждающе посмотрел на Анну, но раньше, чем он успел что-либо предпринять, почувствовал, что она уже ведет телепатическое зондирование дежурной. Ему оставалось только отвлечь Альфа беседой, пока Анна делала вид, что тихо беседует с женщиной. Вскоре Пет принял короткий сигнал — все в порядке. Сразу же после этого они распрощались с Альфом и пошли осматривать свой новый дом. Не приходилось сомневаться, что их визит к Ларе затянется надолго.

На протяжении пятисот метров размещалось практически все, необходимое для жизни. Сто верхних этажей занимали научные институты, библиотеки и резиденции различных организаций. В следующих двухстах этажах размещались квартиры. Ниже размещались заводы, фабрики, мастерские и другие производственные мощности. Десять подземных уровней снабжали этот колосс энергией, поддерживали в нем чистоту, необходимый состав атмосферы и тому подобное. Там также находились помещения Призыва.

Лара выделила Пету и Анне огромную квартиру на четыреста пятидесятом этаже. Выше них находились только органы управления азиатской зоны и апартаменты Лары. Доступ в них контролировали датчики, действующие по тому же принципу, что и те, которые были установлены на «Фениксе».

В основном в Башне находился персонал, связанный с межпланетными полетами, кроме того, в ней помещался штаб ударных операционных групп, о существовании которых им было известно из гипнотического сеанса, организованного Ла — рой. Пет и Анна заметили, что благодаря черным туникам их нигде не задерживали, ни о чем не спрашивали, так что они могли проникнуть практически в любое место Башни. Сначала они спустились в жилой сектор, где сразу оказались в каком-то парке. Вокруг тянулись широкие улицы без проезжей части, покрытые крупным песком и травой. Дорожки вились среди неизвестных гостям деревьев и кустов. Воздух был насыщен дивным ароматом, напоминавшим отчасти запах лесов знакомой им древней Европы, отчасти терпкую атмосферу джунглей, а немного даже напоминали испарения черных лилий, растущих в зарослях Гилдора. Прохожие практически не встречались. Всего несколько раз мимо них проскользнули фигуры в цветных туниках — черных они не увидели ни разу.

— Похоже, что здесь почти нет людей, — заметил Пет.

— Об этом кг говорилось ни в каких материалах, которые мы изучали.

— Просто мы искали в них другие данные.

— Пройдемся немного, — предложила Анна. — Здесь очень красиво.

— Как хочешь.

Они шли молча, продолжая телепатическую беседу.

— Как ты думаешь, оставят они нас теперь в покое? — спросил Пет.

— Не знаю. Может быть. Добились, чего хотели. С их точки зрения мы обезврежены, так как не способны предпринимать никаких действий против существующих порядков.

— Мне кажется, что нам удалось завоевать большой авторитет среди пилотов.

— Это нам не повредит. Даже, наоборот, может оказаться в будущем полезным.

— Если уж говорить о будущем, давай обсудим, что будем делать дальше. Перед нами была поставлена задача определить, может ли Гилдор рассчитывать на помощь Земли, и если да, то в какой мере.

— По-моему, все уже совершенно ясно, — удивилась Анна. — Не вижу ни нужды, ни смысла информировать их о существовании нашего общества.

— Я тоже, — признался огорченно Пет.

— Что тебя мучит?

— В принципе, мы теперь должны отправиться в обратный путь.

— Не забывай, что на Гилдоре прошло уже почти шестнадцать веков. Каша миссия была самоубийством, я не имею никакого желания возвращаться. Не имею возможности предложить ничего полезного, кроме своей личности и никому не нужных воспоминаний.

— Ты хочешь сказать, что мы уже не нужны нашим?

Анна почувствовала в мыслях Пета ностальгическую тоску и опасение.

— Надеюсь, что будет не так плохо. Сейчас должны быть живы многие знакомые нам бессмертные, хотя из нашей команды, скорее всего, никого не осталось. Может быть, два-три человека. Но ведь остались другие. В Совете было более половины чистых гилдорцев. Они еще должны жить и, безусловно, помнят нас.

— Только учти, пока мы вернемся, там пройдет еще полторы тысячи лет, — напомнил ей Пет утомленно, и Анна заметила разочарование и усталость в его глазах.

— Последние два дня мы действовали так, как будто боролись не только за свою жизнь, но и за нашу планету, — продолжал он, — а ведь, по всей вероятности, люди, за которых мы сражаемся, не нуждаются в нашей помощи. Они или погибли, или им удалось преодолеть трудности и создать новую цивилизацию. Я только теперь понял это до конца. Наше путешествие было бессмысленным.

— Нет, оно было нужно всем: нам, остальному Совету, даже смертным. По сути дела, кто-то так или иначе должен был возвратиться на Землю. Иначе, потеряло бы смысл наше существование на Гилдоре. Сейчас не время для сожалений. Если мы действительно утратили отчизну, то должны сделать все возможное, чтобы достигнуть соответствующего положения здесь. С другой стороны, если они нас еще помнят, то тем более мы обязаны вернуться и сообщить им истину: Земля, та Земля, которую мы знали, умерла! Та, которую мы теперь знаем, тоже кажется мне умирающей. Их касты, их страх перед всем новым, судорожное цепляние за Землю — очевидные симптомы упадка. Предпочитаю думать о человеческом роде, как о виде, который не должен погибнуть.

— Только надо учитывать, что обе планеты разделяют пятнадцать веков, — напомнил ей Пет еще раз.

— Конечно, мы можем летать туда и обратно еще несколько раз. — Он попытался выглядеть веселым и остроумным.

— Ты забыл, что они владеют телепортацией. Мы можем исследовать эту программу хоть сто лет и, если найдем решение, вернуться домой раньше, чем все умрут. Более того, вернуться обладателями секретов, о которых и не снилось на Гилдоре. Это будет нашей наградой.

— Интересный план, хотя и с явной натяжкой.

— Но с единственной, — передала Анна с настойчивостью, которая удивила даже Пета. Он внимательно посмотрел на нее и задумчиво передал: — Кажется, я никогда не пойму тебя до конца.

— Для бессмертного это было бы слишком скучно.

— А что собирается делать бессмертная в ближайшее время?

— Предлагаю пойти на этажи развлечений. Может быть, там найдется что-нибудь для улучшения настроения.

Пет не стал возражать. Этаж они выбрали наугад, так как не имели ни малейшего понятия об увлечениях жителей Башен. Сначала они попали в странный коридор, наполненный фиолетовым дымом. С трудом можно было различить стены, которые, казалось, судорожно сжимались, как мускулы огромной гортани. Это была великолепная иллюзия, рождавшая в зрителе глухое беспокойство. Метров через двадцать коридор начал постепенно расширяться, образуя огромный зал, как бы висящий в пустоте. Над их головами и под ногами горели звезды. В зале плавал другой туман, более светлый, прозрачный, словно неясные силуэты. Один из них приблизился быстрым шагом и удивленно спросил:

— Где ваши костюмы? — Тут, однако, подошедший заметил черные туники, склонился перед ними в полном замешательстве и заискивающе заговорил, с трудом подбирая слова: — Новые Лю… Простите, достопочтимые, не узнал. — После чего поспешно удалился и скрылся в розовом облаке.

— Кажется, мы сделали первый промах, — передал слегка смущенный Пет.

— Подожди, подожди, — неуверенно ответила Анна, — действительно, в сеансе Лары что-то говорилось о том, что на этажах развлечений положено носить специальные одежды, но без всяких разъяснений.

— Черные туники позволяют делать все, что угодно, — успокоил ее Пет. — Делай вид, что это наш каприз.

Они пошли вглубь зала. Через несколько шагов неизвестно откуда зазвучала музыка, монотонная и ритмичная. В прозрачном тумане звуки струились в медленном, чувственном ритме и странной, почти гипнотизирующей гармонии. Инстинктивно хотелось начать двигаться в такт.

— Должно быть, что-то добавляют в воздух, — констатировала Анна.

Пет не успел ответить, так как в этот момент, наконец, увидел посетителей. Все они были одеты по-разному. В перья, губки, в странные ткани, переливающиеся разными цветами и оттенками, заполненные извивающимися и бешено вращающимися узорами. Одеяние напоминало узкие скафандры, закрывающие разные части тела. Все вместе напоминало фантастическую картину парка, взятую из мозга какого-то шизофреника.

Люди медленно двигались в ритме музыки. Некоторые держали в руках сосуды разнообразной формы, наполненные жидкостями не только разных цветов, но и различной плотности. Только после долгой прогулки им удалось заметить, что зрительно огромная зала в действительности состоит из многих непохожих помещений. Некоторые были похожи на парки, в других стояла старинная мебель, третьи были, казалось, пустыми. Каждое из этих «как бы помещений», было отделено от других стеной густого и, видимо, непроницаемого тумана.

— Ты заметил, что оборудование всех этих помещений отличается друг от друга, но нигде ни в малейшей степени не нарушается гармония между цветом тумана, и цветом гаммой предметов, которые в данном помещении находятся? — спросила Анна одобрительно.

— Заметил, — подтвердил Пет неохотно, словно разбуженный ото сна.

— Вижу, что обстановка начинает на тебя действовать, — обрадовалась Анна.

Пет вместо ответа обнял ее за плечи и слегка потянул за собой. Анна сначала шла рядом с ним напрягшись, но вскоре расслабилась. Пет нежно улыбнулся, глядя ей в лицо, и распахнул перед ней с помощью телепатических волн все свои чувства. Анна прочла в них, что ему хорошо. Она едва заметно сжала его плечи рукой, и Пет понял всю сложную гамму ее чувств, которую она никогда бы не смогла ему передать словами. Только после этого они стали более внимательно следить за тем, что делают окружающие их люди. Сначала их отвлекали предметы их одеяний, а теперь поразили действия. Сразу же им бросились в глаза три танцора — две женщины и мужчина. Почти обнаженные, если не считать переливающихся всеми цветами радуги браслетов в форме змейки на руках и бедрах. Все трое стояли почти неподвижно посреди пламени. В этом зале не было ничего, кроме огня, рвавшегося с пола. Потом туман, из которого состояли стены, также потерял свой цвет и напоминал блеском и структурой солнечную плазму. Он бурлил, как настоящая плазма, каждую секунду выбрасывая протуберанцы фантастической формы. Музыка, звучащая в этом помещении, была медленной и чувственной, как везде, но, долго вслушиваясь, можно было уловить резкое отличие в ритме. Пет и Анна стояли, крепко обнявшись, и наблюдали, как трое танцоров приспосабливают свои движения к темпу мелодии, которая, несмотря на свою утонченность, прямо-таки провоцировала насилие. Пет чуть не поддался колдовству. Затем он услышал медленный, довольный смех Анны, но одновременно почувствовал, что она едва не потеряла самообладание. А танцоры явно владели своими рефлексами. В это время протуберанцы, вырывавшиеся из стен, становились все белее и ярче: их концы достигали уже танцующее трио. Каждое мгновение один из них окутывался этим золотым взрывом и замирал в полной неподвижности, целиком отдаваясь воздействию искусственной плазмы, которая, судя по выражению их лиц, приносила им безмерное наслаждение. Затем мужчина начал откидываться назад, нисколько не теряя совершенства своих движений. Он вскинул руки вверх. Браслеты вспыхнули огнем, который охватил его ладони пламенем. Очевидно, ими можно было управлять, потому что вскоре огненные языки начали касаться разных частей тел его партнерш. Тогда они тоже начали ритуал движения руками, и языки огня, вырывающиеся из пылающих ладоней, охватили мужчину: только теперь он опять выпрямился. Одна из женщин, словно связанная с ним, начала в том же темпе откидываться назад, пока не застыла в неправдоподобном наклоне. Потом то же произошло и со второй женщиной. Через какое-то время, может, через несколько минут, может, через час — Анна и Пет потеряли ощущение времени — все трое метали огонь руками, представляя собой совершенно фантастическое зрелище. Одновременно все стали быстрее дышать, по их телам струился пот, но они по-прежнему подчинялись ритму. Внезапно одна из женщин закричала, ее браслеты потеряли чудесную силу и стали фиолетовыми. Это был крик не боли, а наслаждения. Женщина перестала двигаться. Она стояла, замерев под непрекращающимся огнем двух других партнеров, которые медленно, методично, со сверхчеловеческой точностью охватывали огнем части ее тела. Несмотря на медленность движений, в них чувствовалась адская решимость. Женщина словно хотела упасть на пол, но невидимая сила удерживала ее против воли в стоячем положении, несмотря на все ее попытки помешать этому. Было видно, что она в этот момент не может пошевелиться. Она была обречена застыть в той позе, в какой ею владела невидимая воля. Двое остальных на секунду погасили свой огонь, вызвав новый крик своей жертвы. На этот раз это был вопль отчаяния, горя, мольбы. Он длился недолго, ибо огонь снова охватил ее. Мужчина обвивал своим пламенем ее голову, а женщина — ноги. Пламя методически приближалось к ее бедрам, вызывая громкие стоны: у жертвы, очевидно, уже не было сил кричать. Страстность стонов нарастала до экстаза по мере того, как сближались языки пламени. Когда, казалось, они вот-вот сомкнутся, огонь внезапно погас, а женщину охватил новый протуберанец. Потом все началось сначала и повторялось несколько раз. Женщина перестала кричать, стихли даже стоны. Наконец, двое остальных, словно им надоело ее поведение, погасили свои огни. Минуту они потанцевали, глядя только друг на друга, но затем, словно по команде, снова охватили свое тело огнем из всех пальцев. В тот же момент очередной протуберанец снова окружил женщину, чем двое воспользовались, чтобы погасить пламя, но только на долю секунды. Вслед за этим все еще танцующая женщина вытянула медленно руку. Из ее указательного пальца вырвался огненный луч и коснулся пупка партнерши. Луч методично ощупывал живот жертвы. В то же время мужчина, словно забыв о неподвижной женщине, целиком посвятил себя подруге, укутав ее тело разноцветным огнем. По мере того, как учащалось ее дыхание, ладони посылали все больше огня на партнершу, которая ворчала, рычала и плакала — Пет и Анна не знали, как это назвать. Наконец, мужчина как бы нехотя прервал свои действия и огнем одной руки обвел бедра неподвижной партнерши, отчего та безумно закричала от наслаждения. Вторая женщина, словно недовольная криком, перенесла свой огонь на мужчину, который и далее занимался первой. Наконец, неподвижная женщина усилила свой крик до, казалось бы, непостижимых для человека звуков, ее тело изогнулось настолько, насколько позволяли невидимые силы, и вдруг замолкла, тяжело дыша. В тот же момент с нее упали все браслеты, оставив ее нагой. Еще мгновение она стояла неподвижно, а потом внезапно упала на пылающий пол. В то же время другая женщина превратила бедра мужчины в пылающий шар. Еще минуту он возвращал ей пламя, но, наконец, закричал прерывающимся от наслаждения голосом. В тот же миг его браслеты погасли, и он был парализован той же таинственной силой, которая прежде овладела женщиной.

— Вот и проиграла, — услышал Пет разочарованную Анну.

— Почему? Скорее выиграла.

— Если она мазохистка, это может быть приятно. Я бы предпочла проиграть.

— Идем дальше, раньше, чем нас заметят, — предложил Пет со смехом. — Не уверен, что такое подсматривание здесь разрешается, — добавил, оглядываясь по сторонам.

— Пошли, — передала весело Анна, — Не думала, что грозный Пет, шеф межзвездных полетов Совета Гилдора, окажется таким стыдливым мальчишкой, — добавила она, скорее довольная этим, и крепко к нему прижалась.

— Помню о долге, — смешавшись, ответил Пет. — Весь мой флот и вся моя команда находятся на Земле. — Однако он передал неуверенно, скорее чтобы скрыть смущение. Анна вместо ответа легко скользнула губами по его рту.

— Идем же, наконец, — услышал он ее мысли, явно окрашенные двузначностью.

Пет и Анна продолжали свой путь. Им встречались пары и тройки в разном сочетании полов и различных ситуаций. Некоторые замерли в неподвижности среди странных белых паров, другие обнимались, кое-кто разговаривал даже в самых невероятных позах. Одиночки, как правило, медленно шли в известном только им направлении. В одном из залов, где вместо тумана были видны только звезды, что вместе с полом и потолком создавали иллюзию глубокого космоса, они увидели двух обнаженных людей, которые парили в пространстве. Казалось, что они левитируют, хотя это было, конечно, невозможно. Присмотревшись, они заметили, что пара — это были две женщины — пытаются обниматься и ласкаться, но по какой-то причине не могут соединиться. Обе партнерши почему-то не могли коснуться друг друга и только водили руками над телом подруги.

И все это происходило в медленном, почти нечеловеческом темпе музыки, которая напоминала на этот раз своим звучанием молчание вселенной.

— Ты прав, — задумчиво передала Анна. — Именно так можно представить себе голос абсолютной тишины. Ты все больше меня поражаешь.

— Вы Пет и Анна, команда корабля «Феникс», который возвратился из межзвездной экспедиции, правда? — неожиданно прозвучал около них мягкий женский голос. Они резко обернулись, недовольные своей невнимательностью.

Перед ними стояла черноволосая девушка с довольно заурядным лицом. Она была почти обнажена. На высоте груди она носила нечто вроде петли, с которой до пола свисали прозрачные ленты какого-то материала. Однако, когда она резко вздохнула, воздух перед новой фразой, оказалось, что ленты прозрачны только в покое, а при движении они начинают переливаться совершенно невероятными цветами.

— Ваши изображения показывали по телевизору, — заговорила она снова, глядя на них. — И я увидела вашу посадку, — добавила она, как бы оправдываясь за незваное вторжение в их личную жизнь. Пет и Анна продолжали стоять обнявшись.

— В этом не было ничего трудного, — ответила Анна, отпуская, наконец, Пета из своих объятий.

— Редко случается, что сюда спускаются Новые Люди, — сказала девушка, еще более смущаясь. — Простите, что я подошла к вам без приглашения, однако, здесь обычно, допускаются любые безумства. Наверху, — она кивнула в сторону звезд, — я не осмелилась бы никогда в жизни. Вообще, я немного шальная, — добавила она уже решительно.

— Мы не Новые Люди, — ответил, наконец, Пет, который до этого был занят медленным опусканием своей руки с плеч Анны, и начал говорить в этой позе, все еще чувствуя себя, как на планерном заседании Совета Гилдора.

— Пет, вы относитесь к ним хотя бы потому, что происходите из эпохи Херст.

— Новые люди сюда не приходят? — поинтересовалась Анна.

— Редко, и, во всяком случае, не в такой одежде. Предпочитают вообще появляться в масках, потому что им здесь, пожалуй, не совсем пристойно быть.

— Нам пристойно, — убедительно сказал Пет.

— Знаю. Об этом все знают.

— Ох! — вырвалось у Анны.

— Вы своим прилетом вызвали большую сенсацию.

— Очень рады этому, — убежденно пробормотал Пет, хотя это совсем не подтверждалось выражением его лица. Однако, девушку, очевидно, не трогали такие мелочи.

— Меня зовут Альма, — сказала она почти нормальным тоном, вспомнив, что не представилась. — Навигатор на «Единстве», двадцатое поколение.

— Где мы, собственно, находимся? — спросил Пет, показывая рукой вокруг себя.

— На уровне наслаждений, — объяснила несколько удивленно Альма. — Ах, конечно, вы этого не можете знать. На обиходном языке — наслажденка.

— Удачное и изящное название, — пожала плечами Альма. — Это мне давно надоело. Так и не встретила никого с достаточной долей воображения. А здесь у нас «Эмоциторий», — объяснила она, показывая на плавающих в воздухе женщин. — Каждый может телепатически воспринять все их ощущения. Достаточно только надеть такую корону. — Только теперь Пет и Анна заметили, что сверху парят и другие фигуры, тоже голые, но окруженные черными тучами — иначе это было трудно назвать — которые почти полностью растворялись на фоне неба.

— В других залах встречаются такие же интересные вещи? — спросил Пет.

— В каких залах? — удивилась Альма. — Здесь нет никаких залов. Каждый делает то, что хочет, а помещение возникает автоматически, потому что автоматы постоянно воспринимают наши чувства и преобразуют окружающую среду, чтобы к ним приспособиться.

— Телепатия?! — удивилась Анна.

— Нет, конечно. Каждый излучает отдельные чувства, а автоматы их соответственно истолковывают. Вот и все.

— Интересно, — с облегчением согласился Пет. Еще немного и они с Анной впали бы в такое состояние.

— К счастью, земляне все же не знают телепатического управления — обычная техника. — Анна равнодушно пожала плечами.

— Объясни мне еще, какие браслеты были надеты на руки людей, которые представляли сверхновую, — спросила Анна подозрительно равнодушным тоном. Таким равнодушным, что Пет посмотрел на нее с интересом.

— Силовое поле в форме пламени, сопряженное с чувствами и биотоками.

— Откуда они их взяли?

— Правда, вы еще не разбираетесь в этих вещах, — во второй раз напомнила о себе Альма. — Все очень просто, — добавила она и, склонившись к полу, усеянному звездочками, быстро отстучала какой-то приказ костяшками пальцев.

— Вот так мы это делаем, — объяснила девушка равнодушно. — Три коротких, два длинных. Для диадемы код два коротких, один длинный и так далее. — Она подняла с пола два комплекта браслетов, уже известных Пету с Анной, и с улыбкой подала их пилотам.

— Держите. Мне надо лететь в казино, — добавила она к исчезла в тумане. Через минуту, однако, Альма появилась опять и неуверенно сказала:

— Если у вас появится желание навестить меня, то запомните, этаж 302, дом 3-1-2-8, там я живу. — И снова растворилась в розовом тумане.

— Немного тронутая, — подумал Пет.

— Здесь ей можно.

— Пожалуй, надо уже возвращаться, — продолжил он телепатически, неуверенно рассматривая свои браслеты. Анна медленно покачала головой, в ее глазах зажглись уже знакомые ему огоньки. В такие минуты она была особенно красива.

— Еще не сейчас, — услышал он ее тихий голос, и вновь почувствовал ее губы в своих губах. Поцелуй был бесконечно долгим. Наконец, Анна оторвалась от него. Пет увидел, что браслеты уже надеты на ее запястья. Она быстро сбросила тунику и теперь одета была также, как те трое, которых они видели. Пет еще мгновенно колебался, потом последовал ее примеру. Только теперь он заметил, что туман уже угадал их желание. Вокруг сомкнулась стена огня и взрывов. Несколько минут они стояли неподвижно, чувствуя, как нервы начинают трепетать в какой-то музыке. Наконец, Пета окутал первый протуберанец. Он почувствовал себя отдохнувшим и свежим, как будто только что проснулся, и заметил, что Анна незаметно движется в ритме музыки. Вслед за ней и он, забыв обо всем, подчинился музыке. Чуть позже они принял ее мысли, переданные на самом интимном канале, которые никто никогда не применял без согласия партнера. Почувствовал мгновенный стыд, что она его опередила, и вошел с ней в контакт. Теперь они начали полный обмен всех мыслей и чувств, которые при этом возбуждали друг у друга. Вскоре их соединили струи пламени, вырывающиеся из четырех рук, которые безошибочно касались мест, где они вызывали самые острые ощущения. Когда в мыслях Пета прозвучал первый крик Анны, в нем вспыхнуло желание благодарно сжать ее в своих объятиях, но, к счастью, какая-то сила удержала ее на месте. Тогда он раскрыл перед ней свое подсознание, что на Гилдоре приходилось ему делать ни один раз. Она ответила ему тем же. С этого момента они превратились в одушевленные автоматы, которые с нечеловеческой точностью вырывали друг у друга вскрики, стоны, спазмы всего тела. Благодаря телепатии все это происходило беззвучно, хотя продолжалось более двух часов. Зрелище было настолько необычайно, что вокруг них собрались толпы зрителей, с завистью наблюдавших за их беззвучными движениями.

Только раскрытые, как для крика рты и струи пота показывали, что разыгрывается между ними. Еще через четверть часа стал слышен гул восторга. Зрители, которые прекрасно знали эту игру и думали, что овладели все и ее секретари, на этот раз увидели настоящих мастеров. В это время Пет и Анна, не сознавая, что стали центром всеобщего интереса, продолжали охватывать друг друга огнем, который лизал их тела с мягкостью пуха. Только концентрация действий обоих людей, в одной точке создавала ощущение настоящего, хотя и очень деликатного прикосновения. Наконец, еще через час Анна приблизилась к пределу своей выносливости. Пет уже несколько минут держался на пределе своей выносливости, но старательно скрывал это от Анны. Наконец, он выдал себя. Тогда они в идеально согласованном ритме соединили свои руки и нанесли последние удары. Ни Пет, ни Анна не заметили, когда с их рук упали браслеты, и они оказались на странных невидимых ложах, поддерживающих их среди пламени, выбивающегося из-под пола, которое теперь нежно и успокаивающе ласкало их тела. И Пет с трудом преодолел ошеломление, вызванное избытком ощущений, осторожно прижал к себе Анну и тихо передал то, что должен был сказать уже давно:

— Я тебя люблю.

В течение нескольких следующих месяцев Пет и Анна работали на борту «Феникса» с посланцами Тайного Совета. Кроме Эммы, представляющей Лоопа, в работах принимали участие специалисты наместников. Ежедневно лично появлялась Лара, которая явно искала близости Пета. Во всяком случае, так утверждала Анна, которая замечала в глазах Наместницы нечто большее, чем любопытство.

После памятного посещения «Наслажденкн» прошло уже много времени, но их исполнение «сверхновой» возбудило не меньшую сенсацию, чем перед этим их смелая посадка. Через Два дня после этого события состоялась серьезная беседа с Ларой, которая предложила им принять командование межпланетным флотом. Официально Пет стал начальником, а Анна — его заместителем и руководителем летной подготовки. Она расценила такое решение как явное покушение Лары на сердце Пета. Кроме того, ей все больше казалось, что Пет что-то замышляет, хотя не была до конца уверена, не является ли это впечатление следствием ее ревности. Пока оба отложили в сторону сердечные и моральные проблемы и занялись укреплением своего положения. Их популярность в Сиднее была огромной и уступала только авторитету Лары. Слухи об их подвигах распространились также по всем Башням Азии.

Уже много дней они отвечали на сотни вопросов специалистов, собравшихся на «Фениксе». Главной целью землян было создание силового поля, способного защитить всю Башню. Практически, это требовало энергии, применяемой для питания самой Башни. Впечатление, созданное подобным утверждением, вызвало визит самого Лоопа, который до этого делал вид, что не интересуется» Фениксом». Посещение продолжалось всего несколько часов, но позволило Анне овладеть тремя людьми из окружения Наместника Америк и узнать от них, что Лооп готовится к решительному столкновению. На следующий день Пет и Анна взяли гравилет и отправились на море. Лара была, по-видимому, довольна их отсутствием, которое, вероятно, собиралась использовать для подробного исследования «Феникса». Может быть, она и интересовалась Петом, но ни на минуту не переставала быть политиком.

Анна и Пет лежали на белом австралийском песке, по которому много лет не ступала нога человека. Загорая, они лениво обменивались мыслями о событиях последних дней. На таком пляже можно было чувствовать себя как Адам и Ева, но ни один из них ни за что не признался бы себе в этом. Сначала они искупались в океане, потом, как дети, возились в песке, опять купались… Теперь они безвольно и лениво растянулись на пляже, позволяя ярким лучам солнца безнаказанно проникать в самые интимные уголки их тел. Позволили себе забыть, что где-то далеко специалисты из Сиднея лихорадочно обдумывают, как защитить силовым полем Башни, что в десяти тысячах километров отсюда Лооп готовится к самым худшим поворотам событий и вооруженной борьбе с Ларой, что в сотнях световых лет Гилдор, может быть, ждет их возвращения.

Вдруг раздался пронзительный вой серены, затем треск ломающихся веток в зарослях, и грохот бортового вооружения гравилета. Все произошло слишком быстро даже для их рефлексов. Пет едва успел направить индивидуальное поле в направлении приближающегося животного, но сразу же ощутил, что его мозг уже мертв.

Это было непростительно. На опушке джунглей лежал труп альгора, если бы не датчики гравилета, они могли получить ранения.

— Успокойся, Пет, — передала Анна, — кто-нибудь из нас успел бы сосредоточить поле.

— С той же вероятностью это могла быть группа Лоопа, и она, наверняка, застала бы нас врасплох. Ты ведь знаешь, что их оружие сопряжено с ними, как те браслеты в «Наслажденке», и управляется биотоками.

— Лооп не имеет пока никаких оснований применять крайние меры.

— Об этом знает только он, — отрезал Пет, и чтобы избежать спора, медленно подошел к убитому чудовищу. К нему присоединилась и Анна.

— Боже, что должно было случиться, чтобы здесь появились такие создания? — нервно сказала Анна.

— Я все больше восхищаюсь дикарями, — заметил Пет.

— Возвращаемся, — передала Анна, — мне расхотелось валяться на пляже.

Они вернулись на берег океана и не спеша начали надевать свои черные туники.

— Можно посмотреть, как поживают наши копии, — предложил Пет.

— Если мы находимся под радиолокационным наблюдением, что вполне вероятно, то выдадим себя. К тому же, не вижу причин, чтобы с ними что-нибудь случилось.

— Надо овладеть всеми, кто работает в зале контроля, — решил Пет.

— Мы овладели уже более чем двумястами людьми, — возразила Анна. — Я бы пока остановилась. В конечном счете, кто-то может начать подозревать.

Пет молча кивнул головой, глядя на океан. Он был здесь зеленого цвета, как на картинке. Анна была права. Неожиданное появление слишком большого числа ярых сторонников могло вызвать подозрения Лары. Они и так очень рисковали.

— Мы собираемся купаться, петь, заниматься любовью, — напомнил он.

— Петь должен был ты.

— Нет ты, любимая. А я собирался заниматься с тобой любовью, — возразил Пет решительно.

— В последнее время мы мало с тобой беседуем, — переменила она тему.

— О чем нам беседовать? — удивился Пет. — Мы ведь обо всем договорились.

— Мне не нравишься ты.

— Из-за Лары?

— Что-то ты замышляешь, — спокойно констатировала Анна. — Знаю тебя настолько хорошо, что чувствую твои мысли через любую блокаду.

— Почему? — Пет сделал вид, что слегка удивлен. — Пока все вдет, как мы хотели. Зачем мне что-то замышлять?

— Нет, я тебя знаю. Ты что-то замышляешь. Я хочу, чтобы ты мне сейчас сказал, в чем дело, — повторила Анна по-прежнему спокойно. Во всяком случае Пет не почувствовал в ее мыслях даже следа раздражения. В них была только огромная настойчивость. Минуту он обдумывал ее слова под защитой блокады. Потом глубоко вздохнул и лег на песок.

— Ты права.

— Слушаю.

— Ты помнишь наш разговор перед тем, как мы пошли на этаж развлечений? Тогда я расклеился. Ты была права, надо бороться. Меня не устраивает роль командира флота, который не летает никуда дальше Марса и Венеры.

— Я так и думала, — согласилась Анна. — А чего ты хочешь?

— Хотим, моя дорогая, — уточнил он. — Нам надо стать членами Тайного Совета, — добавил он после короткого молчания, рассчитанного, в основном, на театральный эффект.

— Как ты это себе представляешь? Неужели люди пойдут за нами только потому, что мы провели столько времени на «Фениксе»? Ведь они ничего не знают о Гилдоре. Даже если бы узнали, сомневаюсь, что их бы серьезно затронуло это. Мы постоянно недооценивали землян. Сначала судили о них по Тайному Совету, потом по «Наслажденке» и другим этажам развлечений, теперь знакомимся с их учеными и пилотами. Они все время преподносят нам сюрпризы. И это при том, что мы еще не знаем других Башен.

— Согласен. Только мы им расскажем о Гилдоре и представим перспективу космических полетов, в которых они будут играть главную роль.

— Ты думаешь этого достаточно? — Анна сочувственно покачала головой. — Пет! Ты не только страдаешь манией величия, но вдобавок стал опасным безумцем, — добавила она с тяжелым вздохом.

— Пока нас приняли и оценили как своих руководителей пилоты. Это доказывает, что они не лишены гибкости. Ты права, мы их знаем недостаточно для того, чтобы им доверять, но того, что нам известно, достаточно, чтобы сделать вывод, что массам надоело измышление новых искусственных возбудителей, новых напитков на грани наркотиков, новых танцев и тому подобного. Настоящими личностями являются только Новые Люди, но их немного. Остальные ведут упадочный образ жизни. Это одна из главных причин, по которым Лара поддерживает движение Террористов. Не без оснований она пошла на огромный риск, включив в гипнотическую программу свои приказы. Особенно относящиеся к Террористам. Они знают, как нас использовать, а она хочет, чтобы мы им помогали. Конечно, кризис вызвало не наше появление, а более важные причины. Но прилет «Феникса» ускорил ход событий. Террористы хотят именно изменения условий жизни масс. Да и Лооп не для того стянул свои ударные группы, чтобы посмотреть на них и поговорить с ними о жизни. Он так же ожидает быстрого обострения. Вся проблема состоит в том, чтобы найти способ изображения пешек, преданных интересам Лары, а в конце стать королем и королевой в этой игре.

— Не так давно ты сам меня убеждал, что мы не можем контролировать сознание всех землян, — напомнила Анна.

— Если наши оценки правильны, и они, действительно, находятся на пороге глубокого изменения существующих общественных отношений, то в современном обществе «слабаков» можно играть на минутных настроениях.

— Хотелось бы заручиться более конкретной базой для действия.

— Я думал об этом. Надо в нужный момент проследить, чтобы тайна силового поля оказалась в руках всех членов Совета.

— Можно было тайно вмонтировать в генератор телепатический приемник. Но это рискованно.

— Вот видишь, мы всегда понимаем друг друга, — заявил Пет с удовлетворением. — Достаточно, чтобы мы сами занялись составлением чертежей этих генераторов. Тогда нам ничего не придется делать втайне.

— Кажется, мы вообще не в состоянии мыслить, как нормальные люди, — задумчиво передала Анна.

— Мы просто циничные подлецы и свиньи, лишенные намека на совесть, — ответил Пет с глубоким удовлетворением. — Наше счастье, иначе наш разговор не состоялся бы. И не было бы нас. В лучшем случае остались бы автоматы, которые были бы выброшены после выполнения поставленных перед нами задач, — ответил он серьезно.

— Лара наверняка не согласится выпустить из своих рук тайну поля, — заметила Анна.

— Что поделаешь! Пусть вызывает кризис. Посмотрим, что сделает Лооп.

— Представляю, — передала Анна со вздохом. — Лишь бы не было войны, — добавила она с беспокойством.

— Не будет, — успокоил ее Пет. — Некому воевать. На это способны только Новые Люди и дикари. Остальных невозможно представить себе в роли воинов.

— Для того, чтобы наш план удался, как раз и надо, чтобы ситуация дошла до грани, если не войны, то, во всяком случае, серьезного конфликта, — добавила та недовольно.

— Не знаю, кто из нас худший циник и свинья, — ответил Пет, усмехаясь. — И почему-то иногда мне кажется, что это ты. А если серьезно, то ты, конечно, права. Только в такой ситуации можно будет передать Лоопу чертежи генератора. И еще, перед началом кризиса надо раскрыть им тайну Гилдора. Маленькая колония заблудившихся детей Земли, с беспокойством ожидающих помощи с планеты-матери. Акт отчаяния ее двух представителей, которые взяли на себя миссию, из которой нет возвращения, чтобы сообщить Земле о необходимости помочь своим братьям. Что-то в этом духе.

— Ну и еще надо, наконец, узнать что-то конкретное о телепатии и телепортации.

— Надо будет овладеть кем-нибудь из членов операционных групп Лары.

— И думаю, что ты уже должен покончить с нашей идиотской таинственностью. Мы больше не на Гилдоре, — решительно передала Анна и, поднявшись с песка, направилась к гравилету. — Пора собираться, — добавила она, не оглядываясь.

Пет еще минутку полежал, наслаждаясь теплом песка, потом встал и пошел за Анной.

В Сидней они вернулись около пяти часов пополудни и сразу попали в руки Альфа, который обязательно хотел обсудить с ними какую-то, по его мнению, особенно сложную фигуру пилотажа. От него они узнали о смерти Вуура и Иены. Еще раз Пет и Анна убедились, что в игре, в которую они втянулись, не может быть ничьей. Начиная со следующего дня они приступили к длительным консультациям с Ларой и ее людьми разных вариантов обеспечения энергией мощного генератора поля. Тремя месяцами позже уже шел его монтаж.

Лооп мрачно проглядывал доклад Зои, который, несмотря на ее первоначальные обещания, оказался у него на столе только через много месяцев. Его предчувствия оправдались. Лара действительно вела двойную игру. Он был недоволен собой, что так легко позволил себя обмануть и, в то же время, не мог не удивляться ее ловкости. Теперь Петом и Анной владели Лара и, в некоторой степени, Куффа. Лооп едва удержался от проклятия. На километр несло коварством. И все это из-за проклятого кретина, который допустил распространение новости о прибытии «Феникса». Его команда должна была умереть. Лучше всего, немедленно и без свидетелей. Это было ему ясно. Не знал только, как это выполнить. Пока что он сидел, бессмысленно глядя на аппаратуру, стенды управления, которые позволят ему соединиться с любой точкой Земли и Системы. На сегодняшний день ситуация складывалась так, что часть этой системы не подчинялась ему. Лооп не сомневался, что присутствие Кууфы у Лары означало начало новой акции Террористов. Эта мысль вернула его к действительности. Он соединился с отделом контроля и управления общественным мнением.

— Что люди думают о космитах? — спросил Лооп дежурного техника.

— На словах, или прислать документы, достопочтенный?

— На словах, — ответил он, пожимая плечами. Положение было более серьезным, чем он предполагал, если даже его люди заразились манией секретности!

— Популярность этой пары выросла за последние девять месяцев на тридцать пунктов. В данный момент они являются самыми популярными фигурами в Системе после Тайного Совета.

— Их шансы в случае выборов?

— Такие исследования не проводились, — удивленно ответил техник.

— Проведите и немедленно пришлите результаты.

Лооп не совсем понимал, зачем он задал этот вопрос. На первый взгляд мысль казалась ему абсурдной. Но что еще могла планировать Лара? Единоличная власть не шла в расчет, поскольку люди не были готовы одобрить такую форму правления. Оставалось только выбрать Совет, который будет полностью покорен одному человеку, да, именно в этом состоит цель Лары. При кастовой системе, царствующей на Земле, главную роль играет порядковый номер Призыва. Пет и Анна были старейшего происхождения из всех ныне живущих людей. Их включение в состав Совета не могло никого удивить. Даже сам Лооп в принципе соглашался с этим без возражений. Его несогласие носило чисто эгоистический характер. Еще минуту он рассматривал лежащий перед ним доклад, потом решительным движением руки нажал несколько кнопок на пульте управления. На экране появилось лицо Зои.

— Я не нашел в твоем отчете никаких данных о возможности нейтрализации гипноза, — начал он без лишних вступлений.

— Такой возможности не имеется.

— Даже дикарям через некоторое время можно изменить внушение.

— У дикарей мозги — чистая пленка, а в этом случае пришлось бы иметь дело с уже сформировавшимися личностями. Повторное воздействие вызовет необратимый процесс в их мозгах. Скорее всего, они сойдут с ума.

— А существует возможность выборочного внушения?

— Да, такую программу я могу составить.

— Тогда принимайся за работу. Я хочу, чтобы в соответствующий момент они выполнили любое мое приказание.

— После этого они сойдут с ума. Из-за слишком сильного противоречия сознания и подсознания.

— Пусть сходят.

— Через неделю соответствующая программа будет у тебя.

— Мне она нужна через три дня.

— Лооп, мне нужно учесть все возможности и ситуации, в которых они могут оказаться. Иначе программа может не сработать.

— Мне она нужна через три дня, — спокойно ответил Лооп. — Учитывай только те ситуации, которые могут возникнуть в связи с выборами в Совет, и выдвижением их кандидатур в его члены. Требуется, чтобы в назначенный момент они добровольно отказались.

Лооп видел, что в лице Зои отражалось недоверие, но не хотел вдаваться ни в какие дискуссии. Он знал, что ее аргументация была бы аналогична его собственной. Он просто обладал большей информацией.

— Поговорим подробней, когда доставишь свою работу, — сказал он вместо поощрения, и выключился.

Несколько минут он разглядывал панели отдельных сегментов пульта. Его взгляд задержался на телевизионной секции. Нет, для этого еще не пришло время. Лооп вызвал командира своих оперативных групп Зипа.

— Что сообщает телепатическое подслушивание из Сиднея? — спросил он, как только Зип появился в его кабинете. Операционные группы всегда телепортировались, что, конечно, было расточительством энергии, но Лооп никогда не пробовал с этим бороться. Он считал, что его люди имеют право на некоторую экстравагантность.

— Ничего, — ответил Зип, без приглашения усаживаясь в кресло. Это тоже было одной из его привилегий. — Правительственные уровни находятся под строгим контролем. Лара находится все время вне радиуса действия моих людей. Ты ведь знаешь, как трудно перетянуть на нашу сторону кого-либо из непосредственного окружения члена Тайного Совета.

— К счастью, — заметил Лооп. — Но Лара ведь часто бывает на «Фениксе».

— Все время на ней и ее людях одеты экранирующие шлемы. Это, видимо, означает, что они уже ввели военное положение.

Лооп еще раз убедился, что необходимы немедленные контрмеры.

— Как защищен Сидней?

— Там находятся семь оперативных групп и почти весь флот. Кроме того, под руководством Анны ведется переделка «Феникса».

— Ты взялся бы похитить эту пару?

— Все время находятся в радиусе действия охраны. Было бы очень трудно.

— Я не спрашиваю тебя об уровне трудности, — отмахнулся Лооп, — а о том, в состоянии ли ты их оттуда забрать?

— Только мертвых…

— Это лучше, чем ничего.

— Вероятно, с очень крупными потерями с нашей стороны, — закончил Зип.

— Я слышал, что они иногда посещают другие Башни.

— Всегда в транспортерах с «Феникса». Все время окружены полем.

— Когда Лара закончит работу над генератором силового поля?

— Полагаю, через несколько дней.

— Даю тебе три дня на их похищение, — завершил Лооп.

— Будет много шума.

— Надо провести операцию, не бросаясь в глаза.

— Послезавтра.

— Что послезавтра? — не понял Лооп.

— Могу выполнить это задание не раньше, чем послезавтра, — пояснил Зип.

— Даю тебе три дня. Только к этому времени я сам буду готов к их прилету.

— Тем лучше.

— Как собираешься взяться за дело? — спросил Лооп.

Зип посмотрел на него с удивлением. Рассказывать кому бы то ни было о подробностях операции было не в привычках командира. Однако, на этот раз акция была необыкновенно ответственной. Поэтому он опять сел на свое место.

— Они проводят время по большей части вдвоем, что облегчит нам задачу. Все время находятся в сфере действия не менее двух оперативных групп Лары, хотя сами об этом, кажется, не знают. Однако, мне не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь сумел успешно сопротивляться одновременному удару трех оперативных групп. Две из них заберут Пета и Анну, предварительно их усыпив. Третья захватит порт и бежит гравилетами, имитируя, что взяли с собой пленников. А на самом деле, спящих увезут на присланном мною гравилете. Не существует силы, которая могла бы дать отпор Двум группам, атакующим с интервалом 2–3 минуты.

— Две группы — это 12 человек, могут помешать друг другу, — заметил Лооп.

— Но только это дает мне гарантию, что удастся доставить пленных за пятьсот метров в присланный гравилет. Шесть человек должны делать вид, что пробиваются к ним в порт. Все это, вместе с элементом неожиданности, должно дать положительный результат.

— Подумай еще над способом доставки их на гравилете.

— А если не удастся?

— Что это означает?

— Я уже говорил, что могу увезти их оттуда только мертвыми. План, который я тебе сейчас изложил, крайне рискован. Честно говоря, у него всего 70 % шансов на успех. Остается еще тридцать. Поэтому я и спрашиваю, что следует делать в случае неудачи.

— В таком случае доставьте их мертвыми.

— Как тебе угодно. — Зип слегка наклонился и исчез.

Лооп смотрел на то место, где только что стоял Зип. Это похищение должно удастся. Он был в этом уверен. Пет и Анна, безусловно, ничего не подозревают. Лара, возможно, чего-то ждет, но не могла их об этом предупредить из-за собственной гипнотической программы. Совет был в их глазах идеален. Поэтому им нельзя было сообщить, что в его рядах началась борьба. Оставался вопрос с генератором. Лооп связался с Эммой, которая теперь находилась в его Башне, руководя монтажом генератора, идентичного образцу, который был разработан в Сиднее. Проблема была слишком известна, чтобы кто-нибудь в данный момент решил ее скрыть от других.

— Привет, Лооп, — раздался с экрана голос Эммы. — Давно не давал о себе знать, — добавила она насмешливо — они разговаривали два часа назад.

— Ты говорила, что строительство нашего генератора не отстает от Лары?

— Это верно.

— Как ты думаешь, удастся ли нам его запустить одновременно с Сиднеем?

— Как это понять? — удивилась Эмма.

— Лара доставляет всем чертежи уже изготовленных элементов, следовательно, она первая будет располагать источником питания. Готовы ли вы к этому?

— Во-первых, запоздание будет минимальным. Во-вторых, я держу там целую бригаду, которая анализирует все данные, передаваемые Ларой, и проверяет их с точки зрения научной правильности. Можно думать, что в случае необходимости она найдет решение самостоятельно.

— Лучше начни искать его уже сейчас. Через три дня мы окажемся в открытом конфликте с Ларой. Вероятно, дело дойдет до столкновений. Поэтому к началу событий и нужен эффективный генератор.

— В худшем случае у тебя будет ограниченное поле, защищающее правительственный центр. Это бы тебя удовлетворило?

— Предпочел бы защиту всей Башни.

— Сделаем все, что возможно.

Эмма прервала связь, не ожидая разрешения. Лооп пожал плечами. Шельма знала, что нравится ему, и пользовалась этим.

Он также знал, что в данный момент она лихорадочно размышляла, как выполнить приказание. Осталось решить еще один вопрос. Лооп опять соединился с отделом контроля общественного мнения и спросил, получили ли они уже результаты.

— Проверяем, достопочтенный, — ответил явно смущенный техник.

— Сообщи результаты, — приказал Лооп. В глубине души он уже знал, что был прав.

— Тебя интересуют текущие данные?

— Общий прогноз.

— Пет войдет в Совет с вероятностью ноль девять, Анна — с вероятностью ноль девяносто три.

— Жду подробный отчет, — бросил Лооп и отключился.

Только теперь он мог вызвать к себе директора телевидения Торфа. Ожидая его прихода, Наместник еще раз оценил ситуацию. Ему пришло в голову, что люди, которые провели исследование ожидаемых результатов выборов, слишком много знают. Их надо было нейтрализовать. Он успел послать их на Марс до появления Торфа.

— Телевидение информирует о жизни гостей с «Феникса»? — спросил Лооп, как только Торф сел в кресло.

— Да, как и о всех интересных личностях.

— Лара, по-видимому, пытается организовать новые выборы. Надо предпринять соответствующие шаги. Это твоя функция.

— Выборы? — удивился Торф. — Не вижу кандидатов.

— Пет и Анна.

— Не пройдут.

— Пройдут. У меня есть результаты исследований. Немедленно начинай операцию «Вспышка». — Операция «Вспышка» состояла в подмешивании к изображению незаметных для глаза надписей, которые через некоторое время закреплялись в памяти зрителей и становились их взглядами. Это была классическая операция, предшествующая всем более или менее важным мероприятиям Тайного Совета.

— Лара в этом быстро сориентируется. Здесь надо применить что-то более действенное.

— Пока мы не можем делать ничего другого. Кроме того, я рассчитываю на твою поддержку. Представляй их как образцы справедливости. Подчеркивай высокие душевные качества. В основном общечеловеческие. Одновременно я хотел бы, чтобы ты внушал людям, что для правления нужны и другие черты. Пожалуй, подготовь какие-нибудь источники — исторические фильмы. Лучше с аналогиями из их эпохи: беспощадность правительств и тому подобное. У людей должно создаться впечатление, что Пет и Анна прекрасные люди, пилоты, обладают великолепным вкусом, благородным альтруизмом и всем, что ты придумаешь. Общее впечатление должно быть четким: они не годятся управлять страной. Откопаешь также несколько их бестактностей. Они должны совершать какие-нибудь неловкости. Введи их в юморески, конечно, тактично, чтобы не создать впечатление наглости. Сделай из них пару клоунов. Клоунов не выбирают в правительство.

— В общем, тебе нужна пара анекдотических ученых. Замечательных, но не пригодных для повседневной жизни, витающих в облаках.

— Правильно. Только никакой рекламы полетов за пределы Системы. Можно коротко упомянуть о завоевании Космоса, но всячески подчеркивать трудности этого предприятия и высокие затраты. Внушать, что это понизит уровень жизни. Особенно часто повторяйте, что данные, доставленные на Землю через века, служат интересам только горстки ученых.

— Подробную программу я представлю завтра, — ответил Торф и, поскольку Лооп молчал, встал и, повернувшись, вышел. Лооп тоже встал со своего места. Только теперь он заметил, что странно возбужден. Тайный Совет всегда был полон интриганами, но об этом никогда не информировали людишек. Официально все решения принимались единогласно, причем после консультаций с отделом контроля за общественным мнением. Фактически же Совет заранее обеспечил себе то, а не другое мнение среди своих сограждан, Настоящие дискуссии происходили только среди Новых Людей. Остальные были просто фоном без лиц.

Лооп направился в свои апартаменты и приказал, чтобы ему не мешали. Долго лежал на своем ложе, стараясь не думать ни о чем. Потом опять связался с Эммой.

— Что бы ты сказала о небольшой прогулке наружу? — спросил он.

— У меня очень много работы, — напомнила она, улыбаясь.

— Много работы у твоих людей.

— Это приказ? — спросила она с дерзкой улыбкой.

— Просьба.

— Сейчас буду! — прозвучал ее голос с гаснущего экрана.

«В конечном счете, мне тоже надо что-то взять от жизни», — подумал Лооп, хотя не был в этом до конца уверен. По крайней мере, Эмма поможет ему забыть о своих проблемах. Все же он был только человеком.

Куффа сидел, удобно расположившись в кресле, стоявшем у столика кафе «Феникса», и с видом знатока потягивал предложенный ему напиток. Он был первым человеком, на внешности которого оставила следы старость. Все его лицо было покрыто морщинами, только сверху осталось совсем немного седых волос. Совсем другими были глаза — живые, хитрые, свидетельствующие о большом уме и силе. Никто не спешил начинать разговор. В самом начале Куффа пытался проанализировать их мысли телепатически, но, конечно, не пробился через защиту. Да и делал он это неуверенно. Видимо, Лара его информировала, что космонавты — это единственные лица на Земле, с которыми нельзя установить телепатический контакт, и он хотел проверить это лично.

— Я хотел увидеться с вами сразу же после вашего прилета, — начал он.

Пет и Анна вежливо удивились, как люди, которые прекрасно отдают себе отчет, что являются сенсационной редкостью, которую хотят осмотреть очень многие.

— Вы, конечно, являетесь сокровищницей исторических данных, — добавил он.

— Мы много слышали о Вас, профессор, — вежливо вмешалась Анна, — вы очень занятый человек.

— Дело не в этом. Я хотел, чтобы вы сначала познакомились с нашим миром.

— Мы находимся здесь слишком недолго, — возразил Пет.

Дальнейший разговор прервал сигнал техника из машинного зала. Он информировал, что установка гравитационных двигателей окончена. Анна приказала ему возвращаться в Башню. Наконец, они остались одни. Пет, улыбаясь, посмотрел на Анну и телепатически произнес:

— Лара, все же, хороший игрок. Подождала, пока ее люди все закончат.

— Может быть, и в самом деле, она не знала о визите Куффы. Конечно, ожидала его, но не была информирована о точной дате.

— Возможно, — согласился Пет.

— Вы хотели, чтобы мы хорошо ознакомились с Землей, — напомнил он вслух Куффе.

— Правильно. Лара настаивала, чтобы я встретился с вами сразу после того, как вы прилетели в Сидней, но мне хотелось оставить вам время на то, чтобы освоиться в новой сфере. Могу поспорить, что вы уже кое-что обо мне слышали.

— Немногое, — ответила Анна. — По углам шепчутся о Террористах, но Лара нам о них почти не говорила.

— Не удивительно. — Куффа улыбнулся своим мыслям, его лицо приняло добродушное выражение.

— Он выглядит, как кто-нибудь из политиков нашего времени. Из правительственной шайки, — заметил телепатически Пет.

— Могу поспорить, что специально выглядит стариком, чтобы вызвать в людях большее уважение, принимает позу здешнего Патриарха, — ответила Анна, тоже телепатически.

Пет мысленно улыбнулся ей. Их взгляды, очевидно, совпадали.

— Я не слишком популярен среди Новых Людей, — добавил Куффа. — Что вы думаете о нашей Земле?

— Сначала мы чувствовали некоторое беспокойство, но сейчас уже втянулись: видимо, права старая поговорка, что нет лучшего лекарства, чем дело, — сказала Анна.

— Да-а. Доверить вам весь флот было неплохой идеей Лары, — поддакнул ей Куффа.

— Почему Тайный Совет сохраняет в своем названии этот страшный эпитет? — спросил Пет и, видя удивление своих собеседников, добавил: — Меня это занимает чисто ради интереса.

— Должно быть страшно изменился, — принял он сочувственную мысль Анны. — Бедняга. Надо было сказать об этом мне, чтобы я кого-нибудь спросила.

— Это старая история, — ответил удивленный Куффа. — Уже несколько веков этого никто не принимает всерьез. Название возникло в эпоху Гилдора, когда Совет действовал еще на Марсе и, по соображениям безопасности, был действительно тайным.

— Вы, наверное имеете доступ ко всем материалам, которые не упоминаются в официальных исторических программах. Нам очень хотелось бы кое-что узнать об этой эпохе.

— Смотря что вас интересует. Я тоже о многом хотел бы узнать от вас. Например, не знаю, говорили ли вы, или вам, что вы не первая экспедиция, которая вернулась на Землю в эпоху Великого Изменения.

— Неужели? — как бы по команде удивились Пет и Анна.

— Вернулся корабль «Единство». Это было уже давно. Кори и его люди очень отрицательно отнеслись к нашему миру.

— Что с ними случилось? — спросил Пет.

— Ничего. Умерли через сорок лет.

— Какой он деликатный. Не хочет нас поучить, — прокомментировал Пет мысленно.

— Почему все-таки прекращены межзвездные полеты? — спросила Анна. — Никто нам этого не может ясно объяснить. Постоянно ссылаются на Великое Изменение, на невыгодность. Это меня не убеждает.

— Именно. — Куффа явно оживился. — Кроме всего прочего, я хотел поговорить с вами и на эту тему. Что вы думаете о людях?

— Ты имеешь в виду Лару и Тайный Совет? — спросил Пет.

— Нет, простых жителей Башни.

— Со всем смирились. Не имеют никакой цели в жизни. Знают, что Новыми Людьми станут, в лучшем случае, их дети. А поскольку эти дети воспитываются отдельно, ищут любой ценой искусственных суррогатов.

— Отсутствие интереса к любым ценностям. Например, к искусству, литературе. Не знаю… — Анна на мгновение задумалась, как бы сформулировать свою мысль. — То, что показывают по телевидению, просто неловко смотреть. Художественный уровень ниже всякой критики, прямо жалок. Собственно, по сравнению с тем, что мы надеялись тут увидеть после тысяч лет отсутствия. Впечатление нисколько не отличается от программы нашей эпохи. Наукой занимаются также только Новые Люди. Остальные могут стать самое большее техниками. И, наконец, дикари в джунглях — это бесчеловечно. Не могу этого понять.

— Вы абсолютно правы, — согласился Куффа. — У нас полный упадок. Вместо прогресса — движение назад. Представьте себе, что за последнюю тысячу лет не сделано ни одного принципиально нового научного открытия. Последней была разработка теории гравитации и создание основных космических двигателей.

— Консерватизм дошел до того, что никому даже не пришло в голову изменить название Тайного Совета, хотя бы просто на Совет, — добавила Анна.

— Спокойно, девушка. Не дай себя спровоцировать. Пусть он сначала выложит все, что хотел сказать, потом посмотрим, как быть, — телепатически остановил ее Пет, сказав вслух: — Не совсем понимаю, как можно постоянно жить в мире «наслажденок», «домов снов» или «видео-борьбы».

— Уровни наслаждения появились именно для того, чтобы занять чем-то людей, — объяснил Куффа. — При этом фактом является то, что за последние двести лет падает посещаемость «наслажденок» и увеличивается число новых посетителей «домов снов». Для многих они стали пороком. После положенных двух часов работы, они сразу засыпают. Видео-борьба потеряла популярность еще раньше, когда ликвидировали сцены убийств. Дело в том, что в Башнях начались многочисленные акты насилия, и было решено строго придерживаться полной блокировки информации на темы войн, смерти, применения силы. Достаточно волнений нам доставляют после каждого Призыва воспоминания дикарей.

— Какие воспоминания? — заинтересовался Пет.

— Мы теряем многих из них из-за слишком сильного влияния их предыдущей жизни. Конфликт между подсознательным желанием возвращения и гипнотическим запретом приводит во многих случаях к психическим отклонениям. Конечно, это поддается лечению, но задерживает развитие данной линии не меньше, чем на два поколения.

— Почему бы не дать дикарям таких же прав, какими обладают жители Башен? — спросила Анна.

— Пережитки прошлого. Последовательные составы Совета точно следуют заветам Херста о гармоническом развитии. Высшей целью было и остается великое Изменение.

— Но ведь оно будет продолжаться еще тысячу лет, — заметил Пет.

— Я борюсь с подобным консерватизмом уже почти тысячу лет и до сих пор добился только недоверия Тайного Совета и большей части Новых Людей. Им не нужны никакие изменения, потому что современное положение их вполне устраивает. Им очень хорошо, особенно когда они сравнивают себя с людьми с нижних этажей, которые проводят время в искусственных наслаждениях и снах.

— Новых Людей меньше чем тридцать тысяч, а все человечество состоит из миллиардов личностей, — с нажимом сказала Анна.

— О человечестве уже давно никто не думает. Может быть, Тайный Совет еще в какой-то мере принимает принципиальные вопросы всерьез, но остальные Новые Люди занимаются исключительно борьбой за власть.

— Об этом мы не слышали, — удивился Пет.

— Официальные источники, телевидение об этом ничего не сообщают народным массам. Борьба Новых Людей носит жестокий и коварный характер, но противники всегда придерживаются «железного» принципа: людишки ничего не должны знать. Это касается Тайного Совета. Решения всегда выносятся единогласно. Позже, конечно, с их выполнением бывает по разному, но весь народ убежден, что жизнь в Башне идет гладко и без помех движению по пути Великого Изменения.

— И никому не опротивела такая жизнь? — спросила Анна.

— Мне и моим немногим сторонникам. Нас слишком мало, восемьдесят тысяч. Надо учитывать, что Тайный Совет в широких масштабах применяет как непосредственный гипноз под видом курсов дополнительного обучения, так и печально знаменитую акцию «Вспышка». У нас практически нет никаких шансов.

— В чем состоит акция «Вспышка»? — спросил Пет.

— Система внушения, старая, как само телевидение. Запускают по ходу кадры желаемого содержания, которые незаметно для глаз атакуют непосредственно подсознание.

— Теперь понял, что надо делать? — телепатически спросила Анна. — Мы все считаем их наивными, а ведь с самого начала знаем их действительные намерения.

— Это, наверное, комплекс Земли, мо, дорогая, — ответил Пет. — Подсознательно не хотим, чтобы здесь господствовало одно зло.

— Вижу, что вы шокированы. — Куффа по-своему понял их молчание и обеспокоенные лица.

— Немного, — согласились они, смутившись.

— Я могу попытаться убедить Лару организовать несколько межзвездных полетов, — неожиданно заявил решительным тоном Пет. — Людям нужна какая-то цель. Нельзя бесконечно находиться в тесном коконе приказов Тайного Совета.

— Она ни за что не согласится, — возразила Анна. — Вспомни, мы уже говорили с ней на эту тему после прилета.

— Анна права, — вставил Куффа. — Тайный Совет никогда на это не пойдет. Впрочем, вы можете попробовать убедить их в целесообразности этой вашей идеи полетов.

— Их не надо убеждать, — авторитетно сказал Пет.

— Во всяком случае, надо пока ожидать, — заявил Куффа, ничуть не удивленный словами Пета, — видимо, он хорошо подготовился к этому разговору.

— Теперь он подойдет к сути дела, — передала Анна. — Ты дал ему в руки нашу общую тайну, о которой знали только мы двое.

— Спокойно, девушка, — ответил Пет. — Он не сумасшедший. Еще немного поговорит на эту тему.

Действительно, Куффа довольно долго как бы переваривал услышанную от Пета новость и, видимо, обдумывал дальнейшее поведение. Его нахмуренный лоб еще больше подчеркивал сеть морщин на лице и придавал Куффе вид сенатора какой-то древней державы. Пет и Анна даже немного сожалели, что на всей Земле только они двое могли оценить усилия, которые прилагал Куффа, чтобы иметь такой вид. Очевидно, что на посторонних людей он производил такое же сильное впечатление, как и тысячи лет назад. Наконец, Куффа решился высказаться.

— Если бы только вашим пилотам принадлежало решающее слово, — задумался он вслух, демонстрируя актерские способности.

— Безусловно, должен существовать какой-то выход, — сказала Анна тем же театральным тоном.

— Не шантажируй, девушка! — напомнил ей беззвучно Пет.

— К выборам допускаются только Новые Люди, а их среди пилотов немного, — заметил Куффа, уже вполне по-деловому.

— Не могли бы твои Террористы потребовать всеобщих выборов? — поинтересовался Пет.

— Нас ведь семьдесят тысяч, — поддержала его Анна.

— Такая возможность имеется. По крайней мере, теоретически. — Куффа нерешительно вздохнул. — Херст в своем завещании упоминает о возможности всеобщего референдума в случае принятия решения, касающегося всего человечества. До сих пор этим пунктом воспользовались только один раз, две тысячи лет назад, при утверждении эвтаназии у дикарей. Впрочем, это была формальность, поскольку нежизнеспособных детей и уродов уничтожали с самого начала. Сомневаюсь, чтобы теперь о такой возможности знал бы кто-нибудь за исключением, вероятно, Тайного Совета и еще нескольких человек.

— Межзвездные полеты касаются всего человечества.

— Пропаганда с целью их дискредитации ведется уже тысячу лет. Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь, кроме ваших пилотов принял бы их важность всерьез. Пожалуй, даже мои люди не одобрили бы этого.

— Значит, ничего нельзя сделать? — Пет продемонстрировал, что сдается.

— Этого я не говорил, — возразил Куффа.

— «Уделывает» нас как хочет, — удовлетворенно передала Анна.

— Что вы этим хотите сказать? — с надеждой встрепенулся Пет.

— Вы могли бы попытаться потребовать этого от людей, сначала Террористов, потом можно будет подумать и о других, — осторожно подсунул им мысль Куффа.

— Они не захотят нас слушать, — со вздохом заметила Анна, — несмотря на то, что мы для них первобытные люди.

— Вы недооцениваете себя, — констатировал Куффа. На этот раз в его голосе чувствовалась искренность и даже некоторое уважение, смешанное, опасением. — Я не знаю результатов последних исследований, но могу вас заверить, что вы не менее популярны, чем я. Может быть, даже не уступаете самому Тайному Совету.

— Ну, это уже, пожалуй, преувеличение, — заметил Пет.

— Слегка покрасней, — передала ему Анна с беззвучным смехом. — Будь скромнее.

— Может быть, — милостиво согласился Куффа.

— Кроме того, как мы могли бы это сделать практически? Для нас ведь нет доступа на телевидение. — Анна продолжала делать вид, что не убеждена в возможности действовать.

— Я организую вам ряд встреч с моими людьми, — продолжал Куффа. — Вы часто посещаете разные Башни, так что это не возбудит ничьих подозрений.

— Внимание, — передал Пет. — Не забывай, мы должны быть верны Совету и, прежде всего, Ларе.

— Я договорюсь с Ларой, чтобы она разрешила эти встречи, — успокоил их Куффа, проявив проницательность, достойную удивления. Ведь он, безусловно, не знал о махинациях Совета с гипнозом.

— Если так, то я лично согласен.

Анна утвердительно кивнула и, подумав, добавила:

— Вы считаете, что после двух тысяч лет полного застоя нас кто-то еще примет всерьез?

— Безусловно. Это преимущество кастовой системы. По мнению масс, вы принадлежите к лучшим из Новых Людей. Ваши слова будут восприняты без серьезных возражений.

Затем около часа они уточняли подробности плана. У Пета и Анны были обязанности, которыми, в сложившемся положении, они не могли пренебрегать. Прежде всего, надо было проследить за постройкой силового поля, который следовало пустить в Сиднее, а потом и в других Башнях. Когда Куффа уже начал прощаться, Пет задал ему вопрос, который с самого начала вертелся у него на языке:

— В чем состоит Ваша конечная цель?

— Благо человечества, — ответил Куффа, глядя на него странным взглядом. Очевидно, вопрос застал его врасплох. На мгновение лицо сенатора потеряло величественную самоуверенность.

— Для чего вы хотите вернуться в космос, где погибло столько людей, таких как вы? Какова ваша цель? — отбил он мяч.

— Для того, чтобы не была бесполезной их жизнь и смерть, — ответил Пет.

— Бедное человечество, — передала Анна со вздохом, — как они хотят ему добра. Это должно плохо кончиться, — добавила она, глядя вслед улетающему гравилету Куффы.

— Прими пока рабочую гипотезу, что человечество — это мы, — передал Пет, глядя на нее насмешливо. — Не забывай, что у нас нет ни жалкой слабости духа, ни страха. Это твои слова.

— Человечество — это мы, — задумалась Анна. — Кто-то мне уже говорил нечто подобное.

Назон сидел в частных апартаментах Лары и незаметно рассматривал их хозяйку из-за рулонов новейших рапортов телепатического подслушивания. Лара уже больше часа не отрывалась от пульта связи, через который она передавала поток приказаний всем Башням Азии. Назон, глядя на ее прекрасное лицо, в который раз задавался вопросом, с кем она живет. Несмотря на тщательную слежку, которую вели его лучшие люди, до сих пор ему не удалось найти ответ на этот вопрос. Тайна личной жизни составляла в большей степени ее силу. Лара была холодной и расчетливой. Без угрызений совести пользовалась своей красотой и умом для завоевания новых сотрудников. На ее счету было немало Новых Людей, которые предали своих официальных шефов. Назону ее очарование обошлось в несколько лучших специалистов. Лооп потерял еще больше. Единственным слабым местом этой женщины была ее неприязнь к Лоопу. С ним Лару связывала единственная любовь ее жизни, о которой было известно. Восемьдесят лет назад их роман был темой сплетен всех Новых Людей. Они оставались вместе почти шестьдесят лет, потом неожиданно порвали связь. Только Новые Люди знали, что причиной разрыва было различие взглядов на желательные темпы осуществления Великого Изменения. С тех пор никто не видел ее ни с одним мужчиной или женщиной, если не считать, конечно, мимолетных связей, продиктованных, по большей части, политическими соображениями.

У каждого из остальных членов Тайного Совета был человек или несколько человек, которых он любил, о которых заботился или с которыми он считался. Через этих людей можно было подбрасывать ему те или иные идеи, в которых был заинтересован кто-то из других членов Совета. Мастером в этом деле была Лара, хотя, например, Бор вроде бы и не имел собственных взглядов, тоже умел неплохо пользоваться случаем. А вот вокруг Лары не было человека, за которого можно было бы зацепиться. Вдобавок, она была страшно популярна среди людишек, что и делало ее практически неприкосновенной. Назон вспомнил о недавних неясных намеках своих людей на возможную заинтересованность Лары Петом. Это был некоторый шанс. Особенно, если поссорить того с Анной. Впрочем, в любом случае этот шанс был сомнительным. Прежде всего, доведение его до степени практического использования требовало времени, которого было слишком мало. В этой игре, очевидно, никому не удастся разыграть эту карту.

— Скоро придет Куффа, — прервала его размышления Лара.

— Ну и что?

— У него вчера был небольшой разговор на «Фениксе». Теперь хочет мне о нем рассказать.

— Дорогая соратница, начинаем не доверять друг другу. Это плохо. Ведь теперь мы обязаны, хотим мы этого или нет.

— Мы никогда не доверяли друг другу, если быть откровенными. Кроме того, Куффа при тебе не захочет рассказывать.

— Скоро мы запустим генератор. Трудно предположить, что Лооп будет ждать этого сложив руки. Пока мы только начали пропагандистское наступление против его политики. От этого мало пользы. Самое большее — приведем в замешательство людишек.

— Это очень важно. Многие Новые Люди попытаются заполучить по ходу выборов своих собственных сторонников.

— Значение имеют только Новые Люди.

— Назон, ты не дорос до уровня Лоопа. Мне сообщили данные о последних исследованиях, проведенных его отделом по контролю общественного мнения. Они касались шансов Пета и Анны на выборах. Всеобщих выборов, Назон.

— И ты и он сошли с ума. Это пережиток. Если не ошибаюсь, их проводили только один или два раза.

— Назон, мы боремся не только за власть. Спор идет и о дальнейшем развитии человечества Земли. И для его решения нужен референдум.

— Я слишком давно заседаю в Совете, чтобы дать себя обмануть такими лозунгами. Честно говоря, мало верю таким речам. Именно поэтому я поддерживаю тебя, а не Лоопа. Он идет к концу, независимо от того, что произойдет, а у тебя есть шансы выстоять. Поэтому лучше стоять рядом с тобой и следить за твоими пальчиками. Несмотря ни на что, прекрасно помню, что мы обещали себе и другим, после того, как вас выбрали в Тайный Совет. Теперь это уже история.

— Успокойся, я сотрудничаю с тобой не из личной корысти. Вероятно, это тебя удивит, но я, действительно, намерена осуществить серьезные реформы нашей структуры. В начале для этого мне понадобишься ты, точно так же, как Пет, Анна, Куффа и другие. Однако, остерегайся создать у меня впечатление, что ты стал ненужным.

— Все время остерегаюсь. Но это не объясняет позиции Лоопа. Если то, что ты сказала о всеобщих выборах правда, это означает, что Лооп готовится к самому худшему.

— Очевидно, мы будем использовать для этого главным образом Пета и Анну. Я даже склонна выбрать их в состав Совета. Вместе с тобою нас будет как раз четверо. За ними ведется наблюдение день и ночь. Можешь быть уверен, пока не окончим генератор, не предпримем никаких действий. Лооп принимает меры вслепую. Пытается защититься со всех сторон. Я за это ручаюсь, так как знаю его лучше, чем ты.

— Не сомневаюсь. Раз уж у нас идет такой ответственный разговор, может быть, ты ответила бы на один личный вопрос.

— Нет.

— Жаль. Я хотел всего лишь спросить, с кем ты живешь, — сказал Назон и вышел, не ожидая ответа. Лара с ненавистью посмотрела ему вслед. Он сумел задеть ее за больное место…

Зашел Куффа.

— Как договорились, я поговорил с ними вместе, — начал он.

— И что?

— В них скрывается что-то странное. И они неискренни.

— Что тут странного? Мы все неискренни.

— Не в том смысле. Они другие. Словно нелюди. Как мы условились, я втянул их в свое движение, но, боюсь, это была ошибка. Все время мне казалось, что разговор направляют они, а не я.

— Уверяю тебя, что это невозможно, — презрительно рассмеялась Лара, вспоминая подробности гипнотического сеанса, который она провела лично.

— Ты обратила внимание на их глаза?

— У Пета они голубые, а у Анны, кажется, зеленые.

— Ты плохо смотрела, Лара. Их глаза — это не глаза людей, летевших три тысячи лет во сне. Они чудовищно опытные. Как и твои глаза, которые сразу выдают твой возраст и власть. Не знаю, поняла ли ты меня?

— Куффа, я тщательно проверила записи всех компьютеров «Феникса». Ничто не указывает на возможность того, что они лгут. Просто много пережили. Твой взгляд тоже изменился бы после того, как на твоих глазах погибли бы все твои друзья. И, притом, во многих световых годах от Земли.

— Может быть, ты и права, — ответил Куффа, явно не разделяя ее оптимизма. — Кроме того, они слегка помешаны на космических полетах. Кстати, это тоже подозрительно. Я читал рапорты о «Единстве». Никто из членов его команды ни за что не хотел возвращаться в космос.

— Пока что мы можем использовать их, как ты выразился, помешательство.

— Я предложил провести несколько их встреч с моими людьми на тему о необходимости космических полетов.

— Я — за. На этом пока оставим «Феникс» в покое. Я хотела бы знать, сможешь ли ты руководить своими людьми в случае нарушения связи между Башнями?

— На этот раз Тайный Совет готов на все. — Одобрительно прокомментировал Куффа.

— Это не ответ.

— Связь? Очень ограниченная, приблизительно с одной третью Башен Лоопа и Бора. Я думаю, тебя в основном интересуют они?

— Поскольку приходится считаться с возможностью полного изменения диапазонов передачи, предлагаю тебе доставить своим людям приемники, настроенные на частоты, применяемые мною. За два дня вы успеете это сделать?

— Если мне не помешает Лооп.

— Попытается, поедешь к нему как мой официальный представитель. Об этом будет объявлено на всех волнах. Ты доволен?

— Тебе прекрасно известно, что я тобою всегда восхищался, но редко тебя поддерживаю.

— Аппаратуру получи в телевизионном отделе, — сказала Лара сухо, и начала рассматривать какие-то диаграммы, давая этим понять, что считает разговор оконченным.

— Аудиенция завершена, и королева возвратилась к своим игрушкам. Или, может быть, ей надоела игрушка и она занялась настоящей работой? — с нескрываемым сарказмом кинул Куффа и направился к выходу.

— Куффа, Тайный Совет всегда относился к тебе терпимо. Не больше. И, кроме того, твои исторические сравнения могут вызвать взятые из истории меры. Не забудь об этом, мой придворный историк.

— В любом случае, ничего нового не выдумаешь. Все уже было.

Когда Куффа вышел, Лара медленно положила голову на стол и накрыла ее руками. Сейчас она выглядела как обычная усталая женщина, стремящаяся к покою, мечтающая о нежности. Несколько минут она не шевелилась, потом медленно подняла голову и включила какой-то прибор. Над поверхностью стола появилось изображение головы Лоопа. Несмотря на приостановку процесса старения, было видно, что портрет был сделан много лет назад.

— Все уже было, Лооп, — пробормотала она, глядя в глаза голографическому призраку. — Мне придется тебя уничтожить и проследить, чтобы ты не покончил со мной раньше времени. Ты пытаешься добиться того же. Куффа и все остальные должны быть начеку. Все уже было, Лооп. Если бы ты только не был таким упрямым, все могло бы длиться до сих пор, но ты упрямый… и именно такого я тебя люблю.

Потом она замолчала и долго всматривалась в черты шефа Тайного Совета. Если бы в эту минуту ее могли услышать или увидеть Пет и Анна, они, наверное, пришли бы к выводу, что люди остались такими же, как в их время, какими были всегда. Они всегда делают вещи, которых не хотят.

Пет шел медленно по коридору, ведущему в их жилье. Он возвращался из студии, где помогал подбирать иллюстрированный материал к интервью о завоевании космоса, который они делали сегодня утром. Была записана получасовая программа, в которой Анна предложила начать постоянный исторический цикл, посвященный этой тематике. Программа показалась им довольно скучной, хотя теперь Пет был уверен в объективности этой оценки. В конце концов, они обращались к людям, которые не имели никакого понятия о полетах и не интересовались ими. Фул — руководитель отдела пропаганды Лары — выглядел не очень лояльным, когда приглашал их в студию. С самого начала он дал понять, что делает это по поручению Куффы, которому Лара предоставила все полномочия. Довольно тенденциозными были и вопросы. В конце они попросили Фула поговорить с ними несколько минут частным образом и за это время ввели в его мозг свои приказы и инструкции. Прежде всего, от него узнали, что Лооп начал против них операцию «Вспышка», а Лара приказала начать контрнаступление. Затем им стало известно о собственной популярности и опасениях Лоопа, что они могут выставить свои кандидатуры в Тайный Совет. Это объясняло многие особенности поведения Лары и Куффы, а также, по какой причине они приказали ему поговорить с ними и подготовить план действий на случай начала столкновения.

Другое поручение состояло в подготовке операции, аналогичной «Вспышке», с целью провоцирования волнений на территориях Лоопа и Бора. Перед самым уходом со студии Пет овладел еще двумя телевизионными техниками. Он возлагал надежды главным образом на персонал среднего звена, которые в строго иерархическом обществе, существовавшем в Башнях, могли делать все, что угодно, ничего не объясняя работникам низших уровней. Им было дано задание ежедневно информировать Пета и Анну о развитии ситуации в области пропаганды каждой из сторон.

Наконец, Пет подошел к дверям в их квартиру, скрытой в настоящей скале. Нельзя было отрицать, что в Башнях было сделано все возможное, чтобы люди забыли, что их окружает искусственный мир. Он прикоснулся к скрытой сбоку пластине и вошел внутрь. В гостиной, как они называли самую большую комнату, напоминающую лесную поляну, с живыми деревьями, оказались Анна и Альма. Они сидели на стилизованных стульях из изогнутых корней, которые опирались на стабилизаторы искусственной гравитации, запрограммированные так искусно, что на них можно было наклоняться в любую сторону, причем тяготение оставалось направленным вдоль тела.

Любимым развлечением Пета и Анны было сидеть вверх ногами и вниз головой. Анна увидела его первой, сразу взмахнула руками и поставила кресло в это положение.

— Привет, телезвезда! — воскликнула она, постепенно возвращаясь в нормальное положение.

— Привет вам обеим. Тебе что-нибудь надо, Альма?

— Прости, что… — Альма просто не могла перейти границы, которые, по ее убеждению, отделяли от нее Новых людей. — Меня пригласила Анна, — добавила она, неуверенно.

— Не пугай девушку, — упрекнула его Анна. — Мне хотелось с кем-нибудь поболтать, а Альма — самый приятный собеседник, которого я до сих пор встречала.

— И прекрасный навигатор, — добавил Пет с искренним одобрением. — Может быть, возьмем ее на «Феникс» как члена экипажа? Мне надоело управлять этим гигантом вдвоем с Анной. Она страшно недисциплинированная, — добавил он, глядя на свою подругу с превосходно разыгранным отвращением, мысленно продолжая: «Нам действительно пригодится нормальная команда. Для начала Альма кажется мне вполне подходящей. Или у тебя есть другие планы?»

— Это замечательная мысль! — громко обрадовалась Анна. — Хочешь быть в нашей команде?

— Конечно! — ответила озадаченная Альма. — Любой захотел бы. Я и не подозревала, что вы собираетесь набрать на «Феникс» постоянную команду. Это здорово!

— Нам надо еще двадцать семь человек, — сказала Анна. — Если ты согласна, я хотела бы тебя попросить выбрать их из среды летного состава. Вы сами лучше знаете всех в этих ролях.

«В наше время именно так завоевывалась популярность и творились легенды, — передала она телепатически. — Мы ведь ничем не рискуем. На Марс «Феникс» может прекрасно долететь вообще без команды».

— Ну как, ты согласна? — спросил Пет, видя, что Альма сидит, онемев от удивления.

— По таким вопросам могут принимать решение только Новые Люди, — выжала она из себя, но сразу же вспомнила, что Пет и Анна всегда говорят со своими подчиненными серьезно. Особенно о важных проблемах. — Что скажет Лара? — добавила Альма испуганно.

— Оставь это нам, — успокоил ее Пет.

— Вы чудесные! — неожиданно вскричала девушка и бросилась обнимать не ожидавшую этого Анну. Целую минуту обе женщины висели в невероятной позе — наискось и головами книзу. Наконец Анна вырвалась из объятий, а Альма прыгнула на Пета.

— Ты и в самом деле шальная, — заявил тот серьезно. — Даже не уверен, стоит ли тебя брать к нам. — Это вызвало немедленную реакцию Альмы, которая оцепенела от страха.

— Не обращай на него внимания. Он такой же шальной, как и ты, — на этот раз успокоила ее Анна.

— Это надо обмыть, — заявила Альма, которая обладала поразительной способностью впадать в крайности. Однако, на службе она отличалась таким же поразительным самообладанием. Даже по сравнению с лучшими пилотами, которые служили во Флоте. — Я хочу сказать, что немедленно сообщу остальным, — поправилась она мгновенно.

— Иди, если надо, — согласился Пет.

Альма побежала к выходу, но на пороге остановилась и неуверенно предложила:

— Может быть, сходили бы в бар или в «наслажденку»?

— Договаривайся об этом с Петом… — начала Анна, но не успела закончить фразы, так как в этот момент в комнате появилось несколько мужчин, одетых в характерную зеленую форму операционных групп. События происходили в молниеносном темпе. Альма открыла рот для крика и бросилась в сторону.

Сознания Пета и Анны действовали с такой огромной скоростью, что все, что происходило в комнате, воспринималось ими как замедленная съемка. В течение доли секунды их мозги объединились в полной телепатической унии. Пет немедленно направил свое поле в соседние помещения. Это поле было чем-то вроде чистой энергии мышления. Результатом его действия была телепатия. Чем большей энергией распоряжался данный мозг, тем больше возможности действия он имел. Влияние на мысли и взгляды других людей требовало контроля приблизительно над тридцатью процентами этой энергии. Излучение сосредоточенного пучка этой энергии человеком, который контролирует больше половины собственных запасов, ведет к немедленному уничтожению атакованного мозга. Один человек способен контролировать до пяти таких пучков. Два мозга, объединенные в унию, составляют систему, способную контролировать два в пятой степени пучков. Именно такую систему образовали Пет и Анна, превратившись в супероружие, действенность и эффективность которого были ограничены только скоростью их мышления.

Поле, посланное Петом в пять остальных помещений, убило четырех человек. Тем временем Анна занялась теми, которые появились в гостиной. Она насчитала там восемь человек, причем троих она не видела, так как они материализовались за ее спиной, но ясно ощущала их присутствие. С момента нападения прошла одна десятая секунды. Самые быстрые из людей в зеленых комбинезонах начали поднимать оружие. Анна заметила, что они все были вооружены парализаторами. До первых выстрелов осталось меньше секунды. Одного из них прикрывала собой Альма, которая начала второй шаг. Анна послала поле за спину, и еще трое нападающих закончили свою карьеру. Недостатком такой формы обороны являлось то, что противник не мог анализировать свои потери. Из-за этого страдало важное психологическое воздействие на врага, впрочем, это было опасно только тогда, когда число нападающих было больше, чем число одновременно контролируемых обороняющейся унией.

В этот момент Пет, который перед этим проверил непосредственное окружение их квартиры на случай, если там находилось подкрепление атакующих, вернулся в гостиную и начал методически сметать своим полем всех противников.

— Возьмем их живьем, — передала Анна, — надо узнать, зачем предпринята эта операция.

Пет потратил несколько драгоценных долей секунды на размышление, за время которого его поле уничтожило еще двух нападающих. Анна за это время овладела мозгами трех других. В этот момент она осознала, что тот, который прикрыт Альмой, уже успел подумать об открытии огня. Датчики начали действовать, и сейчас раздался выстрел. Пет уже ощутил эту мысль и немедленно послал всю свободную энергию в направлении нападающего, который превратился в бесформенную глыбу. Даже сам Пет не ожидал такого результата. О, очевидно он использовал эквивалент почти ста процентов своей собственной энергии. До этого ему казалось, что подобное невозможно. Пет только дважды участвовал в тотальной телепатической унии. Раз втроем, раз вдвоем с Анной. Оба раза это произошло на Гилдоре.

От начала атаки прошла уже секунда. Альма, так и не осознав, что происходит, находилась на половине дороги к Анне. На бегу она что-то кричала, но никто не обращал на нее внимания.

Двое нападавших, которые остались в живых, опустили оружие и замерли в равнодушном ожидании, а остальные падали или уже мертвые лежали на полу. Один из них упал на стул и повернул его на девяносто градусов. Теперь он беспомощно висел в нескольких сантиметрах от земли. Разряд включенного парализатора обуглил одно из деревьев. Видимо, поле Пета повредило оружие. Зрелище было еще более ужасным от того, что нигде не было ни капли крови. Поле, даже разрывая тело, действовало как лазер и закупоривало кровеносные сосуды. Пет и Анна еще раз внимательно проверили ближайшие окрестности своей квартиры. В нескольких десятках метров разговаривало двое мужчин. Немного дальше какой-то женщине снился кошмарный сон. Больше никого. Видимо, других нападающих не было. Только после этого они прозондировали мысли обоих пленников. Один из них оказался руководителем операции. Пет и Анна полностью выяснили все подробности плана Лоопа. На пятой секунде после начала атаки пленные стали пламенными сторонниками своих победителей. Теперь Альма заметила, наконец, лежащих мужчин и странную неподвижность Анны и Пета, которые за это время не изменили ни позы, ни выражения лиц.

— Мы немного увлеклись, — подвел итоги Пет, первым выходя из телепатической унии.

— Надо что-то сделать с Альмой. Сейчас у нее начнется истерика, — беззвучно ответила Анна.

— Ох, Херст… — пробормотала Альма. — Ведь они… хотели вас у… Не может быть…

— Успокойся, Альма, — ласково сказала Анна, подходя к ней и обнимая девушку за плечи. — Теперь нам уже ничего не грозит.

— Что здесь произошло? Кто их убил? Кто вы?

— Слишком много вопросов сразу. На нас напали группы Лоопа. Они хотели нас похитить, чтобы подвергнуть воздействию гипноза. Мы только защищались. В основном мы обыкновенные люди.

Альма смотрела на Пета глазами, полными ужаса и недоверия. Очень медленно до нее дошел смысл его слов. Она еще раз оглядела гостиную, считая убитых и беззвучно шевеля губами.

— Вы хотите сказать, что справились с шестью зелеными? Зеленых в Башнях называют операционными группами. Этого не может сделать ни один человек.

— С двенадцатью, — поправила ее Анна, — четверо лежат в других комнатах этой квартиры.

— Пет, надо действовать, и притом быстро. Сейчас у нее начнется что-то худшее, чем истерика. Эта ситуация превосходит ее возможности восприятия. Она сойдет с ума. Ей надо забыть, — быстро передала Анна Пету.

— Мы не сможем все стереть. — В мыслях Пета она ощутила беспокойство и заботу. Альма была ему очень симпатична.

— Вдвоем справимся, — Как только что в унии, — предложила Анна.

В это время Альма смотрела на них с возрастающим ужасом. Отрицательно качая головой, она начала пятиться к выходу.

— Кто вы? — повторяла она беспомощно.

— Пет, — решительно передала Анна, — начнем немедленно, или будет поздно.

Пет, наконец, решился. Вместе они вникли в мысли Альмы и работали несколько минут с максимальной сосредоточенностью, как никогда раньше. Когда, наконец, они закончили, то попрощались с гостьей, которая ушла, думая, что кроме беседы с Петом и Анной в их квартире ничего не произошло.

— Потеряли минуты три, — заметил Пет, с некоторым неудовольствием.

— Стоило.

— Они должны были нас похитить, а потом опять подкинуть назад. Чего в этот раз добивается Лооп?

— Не комбинируй, Пет, это ничего не даст. Надо убрать десять трупов.

— Они утверждают, — Пет кивнул в сторону пленных, — что Лара беспрерывно наблюдает за нами. Надо ожидать какого-то вмешательства с ее стороны. Только когда?

Прошло уже четыре минуты.

— Уже должны здесь появиться, — ответила Анна, просматривая еще раз мысли пленных. — Согласно их данных, должна появиться еще одна операционная группа.

— Пусть берут свой гравилет и немедленно летят в наш лагерь в джунглях. Только пусть не приближаются к нашей капсуле ближе чем на сто метров.

Анна минуту подумала, поняв его намерения, уточнила:

— Пусть они телепортируются. Гравилет возьмем мы.

Пет согласился без возражений. Теперь осталось только ждать группы Лары. Они отдали соответствующий приказ безвольно стоящим зеленым, которые немедленно исчезли.

— С этой телепортацией не все понятно, — подумал Пет, глядя на гостиную. Они с Анной уже раньше пришли к выводу, что она не является результатом одного обучения. Речь шла о чем-то ином, что, вероятно, было такой же строгой тайной, как замена тел во время Призыва.

— Ты обратил внимание, что до запуска генератора осталось два дня? — спросила Анна.

— Как только появятся люди Лары, мы должны ими немедленно овладеть, — ответил Пет, как будто не услышав ее слов. — Они должны убрать эти четыре трупа из других комнат в джунгли. Это должно занять всего несколько секунд.

— Ты забыл, что они не могут телепортироваться с грузом.

— В таком случае, они должны отнести трупы в гравилет Лоопа, а потом вернуться к нам.

— Чувствую в твоих мыслях инстинкт убийства, — заметила Анна.

— Ты можешь предложить другой выход?

— Кроме немедленного возвращения на Гилдор, мне ничего не приходит в голову.

— Внимание! — передал Пет, снова соединяясь с Анной. Третий раз на несколько минут. Его предупреждение оказалось ненужным. Анна также заметила семерых зеленых, которые внезапно появились в комнате. Секунду они с Петом наблюдали за их все более удивленными лицами при виде трупов. Потом они завладели их мыслями. Оказалось, что все группы Лары принимали участие в обороне космодрома, который атаковали две другие операционные группы Лоопа. Лара сначала решила, что Лоопа интересует прежде всего «Феникс» и только позже поняла, что им так же может что-то угрожать. Больше они не узнали ничего от новых пленных. Пет немедленно вывел четверых из них для транспортировки трупов. Оставшуюся тройку еще раз подвергли телепатическому допросу. Он принес им много новых данных. Лара держала большую часть своих групп в Сиднее, как и Лооп держал их при себе. Она отдала приказ охранять Пета и Анну любой ценой. Кроме того, узнали, что десанты, те, кто остался в живых, улетели с космодрома двумя гравилетами. Их было только трое. Лара потеряла пять человек.

— Пропорция более или менее правильная, — ответил Пет, и Анна молча с ним согласилась.

Снова появились зеленые, направленные на гравилет, и доложили, что встретили по дороге двух Новых Людей, которых им пришлось убить. Это соответствовало полученным ими телепатическим приказам. Теперь началась реализация самой неприятной части плана. В трупы зеленых Лоопа люди Лары открыли огонь. После того, как следы деятельности Анны и Пета были ликвидированы, шестеро из стрелявших были убиты седьмым, который потом пошел с космонавтами к гравилету.

Но пока Пет и Анна старались думать только о плане дальнейших действий. Пет явно чувствовал в мыслях Анны чувство вины, которое уже несколько минут мучило и его. Им пришлось в своей жизни убить много людей, но никогда они не делали этого расчетливо.

— Они или мы, — передал он, чувствуя, что Анна вот-вот заплачет.

— Я думаю, зачем все это. Не надо было возвращаться. Я все больше начинаю понимать Тайный Совет, который хотел нас просто убить.

— Земля всегда пыталась нас уничтожить. Для той Земли, которую мы знали, нам пришлось умереть три тысячи лет назад. Для этой Земли нам, может быть, придется опять умереть, но еще не сейчас. Пока дадим Лоопу то, чего он хочет: наши скромные личности.

— Такова наша судьба: умри, чтобы не погибнуть. Умри для Земли. Умри для Гилдора.

— Представь себе, что сделала бы Лара, найдя в наших комнатах это кладбище.

— Нет, глупый, — несчастно улыбнулась ему Анна, — я понимаю все не хуже тебя. Просто гадко себя чувствую.

— Как самочувствие? — спросил мысленно Пет, стараясь принять беззаботный тон.

— Не пыжься, — пожала плечами Анна. — Если нам удастся победить, то, клянусь, сделаю все, чтобы лишить Новых Людей всех привилегий и влияния.

— Революции подготавливаются постепенно, моя дорогая. Мы сумели бы отнять у них только часть влияния. Скажем, лет через сто, удастся добиться большего.

— Сто лет — небольшой срок.

— С удовольствием чувствую, что ты приходишь в себя.

— Как я хотела бы сейчас быть на Гилдоре, — передала Анна с оттенком ностальгии, вызванной наплывом воспоминаний, которые, конечно, принял и Пет.

— Не забывай, что все действия Тайного Совета — всего лишь политика. Не уверен, что на их месте мы поступили бы иначе!

— Лучше давай полетим навстречу, — отрезала Анна, окружив себя полем блокады. Пет молча смотрел на ее лицо, потом настроил свое поле на максимум и стартовал.

На встречу они прибыли раньше времени и четверть часа ждали появления гравилета. Пет уже начал опасаться, что Лооп заменил его экипаж, но, к счастью, оказалось, что опасения не оправдались. Зеленые осторожно вынесли копии и положили их в капсуле, которую заранее покинули Пет и Анна. Как только люди Лоопа вернулись в гравилет, Анна с Петом исследовали своих двойников. Каждый раз они делали это с некоторым смущением и даже стыдом. Они лежали на креслах без сознания, но мерно дышали. Их жизни не угрожала никакая опасность. Космонавты еще раз проверили правильность программ, нового в них не оказалось ничего. Лооп приказал только отказаться по его сигналу от участия в выборах в Тайный Совет. По этому случаю они должны были выступить по телевидению с длинной речью, где должны были утверждать, что чувствуют себя не в силах исполнять столь ответственные обязанности. Хотя это было ошеломительно просто, программа свидетельствовала это, но все говорило об огромном опыте Лоопа в ведении интриг. Он запретил им минимум, но одновременно обеспечил себе достижение решающего преимущества в решающий момент. Все последующие разъяснения по телевидению или лично, лишили бы их малейших шансов на сохранение остатков популярности.

Пет и Анна медленно вышли из капсулы, тщательно закрыв за собой люк, подождали, пока аппарат исчез из поля зрения, и только потом направились к гравилету.

— А если мы ошиблись? — заколебался Пет, когда они уже лежали в удобных креслах.

— Не волнуйся, обо всем узнаем через несколько часов.

Пет смотрел на нее с нескрываемым волнением, а затем отдал молчаливый приказ зеленым. Через минуту два тела изогнулись от судорожной боли, когда в них ударили разряды излучателей. За дальнейшим ходом событий они могли следить при помощи своих тюремщиков.

Лара и ее ближайшие сотрудники находились в Руководящем Центре Азии, скрытом в подземном помещении. Отсюда они начали связываться со всеми Башнями своей территории, а также с соответствующими органами управления других наместников. Связи с земными колониями поддерживались через лунную станцию. Ее убежище находилось на глубине пяти километров под землей и было практически недостижимо даже для операционных групп. Хотя, теоретически, существовала возможность телепортации, практически вероятность ошибки была настолько велика, что делала любую такую попытку гарантированным самоубийством. Уже давно никто не соглашался бесполезно терять своих людей в подобных авантюрах.

Лара сидела за небольшим пультом в центре огромного зала. Перед ней размещались двести стоек связи с различными точками планеты и всей Солнечной системы. Все они были подключены к ее пульту управления. Сзади за спиной находился координационный сектор, непосредственно с компьютерами, анализирующими все — возможные варианты стратегий.

Через полчаса после начала атаки она уже была уверена, что столкновение ограничилось только Сиднеем, и что беглецы, которых не удалось догнать посланным ею группам, никак не смогут покинуть планету. Немедленно после того, как поступило сообщение о похищении Пета и Анны, она приказала стартовать пяти гравилетам, которые создали на орбитах космический зонтик. Пилотам было приказано стрелять по любому кораблю из флотов Лоопа и Бора. Уже на двадцатой минуте столкновения Лооп потерял два корабля связи с Луной. Сразу же после этого все его силы отступили на землю или на Луну. Это было подозрительно.

Лара еще раз посмотрела на панораму, синтезированную компьютером на главном экране. Околоземные орбиты и воздушное пространство над Азией и Европой полностью принадлежали ей. Не считая двух аппаратов Лоопа и преследующих пяти гравилетов, в воздухе не было кораблей.

— Почему Лооп и Бор не поддерживают своих людей? — мучила Пару мысль. Они оба не относились к людям, которые легко сдаются.

— У них прекрасные пилоты, — прошептал кто-то за ее спиной. Посмотрев на экран, она была вынуждена с этим согласиться. Пилоты Лоопа совершали чудеса. Ее специальные группы были явно хуже. Это доказали как атака на космодром, так и стычка в квартире Пета и Анны. Она потеряла 14 зеленых, убив всего 19 врагов. Потери Лоопа были немного выше, хотя ее люди лучше знали обстановку. Все еще загадочной оставалась цель похищения. Все знали, что мысли Пета и Анны читать нельзя. Как Лооп собирался заставить их говорить? Конечно, можно было отдать им гипнотический приказ отвечать на все вопросы: такой приказ означал бы промывание мозгов. Но Лооп наверняка не мог себе этого позволить. Возможно, в распоряжении Лоопа был какой-нибудь новый прибор для чтения мыслей. Это было очень маловероятно, но все же она приказала проверить эту гипотезу на компьютере. Ответом машины было категорическое: «Невозможно!».

— Лара — Альфу! — соединилась она со временным заместителем Пета и Анны. — Мне необходимы пять полных команд на лунные паромы. Добровольцев, — прибавила она, подумав.

— В твоем распоряжении весь флот, — ответил Альф.

— Эти пять паромов должны атаковать убегающих своим мгновенным полем. Ему не сможет сопротивляться ни один гравилет.

Вслед за этим в эфире раздался беспорядочный крик желающих участвовать в операции. Лара слушала их с некоторым удивлением. Она, конечно, знала о популярности руководителя флота и его заместителя, но только теперь наглядно представила себе ее размеры. Вызвались все. Альф быстро навел порядок, и вскоре пять ярких точек взмыли к группе летящих гравилетов. На один гравилет по расчетам компьютера требовалось три парома. Лара приказала попробовать атаковать один аппарат. Но люди Лоопа отступили, не упуская из вида своего противника, но заботясь и о себе. Попасть под удар настроенных на максимум гравитационных двигателей паромов могло окончиться печально. Лара приказала своим людям немедленно телепортироваться на борт оставленного гравилета. Против воли она увлеклась зрелищем погони. Если пилоты Лоопа были великолепны, то команды паромов действовали, во всяком случае, не хуже. Она раньше не подозревала, что эти тяжелые машины, неуклюжие в обычных условиях, способны на такую эквилибристику.

Но вдруг беглец бросился в атаку, понесся прямо в лоб двум кораблям. Лара уже мысленно вычеркнула их из списков флота, когда случилось неслыханное. Подвергшиеся атаке паромы, вместо того, чтобы убегать, начали с максимальной скоростью двигаться навстречу противнику. Лара с восхищением наблюдала за этим маневром. На подобный прием были способны, пожалуй, только операционные группы, но и они, скорее всего, в этой ситуации спаслись бы бегством. Экипаж гравилета, очевидно, понял, что две струи по пятьдесят «же» приближаются к нему с десятикратной скоростью звука, но ничего не успел сделать. Он внезапно потерял скорость и, как камень, рухнул на Землю. Но третий паром подхватил его в свое гравитационное поле. Секундой позже Лара отдала приказ своим зеленым телепортироваться.

— Оба космонавта здесь. Они парализованы, — раздался в громкоговорителе взволнованный голос.

— Второй гравилет уничтожить! — приказала Лара. Через несколько секунд небольшой пожар в джунглях уничтожил все, что осталось от последних зеленых Лоопа, принимавших участие в операции.

— На линии председатель Тайного Совета. Соединить? — раздался голос дежурного оператора. Лара молча кивнула. На большом экране связи появилось улыбающееся лицо Лоопа.

— Прими мои самые искренние поздравления! — радостно заявил он. — Это было прекрасное зрелище, из которого я извлеку много полезных уроков. Надеюсь, ты позволишь пригласить тебя на ужин, когда перестанешь злиться? — и прервал связь.

Лара сидела с каменным лицом. Никто из ее окружения так и не догадался, что она едва удержалась оттого, чтобы отдать приказ о нападении на Башни Лоопа.

— Подготовить Медицинский Центр. Окончить боевую тревогу для флота, — приказала она.

Обеспокоенный Пет сидел на кровати и смотрел на лежащую Анну, которая до сих пор не могла придти в себя после выстрела из парализатора.

— Ты меня всерьез напугала, — передал он, с ободряющей улыбкой.

— Это было ужасно. Как врачи объясняют, почему это на меня так подействовало?

— Несли всякий вздор на своем языке. — Пет сделал неопределенный жест, который обозначал степень абстрактности медицинских объяснений. — Полежишь до завтра, и все забудется, как плохой сон.

— Последний раз в жизни согласилась на такой трюк, — убежденно заверила Анна Пета.

— Мы были чертовски похожи на настоящие жертвы. Надо было видеть лицо Лары, когда она пришла нас проведать. Наши пилоты тоже оказались настоящими людьми. Все вызвались добровольно участвовать в погоне. Слух об этом пойдет в массы, можешь быть уверена.

— О чем вы говорили с Ларой? — мысли Анны зазвучали по-деловому.

— О любви, — ехидно рассмеялся Пет.

— А кроме того?

— Ты же слышала.

— Только то, что вы говорили при мне, но я хочу знать, что было потом, когда она увела тебя к себе.

— Ревнивица! — удовлетворенно заявил Пет. — Ладно, проверь сама, — добавил он, полностью снимая свою ментальную блокаду.

Лара еще минуту ходила по комнате, готовя напитки. Наконец, Пет получил бокал тонизирующего сока, а Лара села в кресло напротив и внимательно смотрела, как он пьет.

— Нравится? — спросила она беспокойно.

— Замечательно! — Пет слегка приподнял стакан, словно произнося тост. — Никогда бы не подумал, что ты с таким удовольствием выполняешь роль хозяйки дома.

— Мы еще фактически незнакомы, да и встречались всего несколько раз.

— Такая женщина, как ты, в мое время была бы прекрасной женой. Вы теперь не знаете этого понятия.

— Ошибаешься. Мне известно, что оно означает, но не думаю, чтобы стоило жалеть о прошлом. Впрочем, нетрудно догадаться, что в твое время это был комплимент. Так что спасибо.

Ее черные волосы были свободно раскинуты и великолепным каскадом спадали на спину. Это подчеркивало ее красоту, шло к ее тонким чертам.

— Тайный Совет никогда не бывает в «наслажденке» и вообще внизу. Интересно, как вы развлекаетесь?

— Я бы могла тебе ответить, что мы слуги народа.

— Что же, не настаиваю.

— Когда-нибудь узнаешь и о наших развлечениях.

— Я ловлю тебя на слове.

— Хорошо, что у тебя уже прошел шок после таких ужасных событий.

— Честно говоря, я просто ничего не помню, — признался Пет. — Знаю только, что в нашей квартире появились какие-то незнакомые мужчины, а потом проснулся в больнице. Анна, видимо, знает не больше меня.

— Мне кажется, будет лучше всего, если ты сам посмотришь, что случилось, — ответила Лара. Через секунду на одной из стен появилась видеозапись всего хода операции. Пет наблюдал ее молча, особенно внимательно он рассматривал кадры, запечатлевшие их безжизненные тела, и пришел к выводу, что Анна, как всегда, выглядела на них очаровательно, а он сам, к сожалению, совершенно не фотогенично.

— Итак, это Лооп? — спросил он после демонстрации фильма.

— Да.

— А трупы в нашей квартире? Кто убил этих людей? — Пет с отвращением поморщился. Зрелище, действительно, не из приятных, особенно в цветном изображении. Во время событий у него не было времени рассматривать эти трупы.

— Именно так на практике выглядит результат боя между операционными группами.

— Но зачем?

— По-моему, Лооп просто хотел вас напугать, а попутно и меня. Он считает, что вы неудобные люди.

— Но ведь мы до сих пор остаемся чужими людьми в вашем мире. Занимаемся только космическими полетами и никак не влияем на политику. — Про себя Пет был доволен тирадой. Он проявил наивность в той дозе, чтобы не вызвать у Лары никаких подозрений, но, в то же время, не дать оснований считать себя кретином.

— Лооп является противником любых реформ, а я стремлюсь к принципиальному изменению стиля вашей жизни. Ваше прибытие как бы запустило цепную реакцию. Люди давно стремились к переменам.

— Что-то подобное говорил нам Куффа, — ответил он, считая, что самое время проявить к ее идее глубокий интерес.

— Его взгляды слишком экстравагантны, даже для меня. Однако, нельзя не считаться с диагнозом Террористов: люди слабеют, делаются вялыми, равнодушными.

— По-моему, это является следствием постоянного пребывания в Башнях. Дикари гораздо предприимчивее, хотя у них нет никакой техники.

— Так мы живем уже тысячи лет. Сразу это изменить нельзя. Необходимо несколько сотен лет. Ты знаешь, что значительная часть людей вообще не может выйти наружу?

— Это правило?

— Нет, таких запретов нет и никогда не было. Просто их психика не может смириться с открытым пространством. В момент, когда Башня исчезает из их поля зрения, впадают в классическую агорафобию. У нас это называется комплексом джунглей.

— Достаточно перевести в джунгли воспитательные заведения — несколько лет, прожитых вдали от атмосферы Башен, закалили бы любого ребенка.

— Почему Лооп так решительно выступает против всяких перемен?

— Во-первых, потому, что верит в Завещание Херста, и пытается реализовать его буквально.

— Но Херст жил две тысячи лет назад. Многое с тех пор совершенно изменилось!

— Есть и другая сторона дела. Тайный Совет всегда выбирался из числа тех, кто достиг наибольшей длительности жизни, в среднем, по 150 лет непрерывной власти. Мне, например, 180 лет, и я проживу еще лет 150. Лооп старше меня на 20 лет. Его преследует страх перед потерей власти.

— Почему нельзя продлить обязательную продолжительность труда?

— На это могут не согласиться люди. У нас нет причин производить сейчас больше, чем есть. Полная амортизация не вводится. Нам нужна какая-то цель деятельности.

— Межзвездные полеты потребовали бы значительного наращивания промышленных мощностей.

— Конечно. Научные исследования, строительство новых космодромов и кораблей. Может быть, даже ускорение колонизации и заселение земель Солнечной системы. В ней пока достаточно места.

— Можно взяться, наконец, за дикарей.

— Новые Люди на это не пойдут. Такие методы слишком отличаются от заветов Херста, хотя в пользу дикарей говорят генетические свойства. Перемешивание крови принесло бы нам много пользы.

— Неужели все это нельзя как-то объяснить Лоопу?

— Мне кажется, ответ на этот вопрос вы с Анной пережили сегодня.

— В наше время существовало понятие референдума. Не можешь ли ты сделать что-нибудь подобное?

— Могу, но для этого должна существовать какая-то реальная проблема.

— Я не понял.

— Кому ты хочешь говорить о том, что мы обсуждаем? Новые Люди и так это знают, остальные не поняли бы этого или не приняли к сведению.

— Ты полагаешь, что положение настолько серьезно?

Лара молча кивнула и о чем-то задумалась. Потом сделала большой глоток из бокала и опять заговорила.

— Проблема должна возникнуть сама собой, а люди должны ее заметить, только тогда можно предложить референдум, как ты это назвал.

Пет, в свою очередь, позволил себе задуматься на несколько секунд. Лара, очевидно, ожидает от него какого-то предложения. Пет не был уверен, что в свете прошлогодней гипнотической программы по истории он должен проявлять собственную инициативу. В конце концов, Пет пришел к выводу, что осторожней всего будет только объяснить о поддержке ее политики и в общей форме предложить свою помощь.

— Я чувствую себя пещерным человеком, — ответил он с легким смущением. — Это все кажется выше моего понимания. Чувствую, что должен тебе чем-то помочь, но… не понимаю той Земли, которую мы с Анной нашли после возвращения. Если можем быть чем-то полезны…

— Я хотела, чтобы вы побольше рассказывали о вашем полете и жизни в космосе. — Лара посматривала на него с удивлением и, должно быть, мысленно поздравляла себя с проявленной дальновидностью. Впрочем, возможно считала это вполне нормальным. Трудно сказать.

— И все? — спросил Пет с едва уловимым разочарованием.

— Для начала, — ответила со смехом Лара. — Позже, думаю, вам с Анной надо будет войти в движение Террористов. Куффе нужна ваша помощь.

— Мы сделаем все, что тебе угодно, — торжественно заверил ее Пет.

— Ты никогда не говорил мне, почему ты пошел в пилоты, — подвела итог разговору Анна. — В нашу эпоху ты был бы хорошим политиком.

— Именно за это я тебя люблю, — устало ответил Пет. — Умеешь чудесно впадать в крайности.

— Не горюй. Повесят нас вместе.

— Сомневаюсь. Раньше ты доведешь меня до убийства.

— Эта добрая женщина работает на нас, как вол. — Анна насмешливо вернулась к делу.

— Эта женщина может быть и очень опасна.

— Но ты с ней справишься, добрый человек.

— Ты предоставляешь мне свободу действий? — заметно оживился Пет.

— Ты с ней справишься, если будешь слушаться моих советов, — уточнила Анна.

— Что ты мне посоветуешь для начала?

— Познакомиться с ней поближе.

— Не узнаю тебя. Не так давно ты говорила совершенно противоположное.

— Раз мы официально присоединились к Ларе, надо ее изучить как можно лучше.

— Значит, надо составить план действий, — сказал Пет авторитетно, лег рядом с Анной, и начал страстно целовать ее.

— Будь серьезней, сумасшедший, — шептала она, неловко освобождаясь от его объятий. — Не пользуйся моей болезнью.

— Очень люблю пользоваться слабостями людей, — убежденно заверил Пет.

— Что дальше, вождь?

— Через два дня мы запустим генератор поля, тогда нас оставят в покое все, кроме Лары.

— Ты ей объяснил, что поле не обеспечивает абсолютной защиты?

— Лара знает, что поле пропускает воздух и радиоволны, ей известно, что в любой момент можно увеличить мощность и получить полную защиту.

— В данный момент на Земле есть три генератора. Из них два у Лоопа. Может начаться вооруженная борьба.

— Не раньше, чем Лооп получит всю документацию. К — этому времени наше поле будет уже действовать.

— Позавчера я подготовила план воздушной обороны Сиднея. У нас на орбите будут три корабля, которые обеспечат контроль воздушного пространства Азии.

— Надо еще запустить и спутники.

— В случае чего, эти корабли будут первыми, кто примет на себя удар. Кроме всего, я думаю, что нам надо заняться постройкой запасной базы в джунглях.

— У нас уже есть кое-что в этом роде.

— Это времянка, я бы хотела иметь настоящую базу с полным комплектом снаряжения, компьютером, собственным защитным полем.

— С последним видом ресурсов не будет никаких хлопот. Фактически, ты считаешь бесполезным то, что мы до сих пор сделали. У нас есть несколько тысяч послушных и преданных нам существ, которые ни на что не способны.

— Этих нескольких тысяч нам должно хватить. И для нас будет лучше, если они сойдут с ума позже, а не раньше, и тем самым спасут от этого других.

— В базе у нас должны быть надежные люди. И чтобы их добыть, остается один источник — джунгли. Именно поэтому база должна быть обеспечена всем необходимым. Люди из Башен нужны только для того, чтобы мы остались живы. После этого их можно списать по статье «убытки».

— Нам необходим по меньшей мере миллион.

— Откуда мы возьмем миллион человек, стремящихся действовать? И мы совершенно не знаем, какое настроение сейчас в сердце колонистов на Марсе и на Венере.

— Любимая, — Пет встал с кровати, стараясь подчеркнуть важность своей мысли, — прежде всего мы возьмемся за пропаганду. Фул должен выбрать момент, когда мы расскажем им о Гилдоре. От этого будет очень многое зависеть, если не все.

— Я хотел бы верить так же твердо, как ты, что мы вернемся на Гилдор, — передал Пет с нескрываемой завистью. — Будь уверена. Мы построим эту базу.

— Ты знаешь, что Лара влюблена в Лоопа?

— Как это пришло тебе в голову?

— Когда она навестила меня в больнице, она не скрывала так тщательно, как обычно, свои мысли. Она его любит по-настоящему.

Следующий год прошел спокойно. С момента запуска генераторов силового поля в Сиднее, а потом и у Лоопа, и других наместников, политическая ситуация на Земле значительно обострилась, хотя об этом знали только Новые Люди. Остальные и дальше жили в монотонном ритме двухчасового труда и пребывания в условиях развлечения. Пет и Анна участвовали в недельных передачах о завоевании космоса. Лооп и Бор соглашались на их выступления, но каждой такой операции сопутствовала операция «Вспышка», которая постепенно предпринимала все большие выпады против Пета и Анны. Лара особенно не мешала этому. За этот год ее флот стал лучшим в системе, и даже Лооп иногда посылал туда нескольких своих пилотов на переподготовку.

Через три месяца после попытки их похищения Пет впервые отправился с официальным визитом на Луну. В это время там находился шеф марсианской колонии Сеп. Пет был убежден, что данное стечение обстоятельств было тщательно подготовлено и его следует трактовать как первый результат телепередач. Когда Гленда, которая руководила Лунной базой, представила их друг другу на частном приеме, они беседовали на общие темы больше четырех часов. Пет остался доволен этим разговором. Ему удалось внушить своим слушателям, что, по их с Анной мнению, надо придавать внеземным колониям большее значение.

Пет пробыл на Луне почти месяц, используя это время так же для тренировки команд. Он часто беседовал с Глендой в садах станции, которые считались одним из чудес Нового Мира. Кроме того, он совершенствовал оборону Сиднея.

В это время Анна много беседовала с Куффой о людях. «Феникс» имел полный экипаж из тридцати человек. Альф стал пилотом, Альма — штурманом, Анна ограничилась командованием. По указанию Лары, в команду вошли шесть зеленых, которые должны были обеспечить охрану Пета и Анны. Вся шестерка была немедленно взята под контроль. Куффа во время разговора дал ей понять, чтобы они береглись Лары. Иногда Анна встречалась с Ларой, которой все больше восхищалась и боялась.

Сразу же после возвращения Пета они побывали в Найроби, вернее на том месте, где когда-то был город.

Во время одной из бесед Анна узнала от Куффы, что пятьдесят лет назад было значительно ограничено развитие новых производственных мощностей и часть предприятий законсервировано. В частности, в этот период по неизвестным теперь причинам были прекращены работы по строительству очередной Башни на территории Сибири. Башня располагала уже законченной энергетической системой и опиралась на готовый фундамент со всеми подземными помещениями, достроенными до уровня «минус один». После прекращения работ котлован был засыпан и, как сказал Куффа, даже он не мог определить ее точное расположение. При этом он был единственным человеком, который знал об этой стройке.

Вернувшись в Сидней, Анна провела несколько совещаний со своими людьми, из которых вытекало, что существует только одна возможность найти Башню. Следовало в промышленном отделе проверить список потребителей энергии азиатского региона.

Анна две недели тайно копалась во всевозможных списках и, наконец, нашла то, что искала. Башня располагалась на Урале.

Пет проверил ее только тогда, когда они отправились туда лично. В ходе осмотра выяснилось, что поблизости находятся два автоматических завода, почти законченных, предназначенных для удовлетворения потребностей будущих жителей.

Следующие два месяца они посвятили путешествиям по Азии и Африке, целью которых было изучение работы автомеханических промышленных комплексов.

Потом они отключили систему получения энергии от базы и установили автономную. Таким образом, исчез след, по которому Анна нашла эту стройку.

Еще через месяц база была готова. Они немедленно перевезли туда свои копии. Анна собиралась установить в ней генератор силового поля, но этому помешал Фул, который заявил, что наступило подходящее время для обнародования информации о Гилдоре.

Лооп был поражен предстоящим публичным выступлением пары космонавтов. Запретить передачу было нельзя, так как Лара заявила, что примет в ней личное участие. Его люди также не смогли заранее узнать содержание телепередачи из-за действия силового поля.

На всякий случай Торф приготовил несколько вариантов передачи «Вспышка», а Лооп объявил состояние готовности двух операционных групп.

Передача началась коротким напоминанием об истории космонавтов. Лооп сердито подумал, что впервые оказался в таком глупом положении, совершенно не зная, о чем идет речь во всемирной телепередаче.

«Хооп был прав, — подумал он не в первый раз. — Их надо было убить сразу после приема».

Далее слово взяла Анна. Нельзя было не признать, что это был мастерский ход. Черная туника оттеняла ее красоту и Лооп впервые увидел в ней женщину. Теперь он убедился, что она красавица, ничем не уступающая даже самой Ларе. Наместница сидела в глубине рядом с Петом, и по ее непроницаемому лицу Лооп догадался, что его ожидает большая неожиданность. Лара была так же красива и смотрела тем же, слегка скучающим взглядом, что и Анна. Лооп понял, что его подозрения направлены не в ту сторону. Он еще раз внимательно присмотрелся к лицам Пета и Анны. Их поведение, движения, выражение лиц было почти флегматичное. В них скрывалось другое. Это приобреталось многолетним навыком власти. В этот момент Лооп понял, что он и весь Тайный Совет обмануты этой парой пришельцев из прошлого. Он не сумел бы логически обосновать свое решение, но ему стало совершенно ясно, что вся троица должна погибнуть. Может быть, кроме Лары. Его дальнейшие размышления прервал голос Анны, которая начала свое выступление.

— Мы стартовали с Земли перед Великой войной в 3522 году вместе с двадцатью восемью товарищами. Вы все это знаете из предыдущих передач. Однако, до сих пор мы не рассказали вам самого важного. После аварии двигателей мы четыре года летели с многократным ускорением, которое иногда доходило до восьми «же». Когда нам удалось, наконец, устранить неисправность, мы были далеко от запланированной цели нашей экспедиции — Сириуса, и не могли даже мечтать о возвращении из-за недостатка топлива. Мы находились больше чем в тысяче световых лет от Земли. Единственный шанс на спасение заключался в том, чтобы найти подходящую планету и добыть на ней радиоактивные элементы, пригодные для питания наших двигателей. Нам удалось обнаружить планету. В память о Земле ее назвали Соль 11.

В этот момент на экране появились галактические координаты планеты и краткая таблица ее физических параметров. Лооп заметил, что она и в самом деле очень напоминает Землю.

Теперь Лооп догадался, о чем дальше пойдет передача, прекратить ее он не мог, потому он решил, что все они должны умереть, что сразу после окончания передачи надо приступить к уничтожению Сиднея.

Тем временем Анна продолжала:

— Соль 11 оказалась очень богата всеми минералами. «Феникс» был перегружен оборудованием, необходимым для постройки двух баз на планетах Сириуса. Базы, конечно, не должны были иметь персонала, но в наше время существовали правила, согласно которым любые сооружения в других звездных системах должны были возводиться так, чтобы служить на несколько лет убежищем для команд кораблей, которые окажутся в аварийной ситуации. За год мы построили базу на сто человек, полностью оборудованную необходимыми устройствами. Через три года удалось организовать добычу необходимой руды в количестве, необходимом для старта с планеты и возвращения на Землю. Только тогда мы осознали, что после нашего отлета с Земли прошло почти полторы тысячи лет и столько же займет обратная дорога.

— Мы потеряли ту Землю, которую знали. Теперь нашим домом стал Соль 11.

— На второй год пребывания там родилось восемь детей. Пять девочек и три мальчика.

— В конце четвертого года жизни на планете мы решили, что возвращение на Землю не имеет смысла, — рассказывала Анна. — Мы стали изгнанниками, и должны были сами построить нашу новую Родину. Кроме того, у нас уже было десять детей и рисковать их жизнями во время трудного путешествия было бы преступлением. Словом, было решено остаться на Соль 11. Через шесть лет после прибытия мы расширили нашу базу и запустили два завода.

— На седьмой год родился Крис — наш сын. — Анна замолчала, словно не находя слов. Тогда Пет подошел к ней, и нежно обняв рукой, осторожно погладил ее голову.

— Еще через год родилась наша дочь Ева, — закончил он вместо Анны, которая, услышав эти слова, как бы очнулась и продолжала сама.

— Когда Еве исполнилось два года, мы провели голосование по поводу контактов с Землей. Только мы двое считали, что следует вернуться и сообщить нашей Родине об основании первой земной колонии в далеком космосе. Остальные считали, что Земля уже давно начала колонизацию других планет. К тому времени «Феникс» был непригоден для полетов, потому что значительная часть устройств была демонтирована для базы. Поэтому было решено, что мы будем погружены в анабиоз до момента, когда наши товарищи смогут изготовить дублирующие устройства и подготовить «Феникс» к старту. Это требовало около шестидесяти лет в исчислении Соль 11, что соответствует пятидесяти земным годам.

— Когда мы проснулись, население колонии составляло почти две тысячи человек, а мы стали прадедушкой и прабабушкой. Темп естественного прироста оказался огромным, и в. период нашего пробуждения число колонистов удваивалось каждые двенадцать лет. Все наши устройства работали на полную мощность и позволяли сохранить необходимый уровень развития. Образование наших детей было организовано на базе бортового компьютера, приспособленного для индивидуального обучения более двухсот человек, но это не могло помешать тому, что уровень общего развития значительно понизился и мы отступили в большинстве случаев до двадцать третьего века. Однако, это было неизбежно.

— Перед отлетом сюда Совет решил, что существование колонии на Соль 11 должно оставаться тайной для Земли. Соответственно, была продумана версия о смерти в космосе большинства команды. Соль 11 предпочел остаться неизвестным, считая, что на данном этапе ему больше подходит изолированный путь развития. Трудно точно объяснить, почему большинство космитов утратило доверие к планете-матери, но эти чувства преобладали на Соль 11.

— Мы долго скрывали эти сведения, хотя неоднократно обсуждали целесообразность их обнародования. Сегодня мы выступили здесь потому, что считаем: Земля может помочь нашим товарищам. И другая причина. Пет и я пришли к заключению, что люди должны знать свое место в звездных мирах. Это наше личное мнение, но нам хотелось бы, чтобы все жители Земли и обитаемых планет Солнечной системы задумались над этой проблемой.

— Если вы не согласитесь с нами, мы хотели бы вас просить дать нам возможность вернуться на Соль 11 с максимальным количеством вещей, которые помогут сохранить жизнь колонии.

Только теперь Лооп понял, что он обманут. Колонии на Марсе, Венере и Луне используют эту передачу в своих целях. Он еще раз продумал ситуацию, потом вызвал к себе Бора, Эмму, Торфа, Зипа и Зою. Не прошло и часа, как начался самый важный военный совет в истории Земли со времен Великой войны.

Прошло уже два часа, как Сидней оказался центром массированного нападения Лоопа. Команды патрульных кораблей, обращавшихся на орбитах по приказанию Анны, были уничтожены ударом радиоволн, предназначенных для уничтожения мозгов жителей Башен. Только инстинктивное решение Пета, который при первых признаках подозрительной активности Лунной Базы, руководимой Глендой, приказал максимально усилить защитное поле, спасло Сидней. Поле возросло буквально в ту секунду, когда на Башню обрушилось убийственное излучение. Из-за этого произошло несколько прорывов, которые убили практически весь обслуживающий персонал космодрома. В результате азиатский флот был блокирован коконом силового поля и не мог стартовать. Второй удар, нанесенный шестью минутами позже при помощи батареи лунных лазеров, использующих энергию половины земных станций, застал Пета и Анну уже в руководящем Центре. Теперь его обслуживали только Новые Люди.

Лара сидела за пультом управления между Петом и Анной. За ней, как непосредственная охрана, стояло двенадцать зеленых. Пет и Анна, прибыв в подземелье, объединились в мысленную унию, взяв, таким образом, контроль всех охранников.

— Он хочет получить головы не только нас двоих, но и Лары, — передала Анна.

— Это была только твоя гипотеза. Он не обязан ее любить.

— Зато она любит его.

Лара с ожесточением, которого они у нее никогда не замечали, принимала рапорты всех отделов. Это ожесточение выдавало ее беспомощность.

— Ты задумался, почему Лооп решил пойти на такие крайние меры?

— Это может означать только то, что он разгадал нашу игру.

— Может быть, проконтролировал мысли кого-либо из людей, которыми мы овладели?

— Они попросту стали нашими сторонниками, но не противопоставляют себя ему.

— Тогда что?

— Наше выступление.

В этот момент заговорила Лара.

— Чего нам надо опасаться?

— Теоретически ничего. Практически Лоопу пришлось бы уничтожить весь материк.

— Пет, надо срочно взять под наш контроль этот зал, — передала Анна. — Время для деликатностей прошло. Лооп решил начать войну.

— Мы не можем овладеть Ларой, поскольку пришлось бы сразу навязывать ей множество запретов. Это молниеносно вызвало бы у нее подозрение.

— Что же, тогда овладеем другими.

Следующие полчаса они тяжело трудились, начав со стоящих за их спинами зеленых. Только один человек отказался выполнить их приказ. Анна отдала приказ зеленым убить его. Это вызвало бурю.

— Убейте их! — приказала Лара, показывая на Пета и Анну.

Несмотря на полную неожиданность, ей удалось сопоставить некоторые факты. Несомненно, она долго искала причину нападения Лоопа, и пришла к тем же выводам, что и Анна.

Пет мгновенно телепатически отменил этот приказ и поручил зеленым наблюдать за залом. Тем временем Анна связалась, также телепатически, с Ларой.

— Прости, но этот кризис слишком серьезен, чтобы оставить нас равнодушными. Лоопу нужны, главным образом, наши головы. В данный момент все, кто присутствует в зале, подчиняются нам, а не тебе. Если хочешь, можешь это проверить. Первое доказательство ты уже получила, когда зеленые отказались выполнить твой приказ.

— Тот человек, которого они убили, также является доказательством. Мы с Петом считаем, что Лооп, в конечном счете, добьется уничтожения этой Башни. Поэтому надо эвакуироваться отсюда как можно скорее. В течение ближайшего часа. Мы помогаем тебе и, полагаем, что ты должна согласиться на полное сотрудничество с нами. И, конечно, ты понимаешь, что нам придется проверять твои мысли, чтобы ты нас не обманула.

Лара сидела неподвижно, пытаясь понять события последних минут. Внезапно она резко протянула руку к сигнализатору тревоги, который позволял вызвать в Центр резервные подкрепления. Мысленно посоветовавшись, Пет и Анна пришли к выводу, что не следует мешать. В данный момент резервы насчитывали только двадцать девять зеленых, а они могли контролировать одновременно тридцать два человека. В результате еще через минуту число их сторонников возросло за счет прибывших подкреплений.

«Ну что, теперь ты поняла, что такими методами у нас нельзя выиграть?» — передал Пет.

— Чего вы хотите? — хрипло спросила Лара.

— Твоего сотрудничества в уничтожении Лоопа.

— Я отказываюсь. Вы просто отупевшие призраки из прошлого. Никакого понятия о нашем мире.

— Тебя не удивляет, что гипнотические программы, которые выдумали ты и Лооп для обеспечения нашего послушания, абсолютно не действуют? — передала Анна.

Лара только теперь поняла весь масштаб своего поражения. Пешки задуманного гамбита неожиданно стали королем и королевой.

— Лооп был прав. Надо было убить вас сразу же после прилета. Вы двое не могли случайно обладать такой абсолютной блокадой мыслей. — Она остановилась и попыталась применить свою блокаду. При этом Лара подумала, что если она согласится на последнее предложение, то эта пара дикарей не будет в состоянии читать ее мысли.

— В этом ты тоже ошибаешься, — сказала Анна, пробивая ее блокаду. — Мы могли бы изменить твое подсознание и память. Тогда ты стала бы послушным автоматом, как и все в этом зале. А пока мы даем тебе шанс сохранить собственную личность.

— Кто вы такие? Вы — не люди! — выкрикнула Лара с почти истерическими нотками. Она находилась на пределе человеческого терпения.

— Все, что мы рассказывали вам, это правда — мы люди.

Пет не окончил своей мысли. Зазвучали все контрольные приборы. Потребляемая мощность генератора превысила критический уровень. Лооп наносил удары мощными кислородными бомбами.

— Ты согласна или нет? У нас мало времени. Следующий удар мы можем не выдержать. Поле останется ненарушенным, но будет вдавлено в землю. Сиднею пришел конец.

— Нет! — Лара опустила голову на свой пульт. По ее телу пробегали спазмы. Она плакала.

Пет связался с Анной. Следовало немедленно передать сообщение жителям о том, что Центр еще существует. Анна повторила вопрос, но Лара и на этот раз промолчала. Не оставалось другого выхода, как заставить ее повторить продиктованный мысленно текст.

— Лара населению Башни. Мы явились жертвой предательского нападения Лоопа. Он, вероятно, впал в буйное помешательство, поскольку другого оправдания не существует. В данный момент мы боремся с последствиями кислородных бомб. Следует принять во внимание затруднение при движении. Приказываю всем находящимся вне службы немедленно направиться к ближайшим гравилетам и по моей команде стартовать, а затем лететь в другие Башни Азии и Африки.

— Теперь ты поняла, от чего мы хотим тебя спасти? — передал Пет, когда к Ларе вернулась ее воля.

— Почему вы не сделаете со мной то, что с остальными? — спросила уже побежденная Лара.

— Потому, что ты Наместница Азии. Ты нам нужна, — ответила Анна.

— В какой мере я сохраняю свободу принимать решения?

— В своих личных делах — полную, — ответил Пет.

— При решении проблем Земли — никакой, — уточнила Анна.

— И вы не оставляете мне другого выхода?

— Именно это мы хотим тебе доказать, — передал Пет.

В этот момент опять зазвучали сигналы. На этот раз Лооп испытал возможности озоновых бомб. В атмосфере над Сиднеем был уничтожен озон, и треть Австралии оказалась под смертельным потоком лучей.

— Полная стерилизация, — прокомментировала Анна. Причем, бессмысленная.

— По-моему, самая подходящая возможность приказать стартовать всем гравилетам, — напомнила Анна. Лара молча кивнула и очень медленно включила канал публичных сообщений.

— Приказываю. Всем гравилетам стартовать немедленно и находиться на высоте двух километров от непосредственной близости Башни. Несколько позже будет включено поле.

— Максимально раскинуть поле, — передала Анна и, пока Пет это делал, соединилась с Альфом.

— Возьми все вооруженные машины, посади на них минимальные команды. Старт через две минуты. Твоя обязанность — обеспечить пролет как можно большего числа гравилетов в другие Башни. После выхода из зоны свяжись с Назоном, сообщи ему обо всех событиях, передай просьбу Лары о немедленном распространении этой информации по всем Башням, за исключением Лоопа. Азиатские Башни пусть начинают передавать немедленно.

— А если их атакуют? — с беспокойством спросила Лара.

— Не думаю. Лоопу нужны только три головы.

Лара на минуту задумалась. Пет и Анна торопили ее. Наконец, Наместница решилась и отдала приказ об эвакуации. Поле было включено, но Лооп, по-видимому, был не готов к такому повороту событий, потому что следующая озоновая атака началась только через минуту. Камеры, следившие за происходящим, зафиксировали несколько гравилетов в падении. Погибло еще несколько тысяч человек.

— Нам тоже уже пора улетать, — передала Анна.

— Куда вы собираетесь бежать? — удивилась Лара. — Если вы попытаетесь скрыться у Назона, нас постигнет новое нападение. Нам негде скрыться.

— Полетим на Луну к Гленде. По дороге поговоришь с Назоном и подтвердишь распоряжение как можно шире распространить сообщение об атаке, — заявил ей Пет.

— Он никогда на это не пойдет. Дела Тайного Совета решаются в кругу Новых Людей.

— В эту минуту свыше миллиона человек находится в дороге почти во все Башни Земли. Часть из них долетит. Впрочем, даже если бы никто не долетел, такая новость все равно не останется тайной.

— Необходимо немедленно предпринять контратаку. У нас есть всего три корабля, причем без поля, — возразила Лара.

— Ты забыла о «Фениксе».

— Вы здесь командуете, — ответила она, устало пожав плечами.

Анна отдала необходимые приказания и направилась на космодром. «Феникс» ждал их с полной командой, к которой теперь присоединились и все зеленые. Командование принял Пет.

— Сколько зеленых находится у Гленды на Луне?

— Обычно только шесть, — ответила неуверенно Лара, — но теперь Лооп мог увеличить их число.

— Необходимо выйти на орбиту и поговорить с Назоном, а потом с Лоопом. В любом случае, выиграем несколько минут. — В этот момент раздался ужасный взрыв.

— Херст побери! — крикнула Лара. — Он действительно хочет наши головы. Ужасно!

— Ты сама видишь, сейчас необходимо, чтобы мы действовали сообща. — передал ей в ответ Пет. — Мы предлагаем тебе сотрудничество, пока не окажемся в безопасном месте.

— А если я не соглашусь?

— Анна в данный момент уже заимствовала все содержимое твоей памяти. Мы просто стараемся доказать тебе, что относимся к тебе иначе, чем к остальным.

— До сих пор положение Наместника было пожизненным, — присоединилась Анна. — Подумай, что с тобой будет, если мы тебя его лишим. Ты же не сможешь жить иначе.

— Вы все еще не завоевали даже тени власти.

— Властью обладает тот, кто принимает решения, а не тот, у кого есть на нее права.

— Честно говоря, мне не верится, что вам удастся отсюда вырваться. Сейчас взорвется еще бомба.

— Ты права, — поддержала ее Анна. — Стартуем.

— Я вижу искренне, — объяснила Анна Ларе, которая, наконец, согласилась сотрудничать, но ее мысли говорили, что она пошла на компромисс временно, чтобы избежать непосредственной опасности. — В настоящее время Лооп формально остается вашим Председателем и сохраняет подавляющее большинство голосов Новых Людей.

— Лооп проиграл в момент, когда позволил нам стартовать из Сиднея.

— Бегство обошлось в половину гравилетов и все потому, что он подозревал, что вы скрываетесь среди бегущих.

— Как видишь, я жива и здорова. Эта передача будет его концом. И не надейся, что Лооп оставит тебя в покое.

— Пока он гарантировал, что не нападет на меня.

— Я спрашиваю серьезно.

Анне, наконец, удалось связаться с Альфом, который подтвердил величину потерь. Он также сообщил, что в остальных Башнях Азии уже идет передача, которая сообщает все подробности нападения.

— Ты меня уговорила, — согласился, наконец, Назон. — Через три минуты начало передачи.

— Посылаю тебе все корабли нашего флота, они прикроют тебя, — подключился Пет. — Мы летим на Луну и оттуда будем руководить всеми операциями.

— Если ваша власть опирается только на подобие выдумки, вам остается недолго, — злорадно отметила Лара.

Пет не ответил, он был занят беседой с Анной.

— Лара знает устройство базы?

— Во всех подробностях. Не вижу никакой возможности захватить ее.

— Об этом не беспокойся. У нас на борту тридцать зеленых, этого вполне достаточно для захвата. Какие отсеки ты защитила бы с помощью зеленых на месте Гленды?

— Центр управления и машинное отделение.

— Вот именно. Тем более, что на Луне нет генератора силового поля. А ведь там продублированы все важнейшие системы управления. Кроме того, я планирую переговоры сразу после передачи и начала атаки. Надо также, передать сообщение колонистам на Марсе и Венере. Если они нас поддержат, то мы достигнем паритета по числу сторонников.

— Лоопа пока оставим в покое. Обсудим с нашими зелеными: как лучше захватить базу? Я пока сориентируюсь на местности, то есть в мыслях Лары.

В это время три корабля с остальным персоналом Центра начали выполнять подозрительные маневры.

— Что ты об этом думаешь, Лара? — спросил Пет.

— Они намерены нас атаковать. Видно, они уже поняли, что их обманули, — заявила она.

— Наши зеленые утверждают, что на борт этих кораблей проникли какие-то операционные группы. Считается, что для занятия каждого корабля достаточно одной группы, — передала Анна.

— На них по сто человек команды, — возразил Пет.

— Не забывай, что тут их все панически боятся.

— Пока мы их не уничтожили, не можем послать туда людей. Я не рискую отключить поле.

— Я бы рискнула. Справились же мы с первой атакой людей Лоопа.

— Нельзя гарантировать, что они атакуют нас только зелеными. И они могут материализоваться не только здесь. Не будем рисковать нашими зелеными. Они нам будут нужны для захвата Луны.

— Но эти три корабля переполнены Новыми Людьми, которые нам тоже нужны.

— Занимайся дальнейшей подготовкой нашей атаки на Гленду, а я поговорю с Ларой.

— Объявляется состояние непосредственной опасности, — вслух произнес Пет, обращаясь к компьютеру. — Автоматическая оборона после консультации с пилотом.

— Испугался! Смотрите — он испугался! Смотрите все!

— Не выходи из себя, Лара. Они все равно тебя не послушаются. В данный момент мы стараемся спасти твоих людей. На этих кораблях находятся операционные группы Лоопа и Бора. Не знаешь ли ты способа их оттуда выбросить?

Лара несколько смешалась, видимо, она забыла об этой возможности.

— Надо послать свои группы для гарантии успеха.

— С какого наибольшего расстояния это можно сделать?

— С любой точки Солнечной системы. Зеленые — это наши лучшие люди.

— А как далеко можешь телепортироваться ты?

— Узнаешь, когда я исчезну.

— Анна постоянно контролирует твои мысли. Мы успеем заранее тебя парализовать.

— Раньше или позже вы оставите меня одну. Тогда я и попробую.

— Прежде узнай дальность нашей телепатии. Ты останешься одна только тогда, когда мы убедимся, что ты действительно на нашей стороне.

— Как ты думаешь, сколько зеленых обороняет Луну?

— Когда Лоопу стало известно о вашем прилете, он, конечно, послал подкрепления.

— Предвидел ли Куффа возможность гражданской войны?

— Этого никто не предвидел, — пожала плечами Лара.

— Имеешь ли ты возможность связаться со своими людьми на аварийных станциях?

— Только по радио.

— Знаешь ли ты, что такое восстание?

— Наверное, еще одна из ваших штучек.

— Эту штучку придумали на заре существования человечества. По-моему, Куффе придется попробовать убедить его в необходимости своих людей. У него есть несколько часов. И он знает, что это такое.

В этот момент в разговор включился компьютер.

«Зарегистрированы три попытки прорыва поля. Необходимо согласие на контрудар. Вероятность успеха составляет ноль девяносто три».

— Лара, сейчас я буду вынужден уничтожить твоих людей. Существует ли какой-либо другой способ избавиться от этих зеленых?

— Только тот, о котором я сказала.

Опять заговорила Анна, которая до этого беседовала с зелеными.

— Анна — командам кораблей Лары. Приказываю немедленно обезвредить подразделения зеленых на вашем борту. Если это вам не удастся, по возможности бегите различными гравилетами. Через пять минут корабли будут уничтожены.

От одного из кораблей стартовало два гравилета и с максимальной скоростью направились в их сторону.

— «Феникс» — гравилетам — прием с любого борта. Осталось полторы минуты.

В этот момент со всех кораблей ударили пучки лазерных лучей, которые обратили беглецов в ничто.

— На контрудар согласен! — прореагировал на это событие Пет.

«Беру управление кораблем на себя. Прошу переключиться на автоматику», — ответил компьютер.

Через четверть часа два корабля были уничтожены, третий обратился в бегство.

— Прекратить огонь, — скомандовал Пет. — Там, видимо уже нет зеленых.

— Азия — «Фениксу», корабль снова в наших руках, — подтвердил голос из репродуктора.

— Сохраняйте с нами постоянный контакт. В случае нового нападения включите сигнал «sos», — приказал Пет.

— О чем ты договорилась с зелеными? — спросил он Анну.

— Они предлагают сначала уничтожить батарею лазеров, атаковавших Сидней. Она может нам пригодиться.

— В таком случае мы должны уйти за горизонт. На теле-портацию им потребуется две секунды. Сразу же после этого включаем поле, атакуем станцию снаружи, уничтожаем солнечные генераторы.

— Ты учитываешь, что наша цель не уничтожение, а захват базы?

— Нам останется энергия из генераторов лазеров, ее хватит на три месяца.

— Остается проблема Лары. Мы не можем держать ее под силовым полем, не можем и выпустить. Иначе она телепортируется на Землю. Думаю, это в ее возможностях.

— Верно!

— Можно бы ее заморозить, но она пригодилась бы для переговоров с Глендой и шефами колоний. Кроме того, без нее с нами не захочет сотрудничать Назон.

В это время Гленда напомнила о себе, включив, наконец, свою батарею лазеров. Поле выдержало ее удар.

— Забери нас отсюда, — передал обеспокоенный Пет. Гленда использовала энергию, достаточную для того, чтобы довести до кипения средний океан. Анна уже раньше взяла на себя управление и, увеличив тягу, спешила скрыться за линией лунного горизонта.

— Они, как и раньше, хотят получить наши головы, — напомнил Ларе Пет. — Как видишь, тобой решили тоже пожертвовать. Теперь ты уже ничем не рискуешь.

— В чем заключается ваш план?

— Он не изменился. Требуем референдума и новых выборов Нового Совета. То есть, того же, что и ты.

— Вы, видимо, хотите стать наместниками?

— В данной ситуации не вижу другого выхода.

— А как вы представляете мое место в новом составе Совета?

— Ты остаешься Наместницей Азии.

— У меня были совсем иные планы, — грустно улыбнулась Лара.

— Обрати внимание, что мы не стремимся тебе отомстить. Согласись, забыть эпизод с гипнозом трудно.

— Не думаю, что вы успеете привести этот план в исполнение. — Лара показала на приборы, которые показывали величину перегрузки.

— Еще две минуты. Выдержим, — передала Анна.

Как она и обещала, через две минуты «Феникс» скрылся за пределами досягаемости орудий.

Вдруг из-за горизонта появились четыре гравилета. Они начали окружать «Феникс».

— Самоубийцы, — подумала Анна вслух, что у нее всегда было признаком волнения. Пет молча смотрел на ее лицо. Он даже не заметил зеленых, не слишком уверенно переглядывающихся между собой. Только Лара, казалось, сохраняла полное спокойствие.

— Не стреляй, — передал Пет. — Дай им подойти поближе.

Пет предложил ей соединиться в телепатическую унию. Она с удовольствием согласилась и только потом поняла его намерения. При такой величине поля они могли контролировать мысли людей в радиусе нескольких километров.

— Нам надо овладеть командой одного гравилета и она поможет нам захватить базу.

Наконец, им удалось овладеть двумя командами, которые, как оказалось, состояли из зеленых Лоопа и Бора. Но среди них не было командира. После боя уцелевшие попросили базу разрешить возвращение. Затем Пет взял управление «Фениксом» в свои руки, а Анна начала готовить своих зеленых к бою. Все они получили приказ стрелять парализующими зарядами. Гленда должна была любой ценой попасть в их руки живой.

Все четверо сидели в жилой части лунной базы. Пет деликатно контролировал Гленду. Анна — Лару. Впрочем, наблюдение за Ларой космонавты вели скорее по привычке. После захвата базы она уже не противопоставляла себя им. Анализ ее мыслей показал, что до конца данного кризиса она решила сотрудничать с ними.

Во время атаки Гленда бежала, и только измена ее людей в отсеке управления позволила ее схватить.

— Может быть, мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит? — спросила она.

Сначала ей никто не ответил, настолько неожиданным был вопрос. Наконец Пет вспомнил, что она была всего лишь второстепенным руководителем и, наверное, не располагала доступом к информации, которая касалась Тайного Совета.

— Разве Лооп тебе не объяснил? — спросила Лара.

— Нет. Он просто приказал уничтожить Сидней, оправдывая это тем, что Пет и Анна обманывают тебя. При этом он не очень заботился о том, чтобы я ему поверила. Он, в конечном счете, Председатель Тайного Совета.

— Информированы или нет о событиях руководители колоний? — спросила Анна.

— Да.

— Мы предлагаем тебе сотрудничество, — предложил Пет.

— Мы с Назоном начали контрнаступление. Только что я отдала приказ Куффе. Он включит в борьбу Террористов, — пояснила Лара.

— Лооп должен проиграть, — с глубоким убеждением сказала Анна. — Информация о вашем нападении на Сидней распространена во всех Башнях. В этой ситуации Новые Люди не захотят безоговорочно поддерживать его.

Гленда задумалась над ответом, но ответить ничего не успела. Внезапно в комнате появились зеленые Лоопа и Бора — более двадцати человек. Пет с Анной в очередной раз за этот день объединились в телепатическую унию. В этот же момент появились зеленые. Ситуация была слишком серьезной, чтобы не вмешаться, и они молниеносно вступили в схватку, убивая тех, кто угрожал непосредственно им. Остальными овладели, как перед этим в Руководящем Центре. В результате они получили еще восемь человек. Из анализа мыслей стало известно, что им был дан приказ убить Пета и Анну. Лару и Гленду по возможности пощадить. Им ввели ложные мысли о том, что приказ выполнен, после этого они исчезли так же быстро, как и появились.

Лара и Гленда только теперь смогли оценить величину опасности и важность победы.

— Невозможно, — прошептала Гленда.

— У ваших друзей собственный стиль улаживать такие проблемы, — объяснила Лара, которая уже, кажется, привыкла к мысли, что зеленые всегда побеждают. Ударение, которое она сделала на слове «друзья», прозвучало зловеще в комнате, где находились две операционные группы, еще недавно ей подчинявшиеся.

— Остаться ли нам здесь, достопочтенные? — спросил один из зеленых, обращаясь к Пету и Анне.

— Возвращайтесь на свое место! — приказала Анна.

— Как видишь, для нас не представляют угрозы даже зеленые, — подчеркнул Пет. — Те восемь человек, которые вернутся, в настоящее время сообщают Лоопу о вашей смерти.

— Через несколько минут ты должна связаться с ним и подтвердить эту радостную весть.

— Вы им приказали?

— Спроси Лару, — посоветовала Анна, и Гленда вопросительно посмотрела на Наместницу.

Лара ответила ей телепатически, передала все, что она пережила с момента захвата власти Петом и Анной.

— Кто вы такие? — спросила Гленда.

— Люди. — Анна едва скрывала нетерпение. — Вы овладели телепортацией. Мы об этом не имели никакого понятия, но мы не думаем спрашивать вас, являетесь ли вы людьми.

— Но вас не было три тысячи лет. За это время у вас не было возможности приобрести такие чудовищные возможности.

— Лара тебе объяснила, что мы обладаем некоторыми способностями, не встречающимися у вас. В вашем расследовании всплыла фамилия Гилдор. Именно он был автором генетических изменений, которые у нас принесли плоды в форме необычного развития телепатических способностей. Именно поэтому нам пришлось улететь на «Фениксе». Из таких мутантов, как мы, состояла вся команда. Мы — плоды мысли, которая на века опередила свою эпоху. Теперь оказалось, что мы вернулись вовремя.

— Как вы представляете себе наше сотрудничество? — спросила скорее испуганная, чем убежденная Гленда.

— Мы с Ларой намерены провести выборы в Тайный Совет. Это теперь неизбежно.

— А если я откажусь?

— Тогда мы принудим тебя сотрудничать. Только ты станешь автоматом. Лара объяснит тебе подробно.

— В настоящее время вы находитесь в одиночестве, почему я должна вас поддерживать?

— За тобой пойдут колонии, — вмешалась Лара. — Они нам нужны.

— Через несколько дней может оказаться, что вы потеряли всякое значение.

— Лара слишком популярна. Тут не помогут никакие гипнотические средства. Лооп проиграл, когда выпустил нас из Сиднея, — терпеливо втолковывала Анна.

— Ты сама видела наши возможности, — продолжал Пет. — Мы с Анной при поддержке Лары и Куффы с Назоном составляем непобедимую группу.

Пока Гленда переваривала услышанные сенсации, Пет зондировал ее мысли. В принципе, у Гленды не было никаких возражений против избрания их Наместниками. Кастовая система ограничила даже ее кругозор.

— Свяжись с Лоопом и передай ему информацию об успехе его операции. Вероятно, он прикажет тебе телепортироваться на Землю для отчета. Откажись, ссылаясь на состояние Лары, которую мы погрузили в анабиоз.

— А если я все-таки откажусь? — спросила она и тут же неуверенно добавила. — Откуда вы знаете, что я согласна?

— Даем тебе шанс.

«Феникс» замер в полной боевой готовности недалеко от их базы в Сибири. Пет и Анна приготовили свои копии к отправке их в последнее путешествие. Их план был прост. Гленда передала Лоопу то сообщение, которое потребовал от нее Пет. Потом они заняли места в «Фениксе» и стартовали. Вслед за ними вылетели два корабля, команды которых состояли из людей, захваченных во время атаки. Им была дана команда обнаружить и ликвидировать систему связи Лоопа. За время двенадцатичасового полета были проведены переговоры с колониями на Марсе и Венере. Сер в принципе согласился с концепцией Лары о проведении перевыборов, но сомневался, действительно ли Лооп не имел бы никаких шансов. С ним следовало еще раз поговорить после какого-нибудь эффектного успеха. С другой стороны, Крион заявил, что Венера останется верна Лоопу, пока его не лишат функции Председателя Тайного Совета. Единственный из самых авторитетных фигур, который не выразил своего отношения к событиям, был руководитель базы на Плутоне.

Следовало немедленно осуществить какую-нибудь операцию, иначе временный союз случайных людей грозил распасться в любой момент. Для начала Пет приказал приступить к ликвидации спутниковой системы связи Тайного Совета. Таким образом Лооп потерял возможность непосредственных контактов со своими Башнями. Одновременно был начат монтаж параллельной системы, которая позволяла осуществлять связь и вести передачи под контролем «Феникса». Операция была закончена через час. Первую беседу они провели с Куффой, который находился в Гонконге.

Пет попросил его прибыть на борт «Феникса». О своей базе Пет и Анна пока не хотели никому сообщать. После краткого совещания было решено, что Лара обратится ко всей Земле с приказом выполнять только ее распоряжения. К концу ее выступления прибыл Куффа.

— Первая разумная идея, — заметил он вместо приветствия.

— Ты должен был отозваться, — сердито ответила Лара.

— Уже сделано, еще вчера я опубликовал заявление, что Новые Люди, которых я представляю, требуют немедленных выборов Нового Совета и референдума для оценки поведения Лоопа. Если вы этого не знаете, то совершенно не годитесь в заговорщики.

— Каковы настроения в Башнях? — спросил Пет.

— Людишки немного взволнованы. Не слишком. Значительная часть относится к событиям равнодушно. Другие, напротив, так потрясены, что от них не будет никакой пользы.

— Итак, все должно решиться в борьбе между Лоопом и нами, — заявила Лара.

— Пока мы полностью контролируем связь, — сказала Анна. — Это уже кое-что.

— Лооп быстро восстановит свою систему. Единственным радикальным решением является захват Башни и лишение свободы. Лучше всего было бы его убить.

— Это не увеличит нашей популярности, — заметила Лара. — Кроме того, я не вижу повода для его убийства, когда он будет уже обезврежен.

— У него есть поле, — заметил Пет. — И ты хорошо знаешь, что мы не справимся с его уничтожением.

— Пока можно захватить часть его Башен, — предложила Гленда.

— Она права, — передала Анна. — Надо было овладеть ею, теперь у нас был бы свой человек у Лоопа.

— Я как-то об этом не подумал. Тогда мне казалось, что главное — добраться до копий. Кстати, что мы сделаем с Куффой? Он в любой момент может догадаться, кто правит на самом деле, и тогда нам будет плохо.

— В принципе, он сделал все, что он него требовалось. Поэтому, как мне кажется, безопасней всего овладеть им, причем так, чтобы никто об этом не догадался.

— Он отчасти прав. Мы не годимся в заговорщики. Лооп все еще сохраняет в своих руках инициативу.

— Согласен. Можно ли его еще как-нибудь использовать?

— Пусть призывает к сопротивлению всех, кто его еще слушает. Дикари из последнего Призыва получили приказ быть нам послушными. Пусть скажет дикарям, что мы им обещаем первенство в космических полетах и что мы требуем от них решительных действий на территории Лоопа и Бора.

— Только Лоопа, — прервала его Анна.

— Не возражаю. А что будет с дикарями? Пусть они выключат энергию, где только можно.

Пет занялся Куффой. Анна обратилась к Ларе:

— Гленда права, надо что-то предпринять. Может, что-то сказать по видео?

— Честно говоря, не знаю, с чем выступать. Это все бессмысленно. Я не имею права рисковать кровопролитием даже для низвержения Лоопа.

— Тогда выступи перед своими людьми. Призывай их, чтобы они требовали выборов.

— Но по таким вопросам могут высказываться только Новые Люди.

— Не мы первые нарушаем правила игры. В наше время именно так завоевывали популярность.

— Она права, Лара, — неожиданно вмешался Куффа. Анна вопросительно взглянула на Пета, который ее быстро успокоил. Куффа уже принадлежал им.

— Ты должна не только организовать голосование, но и предложить выборы нового состава Совета.

— Без участия Новых Людей? — вмешалась Гленда.

— Я думаю, что их все-таки надо спросить, — поддержал ее Пет. — Людей надо сначала немного подготовить.

В это время последовало сообщение техника о том, что Лооп вывел на орбиту временные спутники и произнес речь, в которой снял со всех постов Лару и Назона. Куффу, Анну и Пета он приказал арестовать каждому, кто их встретит. Объявил, что Сидней уничтожен коварными происками Пета и Анны, которые вместе с Куффой пытались захватить власть.

Пет приказал уничтожить новые спутники.

— Он передает также и по колонии? — спросила Анна техника связи.

— Только по местной сети, достопочтенная, — услышали они в ответ.

— Надо действовать, Лара, — настойчиво сказал Пет. — Лооп первый использовал этот путь.

Лара была еще не убеждена, когда ее вызвал Назон.

— Слышали? — спросил он кисловато.

— Чего-то в этом роде надо было ожидать, — пожал плечами Куффа. — Лара решила провести в своих Башнях голосование. Они ответят, хотят ли они, чтобы Лара продолжала борьбу с Лоопом.

— Неужели это правда, Лара? — Назон не меньше ее был удивлен этой идеей.

— Ты потребовала референдума, — напомнила ей телепатически Анна. — Сейчас у тебя есть уникальная возможность подготовить людей к такому способу организации власти.

— А если я его проиграю? — ответила Лара также мысленно. — Людишки не привыкли что-либо решать.

— Мы ведь требуем референдума и перемен, — продолжала Анна. — Сейчас есть шанс этого добиться.

— Ты требовала. Я никогда не была особенно увлечена этими идеями.

— Прости, что вмешиваюсь, — сказал Пет. — Насколько я уже знаю ваших современников, у вас больше шансов на успех. Люди ждут эмоций. Голосование — пока слишком новая мера, чтобы все сразу поняли, какую силу она придает выигравшему. В общих чертах это рассуждение справедливо. Если вы победите, Лооп будет практически лишен всяких шансов и станет политическим трупом, как выражались в наше время.

— Тем более, что вы ничем не рискуете, — заметила Анна. — Подсчет ведь будем вести мы.

Только теперь в глазах Назона загорелись искры понимания.

— Это мысль, — согласился он, наконец.

Лара с облегчением вздохнула. Пет прочел в ее мыслях, что она, наконец, выработала план использования голосования против него и Анны. Лара считала, что они не будут манипулировать ею после выборов.

— Ваша популярность очень велика, — сказал Куффа Пету и Анне. — Вы бы могли принять участие в выборах. Люди вами восхищаются. Особенно тем, что вы последними покинули Сидней.

— А ты? — спросила Анна.

— Не жалуюсь, — загадочно улыбнулся он.

Пет прозондировал его мысли. Популярность Куффы росла и он мог рассчитывать стать Наместником.

— Об этом стоит подумать, — подумала Анна, которая прочла его мысли. — После овладения Куффа будет нашим козырем, если мы войдем в Тайный Совет.

— Надо очень спешить, — сказал Пет вслух. — Кризис продолжается уже второй день. До завтра надо найти решение, иначе не выдержим физически. Мы не спали уже тридцать часов. Пока нам не удастся обезвредить Лоопа, мы не сможем заснуть и далее.

— Пет прав, — поддержал его Куффа.

— Это звучит разумно. Надо выяснить, сколько времени мы можем посвятить подготовке выборов, — сказала Лара.

— Еще остается проблема захвата части Башен Лоопа и Бора, — напомнила Анна. Никто не возражал ей, но последующая полемика не приблизила их к реальному решению задачи.

— Это невозможно, — вздохнула Гленда. — Ведь мы располагаем четырьмястами кораблями, пятьюдесятью группами и контролируем орбитальную связь. Какой-то способ должен существовать!

— У меня есть план, — сказала, наконец, Анна. — Число этих кораблей надо поделить на четыре. Тридцать из них охраняют резиденцию Назона, его важнейшие центры, двадцать пять прикрывают территорию Лары, пять — защищают Лунную батарею, четыре — спутники связи. Наконец, «Феникс» — это наш штаб. Значит, в нашем распоряжении тридцать пять кораблей, спецгрупп не больше шести-семи. Наш противник располагает где-то пятьюдесятью кораблями и двадцатью ударными группами. Он контролирует свои Башни. Не забывайте, что он уже год ведет операцию «Вспышка». Мы контролируем только сто девять Башен!

— Это нам известно, — прервала ее Лара. — Что ты предлагаешь?

— Я считаю, что достаточно того, что мы не выпустим Бора из его силового поля, а Лооп потеряет связь со своими экспертами и научными институтами.

— Как вы думаете обезвредить Центры Лоопа?

— По-моему, достаточно над каждым Руководящим Центром держать по три корабля со спецгруппами. Остальные Башни мы обезвредим, используя «Феникс» под прикрытием оставшихся кораблей. Два корабля, прикрывающие базу Гленды, нужно использовать как ориентиры для наводчиков.

— Одной спецгруппы недостаточно для управления кораблем. У Лоопа достаточно зеленых для уничтожения этого «зонтика», — пожала плечами Лара. — Это бессмысленно.

— Да, но мы сведем команды к минимуму, необходимому для обслуживания отсека управления.

— Это хорошая идея, — согласилась Гленда, вопросительно глядя на Лару и Назона. Они тоже не стали возражать.

— В худшем случае, Лооп потеряет большое число зеленых, а это уже успех.

— Лара права, — поддержала ее Гленда.

— Предлагаю держать в готовности небольшие озоновые бомбы, — вмешался Пет, — такие же, как Лооп бросил на Сидней.

— Надо только договориться о распределении обязанностей, — подвел черту Назон. — Я немедленно высылаю три корабля для блокирования Бора в Париже.

— Не нравится мне ваш план, — вмешался Куффа. — Я согласен с космической блокадой, но захват Башен! У нас не хватит людей и кораблей, чтобы доставить их к ним.

— Он прав, — телепатически заметил Пет. — «Феникс» не может находиться везде одновременно.

— Значит, остается физическое уничтожение важнейших Центров.

— Башни, которые важны для нас, имеют автономное питание, — бросила презрительно Лара. — Самое большее, их можно отрезать от заводов. Голод появится не раньше, чем через несколько дней, и я не уверена, стоит ли это делать.

— А воздушные фильтры? — спросила Анна.

— Газы? — Пет посмотрел на нее с удивлением.

— Фильтры защищены от всех ядов, — возразила Лара.

— Это не обязательно должно быть отравляющее вещество, — возразил Пет. — Я бы сказал даже, что это должен быть не яд.

— Соедини меня с Пекином, — приказала Лара технику.

В этот момент вспыхнул экран связи и на нем появилось озабоченное лицо Альфа.

— Шесть операционных групп Бора и Лоопа заняли базу Гленды. Лазерную батарею защищают четыре наши группы, но их гибель — вопрос нескольких минут.

— Взорвать! — крикнул Пет. — Немедленно взорвать орудия или их питание. Любой ценой. Кто сможет — немедленно возвращайтесь на Землю.

Изображение Альфа исчезло. Пет осмотрелся вокруг. Только Анна и Лара сохраняли спокойствие, остальные были напуганы. Снова появилось изображение Альфа.

— Наши группы были уничтожены раньше, чем я успел им передать твой приказ. Согласно приказа, пытаюсь стянуть оставшиеся силы на Землю.

Пет посмотрел на Гленду.

— Как можно вывести из строя твои орудия?

— Только путем уничтожения аккумуляторов. Не знаю, может быть, справились бы одни зеленые, но и это сомнительно.

— Ты мог бы послать две группы уничтожить прицелы? — спросил Пет Назона.

— Конечно, но это означает потерю двенадцати человек.

— Они успеют выполнить задание, прежде чем погибнут?

Назон пожал плечами, а Лара иронически улыбнулась.

— Непогрешимые растерялись?

— Я ее уже контролирую, — телепатически успокоила Пета Анна. — В этом нет ничего серьезного.

— Во всяком случае, сделает на какое-то время невозможным применение орудий. — Пет еще раз соединился с Альфом.

— Свяжись с грузовиками, которые сейчас находятся по ту сторону Луны. Это, — Пет телепатически справился у Анны: — суда — «Марс 5» и «Бурр». Запрограммируйте компьютер на принудительную посадку в центре батарей, питающих орудия Гленды. После этого уничтожить все устройства управления и контроля, особенно в машинном отделении.

— Почему бы туда не послать зеленых, которые находятся у Альфа? — спросил Куффа.

— Неизвестно, чьи это люди, они могут не выполнить приказ. Группы Назона дают гарантию успеха, — ответила ему Лара.

— Выполняй, изображение переключи на «Феникс», — приказал Пет.

— А что все же с фильтрами? — спросил Назон, когда наступило спокойствие.

— Практически никаких шансов нет. Можно использовать газ, но это только усыпит их бдительность на несколько часов. Этим занимается Альдра из Пекина. Я ей приказала приготовить несколько сосудов высокого давления. Первая партия будет готова через час.

— Выступить перед людишками мы решили сегодня, после некоторых операций. Это заставит голосовать за вас нерешительных, пока они расчувствуются по поводу ваших речей. Результаты голосования надо, конечно, передавать по телевидению по мере их поступления. Я к этому приготовился, и тебе советую, — сказал Назон Ларе.

— Словом, мы еще успеем поспать, — с удовольствием закончил Куффа.

— У тебя остается только два часа на подготовку к выступлению. Можешь занять мою каюту, — сказал Пет.

— Как обстоят дела на Луне? — спросила Лара.

Анна кивнула в сторону экрана. Грузовые корабли взяли курс на базу Гленды.

— Еще пятнадцать минут, — оценила она. Пет несколько минут был занят программированием компьютера, который должен был синтезировать уничтоженные вчера внешние конструкции «Феникса».

Через три минуты выяснилось, что грузовики войдут в зону действия лазеров за шесть минут до достижения цели.

— Твои зеленые готовы? — спросил Пет Назона.

— Уже четверть часа, — ответил тот. Наместник считал всю эту акцию самоубийством.

— По-моему, зеленые должны атаковать в момент уничтожения первого корабля, — предложила Лара. Ее лицо оставалось непроницаемым.

— Сколько времени потребуется для поворота таких орудий на 90°? — спросил Пет Гленду.

— До десяти секунд. Несколько секунд на точное прицеливание.

Пет снова связался с Альфом.

— Ровно через три минуты ты свяжешься с Луной на волне, которой обычно пользуются грузовики, и попросишь разрешения на посадку «поврежденных кораблей». Скорее всего, один из кораблей будет уничтожен, тогда разыграй сцену ужаса. Говори им, что это убийство. Говори им, что хочешь, но отвлекай их как можно дольше. — Как только Пет убедился, что Альф понял его намерения, он сразу же отключился. Теперь оставалось только ждать.

— Напомни Назону о зеленых, — передала Анна Ларе. — Пусть не забывает, что им командуешь ты.

— Назон, зеленые! — произнесла Лара, размышляя над тем, не пришел ли момент для ликвидации превосходства Анны и Пета. Однако она решила, что все равно.

Назон молча кивнул, показывая, что он все подготовил.

Связь принесла голос пилота, просящего разрешения на посадку поврежденного грузового корабля.

— Херст побери! — вскричала Лара. — Как он говорит, ему же никто не поверит! Он слишком путается!

— Совсем наоборот, — успокоил ее Куффа. — Это голос человека, который уже видит свое имя в списке мертвых. Не забывай — он обычный пилот.

В это время Анна передала приказ всем кораблям на это время заглушить связь Лоопа и Бора.

— Ну что? — беззвучно спросил Пет.

— Не больше четырех-пяти минут. Они уже образовали антенную сеть.

— Прикажи прислать схему этой сети.

Ситуация на экране локатора была неясной. До цели оставалось около трех минут, а на экране летело два корабля. Альф бормотал, как в бреду, не ожидая ответа. Наконец, какой-то голос приказал ему задержаться до получения распоряжений с Земли.

— Все в порядке, — с облегчением вздохнула Анна, — все удалось. У нас есть несколько минут. Остальное зависит от людей на Луне.

— Эвакуируйтесь, — раздался в громкоговорителе голос с Луны.

Альф чуть не расплакался от ужаса. Он умолял дать хоть минутку на переноску раненых, которые были без скафандров.

— Зеленые, — нервно предложил Назон.

— Еще рано. Только после уничтожения первого корабля.

До цели оставалось две минуты. Луна не выдержала, одна из точек исчезла с экрана.

— Зеленые! — приказал Пет, уже не обращая внимания на субординацию. Тем временем Альф выл от страха, умоляя о секунде пощады, и делал это убедительно: теперь Пет понял, что он в действительности не боится.

На «Фениксе» была тишина. Все всматривались в экран, где одна точка двигалась к цели. Альф замолчал, но никто не пошевелился. Пустой грузовик находился в тридцати секундах от цели. Двадцать, пятнадцать… десять… Назон сообщил, что его люди доложили о выполнении задания.

Только теперь Пет вызвал Альфа, но тот не ответил, хотя «Сокол» был на экране.

— Вернулись четыре человека, — сказал Назон.

— Мне кажется, тебе уже надо начать подготовку, — напомнила Анна Куффе, который кивнул, не сказав ни слова.

Он уже тоже не годился в заговорщики.

— Вернемся к нашим планам. Я пришлю вам свой текст через три часа, — сказал Назон.

Только теперь Пет и Анна получили относительную свободу действий.

— Назона надо вернуть с небес на Землю, — напомнила Анна. — Он уже считает себя председателем Тайного Совета.

— Сейчас он обладает превосходством над вами.

— Вы на самом деле считаете, что можно обезвредить все Башни газом?

— Анна утверждает, что Лооп создал специальную систему связи через другие Башни. Если мы хотим напасть на него во Флориде, то его Башни должны быть лишены контакта. Флориду мы изолируем озоновой бомбой, но другие могут прийти к ней на помощь. Этого следует избежать. Мы справимся с любой Башней в отдельности, но вместе все Башни могут уничтожить вас. Один «Феникс» не совершит чуда.

— Я уже получила план, о котором ты говорил, — напомнила ему Анна, — и передала в память компьютера для оценки надежности связи. Скоро будет результат.

— Как вы собираетесь это сделать? — не уступала Лара. — Газа хватит на обезвреживание только двух Башен. До сих пор его никто не производил в больших количествах.

— Зеленые выпустят газ только на уровнях связи, чтобы на некоторое время прекратить работу центра Лоопа. Во Флориде нам его придется выпустить почти на всех уровнях.

— Пока вы не имеете ни малейшего понятия, как туда можно попасть.

— Об этом подумаем после выборов.

— Нет ли у твоей Альдры, случайно, какого-нибудь подходящего газа? — спросил Пет, — Чего-нибудь, растворяющего скафандр, а также, разъедающего человеческое тело?

— Ты что, думаешь, у нас нет склада боевых газов, и у нас никогда их не применяли?

— Что-то есть, и его надо быстрее найти и доставить на корабли… Через несколько минут Лооп будет атаковать наши корабли.

Лара, не скрывая раздражения, связалась с Пекином и несколько минут расспрашивала о возможных едких газах. Потом она повернулась к Пету.

— Газ для Башен находится в пути на «Феникс». Альдра может найти тысячу литров какого-то вещества, которое тебя должно удовлетворить. Но это жидкость в столитровых сосудах.

— Ты спросила, не растворит ли эта жидкость стены и пол отсека управления?

— Конечно, спросила, — ответила Лара высокомерно.

— Тогда его нужно поделить на шесть частей и немедленно выслать на корабли, блокирующие Флориду и Париж, а команды должны срочно перейти на грузовые корабли, спецгруппы пусть телепортируются к нам. Анна подготовит им базу в джунглях около «Феникса». Все помещения кораблей разгерметизировать и залить этой дрянью. Пусть Лооп немного помучается, захватывая эти корабли.

Лара, не отвечая, отдавала соответствующие приказы. Пет уже не спрашивал ни о чем, просто прислушивался к разговору, который она вела со своими людьми. Вся операция должны была завершиться через два часа.

— Наконец-то мы одни, — с облегчением вздохнула Анна, когда двумя часами позже они оказались в каюте Пета. Лара и Куффа готовили свои выступления. Гленда спала.

Анна лежала, лениво растянувшись на большом ложе, которое Пет велел себе поставить еще на Гилдоре. Рядом, опираясь на ее бедра, лежал Пет. Он ласково гладил ее груди, наблюдая, как упругая кожа поддается его пальцам. Анна заложила руки за шею и поддавалась ласке. Ее груди время от времени напрягались, провоцируя Пета на то, чтобы охватить их ладонями.

— Не надолго, — ответил Пет, нежно целуя ее напряженную грудь. Анна ласково прижала его к себе, взъерошила волосы. Он посмотрел на нее с притворным возмущением и сказал:

— Не начинай.

— Ты выглядишь несолидным. Сейчас никто не одобрит твою кандидатуру на Наместника. Такой растрепанный.

Пет взял ее левую грудь в ладони и долго целовал. Потом посмотрел на нее еще раз и заявил:

— Ты тоже сейчас выглядишь не очень серьезно, Голый Наместник. Это не принято и неприлично.

— Полуголый. Кроме того, Наместнику нечего стыдиться.

— Иногда удивляюсь, зачем мы влезли в эту авантюру.

— От скуки, — сказала Анна, ведя пальцами по его груди, и вдруг добавила: — А ты лысеешь!

Пет посмотрел на ее руку.

— А ты все мечтаешь о волосатом дикаре?

— От скуки.

— Последнее время ты не слишком скучала.

— Зато ты, должно быть, умирал от скуки, — заметила она в ответ на его более смелые ласки.

— Я люблю думать, лаская тебя.

— Я предпочла бы, чтобы ты думал о ласках.

— Разве я не думаю? — Он теперь шевелил губами черный треугольник волос, который вышел среди складок туники. Потом медленно раздвинул складки туники шире и восхищенно впился глазами в ее великолепное тело, покрытое золотым загаром.

— Нас повесят вместе, — ответила она, рывком расстегивая его тунику. Одной рукой Анна еще крепче прижала к себе его голову, другой равномерно почесывала его мускулистый живот.

Пет погрузил губы в ее черный треугольник, прерывая ласку только для того, чтобы целовать ее бедра. Теперь Анна не отвечала на его ласки, а целиком отдалась ему, его ласкам, которые впитывала с тихими стонами. Пет старался превзойти себя в желании удовлетворить ее страсть. Наконец, Анна напряглась в очередном спазме наслаждения, оторвала ладонями его губы от своего тела и передала:

— Хочу тебя.

Через минуту их тела слились в крепком объятии. Пет дышал все тяжелее, а Анна всматривалась в него невидящим взглядом. Когда позже они лежали рядом, глядя друг на друга, Анна совершенно серьезно сказала:

— Если мы выиграем, я бы хотела иметь твоего ребенка.

— Мы хотели бы нашего ребенка, — сказал он, прижав ее к груди.

— Выиграем? — спросила Анна тоном девочки.

— Не знаю. В худшем случае, будем контролировать весь их Совет.

— Как долго?

— Это на крайний случай.

— Нам придется овладеть Глендой. Мы не можем себе позволить рисковать.

— Гленда увязла в этой истории по уши. Она останется с нами, или Лооп ее прикончит. Хуже обстоит дело с Ларой и Назоном. Лару нельзя трогать, а до Назона мы не можем добраться.

— Лара любит Лоопа. Ты об этом забываешь. В борьбе с ним она не пойдет до конца.

— Ты слишком тщеславен. Стремишься к власти. Такие люди нужны. Ведь и я такая.

— Словом, если мы выиграем, то человечеством будет управлять пара разочарованных подонков. Хорошенькая пара!

— Ты никогда не думаешь о том, что чувствует Лара, Лооп и другие?

— Иногда пытаюсь.

— Лара и Назон, наверняка, выиграют эти выборы. Куффа бросит свой призыв. Флориду придется захватить силой. Иначе нам трудно все контролировать. Наша база для этого еще не готова. Наш единственный шанс — это наши копии…

Его прервал вызов из отсека управления. Анна лениво поднялась и включила звук.

— Поступил рапорт с кораблей, патрулирующих Лоопа и Бора. Только что приборы зафиксировали атаку шести спецгрупп. Два корабля уничтожены. Оба над Флоридой.

— Передай одному из кораблей, блокирующих Париж — убрать блокаду Флориды. Узнай, готовы ли озоновые бомбы.

— Есть! Приказ принят к исполнению.

В каюте наступила тишина. Пет медленно встал с ложа.

— От Лоопа мы пока избавились. Время обдумать план действий. Только Куффа и его Террористы действуют согласно плана.

— Не преувеличивай, это слова, на которые сейчас никто не реагирует.

— Зато позже они нам пригодятся. Куффа создал юридическую основу всех наших дальнейших контрмер. Мы требуем провести выборы. За это выступают люди Куффы. Их достаточно много. Поле засеяно и заколосится, каким бы то ни было результатом.

— Необходимо немедленно изменить тему голосования в Азии и Африке. Назон и Лара должны потребовать подтверждения не своего положения, а состава временного Тайного Совета, в который войдем также и мы. Только тогда будет победа.

Пет внимательно, с явным замешательством смотрел на нее.

У него в голове кружились сотни мыслей, которые он даже не пытался скрыть.

— В таком случае, в его составе должен быть Куффа. Люди должны понять, что должны сотрудничать с Террористами.

— В этом прежде всего надо убедить Назона.

— Ты продумал, как это сделать? Будет достаточно сложно убедить Лару без гипноза.

Анна опять замолкла, сидя неподвижно. Она над чем-то рассуждала, но не снимала блокады. Пет внимательно следил за ней и не мог сдержать легкой улыбки. Анна наклонила голову, как маленькая девочка и, упершись ею в колени, бессознательно покусывала губы.

— Ты давно не выглядела так привлекательно, — заметил он. — Такие красивые женщины должны заниматься только любовью.

Анна передала ему:

— Дурак! Не мешай думать!

Пет покачал головой, улыбаясь своим думам.

— Лара до сих пор с нами сотрудничала, — передала, наконец Анна. — Я знаю ее мысли, и я считаю, что мы не должны ей доверять. Поэтому мне кажется, ты должен заставить ее сотрудничать в этом вопросе до конца. Это можно сделать деликатно, чтобы она ни о чем не догадалась. Но я не уверена, что Назон согласится с ее требованиями.

— Я вижу только один выход, — ответил Пет. — Нам надо организовать личную встречу с Назоном. До голосования.

Анна подняла голову и посмотрела на него.

— Назон носа не высунет из своей Башни, — кинула она, слегка пожав плечами.

— Значит, мы должны полететь к нему. Надо только найти убедительный предлог

Опять раздался сигнал из отсека управления.

— К нам приближаются три неизвестных объекта с запада. Подозреваю, что это ракеты-снаряды.

— На каком расстоянии они находятся от нас?

— По расчету, достигнут цели через четыре с половиной минуты, достопочтенный.

Пет вскочил.

— Тревога! Ждать меня! — За ним выбежала Анна. Через минуту пилоты сидели полуголые, но на своих креслах перед пультом.

— К аварийному старту в полном поле! — скомандовал Пет. Остальным занялась Анна.

Пет включил систему внутренней связи и сообщил всем о возникшей ситуации:

— Старт через сорок секунд. Всем оставаться на своих местах!

Затем он молча подал сигнал полной готовности.

— Цель в радиусе действия главного излучателя, — информировал компьютер.

— Перестань, это, видимо, кислородные или озоновые бомбы. С такого расстояния они могут нас повредить, — передала Анна, видя, как Пет регулирует приборы.

Пет нажал стартовый ключ, и «Феникс» рванулся вверх. Вражеские ракеты тоже изменили траектории.

— Больших перегрузок не будет, — передала Анна, — нас атаковали самонаводящиеся ракеты, мы уходим на орбиту, у них кислородные заряды.

Внезапно открылась дверь и на пороге отсека управления появилась раздраженная Лара.

— Что произошло? — спросила она, глядя на экран локаторов.

— Лооп напомнил нам о себе, — ответил Пет, наконец одеваясь до конца.

Лара осмотрела его и Анну, которая искала рукав скомканной туники.

— В самый подходящий момент, как мне кажется, — заметила она с кажущимся равнодушием. — Надеюсь, он не помешал вам до конца?

— Зачем это ехидство? — спросил Пет, отвлекая Лару, а Анна начала проверять ее мысли. Лара не ответила. В отсеке появилась Гленда. Пет с микрофоном в руках успокаивал остальных:

— Атака отбита. Мы не понесли никаких потерь. Всем оставаться на своих местах.

— Ты уже подготовил свое выступление? — спросил он у Куффы.

— Да. Но что, конкретно, произошло?

— На нас напал Лооп. В момент старта нам пришлось ослабить поле, потому что все системы корабля были перегружены. В результате получили повреждение антенны космической связи.

— Но ты сам говорил, что поле непроницаемо, — сказала Лара.

Пет посмотрел на нее, внимательно контролируя телепатическую работу Анны. Она успокоила его. Уже все готово.

— Давно двигатели не работали с такой нагрузкой, — признался Пет неохотно.

Лару это объяснение успокоило, а Куффа и Гленда вообще вели себя нормально.

— Нам все равно надо где-нибудь приземлиться для ремонта, — вмешалась Анна.

— А как будет с моим выступлением? — забеспокоился Куффа.

— Придется придумать что-либо другое.

— Нам остается только Назон, — сказала Анна, отрицательно покачав головой. — Только у него есть поле.

— До передачи шесть часов, — подчеркнула Лара. — Успеем ли мы до этого времени?

Пет обратился к технику:

— Анна просила тебя проверить, готовы ли озоновые бомбы?

— Сейчас их должны вывезти на орбиту, достопочтенный. Я получил рапорт в момент старта.

Пет довольно кивнул и посмотрел на собравшихся, о чем-то размышляя.

— Полагаю, этим может заняться Гленда. Мы сбросим бомбы на Флориду и Париж за минуту до посадки у Назона. В это время Куффа начнет газовую атаку на Башни, входящие в систему связи Лоопа. А как ты считаешь? — спросил он Лару.

— Как я поняла, моя задача убедить Назона?

Пет молча кивнул.

— Я не знаю планов этих Башен, — возразил Куффа.

— Запроси их у компьютера, — сказала Лара.

Никто не смел возразить. Лара молча ждала, пока все выйдут. Она хотела поговорить с Петом и Анной.

Они сидели с Назоном и Ларой в Центре руководства Африкой в Кении, слушая выступления этих Наместников. Назоном Анна занялась сразу после прилета и сделала это, видно, слишком поспешно: Лара, которая было приготовилась к долгим голосованиям, явно была поражена быстрым согласием. Она подозрительно посмотрела на Пета и Анну, догадываясь.

Еще на орбите было решено, что от их имени выступит Анна, а Пет за это время овладеет персоналом Центра Назона. Пет прежде всего занялся техниками, потом зелеными и остальными подчиненными Назона. Вся операция была закончена одновременно с выступлением Лары. Теперь эти люди были им послушны. Особенно полезными могли быть зеленые, которых в Центре оказалось около тридцати.

— Результаты будут у нас через полчаса, — сказал Назон. Все занимались своими делами, только будущие Наместники немного волновались.

— Ты уверен, что мы правильно сделали, оставив Назона? — телепатически спросила Анна.

— Я об этом думал, но надо действовать последовательно. Лара рано или поздно начнет задумываться. Она и сейчас не уверена. Всеми нами не овладеть в любом случае. А ты не думаешь, что наше постоянное присутствие при Ларе и Назоне может вызвать подозрение?

— Что ты предлагаешь?

— Надо взять его под постоянный контроль. Он не столь ценен, как Лара. Это у нее широкая популярность среди людей, а не у него.

— Оставляю это на твое усмотрение.

Анна немедленно взялась за дело. Пет наблюдал за мыслями Лары, которая пыталась угадать, контролируется ли она в данный момент. Ее привлекала возможность убить их с помощью зеленых. Секунду Лара боролась со страхом, а потом телепатически связалась с Назоном.

— Анна, — обеспокоено передал Пет.

— Все в порядке, — принял он спокойный ответ, на котором чувствовалась легкая усмешка.

— Я приказала ему сотрудничать с Ларой. Посмотрим, до чего они договорятся.

Пет вернулся к подслушиванию. Лара передала Назону все события, которые произошли в момент нападения на Сидней. Сознание Назона, несмотря на управление Анна, оказалось на момент охваченным паникой.

— Подтянись, глупец, — передала Лара. — Наш единственный шанс — убрать их немедленно, пока они не контролируют наши мысли.

— Откуда ты знаешь, что не контролируют? — Мысли Назона немного успокоились. Пет был поражен Ларой и ее решимостью. Она ему импонировала. Очевидно, она считала, что они с Анной обдумывают дальнейшие шаги. Лара использовала единственную возможность с момента нападения на Сидней. Ею нельзя было не восхититься.

— Если бы они нас контролировали, то уже прервали бы нас. Они самоуверенны и высокомерны. Сейчас мы получаем единственный шанс. Они так уверены в своей мощи, что иногда забывают о нас.

— Я могу приказать немедленно убить их. В этом зале находится тридцать зеленых. Даже они не в силах погубить их всех.

— Даже не пробуй, — немедленно передала Лара. — Вероятно, они уже всех контролируют. Только бесполезно выдадим себя.

— Ты что, шутишь? — возразил Назон. — Как можно одновременно контролировать 93 человека? Боюсь, что ты преувеличиваешь их силы!

— Я ведь тебе объяснила, как это было со мной. Я даже не заметила, когда они овладели двадцатью зелеными из резерва, которых я вызвала по тревоге. Ты знаешь, как они должны действовать по такому сигналу. Аналогичная ситуация сложилась и на Луне. Они даже не соизволили встать с кресел. Силой у них не выиграть.

— Что же нам делать? Они могут нас в любой момент разоблачить.

— Позови кого-нибудь и передай ему все, что мы знаем для передачи Лоопу. Пусть тот назовет Башню, где мы с ним можем контактировать. Или нет, пусть Лооп разработает план действий и свяжется с нами через этого же человека. Прикажи ему немедленно бежать отсюда.

Лара смотрела на Пета и притворно спросила:

— Голосование пройдет успешно, что будет потом?

— Надо добраться до Лоопа, — ответил Пет, делая вид, что она прервала его размышления.

— На его месте, я ни для кого не открывала бы поля, — заметила Лара.

В это время Назон телепатически передавал информацию зеленому, которого вызвал, пока Лара отвлекала Пета разговором. Анна, которая все время за ними наблюдала, связалась с Петом и попросила заняться новым объектом.

— И что бы ты тогда сделала? — спросил Пет, и в ожидании ее ответа овладел связным Назона. Он приказал зеленому точно выполнить все распоряжения, но немедленно после встречи с Лоопом сообщить о разговоре Центру связи «Феникса» на указанной ему частоте.

Лара все продолжала говорить, чтобы выиграть время.

В это время закончился подсчет голосов. Пет и Анна получили по 40 % голосов. За Лару голосовали 90 %, за Назона — 82 %. Пет приказал немного завысить эти результаты, но не для Наместников.

— Итак, приветствую членов Временного Совета, — объявил он вслух.

— Пока мы стали Наместниками без подчиненных — Америка и Европа остаются в руках Лоопа и Бора.

— Может быть, уже пора открыть карты? — телепатически спросила Анна.

Однако, Назон связался с Ларой, и они решили напасть на космитов. Назон отдал зеленым приказ уничтожить Пета и Анну. Конечно, зеленые сообщили об этом своим властелинам.

— Не могли удержаться от искушения? — с ироничной усмешкой спросила Анна.

— Это ничего не стоит, — спокойно ответила Лара. — Я проверила одну из своих гипотез.

— Объявите запрещение покидать Башню, — обратился Петр к технику.

— Поздно, — ответил Назон. — Он уже улетел.

Пет на минуту задумался, обдумывая следующий шаг.

— Всем немедленно эвакуироваться. Лооп может напасть на нас в любой момент. Пойдете сами? — спросил он, глядя на Лару и Назона.

— Я бы не простила себе, если бы не присутствовала на продолжении этой истории, — ответила Лара. — Чего ждешь? — спросила она Назона. — Они нас могут принудить к чему угодно.

— Она права, — согласился Пет, иронически глядя на Наместника. — Ты идешь?

Назон медленно встал и пошел вслед за Ларой прямо к «Фениксу». Зеленые ушли за Петом и Анной.

— Будет тесно, — заметила Анна.

— Мы пошлем их на нашу базу в Сибири.

— Не нравится мне этот побег зеленых, — и Анна передала ему свои сомнения.

— Пока что надо вырваться отсюда, прежде чем он нанесет удар. На его месте я отнесся бы к Ларе и Назону как к трупам.

— Именно так он к ним и относится, — закончил Пет и включился в беседу Лары и Назона.

— Почему они не тронули нас? — спросил Назон.

— Чепуха. Если бы они что-то с тобой делали, ты бы не задавал таких вопросов. Они не тронули никого из тайного Совета. А с нами, после того, что мы сделали? Не будь ребенком, Назон. Они знают, что нам доверять нельзя. Совершили ошибку. Если бы хотели, они могли бы нас обезвредить. Я права, Пет? — закончила она с искусственной улыбкой.

— Я все больше восхищаюсь тобой. Ты — замечательный лидер. Еще раз предлагаю тебе сотрудничество. Подумай над этим. Ведь у Лоопа нет шансов.

— Ведь мы и так сотрудничаем, — ответила вслух Лара. — Спроси Анну.

Сразу по прибытию на борт Анна приказала стартовать. После выхода на орбиту она обратилась к Лоопу и Бору. Ответа не было.

— Неужели вы думаете, что они примут вас всерьез? — спросила Лара.

— Нет, — ответила Анна. — Только нам жаль ваших людишек, пусть знают, что мы в космосе, и не бомбят Башни Назона.

Следующий час они молча вращались на орбите, ожидая ответа Лоопа. Но дождались сообщения об уничтожении кораблей над Флоридой и Парижем. Все молчали. Назон выглядел так, как будто ему надели петлю на шею. Пет обратил на это внимание Анны, но она успокоила его — это нормальное поведение.

— Мы знакомы с вами близко уже три дня, но вы не сказали, кто вы такие, — сказала Лара.

— По-моему, теперь мы можем им сказать, — передала Анна. — Все равно это ничего не изменит.

— Я же тебе говорила, что мы такие же люди, как и вы. Что ты хотела бы знать еще?

— Все. Лооп убьет вас. Вероятно, ему придется убить и нас, поэтому я хочу знать все.

Гленда изо всех сил стиснула кулаки.

— Лара, — ответила Анна, на это раз без тени высокомерия — иногда мне даже хотелось бы, чтобы ему это удалось. Мы с Петом уже потрясены тем, что происходит. К сожалению, Лооп проиграет, не поможет ему ни твой героизм, ни твоя любовь. — В этот момент Лара посмотрела на нее с такой чудовищной ненавистью и враждой, что Пет инстинктивно приготовился к отражению атаки, но сразу опомнился. Лара вздрогнула, словно собираясь вскочить и прыгнуть на Анну, но снова упала на кресло с видом полного поражения. Только теперь она по-настоящему поняла истинную мощь пришельцев. Ее любовь к Лоопу была так глубоко скрыта в подсознании, что даже теперь не могла пробиться. Слова Анна показали ей, в какой степени космиты контролируют людей. Но она еще не сдалась, хотя теперь боролась без веры в победу.

— Мы стартовали с Земли, как и рассказали по телевизору. Однако, мы не сообщили вам, что «Феникс», в действительности, должен был основать колонию, и был для этого приспособлен. У нас на борту находилась тысяча человеческих зародышей, которые после посадки были возвращены к жизни. Впрочем, мы вообще живем дольше вас. Нам с Петом, приблизительно, по 800 лет биологического существования.

— Вы мутанты, — с ужасом произнесла Гленда.

— В некотором смысле, да. Но не в таком, как ты себе это представляешь. Гилдор, которым ты так интересовалась, был гениальным генетиком. Он создал теорию, которая провидела дальнейшее развитие человеческого рода. Позже Гилдор решил провести экспериментальное исследование. После многих опытов ему удалось выделить тридцать лиц, обладающих всеми требуемыми параметрами. Это и была команда «Феникса». По указанию правительства дальнейшие исследования были приостановлены. Гилдора сочли безумцем, хотя никто не осмеливался усомниться в его гениальности. Только безумец мог решиться на игру с плодами природы, которые самопроизвольно могли появиться на свет через сорок тысяч лет. Открыто никто не выступал против идей Гилдора, поскольку мы уже были во многих ключевых пунктах существовавшей тогда структуры власти. Гилдор не был настолько сумасшедшим, чтобы опубликовать результаты своих работ до того, как он застраховался от любых возможных реакций противников. Для них мы были мутантами с чудовищной силой и способностями, хотя никто ваших способностей не знал. Потом решили отправить нас в далекую экспедицию, и таким образом передать проблему будущим поколениям. Гилдор тайно готовил нас к образованию колонии Земли в другой звездной системе. Отсюда у нас появились зародыши, которые Гилдор в свое время подготовил для отправки с нами.

— Неужели вам удалось осуществить подготовку в тайне? — спросил Куффа.

— Нас это тоже беспокоило, однако, нам никто не делал никаких замечаний. Оказывается, вместе с нашим был разработан другой план.

— Однако, вам удалось устранить аварию. Что было дальше? — перебила Лара.

— Не совсем так. В действительности, план предусматривал полное уничтожение «Феникса». И это им почти удалось. Мы совершили несколько ошибок: недооценили противника, позволили ему захватить инициативу. Но мы очень быстро обнаружили саботаж. А перед стартом просто заменили неисправный автомат. Только Гилдор через месяц после старта догадался, что замененная деталь была просто приманкой, а настоящая авария произойдет позже. Она произошла во время ремонта главного двигателя.

— А ваш рассказ о колонии? — спросила Лара.

— Полная правда. Ну, скажем, почти полная. Мы там находились триста лет. Были трудности, позже, когда население Гилдора, так мы назвали нашу планету, насчитывало уже восемь миллионов человек. Возникли настоящие проблемы. Возникли мутации. Часть новорожденных не обладала нашими способностями и жизнь их составляла сто тридцать лет. Еще позже началась война. Совет планеты, членами которого мы являемся…

— Являлись, — поправила Лара.

— Нет, являемся, — уточнила Анна, — это пожизненное звание.

— И все же вы вернулись? — вставил Куффа. — Почему?

— По нашим подсчетам, сейчас население на Гилдоре должно составлять от трех до трех с половиной миллиардов человек. Нас больше, чем вас. Наш полет имел две задачи: положение на Гилдоре было напряженным и в политическом аспекте и в человеческом. Мы создали базу для человечества для полетов в космосе. И должны были связаться с Землей и получить от нее технологическую помощь. Поэтому «Феникс» отправили с минимальной командой и поручением разобраться в ситуации.

— Очередная полуправда, — подвела итог Лара, видя, что Анна закончила. — Не понимаю, почему вы боитесь высказать ее до конца.

— Неужели вы ничего не поняли?

Лара внимательно посмотрела на Пета. На ее лице отразилось понимание.

— Или вы являетесь патологическим примером мании величия, или надеетесь на помощь извне.

— До сих пор помощь нам была не нужна. И не думаю, чтобы она потребовалась. Совет Гилдора решил, что для руководства программой заселения космоса наша планета подходит больше, чем Земля. То, что мы здесь увидели, полностью подтверждает этот вывод. Земля слаба и идет к краху. Вы создали общество избранных. Огромный потенциал дикарей расточается. Гилдор — молодое и динамичное общество. Ваш Херст пытался сделать то же, что и Гилдор, но ошибся в расчетах. Он не учел человеческой жажды власти. Ярким примером этому является Лооп. Ваши потенциальные возможности ниже наших, хотя мы пока не можем телепортироваться. Наше общество более однородно. По вашим понятиям наша миссия — самоубийство. Мы прибыли сюда, чтобы получить помощь для колонистов. Только не сейчас. Нам нужен новый способ путешествия по космосу. Теперь эти мысли не имеют смысла.

— Телепортация возможна только для людей и небольших грузов, — сказал Куффа.

— До сих пор этой проблемой серьезно не занимались. Кроме того, у нас с Петом впереди еще не меньше восьмисот лет жизни. В течение этого времени мы сделаем все, чтобы исследование методов телепортации получило высший приоритет. И, думаю, результаты будут.

— Вы уже считаете себя владыками Земли, но людишки с вами не примирятся. Загипнотизировать всех не удастся.

— Больше никто не узнает о том, что было сейчас рассказано Анной, — ответил Пет. — Кроме того, вам трудно будет убедить людей, что мы чудовища, как ты утверждаешь. Если бы мы пользовались такими методами, как Лооп, от Парижа и Флориды сейчас остались бы обломки.

— Оставь демагогию на потом. — Лара пожала плечами.

Тишину нарушил компьютер. Пришел сигнал о приходе приоритетного вызова.

— Председатель Тайного Совета Лооп желает говорить с командой, — сообщил компьютер.

Лара посмотрела на Пета и Анну с оттенком триумфа.

— Соедини! — приказала Анна.

— Это, кажется, первый результат гениальной деятельности, — передала она Пету. — Ты видел их реакцию на наш рассказ? Лооп прореагирует аналогично.

— Может, самое большое, догадываться.

— Ему этого вполне хватит.

— Послушаем, что ему надо.

Несколько секунд компьютер регулировал качество приема.

— Кажется, мы все зашли в тупик, — сказал Лооп.

— Ты хочешь сдаться? — спросил Пет.

— Вижу, что у вас все общество в сборе, — заметил Лооп, улыбаясь Ларе. — Прости меня за операцию в Сиднее. Ведь это уже история. Хочу предложить вам сотрудничество.

— Как ты его себе представляешь? — спросила Анна. — Мне кажется, что ты относишься к людям, которые любят, когда история повторяется.

— Шутка, — констатировал Лооп. — Значит, у вас хорошее настроение. Положение таково: Марс вас поддерживает, Венера — нет, а там находятся важные объекты. Марс — лишь лаборатория. Луна остается моей. Вы нанесли мне некоторые потери в зеленых, но у меня больше кораблей, которые готовятся для налета на Азию и Африку. Они вооружены кислородными бомбами.

— Подвожу итог: я намерен сохранить свое положение даже ценой крупных жертв, а вы не состоянии меня уничтожить.

Лооп замолчал, ожидая от них ответного шага. Его сделала Анна, ответив:

— Твой анализ более или менее правильный, хотя, конечно, рассчитывать на какую-либо реальную помощь с Венеры в короткий срок нельзя. В лучшем случае, они тебе пришлют подкрепление зеленых, но против них и мы обладаем полем. Что касается карательных действий против Азии и Африки — то предупреждаем, что в ответ будем уничтожать твои заводы и центры снабжения. И обещаем полную блокаду Парижа и Флориды. Регулярные атаки кислородными бомбами быстро лишат тебя всякого влияния. А пока, ты заметил правильно, мы не хотели бы без нужды терять людей. Итак, как ты представляешь себе сотрудничество?

— На основе взаимного доверия. Для начала, сохранение «статуса кво». Вы управляете Азией и Африкой, мы с Бором Америкой и Европой. Вы откажетесь от всех обвинений против моей личности, а я прекращу нападки на вас. Объявим, что Сидней пострадал случайно, при испытании гравитационной бомбы.

— Людям надо сказать правду, — заметил Пет. — Дело зашло слишком далеко.

— Я об этом тоже подумал. У вас есть Террористы и Назон с Ларой. Вот и надо возложить всю вину на Куффу. Для начала хватит. Потом обнаружится предательство этой пары Наместников. — Он показал на Лару и Назона. — Как видите, я готов на крупные уступки.

— Лооп, мы знаем об информации, которую тебе передала Лара, — включилась Анна. — Думаю, ты должен ее учитывать.

На лице Лоопа мелькнуло искреннее удивление, он и ответил удивленно:

— Мне казалось, что это вам ясно. Иначе переговоры и предлагаемое соглашение не имеет смысла. А если же это правда, а в свете последних событий я вынужден в это верить, то с Ларой и Назоном покончено. Их надо сбросить со счета, как и Гленду. В данный момент, мои люди подвергаются действию некоторых процедур, которые исключают послушание вам. С того момента, как вы потеряете возможность овладеть мной и моими людьми, не вижу причин, по которым мы не могли бы сотрудничать.

Лара выслушала его слова с каменным лицом. Пет прочел в ее мыслях презрение к Лоопу, и надежду на то, что это может быть ловушкой, предназначенной для уничтожения космитов. Назон начал нервничать. Куффа, послушный Анне, спокойно ждал дальнейших событий. Спокойной оставалась и Гленда.

— Это мне не нравится, — передала Анна. — Лоопа не из тех, кто быстро сдается, а мы не сделали еще ничего, что могло бы его убедить, что он действительно имеет дело с нечеловеками, вернее, со сверхчеловеками.

— Примем его предложение, чтобы выиграть время. Он что-то замышляет, и это позволит быстрей догадаться, что будет дальше. Я даже готов отдать ему Гленду, чтобы усыпить его подозрения.

— Мы не должны изменять свои взгляды. До сих пор мы ее защищали. Это не пойдет. У вас нет подходящих людей, которые бы выполнили наши приказы.

— Поэтому я и выбрал Гленду. Ее база в его руках, а ее влияние незначительно. Мы должны подумать, как вытащить его из Башни во Флориде.

Анна, недолго подумав, согласилась. Они, действительно, попали в тупик, другого выхода не было.

— Когда ты закончишь защитные работы? — спросила она у Лоопа.

— Через два-три дня.

— Я опасаюсь, что он действительно нашел способ экранировать телепатические волны, — передала Анна Пету. — Как ты думаешь, это возможно? Если он будет под защитой поля, мы ничего ему не сможем сделать. Это опасно.

— Как ты думаешь нас убедить, что собираешься с нами сотрудничать? — спросил Пет.

— Я дам объявление об измене Куффы и откажусь от других высказываний.

— Это никого не убедит. Новые Люди не должны знать о нашем соглашении. Нам надо выступить вместе. Мы объявим, что Временный Совет раскрыл заговор и полностью реабилитируем тебя.

— Ценю вашу искренность, — рассмеялся Лооп. — Как вы предлагаете организовать нашу встречу?

— Об этом надо подумать. Сейчас в нашем распоряжении находится Башня Назона, он сам у нас. Поэтому для тебя нет риска попасть в ловушку. Ты восстановил связь и прослушиваешь наши разговоры. Легко сможешь это проверить.

— Неужели вы считаете, что я соглашусь на это предложение?

— Тогда Луна, — предложила Анна.

— Слишком далеко. Мой вариант таков: после завершения работы над генератором, я готов выключить основное силовое поле, защищающее Башню. Вы на «Фениксе» могли бы сесть и для гарантии занять мои административные уровни, где будут находиться люди, которые подвергнутся защитным процедурам. Встреча могла бы произойти в Центре в присутствии, скажем, двух спецгрупп. Мне нужны гарантии.

— Это выглядит разумно, — передал Пет. — А ты как думаешь?

— Что бы он ни сказал, к этому надо отнестись, как к ловушке. Я не верю в такую внезапную смену фронта. Войди в его положение. На его месте я сделала бы все, что возможно, для нашего уничтожения, включая гибель любого числа людей.

— Но он даст возможность попасть в его Башню!

— Вероятно, он включит поле после нашей посадки и захлопнет западню.

— Ты права, об этом нельзя забывать. Что же будем делать?

— Согласимся, но с предварительной проверкой всего на месте зелеными.

Анна кивнула в знак согласия и передала:

— Это, действительно, дает нам шансы на успех.

— Мы согласны, Лооп, — заявил Пет, — но при условии, что наши спецгруппы получат доступ к генератору поля и возможность демонтажа его к тому времени. В твоем распоряжении будет другое поле. Кроме того, наши зеленые проверят, какие ловушки ты установишь в Башне. Только тогда мы посадим «Феникс».

Лооп о чем-то недолго подумал, а потом согласился.

— Я догадываюсь, что пользуясь случаем, вы хотите испытать мою систему защиты. Я, со своей стороны, хотел бы проверить ваши возможности. Не исключено, что я совершенно не нуждаюсь в вашем сотрудничестве.

— Через три дня убедимся, кто кому нужен, — ответила Анна.

Изображение Лоопа исчезло с экрана. Все присутствующие молча обдумывали возможные последствия.

— У нас есть три дня на разработку плана, который обеспечит нам полноту власти. До этого времени нам надо куда-то девать эту четверку, — передал Пет.

— Всего три дня, — повторила Анна, и Пет уловил в ее мыслях беспокойство. — Это мне напоминает второй бунт смертных — помнишь? На этот раз мы, действительно, имеем дело с опасным противником. Это еще осложняет положение, он предупрежден о наших возможностях. Мне страшно!

В этот день было особенно влажно и душно. Солнце стояло почти в зените. На небе не было ни одной точки. Пет и Анна стояли среди этой гнетущей обстановки, ожидая выполнения своих приказов. Озоновая бомба должны была упасть на Башню Лоопа, возвышающуюся в пятидесяти километрах от них, как памятник человеческой бездушности. Эта бомба была рассчитана на уничтожение сторонников Лоопа, которые скрывали в этом мире смерти. Сейчас они поняли, что приказ не имел смысла, но было поздно.

Уже несколько минут они стояли рядом с разведывательной капсулой «Феникса». Оставшееся время они проводили, вслушиваясь в окружающий их мир звуков, впитывая запахи джунглей. Пет и Анна были одеты в облегающие костюмы, созданные три тысячи лет назад в качестве костюмов для разведчиков и десантников Звездного Флота. Они не только выдерживали облучение, но и могли противостоять ручным бластерам и лазерам. Не могли ничего им сделать два пистолета. Слева — продолговатый плоский парализатор. В сумке гранаты с возбуждающим газом. На спинах находились гравитационные рюкзаки, которые должны были доставить их к подножию Башни.

Так выглядела их подготовка к встрече с Лоопом.

До сих пор Лооп играл честно. Он отказался публично от всех высказываний в адрес Пета и Анна, так как его люди напали на след заговора, результатом которого было нападение на Сидней. Анна, с другой стороны, объявила, что данные Лоопа изучаются, но уже сейчас доказано, что Гленда действовала вопреки приказаниям Лоопа и самостоятельно напала на Сидней. Временный Совет за это лишил ее звания Наместника Луны и задерживает в своем распоряжении на «Фениксе». По данным информации, людишки приняли это известие с облегчением. Однако Пет и Анна были вынуждены подвергнуть Гленду специальной обработке, чтобы застраховать себя против возможности ее неожиданных реакций.

Лооп в это время предпринимал различные шаги, о которых сообщали Куффе его люди. Пет и Анна считали, что это была просто завеса, чтобы заманить их в ловушку. Однако Пет предупредил Лоопа, что за два часа до встречи на Флориду и Париж будут сброшены озоновые бомбы для уничтожения связи, с целью сделать невозможным руководство любыми боевыми действиями.

Всю прошлую ночь Пет и Анна занимались работой со своими копиями и компьютером. Пет ввел дополнительные команды, позволяющие автоматически командовать кораблем как во время посадки, так и при аварийном взлете. Куффу, Гленду и остальных они оставили в своей сибирской Башне. Сейчас у них был отряд из 36 зеленых, тысячи триста других людей и двадцати кораблей. На орбите было сорок кораблей, сконцентрированных для контроля над Парижем. Заводы Африки и Азии работали на полную мощь, производя новые корабли и оборудование, необходимое для возвращения и работы Лунной базы.

За эту ночь были радикально обновлены копии, был увеличен их уровень умений и знаний. Благодаря этому можно было надеяться, что двойники выдержат более близкий контакт с Ларой и Назоном, а, прежде всего, с камерами Лоопа, которые будут за ними наблюдать. «Феникс» был приведен в режим угрожаемого положения. В первый раз за тысячу лет боевые автоматы-роботы были извлечены из ячеек, где они хранились. Бортовой компьютер был переключен на управление голосами только Пета и Анна. Все системы корабля они поставили под контроль своих биотоков. С этого момента на борту никто не мог даже пошевелиться без их согласия. Коридоры контролировали боевые роботы, вооруженные парализирующим газом. Анна и Пет имели против него прививки. Газ, поэтому, не действовал и на их копии.

Ларе и Назону было приказано находиться в их каютах до возвращения команды. Они были подробно информированы о том, что им грозит в случае невыполнения приказа.

С утра зеленые заняли места в гравилетах, которые должны были вылететь сразу после взрыва бомбы. Две другие группы, прошедшие подготовку под контролем Анна, должны были после выключения Лоопом защитного поля телепортироваться в зал, где находится его генератор, и уничтожить его. Две другие получили приказ занять взлетное поле, остальные — непрерывно перемещаться по различным уровням Башни и проверять все помещения на административных этажах. Пет подозревал, что Лооп атакует их сразу же после выхода из «Феникса». Эти же группы должны были нейтрализовать административный персонал газом.

Все эти действия носили отвлекающий характер и имели целью убедить Лоопа, что основная атака направлена сверху. Ни Пет, ни Анна не верили, что Лооп решится разрушить собственную Башню.

Настоящую атаку на Лоопа они решили провести только вдвоем. Одна из задач их зеленых состояла в разгерметизации всего здания. Успех дела зависел от того, как быстро Лооп уничтожит их копии. Полную внезапность гарантировала их смерть.

В радиопередатчиках комбинезонов прозвучал тихий, прерывистый сигнал. Это означало, что через тридцать секунд начнется удар бомбы. Пет и Анна вернулись в машину, тщательно заперев люк.

Пет вопросительно посмотрел на Анну.

— У нас есть еще время… Мне не хочется стоять без дела на границе поля, — передала она, но мысли ее были совершенно другими. Анна больше не могла смотреть на море смерти, тем более, что остатки джунглей, которые до сих пор защищало поле Лоопа, так же были обречены на гибель под действием космических лучей. Зато в момент посадки «Феникса» Лооп не сможет ни с кем связаться.

— Не будем стоять без дела, — заверил ее Пет, улыбаясь, чтобы приободрить ее.

— Меня угнетает, что Лара и Назон остались на «Фениксе».

— Они нам понадобятся.

— Если мы потеряем корабль, они погибнут. Риск слишком велик.

— Что ты предлагаешь?

— Не знаю, — тихо сказала Анна. — Наши дела уже давно переросли меня. Может, послать их в гравилете на Землю?

Пет задумался. Она, конечно, была права. События давно вели их за собой, им с трудом удавалось контролировать только текущее развитие.

— Надо их сначала обезвредить.

— Пошлем с ними одного робота. Хватит.

Пет отдал распоряжение. Предупредил Лару и Назона о том, что сейчас произойдет. Затем они телепатически связались с копиями и на несколько минут опять перенеслись на борт «Феникса».

Все шло своим чередом. На экране локатора мелькали точки кораблей, которым было приказано уничтожить Флориду в случае, если ни Пет, ни Анна не соединятся с ними в течение десяти часов после посадки. Они были вооружены не только кислородными и озоновыми бомбами, но и сейсмическими снарядами. После этой операции Флорида должна будет исчезнуть с лица Земли. Лооп, конечно, знал об этих мерах, именно поэтому можно было надеяться, что он не посмеет уничтожить «Феникс».

Внезапно прозвучал сигнал тревоги, и компьютер сообщил, что пересекающимся курсом к ним приближаются три корабля. На запросы не отвечают. «Приступаю к контрудару. Необходимо согласие команды».

— Команда согласна! — повторила копия мысль Анны.

— Всем кораблям эскорта, — скомандовала копия, подчиняясь беззвучным приказам Пета, — увеличить высоту до тысячи километров. После выполнения действий по обороне, вернуться на прежнюю орбиту.

Передовой корабль Лоопа превратился в солнечный шар из плазмы, посылая смертоносное излучение на сотни километров.

— У тебя неплохая интуиция! — похвалила Пета Анна, имея в виду приказ кораблям.

— Я вспоминаю его предыдущую атаку — в своем роде и эта неплохо задумана.

Через несколько секунд эта атака была полностью отбита, и корабли вернулись на свои места. Всем пришлось надеть космические скафандры.

— Действовать дальше по намеченному плану. Крейсерам два и три после посадки «Феникса» перейти к патрулированию. Уничтожать все цели немедленно после обнаружения любой ценой, не допускать приближения на расстояние менее тысячи километров, — приказал Пет и прервал передачу.

Прибыл гравилет с Ларой и Назоном. Анна на расстоянии проконтролировала состояние пассажиров: робот получил от главного компьютера правильные инструкции. На приборе их машины вспыхнул индикатор, и звонок напомнил, что пора стартовать. До посадки «Феникса» осталось всего десять минут. Они вышли наружу и тщательно надели гравитационные рюкзаки. Через четыре минуты рюкзаки уже несли их по воздуху. Пет и Анна всматривались в указатели интенсивности силового поля, надетые на запястья. Эти приборы были доставлены с Гилдора. Через пятнадцать минут приборы показали приближение в его границе, которую можно было заметить и простым глазом по кругу нетронутых джунглей. Последние две минуты они молчали, и только лавины мыслей, которыми они обменивались, свидетельствовали о напряженной работе. Лооп выполнил свое обещание с трехминутным опозданием.

— Он хороший психолог, — отдала ему должное Анна. — Нормальных людей эти мелочи могли бы вывести из себя.

Пет не ответил на ее замечание.

Через пять минут они достигли подножья внешней стены. Анна немедленно связалась со своей копией. Все шло по плану. Зеленые благополучно прибыли в Башню. «Феникс», по-прежнему защищенный полем, медленно опускался. Его датчики не обнаружили никаких отклонений. Пока Лооп вел себя безупречно. Зеленые доложили об обнаружении и уничтожении генератора силового поля. Первая часть плана удалась. Группы, предназначенные для оккупации административных уровней, уже захватили зал связи и завершили газовую атаку. «Феникс» находился в трехстах метрах над Башней, когда из летного центра, расположенного на крыше, вырвались лазерные лучи, сконцентрировавшись на его силовом поле. Пет временно прервал наблюдение за окрестностями и соединился со своей копией. Анна управляла своими двойниками, отбивая нападение, с которым компьютер справился бы, вероятно, вполне успешно, уничтожив всю Башню. Она приказала управляемым с «Феникса», но теперь пустым гравилетам, на которых прилетели зеленые, атаковать крышу в самостоятельном варианте. Гравилеты просто врезались в огневые точки. Анна подняла «Феникс» на высоту тысячи метров и одним залпом дезинтеграторов смела два верхних этажа Башни. Дорога была свободна, хотя «Феникс» получил повреждения. Анна направила для ремонта автоматы и продолжила посадку.

— Операция идет нормально. Кораблям эскорта действовать согласно плана, — передал Пет.

В это время Анна ударами дезинтеграторов очистила место для посадки. Она уничтожила помещения Центра воздушной связи и верхние апартаменты Лоопа.

Пет отключился от своей копии и осмотрелся вокруг. Наконец, в стенах появились первые пробоины, которые пока никто не защищал. Было сомнительно, чтобы кто-то на это решился. «Феникс» садился без осложнений, и Анна могла присоединиться к Пету. Они выбрали большое отверстие на уровне энергетических устройств и осторожно проскользнули в Башню. Внутри им представилось зрелище полного разгрома. Зал, где они оказались, раньше был заполнен контрольным оборудованием. Теперь вокруг валялись обломки. Вероятно, так же выглядели верхние этажи. Указатели интенсивности поля оставались на нуле.

— Интересно, почему он не попробовал раздавить нас полем во время посадки? — удивился Пет.

— Слишком рискованно и маловероятно. Лооп не сумасшедший.

— Он едва ли предполагал всерьез, что мы воспользуемся лифтом, — пробормотал Пет.

— Тебя подводят нервы, — передала Анна. — Давай немного отдохнем тут.

— Нет, — ответил Пет телепатически, — только после того, как найдем его поле. Ты ведь знаешь, что у нас будет только секунда, чтобы проникнуть к человеку, управляющему питанием, и приказать выключить генератор.

На борту «Феникса» шли лихорадочные приготовления. Боевые роботы выстроились перед главным люком. Четыре окружили копии. Пет и Анна приказали отложить открытие люка, пока они не найдут границ поля, защищающего Руководящий Центр. Они оказались на минус десятом уровне. Там они нашли полностью разрушенную комнату.

Анна приказала роботам выйти и построиться в оборонительном порядке. Только после этого она выключила поле и отдала приказ копиям направляться к выходу. Роботы окружили их со всех сторон. Когда они приблизились к люку, стали слышны залпы дезинтеграторов роботов, находящихся снаружи. Видимо, их «органы чувств» обнаружили действующие источники энергии, которые могли питать оружие. Копии вышли из корабля и направились внутрь Башни. Вдруг Пет и Анна приняли сообщение компьютера, что «Феникс» и Башня оказались внутри силового поля. Лооп решил перейти к решительным действиям. Копии шли дальше в окружении роботов. Метод передвижения с этажа на этаж был таким же, как у Пета с Анной. Их спас робот, руководивший проходом, который, видимо, решил, что в лифтах могут быть ловушки; и уничтожил их.

Копии немедленно надели на комбинезоны-скафандры свои шлемы. Их одежда была такой же, как у Пета с Анной. Ниже всюду царил покой. Только встречающиеся время от времени люди служили доказательством, что опергруппы точно выполнили свой приказ о газовой атаке.

В коридорах встречались группы людей, охваченные безумным возбуждением. Иногда это были пары или отдельные люди. Глазами копий они видели все, что происходило в коридорах, когда слепая похоть толкала мужчин в объятия мужчин, а иногда даже к ближайшим предметами. Женщины и мужчины были одинаково покрыты потом, одежды они срывали нервными движениями. Безумные взгляды даже при посредничестве копий производили отталкивающее впечатление.

Строй спускался все ниже. На 308 уровне роботы внезапно остановились. Они нервно шевелили манипуляторами, обнаружив что-то особенно опасное.

— Четырьмя этажами ниже — склад ядерного оружия. Дальнейшая дорога невозможна. Требуется разрешение воспользоваться дезинтеграторами.

Анна с ужасом передала Пет:

— Насколько я понимаю, там находится школа.

Вместо ответа Пет выразил согласие. Робот, руководящий походом, приказал большинству подчиненных отступить наверх, и только потом ударил дезинтегратором, сметая три этажа. Через передатчики «Феникса» Пет приказал зеленым снова проверить соседние этажи. Только получив информацию, что ниже царит покой, они позволили копиям идти дальше. Теперь было ясно: Лооп подготовил смертельную ловушку, и если бы они не подставили вместо себя копии, то неизбежно погибли бы.

Настоящую атаку Лооп начал на сотом этаже. На пять секунд он выключил поле вокруг Башни, о чем, впрочем, они узнали значительно позже. В эти секунды на копии 1 обрушилось нападение сотни зеленых, прибывших снаружи. Боевые роботы создали барьер вокруг своих подопечных, но зеленых было слишком много.

Они гибли десятками, но падали и роботы. Анна первая поняла, что схватка проиграна и, отключившись от копий, приказала своим зеленым сосредоточиться вокруг нее и Пета. Их собралось около двадцати. Пет тоже отключился от копии, и они отдавали новые приказы. Десять зеленых должны были атаковать зал управления Центра, а остальные ждать телепатического приказа с данными о местонахождении генератора внутреннего поля, который немедленно захватить и уничтожить.

Теперь копии были защищены только четырьмя роботами, которые сопротивлялись все новым зеленым. Единственно эффективным было бы ведение непрерывного огня из дезинтеграторов, но это привело бы к всеобщей гибели. В третьей атаке зеленые уничтожили их, убив той же бомбой копии. Теперь следовало ожидать каких-нибудь действий, с помощью которых Лооп должен был окончательно убедиться в победе зеленых. Для этого существовал единственный способ — открыть на секунду поле и послать туда доверенного зеленого. Пет и Анна потратили час, проверяя это в мозгах Лары и Назона. Оба считали, что другой возможности нет. Вся операция должны была продолжаться не больше секунды. Анна и Пет внимательно всматривались в показатели интенсивности поля на своих запястьях. Один из зеленых, которых контролировала Анна, держал наготове дезинтегратор, готовый к выстрелу с заданием пробить вход в Центр в момент открытия поля. Пет и Анна собирались проникнуть в Центр еще до того, как найдут мысли людей, обслуживающих генератор поля.

Ожидание затягивалось. Лооп, видимо, не получил информацию по каким-то обходным каналам, поскольку его основные информационные линии были уничтожены. Пет даже начал жалеть, что они уничтожили эти устройства. В то же мгновение большинство их зеленых исчезли, и они, не думая, прыгнули в дыру, пробитую дезинтегратором. Еще в воздухе Анна начала искать мысли Йера. Потеряв долю секунды, она нашла нужное место в его памяти, затем овладела нужной информацией. В следующую секунду она не знала, что делать, потому что Лооп имел два независимых источника питания. Йер не знал местонахождения второго генератора, так как его устанавливала лично Эмма.

В тот же момент Пет объединился с Анной в телепатическую унию и они начали изменять отданные ранее приказы. Зеленые должны были только захватить здание генератора, ни в коем случае не допуская его уничтожения. После исчезновения последнего члена спецгруппы они начали зондировать другие помещения. Зал управления находился на три этажа ниже, чем они. Мысли зеленых показывали на полную неожиданность и успех. Три группы зеленых, которых Лооп держал при себе как последний резерв, были уничтожены в первый момент, с потерей всего шести людей.

Мысли зеленых, атаковавших генератор, тоже свидетельствовали об успехе. Противник был захвачен врасплох. Наконец, они нашли мысли Лоопа, который в этот момент собирался взорвать Башню. Подчиняясь неслышимому приказу, он отказался от этого намерения. Теперь уже Пет и Анна спокойно спускались вниз, используя тот же метод, что и раньше. На минуту они остановились этажом выше зала управления, чтобы овладеть людьми, оставшимися в живых. Их оказалось только четырнадцать. Приказав зеленым прекратить кровопролитие, они стали просматривать мысли Лоопа. Ни на минуту у них не возникло желание овладеть им. По крайней мере, они сейчас чувствовали что-то близкое и восхищались его решимостью. Пока они решили продолжить выполнение плана, чтобы захватить Бора.

Ожидая прибытия Бора, Пет и Анна вызвали к себе Лару, Назона и Куффу. Анна обратилась с речью к жителям Башни, которые уже пришли в себя после действия газа и теперь могли задуматься над ее словами. Она говорила от имени Временного Совета и обещала ликвидировать систему каст, равные права для всех, включая и последний Призыв. Через час после окончания схватки стали поступать первые корабли из Башни в Сибири. Еще раньше прилетели Лара, Назон и Куффа. Они собирались приступить к переговорам, когда зеленый, охраняющий вход в Центр, сообщил о приходе Ноора. Минуту они удивлялись, и только потом Анна вспомнила свой первый телепатический сеанс сразу после возвращения на Землю и своевольного Охотника. Ноор изменился, стал старше и более зрелым. В его глазах таились твердость и решимость. Сохранилась походка.

Войдя в зал, он остановился, не зная, что ему делать. Позже Пет осторожно прозондировал его мысли. Их гипнотические приказы, отданные поспешно, с изрядной долей эмоций, начали теперь приносить плоды. Ноор бессознательно описал ему все свои переживания с тех пор, как попал в Башню, свои сомнения и неуверенность, которых не мог стерпеть никакой гипноз. Свою ненависть, что была связана с Башней и Херстом.

— Ты хочешь нам помочь? — мягко спросил Пет.

— Да, достопочтенный, и не я один, — ответил он, склонив голову. — Все, кого призывали вместе со мной, думают так же.

— Почему же они не сопровождают тебя? — спросила Анна.

— Боятся. Мы все время боялись, но теперь готовы вам помогать.

— Сколько вас?

— Четыре тысячи. Сейчас несколько меньше, так как часть погибла, во время боя.

— Знаю, — отрезал Пет, — это было необходимо. Ты будешь связным между нами и твоими людьми. Ты можешь как-нибудь руководить ими в связи с отсутствием связи?

— Да, достопочтенный, у нас есть своя связь. Оборудование дали Террористы.

Анна с уважением кивнула Куффе.

— Тогда, для начала, организуй ремонт и восстановление основных функций этой Башни. Продовольствие, воздух, вода, лекарства. Тяжелораненных надо эвакуировать в Азию и Африку.

Ноор вышел.

Лооп сейчас подчинился гипнозу, но они еще не решились овладеть им. Это был своеобразный знак уважения. Он с Ларой были самыми опасными врагами. Лара и Назон должны были через несколько минут выйти из состояния паралича, в которое их привели роботы еще на «Фениксе».

Бор их не слишком беспокоил, поскольку зеленым был отдан приказ обезвредить его со всеми сопровождающими.

Первым очнулся Назон, огляделся, потом, восхищенно покачивая головой, пробормотал:

— Значит, вам все-таки удалось…

Никто не ответил. Зеленые сообщили о прибытии Бора.

Наконец, пришла в себя Лара и, поняв что случилось, не сказала ничего. Она пошевелилась, только увидев бессильно лежавшего Лоопа. Резко встала и едва не упала. Опираясь на спинку кресла, на котором сидела, Лара медленно подошла к лежащему, присела рядом с ним и обняла его голову руками. Она выглядела великолепно.

— Вы им уже овладели?

— Нет еще. Хотим дать ему шанс, — пояснил Пет.

Не отвечая, она положила голову Лоопа на пол, поправила прядь волос, встала и подошла к зеленому, который ей с уважением поклонился. Она решительно взяла в руки оружие. Пет начал незаметно входить в ее мысли, но его беззвучно остановила Анна.

— Оставь. Она прощается со своим любимым. Оставь ей это. На нас комбинезоны.

Все молча смотрели, как сломленная Наместница возвращается к Лоопу и медленно целится. Длинный разряд полностью сжег председателя Тайного Совета и Наместника Америки. Только когда огненный луч погас, Лара бросила излучатель и повернулась к людям. Ее глаза были закрыты, по щекам текли слезы.

Пет сделал ей шаг навстречу, словно хотел прижать к себе эту женщину, которая была достойна любви, однако остановился на полпути, поняв, какие осложнения это могло принести, какой груз любви и ненависти он нес в своей душе.

Лара овладела собой и посмотрела на всех вызывающе. Не сказав ни слова, Наместница вернулась на свое прежнее место рядом с Назоном.

— Тебе она по-прежнему не нравится? — спросил Пет.

— Ты этого не поймешь, для этого надо быть женщиной. Я не могла ей этого запретить. Но у нас есть цель, и мы находимся на расстоянии одного шага от нее. Смерть Лоопа без нужды осложняет наше положение. Больше я с ней ни в чем не соглашусь. — Пет почувствовал, что от ее решимости у него побежали мурашки по позвоночнику

Анна подошла к Наместникам.

— Из этого зала нет выхода, — жестко сказала она. — Мы собрались, чтобы от имени Временного Совета объявить людям об окончании борьбы за власть и начале нового правления. Ситуация требует, чтобы мы объяснили причину. Она остается такой же, как мы договорились с Лоопом.

— Главными обвиняемыми будут Бор и Гленда. Назон займется подготовкой гипнотических материалов для публичных допросов. Лара — соответствующим выступлением, которое мы проведем вместе с борта «Феникса», через три часа. Европу временно возьмет Пет, я — Америку. Вы сохраняете прежнее положение.

Она повернулась и энергично пошла к выходу, телепатически передавая Пету:

«Чего ты ожидаешь, надо немедленно уточнить, какими людьми мы располагаем».

Уже на пороге она обернулась и громко приказала зеленым:

— Им нельзя отсюда выходить, нельзя вас просить о чем-либо, особенно об оружии. — Потом, глядя на Лару, добавила: — С меня хватит мелодрам!

Когда они с Петом шли по коридору, Анна окружила себя полной блокадой, что не помешало Пету заметить, что по ее лицу текут слезы. Только они свидетельствовали о том, что под маской равнодушия скрываются обыкновенные чувства. Он подумал, что никогда не поймет женщин. И еще подумал, что знает, по крайней мере, что надо сделать по поводу этих слез. Уже в лифте он старательно укрыл свои мысли блокадой. Пете циничной усмешкой подумал, что Земля, безусловно, не будет иметь ничего против того, чтобы их правление началось с задержкой на несколько часов.






ГЛАВА XXXVII Жизнь и смерть | Глаз тигра (сборник) | Составитель А.Саяпин