home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Взлет и гибель ЛаСУРс

Лаборатория прожила всего три ярких года, пока ее не разгромили в 1970-м. Как поведал нам альманах «Восток» (№ 1–2, январь-февраль 2005 г., http://situation.ru/app/j_art_808.htm), ЛаСУРс выступила как первая в Советском Союзе консалтинговая компания. На пике в ней работали полторы сотни ученых и специалистов.

Она действовала в сложнейших сферах – в космической, судостроительной, радиоэлектронной отраслях, в угольной индустрии. Был создан беспрецедентный для того времени программный комплекс для расчета гигантских сетевых моделей на советском компьютере БЭСМ-6. Впервые в нашей истории ЛаСУРс решала задачи с применением методологии системного анализа. Впечатляющим достижением стало спасение автоматизированной системы управления «Кунцево», создававшейся для заводов военно-промышленного комплекса. Ее начали строить, опираясь на неверные теоретические подходы. Когда работа зашла в тупик, на помощь позвали ЛаСУРс с ее системным подходом и проблемно-ориентированным подходом. И – спасли программу.

В 1967-м лаборатория взялась за вторую суперзадачу – систему управления морским торговым флотом СССР. Впервые были разделены задачи функционирования, поддержания и развития системы. Началось плодотворное сотрудничество с Институтом математики Сибирского отделения АН СССР.

Как вспоминает Сергей Чернышев, Спартак Никаноров тогда удачно перевел на понятный язык американский бестселлер Стэнфорда Оптнера «Системный анализ для решения деловых и промышленных проблем». Лаборатория Кузнецова стала столь известной, что в 1967-м даже МИД СССР попросил привлечь его специалистов к разработке проблем международных отношений. Третье главное управление Минздрава заказывает систему СПУТНИК-3. Проводится грандиозный опыт: координируется 4 тысячи научных работ с участием 18 тысяч специалистов медицины. А в 1969-м заработал СКАЛАР – продвинутый вариант СПУТНИКа. Список работ, в коих участвует ЛаСУРс, впечатляет. Тут и сотрудничество с космическим НПО «Энергия», и участие в разработке систем жизнеобеспечения для скафандров. Минобразования страны высказало желание получит свою чудо-систему. Даже угольная отрасль решила по-новому координировать работу своих проектных институтов.

И тут грянул гром. Система уничтожила уникальную лабораторию. Начинались времена Большой сделки. Измельчавшая «элита» готовилась проедать страну и жить за счет «нефтяной трубы». Впереди ждала сначала брежневская, а потом и «россиянская жизнь», где нет места побискам кузнецовым. Зачем какие-то скалары да спутники там, где знать управляет нефтяными вышками, прокатными станами, наркотрафиком и проститутками? Но мы забегаем вперед.

В 1970 году ЛаСУРс была закрыта под предлогом «растраты средств», а Побиска Кузнецова, исключив из партии и описав личное имущество, направили на психиатрическую экспертизу в Институт имени Сербского. Хотели объявить сумасшедшим, обвиняли в «бреде великих открытий». Только вмешательство влиятельных друзей спасло русского гения от расправы. И все же Кузнецов слег с инфарктом…

Больше ему не удалось повторить успеха с ЛаСУРс. Хотя его и восстановили в МГПИ в 1971 году, но разворачивавшаяся Большая сделка вытолкнула Кузнецова в теоретическую науку. Сначала – в структурную психолингвистику. Потом в электроэнергетику. В семидесятые Кузнецов работает вместе с выдающимся советским авиаконструктором и ученым, Робертом Бартини. Вплоть до его смерти в семьдесят четвертом. Они пишут работу «Множественность геометрий и множественность физик». С 1978 по 1986-й он работал в НИИ автоматической аппаратуры у своего друга, академика Семенихина. За эти годы он сделал только пять небольших публикаций. «Наверху» о Побиске Георгиевиче вспомнили лишь во время горбачевского «ускорения», в 1986-м, сделав начальником лаборатории информатики издательства «Правда». Он принимает участие в разработке программы развития Москвы и Московской области «Прогресс-95». Но СССР начал стремительно разваливаться, верхи принялись за упоенный грабеж Родины. Никому не нужны стали ни «Прогресс-95», ни фантастические оргтехнологии. В 1990-м Кузнецов ушел на пенсию.

Пробовал он работать с главой «Внешэкономбанка» Московским – но тот погиб в кошмаре криминального капитализма, убитый по заказу должника. В 1990–1992 году Кузнецов с другом организовали центр организационно-управленческого проектирования ИНЭП. Но он не выжил в воцарившемся строе развитого россиянского мародерства.

Так и ушел от нас этот замечательный, мятежный гений. Догорел, не находя применения гигантской энергии своего интеллекта. Человек, едва не изменивший участь СССР. Его уничтожили не сталинские лагеря, а власть грабителей. Но дело его живет. Наследие великого Побиска еще послужит делу создания Братства и Сверхновой России!


Мятежный гений | Третий Проект. Том III "Спецназ Всевышнего" | Организационное оружие Спартака Никанорова