home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1.

Владимир, когда к нему привели Сергея, даже слов не мог найти. Он только сдержанно встал, подошел и обнял крепко старого друга. Сергей растеряно и неловко обнял в ответ. Сидевший там же во дворе на скамейке первый офицер усмехнулся и сказал:

— Привет хулиган… Расскажи за что ты так нас потрепал там в калужской.

Сергей отстранился, и исподлобья глядя жестко на первого офицера, сказал:

— Я после вас еще сотни женщин изнасилованных вашими уголовниками по больницам возил. Я дома там восстанавливал после боев еще месяц. Дороги чистил и БТРы подорванные растаскивал. Трупы людей еще три недели по запаху находили по подвалам и чердакам… Знали же куда прете. И поперлись все-таки. Кто мне обещал, что в город Богуса не войдет? А? Не вы ли?

Владимир, успокаивая, похлопал по плечу друга и сказал:

— Остынь. Знаю что там накосячили дико. Но ничего уже сделать не мог. Меня там конкретно ранили. Еле откачали.

— А он знает. — Усмехнулся первый офицер. — Он был на той поляне, где я тебя забрал. Вместе с теми был.

— Да ты говорил уже… — брезгливо сказал Владимир, словно не желая этот момент вспоминать. Обращаясь к Сергею, он спросил: — Ты в гости или по делу? А то у нас завтра переезд, меняем квартиры и дома как перчатки. Боимся Службу, которую твой Богус на меня натравил.

— Да я собственно по его просьбе и приехал. — Признался Сергей, глядя на ненавистного ему первого офицера. Повернувшись к Владимиру, он добавил: — Нет, не уговаривать или что-то… просто контакт хоть какой-то наладить. Всяко он сейчас делает половину из того, что ты хотел когда-то. Если точки соприкосновения будут, будет и разговор о твоей легализации.

— Ой, да срал я на легальность. Так даже веселее! — Засмеялся Владимир и потянул Сергея за собой в беседку. Когда они расселись, он спросил: — Рассказывай как ты там. Год же с фигом тебя не видел. Женился небось?

— Неа, но все к тому идет. — Сказал Сергей, радуясь, что разговор происходит не при первом офицере. — Думаем ближе к весне. Пока так, вместе живем.

— Круто. А у меня подруги, как говорится, по очень большим праздникам. Постоянную с собой не повозишь… Вечно на колесах. — Подумав, что не о том говорит, Владимир спохватился и похвалил: — Дааааа, с Богусом вы мировое дело затеяли. Смотрю новости из-за рубежа и радуюсь. Лучший ход, какой можно было придумать, чтобы запад больше не мешался нам с нашими делами.

— Это не ход. Это факт. Нефть все. Заканчивается. Та, которая в море ее будет мало, и добывать невероятно тяжело. Огромные затраты.

Кивнув с довольной улыбкой Владимир, подмигнул и спросил:

— Но на наш век-то хватит? — Сергею пришлось покачать головой и признаться, что не хватит ни за что. Тогда Владимир довольно флегматично сказал: — Ну и тем лучше. Америкосы хоть не завоюют, пока мы тут своими делами занимаемся. Я только этого и боюсь, что пока к власти в стране иду, уже и страны-то не останется.

— У них надолго еще хватит. — Сказал Сергей. — Пока не выдоят Техас, Карибский залив, Ирак, Кувейт и Саудовскую Аравию не успокоятся. На докладе озвучили, что у них потенциально нефти на десять-пятнадцать лет.

— А у нас на четыре года?

— Да. В таких темпах, да. В США многие источники нефти были запрещены к расконсервации и добыче. Проще было покупать нефть пока она дешевая в других странах. Теперь эти источники начинают раскрывать в полный рост.

— А чего тогда у них народ бесится? Я смотрю демонстрации по всем штатам. Везде мятежи.

— Так цены-то задрали. А американцы это просто автомобильная культура. Их безнеснюки в полной мере воспользовались нашим докладом, чтобы разогреть рынок.

— Они доразогреваются. — задумчиво произнес Владимир.

— Да. Наши аналитики тоже считают, что скоро начнутся у них бодания на федеральном уровне. Год, от силы пять, и Техас покажет ручкой США вспомнив, что он когда-то был свободной землей. Поверь под такое дело они и аборигенов подпишут, чтобы доказать историческую целостность новой техасской республики. А там ведь главное начать. Отвалит Техас, отвалит Аляска. Ей, как говорится, сам бог велел. Она сможет себя греть за счет своих ископаемых. Будут за счет продажи выживать.

— Вот ведь курвы. Мир в задницу валится и они начинают о своей шкуре думать. — возмутился Владимир. — Таких уродов надо сразу к стенке. Кстати смотрю у нас не лучше. Развели подонков, словно фермы специальные строите. Мне власть нужна, чтобы вернуть землю русским людям. А не отдавать ее вашему засилью жидо-коммунистов.

— Ой, да ладно. — Зло и раздраженно сказал Сергей. — У нас на все правительство три еврея.

— А должно быть ни одного! — Убежденно сказал Владимир. — А всем остальным пожалуйста в парламент. В правительстве ТОЛЬКО русские. А евреев даже в парламент не пускать. Эта зараза везде приживается, как сорняк какой-то, прости господи, я бы их кастрировал всех. Что бы не размножались. Хрен с ним с холокостом… Но кастрация это святое. Что бы не плодились твари.

— Чем они тебя в прошлой жизни обидели? — спросил удрученно Сергей, перефразировав заданный ему когда-то Богуславским вопрос про госпитальеров.

— А куда не придут везде все разрушить норовят и везде всех поиметь… США это строго жидовская страна. Там вечно президенты в первую очередь перед вступлением в должность заявляют поддержку Израилю. Это же не секрет! И смотри, что они по миру делают? Пидоры одним словом. А нашу империю разве не твои социалисты разрушили с жидами заодно. Правильно Николай второй их чмырил. Самый убогий наш царь, семьянин, гуманист, и тот их гонял в хвост и в гриву. А в Германии? Баварское восстание? Ублюдки твои жиды, одним словом.

— Они не мои и они не ублюдки. — Жестко заявил Сергей. Но вдруг усмехнулся и сказал: — Ублюдок это незаконнорожденный. А они слишком хорошо за своей родословной следят. Ортодоксы даже полукровок на дух не выносят.

— Во-во! И эти люди меня нацистом называют… — непонятно к чему сказал Владимир и, подозвав бойца из охраны попросил, принести из дома выпить чего-нибудь. Обращаясь к другу, он поведал: — Ты знаешь, не пью почти. Вот просто не лезет алкоголь. Я вспоминаю Москву и своих волчат, с которыми куролесили, помню, как им твердил не пить, не пить, не пить… и сам бросил начисто. Я же когда им долдонил только перед акциями имел ввиду, а сам завязал основательно. Сейчас только вот с тобой пригублю.

Когда принесли водку и быстро нарезанную закуску, к ним за стол подсел и первый офицер. Молча, ничего не говоря, разлил всем и посмотрел на Владимира, мол, за что пьем.

— А без тоста… — сказал он, но, поправившись, заявил: — За встречу. С нами бог!

Сергей, выпив и закусив наконец-то смог спросить вечно его интересовавший вопрос:

— Всегда знать хотел почему «С нами бог?» На Руси же вечно «С богом», мы то есть с богом. Или ты у немцев перенял?

Закусывая Владимир ответил не сразу. Дождавшись пока офицер разольет по второй, он пояснил:

— Понимаешь именно потому что мы «с Богом» вот нас и заносит хрен знает куда… Уж лучше мы на свои дела бога брать будем. Не захочет — на привязи пойдет. Так что за «С нами Бог»!

Откровенно улыбаясь столь необычному, заявлению все снова выпили. И продолжили разговор.

— Что Богус планирует дальше делать? — спросил Владимир.

— Подминать округу под себя. — Честно признался Сергей. — России нужно жизненное пространство к тому времени, когда исчезнет нефть. Теплое уютное жизненное пространство. Мы как германия в тридцатых… не продвигаясь погибнем. Точнее зело сократимся. Украина хорошо бы, но в идеале и с Казахстаном вопрос надо решить. И с Кавказом. Но с казахами очень сложно. У них есть все, что другим надо и от нас в принципе им ничего не нужно.

— А чего сразу не с Китаем вопрос решить? — Усмехнулся скептически первый офицер. — У них много теплых мест на юге.

— Патронов на всех китайцев не хватит! — Сказал, улыбаясь, Владимир и даже Сергей усмехнулся. На Китай ни патронов, ни колониальной администрации не хватит.

Они немного поговорили об официальных планах правительства и Сергей честно признался, что на ближайший год-два у Ильи только одна головная боль — как на штыках удержаться у власти. Потом наш русский народ, как говорится, втянется. Как тот котенок, который сначала боялся пылесоса, а потом ничего… втянулся.

— Да они и сейчас в нем спасителя видят. — Польстил первый офицер.

— Это пока. Пока народ озабочен общей идеей спасения. А когда начнут крупномасштабные миграционные потоки запускать, когда начнут плотно заселяться юга страны… плотность населения скажется сильно.

— Зря они это затеяли. — Убежденно сказал Владимир, не объединяя почему-то Сергея и остальное правительство. — В России всегда такой климат был. И раньше не было нефти, и как-то жили. Надо ближе быть к природе!

Сергей покачал головой и сказал ехидно:

— Это что у всех nazi такая болезнь народ к природе, к корням тянуть!?

Владимир засмеялся и ответил:

— Ну, наверное. Это наша так сказать отличительная черта. А что к космополитизму призывать? Глупость же. А так… ведь всегда сеяли, сажали, пусть только один урожай за лето, но как-то жили? Из-за черты крайнего севера да. Надо убирать людей. А так… остальных я бы оставил на месте. Деревни бы точно! Ничего страшного, печи построят. А каменного угла на них еще на дооооооолго хватит.

— А с мегаполисами что делать? — усмехнулся Сергей наивности друга.

— Вот мой наставник говорит термоядерными зарядами их! — смеясь, сказал Владимир.

Первый офицер улыбнулся, а Сергей спросил у него:

— Ну, вам-то людей понятно не жалко. А страну? Ведь это же крах всей научно технической базы.

— Нет, — поправил сам себя Владимир, — он хочет вывести нужных людей и ценности, включая научные. А вот остальных… Ну давай честно Серега… ну нахрена этой стране в будущем столько людей? Просто скажи зачем? Оборонятся от Китая? Так против их людских масс мы и сейчас не выставим ничего сносного. И ядерное оружие решит этот вопрос. А для того, что бы каждый Русский человек чувствовал себя хозяином своей страны, нам надо поверь не больше семидесяти-восьмидесяти миллионов.

— А ты гуманнее, чем Маргарит Тэтчер. — Сказал хмуро Сергей. — Она вообще считает что нам и пятнадцать миллионов много.

— А я не англичанка! — со смехом заявил Владимир. — Я русский. Я добрее и действительно гуманнее. Это они до двадцатого века детей казнили.

Сергей только головой покачал от такого определения гуманизма.


предыдущая глава | Пастухи на костылях | cледующая глава