home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3.

Еще не пришедший в себя после работы с архивами, Сергей в компании своих друзей на квартире одного из них готовился к вечернему «сейшену». Традиционно он, останавливаясь в гостях у приятелей, накрывал поляну и всячески старался компенсировать неудобства от своего присутствия.

Эти «привальные» и «отвальные» «поляны» уже давно стали нормой. Траты Сергея не беспокоили. В любом случае, жить в гостинице, он не желал. Вот и останавливался Сергей на время работы в Москве у приятеля. Все были довольны. Сергей больше всех. Он не умел думать в вылизанных гостиничных номерах. Для полноценной работы с материалом ему требовалась домашняя обстановка.

В голове у двадцатипятилетнего историка еще крутился и странный посетитель архива и его тонкие намеки. Подозрительно выборочно отсутствующие в архиве документы только добавляли размышлений молодому историку. И конечно в сознании вместо положенной радости от предстоящей встречи со своей девушкой, засела глухая настороженность оттого, что он накопал, следуя вопреки советам этого загадочного старика Штейна. Что же за тайна, которую он зацепил мизинцем, и которая так и не далась полностью в руки? Что за секреты хранились в исчезнувших документах и отчетах. И почему такая необычная реакция была у заведующей архива, когда он перед уходом лично ей вручил список необходимых ему для работы документов. Непонятная улыбка и покачивания головой. Словно Сергей просил что-то уникальное и точно недоступное даже ему. Странная и настораживающая улыбка.

Сергей уже привык работать с этими людьми. Они были настолько сдержанными, что вызвать их улыбку могло только очень уж совсем что-то из ряда вон выходящее. Значит, он прав и тайна, задетая им, была слишком серьезна? Или просто его попытки найти эти документы выглядели в глазах заведующей беспросветной глупостью?

От не легких размышлений Сергея отвлекли его друзья:

— Вот поведай нам, старче, зачем ты эту рыбу взял? — Нарезая лук и комично отклоняясь, спросил один из приятелей.

— Сейчас я ее засолю. К вечеру уже готова будет. Реальная вещь получится. — Ответил Сергей, мельком взглянув на большой кусок филе рыбы пластом развалившийся на столе.

— А обязательно семгу брать было? — Спросил тот просто для интереса. — Горбуша дешевле.

— Из горбуши тоже можно. — Кинул Сергей, выдавливая лимон на нарезанный лук.

— Ее мыть надо?

— Неа. Но мы с ледника брали, так что смотри… чистая. — Сергей откровенно любовался здоровым куском «красной» рыбы в своих руках. Обратившись к приятелям, он попросил кастрюлю и когда ему ее подали, примерил внешне кусок мяса и посуду. Резюмируя, он сказал: — Придется резать.

На разделочной доске он поделил кусок семги на две половины и уложил обе в кастрюлю.

— Теперь на две доли сахара одну долю соли. Добавить горошком душистого и обычного перца. Вот специй этих… И под груз.

Он делал все быстро, словно боялся опоздать, хотя на самом деле он просто не впервой подобным занимался и оттого не тратил время попусту. Обваляв куски рыбы в специях, Сергей снова уложил их на дно кастрюли, придавил плоской тарелкой и не долго думая, поставил сверху банку маринованных огурцов.

— Э, нах… — возмутились приятели. — Мы ими закусываем.

— Ничего. — Усмехнулся довольный Сергей. — Кстати, наливайте.

Но Сергей сам разлил по невысоким стаканчикам водку, давно уже ставшую теплой, и протянул посуду друзьям. Выпили скоренько и без тостов. И воюя друг с другом вилками в банке возвышающейся над краем кастрюли, выудили себе по огурцу.

— А почему было не купить уже готовую рыбу? — спросил один из друзей, убирая кастрюлю на пол к плите. — Зачем такой экстрим?

— Да он перед Светкой хвастаться будет. — Предположил с наигранным серьезным видом другой, с насмешкой в глазах поглядывая на задумавшегося Сергея. — Типа он еще и готовить умеет. Он не просто так такой умный, он еще и в доме полезный. Как, мля, кот Матроскин. Разве что крестиком не вышивает.

Сергей покачал головой и, убрав сигареты и пепельницу со стола, стал нарезать мясо, складывая небольшие куски в глубокую тарелку.

— А нафига тебе, Серый, еще и такие понты? — Продолжал недоумевать первый. — Светка как запала на твою тачку, так вообще больше никуда от себя не отпустит. А если она еще узнает, кто у тебя родичи так точно хана. Женит на себе, ты даже «мяу» сказать не успеешь.

Сергею, которому откровенно надоели сбивающие с мыслей разговоры о его подруге сказал раздражаясь:

— Может, хватит, а? Делать нечего, так картошку почистите. Я и так за вас всех тут…

— А что из картошки делать будем? Пюре? — спросили у него, делая заинтересованное лицо.

— Нет, просто отварим. — Решил Сергей за всех. — Отварим и потом с маслицем и огурчиками… с детства так люблю.

Сергей, наконец-то, «победил» мясо, зажег газ на плите и спросил:

— А лук где? Весь залили соком? Не, ну нафига? Я же просил для мяса оставить.

Ему не стали напоминать, что он сам заливал лук и убирал его. Просто усмехнулись гиперактивности и взволнованности обычно достаточно спокойного и даже флегматичного друга. Сергей довольно быстро снова почистил, мелко нарезал лук и нашинковал несколько соленых огурчиков с морковью. Поставил на горящий газ сковороду и налил в нее прилично масла. Не обращая внимания на друзей обсуждавших женские прелести его подруги, он дождался, когда масло разогреется, и вывалил в него мясо. Чуть обжарив, он засыпал в сковородку лук и овощи и на глазах изумленных товарищей залил все это солидной порцией кетчупа. А после этого затопил образовавшееся месиво водой из чайника чуть ли не по края сковороды. Закончив с этой частью Сергей попытался все-таки отвлечься от своих мыслей о работе.

Взяв в руки по стопке, друзья выпили снова без тоста и закурили, вернув на стол пепельницу.

— А Ленка будет? — спросил Сергей у хозяина квартиры.

— Неа. — помотал тот головой. — Она материал из Лондона получила. Сейчас переводит для зав. кафедры. Сказала, что все выходные провозится. И даже воскресенье ей не повод, чтобы отлынивать.

— Правильно. Пусть пашет. — Сказал странно другой приятель и спросил: — А кто, тогда еще придет?

— Светка его вон придет… — сказал, мотнув головой в сторону Сергея, хозяин, — Галка моя. Она с подругой. Так что ты тоже не один будешь.

— А вина им взяли какого-нибудь? Не водку же они будут. — Спросил, опомнившись, Сергей, вытирая руки о не слишком чистое полотенце. Хозяин квартиры, не шибко часто устраивал постирушки, а вот именно то полотенце он бы вообще не вспомнил, стирал когда или нет.

— А почему не водку? — удивленно вскинув брови, спросил приятель. — Нечего, тут блин… У нас все просто. А не нравится — пусть сами несут, что желают…

Другой «собутыльник», наморщив лоб, сказал:

— Я думал, что надо, что-нибудь этакое взять, но потом тоже решил, что обойдутся.

— Понятно. — Сергей был несколько раздражен «непродуманностью» друзей: — Я тогда поеду в магазин что-нибудь присмотрю.

— Ты же пил уже. Куда ты поедешь? Ментам денег подарить хочешь? Так просто выйди и отдай. Они у нас вечно мзду вон на перекрестке дерут… — Махнул куда-то неопределенно рукой хозяин квартиры. — Сиди спокойно. Обойдутся без вина. Надо будет — водку с соком разбавят. Типа коктейль будет… Зря мы, что ли столько сока набрали? Да и бутылка мартини целая есть, кстати.

Сергей, вняв голосу друга, больше не порывался отправиться за покупками. Вместо этого он стал раскладывать копченое мясо и сыр на большую тарелку. Друзья его, откровенно ленясь, только все больше наваливались на водку, и ему лично пришлось убрать ее в холодильник, чтобы все окончательно не «окосели».

Оставшись без алкоголя, приятели скатились в разговоры о работе Сергея и все теребили его рассказать, что же тот накопал в «своих» архивах. Сергей поначалу вовсе не желал на эту тему разговаривать, подписка, откровенно «давила на мозг». Мало ли кто из друзей, где проболтается. Ведь к нему претензии будут. Но постепенно он поделился забавным материалом, найденным им.

— Да сейчас я с периодом Андропова работаю. Еще тот кадр был… Везде врагов видел. — Многозначительно покачал головой Сергей, не отрываясь от «пасьянса» на тарелке. — видя непонимание друзей Сергей пояснил: — Да я как-то думал, что многое из того, что о нем говорят выдумки. Но когда получил доступ, в шоке был. Трудовая дисциплина поддерживалась невероятно… могли на улице в рабочий день подойти товарищи в штатском и спросить, почему ты собственно не на работе. Могли в кинотеатре прервать сеанс и у всех, кто в рабочее время там был проверить документы и потребовать справки, что у них есть право в это время отдыхать. Представили, да? Бред редкостный.

На вопрос «А при чем тут враги?», Сергей хмыкнул и ответил:

— В первый день как Андропов пришел к власти он такую чистку устроил, что партийный аппарат вздрогнул. Паника началась жуткая. Пересажали столько народа, что я поначалу думал Андропову «лавры» Сталина спать не дают. Он действительно взялся за всех и сразу. И за партийную элиту, и за министерства и за силовиков. Раком всех поставил, но удалял только некоторых. И причем, по какому принципу неясно. Кроме этого, он лично подписал приказы, дозволяющие вести следствия против любого, даже из самых высоких чинов. Это был нонсенс. Самая защищенная часть населения — верхушка власти, оказалась самой беззащитной. Следили как в достопамятные тридцатые годы. В ход шло все, от прослушки до провокаций. Но кого и зачем искали непонятно. Официально речь шла о борьбе с коррупцией. Но сажали не только взяточников. Сажали и абсолютно честных людей, не улыбайтесь, такие были. Я нашел материал, как на совете у Андропова рассматривались судьбы некоторых людей. Андропов ЛИЧНО принимал по ним решения. Но нигде там не написано за что же они попали в немилость. Люди были разные. Человеки были такие, которых, как я понял, отчего-то опасался и сам Андропов, раз такие решения принимал. Я когда нашел несколько упоминаний о них, так только голову сломал, как самого Андропова мог заинтересовать личный секретарь одного из партийных боссов. Но что интересно, они даже не все партийными были. Когда Андропов принимал решение по водителю из кремлевских гаражей, так просто подумал, что ему делать нехрена было. Но что удивительно, во всем этом я чувствую какую-то логику, но не могу ее нащупать. Документов не хватает.

— Шпионы? — с ехидцей спросил хозяин квартиры.

Сергей, чувствуя хмель в голове, сказал довольно улыбаясь:

— Я тоже так подумал. Но не очень сходится. Похоже, конечно, на удаление шпионов, но чьих? Шла бы речь об иностранной разведке эти бы документы хранились в другом архиве, а они лежали там, где я работаю сейчас. Архивы в нашей стране это песня… никогда ничего в одном месте не хранится. Все раскидано по ведомствам и удаленным секретным объектам.

— Ну, это еще не паранойя. — Уверенно заявил другой приятель, закуривая. — Мало ли кого и как убирали. И главное, мало ли за что… Всегда чистку устраивали новые Генсеки. Своих людей везде расставляли.

Сергей кивнул разумности и сказал:

— Угу, я тут документы раскопал и вообще не понял, что они в этом архиве делали. Совершенно «левые». Как пропадали люди в Африке. Сразу после «чистки» устроенной Андроповым у нас здесь.

— Это как? И при чем тут Африка? — не понял приятель и нахмурил лоб: — Наши что ли пропадали? И много? И что за документы?

Сергей, отставив тарелку с закуской в сторону, положил в рот кусочек копченого мяса и, прожевав, попробовал сказать:

— Эмммммм — промычал задумываясь и пытаясь сформулировать мысль Сергей — По ЮАР, Анголе… Да и вообще по Африке в его время частенько наших нелегалов палили. Ну, вычисляли. Мало кто сознался в работе на СССР, многие в тюрьмах отсидели прилично… без связей с родиной. Естественно внутри КГБ и ГРУ народ зашевелился, кто сдает. Всех перебрали. Но нереально там сдать было. Система такая… каждый отдел работает только с некоторыми сотрудниками. Передача нелегалов от одного куратора другому не практиковалась. То есть всех никто не знал. Даже в теории. Даже начальники управлений не знали всех нелегальных сотрудников и завербованных. Ну, оно и понятно. А тут просто как отрубать начали. Одного убили. Одного арестовали. Команда наших волонтеров в Анголе так вообще… исчезли просто… но кроме этого стали странные вещи происходить с видными деятелями. Писателями, журналистами, политиками. Теми, кому СССР платил много и регулярно. Их стали, словно по некоему плану под разными предлогами в тюрьмы сажать, в изоляторы. Просто люди стали исчезать. Короче, дикое зрелище. Здесь у вас в Москве все в трансе были. Тяжелый удар и по разведке и по культурным отношениям. Ведь все эти журналисты, писатели и прочая нечисть были, так сказать, агентами влияния. Они прямо или косвенно показывали СССР в лучшем свете, чем тот выглядел для общественности. Ну, меняли общее мнение о социализме. Андропову доложили о происходящем, и он потребовал разобраться в ситуации любой ценой. Причем в своем приказе устном сохранившемся только благодаря отчетам об исполнении он подозревал даже не америкосов в противодействии, а вообще непонятно кого. Хотя может, и правильно подозревал. Мало ли врагов у СССР было там, в Африке…

Прервавшись на прожевывание очередного куска мяса и поставив чайник на плиту, Сергей продолжил развлекать двух друзей:

— Почти полгода прошло, прежде чем Андропову дали отчет, после которого нескольких людей сняли с постов и отправили на пенсию. Хотя, могли и в тюрьму за редкую халатность. А в отчете так и сказано. Да, мол, действительно действия носят видимость целенаправленных и систематичных, но доказать связи между ними мы не смогли. Больше того, тот, кто писал отчет и те, кто подписывались под ним, были уверены, американцы к этим делам никакого отношения не имеют, все было сделано руками местных властей. И даже задержанные, отправленные в тюрьму и те, кем играли «в темную», внимания сотрудников американской разведки не привлекали.

— А кто в итоге? Ну, кто это были? Французы? Англичане? — Спросили у него нетерпеливо.

Сергей пожал плечами и сказал:

— Самый забавный вывод, после повторного сбора и анализа информации, был сделан одним полковником из аналитиков Генштаба. Что нам, мол, противодействует некая «третья» сила. Не америкосы, не британцы и даже не французы. А либо местные вообще, либо международная организация, имеющая свои собственные интересы на африканском континенте, и чью явную деятельность и даже существование мы просто не в силах пока обнаружить. Нет таких возможностей. Фантастика, да? Он кстати сумел частично связать аресты наших сотрудников и агентов влияния. Все они активно агитировали за изучение русской культуры, русского языка и, вообще, всего, что касалось даже не столько Советского союза, сколько именно России. В общем понимании… не улыбайтесь… знаю сам, что дико звучит. Но ведь остальных, кто даже явно работал на советские посольства, не трогали! А этих популистов быстренько к ногтю прижали.

Что интересно, Андропов в итоге вызвал к себе на ковер этого полковника. Они долго беседовали. Протокола разговора не сохранилось или он просто не велся. Зато сохранился приказ уже начальника Генштаба о назначении того самого полковника руководителем отдельной группы. Словно отчет этого аналитика был копией мыслей самого Генерального. Смешно, но в приказе о создании этой группы четко значилось: выявить эту третью силу, снизить уровень ее противодействия, при необходимости вплоть до устранения выявленных представителей. Как они к нам, так и мы к ним. Больше того, Андропов лично призывал со всей ответственностью отнестись к отчету полковника и тем связям, которые он обнаружил. Причем настойчиво рекомендовал копать против экономических корпораций таких как «де бирс» и неких — неизвестно зачем привлекая внимание, Сергей поднял в воздух палец, — международных общественных организаций. Я, помня его странно-необъяснимую «любовь» к евреем, подумал, что и этот во всем винить будет мировой сионский заговор. На Всемирный Еврейский Конгресс и не таких «собак» повесить могли. Но ни слова об этом не нашел. А после этого все документы, которые касались данного дела, были перевезены с какого-то перепуга в Нижний Новгород. Уж не знаю зачем. Я работал так сказать по редким остаткам и косвенно касающимся документам.

— Так погоди, выявили они или нет?

— Да понятия не имею. Кажется да. Хотя кто знает? Я так думаю… и есть основания, что убирание наших в Африке это ответ на убирание тех людишек здесь. По крайней мере, эта мысль мне пришла первой и живет в голове своей жизнью. Но кто стоял за этими людьми хрен знает. — Усмехнулся пьяно Сергей и сказал смутившимся друзьям: — Я вам это для протрезвления рассказал. Сами теперь голову ломайте, в чем там было дело. А я еще не скоро в Нижний поеду. Да и вряд ли поеду вообще. Это же я так… по ходу дела нашел. Да чуть голову себе не сломал. Я же другую тему веду. Я изучаю решения совета министров по экономическим проблемам СССР. Как боролись с дефицитами, как они словно блаженные тыкались в косяки… строем по граблям ходили. Такое ощущение, что они вообще не понимали, что делают. Шарахались на ощупь. А давайте вот это… а может, то попробуем… а как бы нам народ из городов в деревни переселить. А давайте комбинат построим в Туркмении и поффигу, что сырье в него свозить со всей страны будем. А пятиэтажки в сельской местности? В деревнях. Ну не чушь ли? А как бы нам то… как бы нам это… редкая глупость иногда попадается.

— Да ладно… — Отмахнулся хозяин, и не в силах терпеть, достал из холодильника водку. — Там идиотов не было. Такая ситуация просто была. Такие рамки Системы.

— Это ты мне рассказываешь? — Удивился с пьяной полуулыбкой Сергей. — Кто из нас историк, я или ты? Я сам знаю, что рамки были жесткими. И такая подковерная борьба, что и монархическим дворам не снилась. И наказания не по-детски суровые… Но все равно как битва с мельницами выглядит.

Разлив по стопкам алкоголь приятели подняли тост за их общее счастливое социалистическое детство. За времена построения коммунизма в отдельно взятой стране…

Своего социалистического детства никто из них по умолчанию не помнил. Даже Сергею в день развала СССР исполнилось всего четыре года. Но кстати именно понимание своего рождения на рубеже эпох всю жизнь заставляло Сергея изучать ту, исчезнувшую, но такую интересную страну. И зная о ней много, больше обычного смертного, он никогда не хотел бы жить в подобном государстве. Но от этого его интерес к эпохе строения коммунизма не ослабевал.

Зато он всегда умилялся заявлениям своих друзей, что, именно тогда, а не сейчас можно было реализовать себя. Стать буквально героем страны. Или наоборот, тихо и незаметно просто жить в свое удовольствие, зная, что государство обязательно обеспечит и тебя и твоих детей. Предоставит работу, бесплатно даст образование. И даже в больнице не понадобятся деньги на дорогущие лекарства. И главное, в той жизни можно было больше уделять внимания собственному развитию. Больше читать. Заниматься наукой в конце-концов, а не тупым зарабатыванием бабла, исключительно чтобы «быть не хуже всех».

И Сергею не раз и не два припоминали именно этот момент. Что он может позволить себе полностью отдаваться Истории ТОЛЬКО потому, что его родители платят за это удовольствие. Именно они обеспечивают своего сына, пока тот словно червь грызет километры бумаг и данных, выискивая в истории новые интересные для себя моменты. Сергей не обижался, но говорил так: «Я видел сотни ученых, у которых нет такой поддержки со стороны родственников, но от этого их гениальность, их мозг, их работы хуже не становятся». Ему снисходительно улыбались, но друзья понимали рамки, за которые не стоит выходить. Ну, глупо же обвинять человека, что его родители слишком богаты и тратят свои деньги на сына. Тем более что Сергей никогда сам жмотом не был. Приходилось признать что, появляясь в Москве, сам он был питерским, своим друзьям он непременно закатывал такие вот домашние вечеринки или вытаскивал всех в любимый загородный клуб, принадлежащий давнему приятелю его отца. И как они там куролесили, еще долго оставалось в памяти. Причем иногда краснел даже отец Сергея, когда хозяин клуба, непременно с усмешкой, все передавал ему.

В этом-то клубе молодой историк и познакомился со своей Светланой, что со странной периодичностью появлялась в нем именно, когда туда наведывались Сергей с компанией. Друг отца предупреждал Сергея, что Света особа несколько не для длительных отношений, но разве вырвавшегося из кабинетов историка можно так просто заставить отступится от девушки, которая его буквально околдовала. Сергей абсолютно забывал об осторожности, когда очаровательная Светлана внимательно слушала о его работе. Она изумлялась тому, сколько у Сергея исторических знаний в голове. Она восхищалась его скромным поведением, там, где его друзья откровенно отрывались. И она, конечно, ему в глаза говорила, какой он необыкновенный, непохожий на других.

Когда приятель Сергея со смешком твердил по своей наивности, что Света запала на машину их друга он ошибался. У Светланы были друзья и с более представительным личным транспортом. Но Светлана, в силу своего природного дара быстро понимать мужчин, вдруг столкнулась с мыслью что, запутавшись в ее волосах этот мальчик, Сергей, уже никуда и никогда не сбежит. А значит… А почему бы и нет? Ведь именно женщины делают мужчин. И Светлана верила, что этот пока еще наивный, но, безусловно, талантливый, волевой, решительный «мальчик», рано или поздно одумается, отбросит свои исторические глупости, и возьмется за бизнес своего отца. Или она ему в этом «поможет». А уж кто были родители Сергея, Светлана прекрасно знала, хотя и скрывала свое знание, даже не прося (!) с ними познакомить.

Неправы были друзья Сергея… В этом мире узнать, кто есть кто, дело двух минут. Это Сережа был наивен, а вот его отец, когда бы захотел больше узнать о Светлане, мог бы сделать это не напрягаясь, и даже не прося помочь друзей. И Светлана разумно опасалась этого интереса. Ее поведение последние год-два, могло бы ввести в недоумение любого родителя, заботящегося о счастье своего единственного сына.

Вечером того же дня, действительно делая изумленные глаза, распробовав приготовленное Сергеем мясо, или по его просьбе чуть пробуя закуску, Светлана восхищалась и его умением кулинара. И даже не пытаясь щадить его, заявляла, собравшимся друзьям и их подругам, что когда человек талантлив, он талантлив во всем, особенно в приготовлении пищи. Друзья естественно поддержали это заявление и восторженно дружно выпили за Сергея, заставляя того еще больше краснеть.

Никакой алкоголь не помешал влюбленному романтику-историку отвезти свою красавицу к ее дому, долго прощаться с ней. Говорить ей о своей любви. Но он даже не пытался попасть к ней домой, хотя на такие попытки Светлана очень рассчитывала. Она уже заготовила массу «отмазок» от «ко мне мама приехала» до «Я так устала, давай лучше завтра». Она умела подогревать нетерпение мужчин, но с этим мальчиком ей по ее мнению надо было подольше воздерживаться от постели. Эти романтики, особый тип… Это не бизнесмен, которого Света бы пустила к себе на третий день, боясь что он одурманенный личным «экстримом» на работе просто забудет о ней через неделю. Это не большой чиновник, которого непременно надо удивлять своим отличием от его располневшей и отупевшей перед телевизором жены, и которого надо оберегать, как ребенка. Проявляя больше заботы и нежности и изображая даже скорее его мать, чем возможную подружку для секса. Романтики это больные на всю голову люди, которым надо устраивать сложности и приключения. Иначе они могут заскучать и захиреть. Романтиков надо уметь слушать и главное уметь восхищаться ими. Надо же какие мамонты еще бродят по каменным плато Москвы! И конечно, чем больше сложностей, тем больше сладок им вкус победы над женщиной. Но главное о чем Светлана думала, так это работает ли на романтиках «вечный» принцип: Вкладывая в девушку, они к ней привязываются больше? Или у них траты на любовь вообще не рассчитаны в голове? За последний месяц общения с Сергеем она получила от него немногое, и думала, что в чем-то ошибается «подводя» парня к кульминации. В другом случае она бы бросила эту странную игру, вернувшись к общению с более щедрыми и понятными старыми друзьями. Но кто бы и что не говорил, Сергей нравился ей и ее размышления о будущем с ним и деньгами его отца, не отпускали Светлану.

Сергей же увлеченный своей работой, своими друзьями и конечно самой Светланой, даже не думал о том, как все сложно вокруг него. Он не думал о том, что друзья ему в тайне завидуют, что их подруги подумывают о том, как бы сманить его к себе от этой откровенной «шлюхи» Светки. Что на работе вокруг него тоже довольно много завистников, которым никогда в жизни не дадут допуск в секретные архивы Генштаба и ЦК КПСС, и который так легко через старые связи отца получил сам Сергей.

Легко и приятно жить блаженным, верящим, что люди вокруг все сплошь хорошие и порядочные. И как тяжелы и почти непереносимы, бывают откровения.


предыдущая глава | Пастухи на костылях | cледующая глава