home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Штерренберг и Либенштайн. Белый и черный

Замки Штерренберг (нем. Sterrenberg) и Либенштайн (нем. Liebenstein) стоят над городком Камп-Борнхофен на гребне идущего вдоль Рейна хребта. Если первый радует сияющей белизной, то второй из-за своих темных до черноты стен вызывает ощущение тоски. Не знакомые с историей этих сооружений, наверное, не заметят цветового контраста, зато наверняка обратят внимание на стену, разделяющую их уже много веков. Пожалуй, ни с одной из рейнских построек не связано столько легенд, как с высокой каменной оградой, которую люди называют «Стена ссоры». Все сказители согласны, что возникла она после конфликта двух братьев, полюбивших одну девушку и не сумевших поделить ее мирно. Выйдя на поединок, они оба погибли, оставив свои замки без присмотра. Споры о том, как же на самом закончилась эта история, продолжаются до сих пор, ведь предания мало похожи на реальность, в данном случае запутанную и гораздо менее романтичную.

Кёльн и замки Рейна

Вид на Штерренберг


Первое документальное свидетельство в отношении белого замка относится к 1034 году, что позволяет считать его одним из самых ранних укрепленных сооружений на Среднем Рейне. Рассказывая о нем, хронисты впервые употребили название Штерренберг в 1190 году, тут же отметив, что безымянный управляющий следил за соблюдением таможенных прав в окрестном районе. Кроме того, крепость была готова послужить императору, посмей кто-нибудь нарушить границу его владений по правому берегу Рейна. Однако слабый гарнизон не слишком отличился в 1249 году, когда войска Вильгельма Голландского проникли за ворота и разрушили многие постройки.

Кёльн и замки Рейна

Вид на Либенштайн с моста


Являясь имперской собственностью, тогда Штерренберг на особых правах принадлежал двум министериалам фон Боланден, Вернеру и Филиппу, которые в самом деле поссорились и в походящий момент договорились разделить замок. После смерти одного из братьев второй предпринял попытку объединения, но опекуны малолетних детей Филиппа согласия не дали. Когда умер единственный в семье мальчик, спорная половина замка отошла к девочкам. Через несколько лет одна из сестер вышла замуж, передав свои права мужу, Альбрехту фон Либенштайну из императорской династии Габсбургов. Неизвестно, чем не понравился высокородный граф родственникам Вернера, но вскоре рядом с белым замком появился черный контрзамок, вначале небольшой и безымянный, а затем разросшийся и названный по имени создателя Либенштайном.

Кёльн и замки Рейна

План Штерренберга (А) и Либенштайна (В): 1 – бергфрид; 2 – остатки жилой постройки; 3 – малый палас; 4 – остатки постройки с рейнской стороны; 5 – первая щитовая стена; 6 – внутренний ров; 7 – вторая щитовая стена – Cтена ссоры; 8 – наружный ров; 9 – колодец; 10 – ров контрзамка; 11 – ворота; 12 – большая жилая башня; 13 – жилая башня с рейнской стороны; 14 – донжон; 15 – колодец; 16 —восточная жилая башня; 17 – батарея


Рейнские правители прибегали к такому сложному делу, как возведение контрзамков (нем. Gegenburgen) в случае осады, когда не имелось других средств для захвата. Осадные крепости строили быстро, иногда на небольшом возвышении и обязательно на расстоянии полета стрелы. В качестве основного материла, как правило, использовались дерево и земля, но здесь преобладал камень, что случалось крайне редко. Именно таким был контрзамок Рамштайн в Эльзасе, из которого велась стрельба по стенам неприступного Остенбурга. Крошечная крепость Трутцельтц сыграла свою роль во время знаменитой Эльтцской распри в первой половине XIV века: с ее наскоро сложенных стен захватчики обстреливали прекрасный Эльтц. Местом установки орудий для штурма Рейнберга послужил деревянный контрзамок Блайденек. Судя по названию, здесь использовались легендарные блайды, определившие топоним Блайденберг, которым обозначалась осадная крепость невдалеке от замка Турандт на Мозеле.

Супруг Кунигунды фон Боланден не отличался бережливостью и, взяв в долг непосильную сумму, решил рассчитаться собственностью жены, отдав Либенштайн младшим сыновьям соседа-врага Энольфа фон Штерренберга. В 1294 году соответствующие документы были оформлены, молодые рыцари Зигфрид Шенк и Людвиг переселились в свою новую «черную» обитель, взяв фамилию Либенштайн.

Тем временем умер последний представитель рода фон Боланден, и права на половину управляемого им «белого» замка в качестве залога перешли к графам Катценеленбоген. Вторую половину, как исконно принадлежавшую церкви, прибрал к рукам вездесущий архиепископ Трира. Его преемник сумел превратить Штерренберг в административный центр своих окрестных владений, правда, это значение замок сохранял около полувека, и столько же владели им трирские архиепископы. Первым их управляющим был Генрих Байер фон Боппард, как оказалось, человек непорядочный вообще, а особенно в отношении денег. Недовольный щедростью святых отцов, он пополнял свои закрома с помощью грабежей, за что был отдан под суд и, кажется, казнен.

После этих неприятных событий должность управляющего «черной» крепости перешла к Лампрехту фон Шоненбургу, о котором в хрониках сведений не имеется. Зато летописцы в подробностях рассказали о бунте, устроенном однажды жителями ближайшего к замку городка Боппард. Измученные грабежами Зигфрида Шенка, горожане обратились за помощью к архиепископу и, не получив ее, напали на рыцаря, после чего разграбили его замок. К середине XIV века разветвление генеалогического древа привело к тому, что крошечным Либенштайном владели, проживая в нем, 10 благородных семейств!

Будучи друг другу чужими или очень дальними родственниками, они являлись вассалами разных сеньоров: архиепископов Трира и Майнца, пфальцграфов, графов Нассау и Спонхайм. Каждый из хозяев старался укрепить свои владения, тесное пространство сжималось из-за новых и новых построек, большей частью жилых, а значит не приспособленных к обороне. В число высокородных друзей не входили, однако, графы фон Катценеленбоген, не раз приходившие с войной под стены «черной» крепости.

Кёльн и замки Рейна

Белый палас в белом замке


«Белый» замок, напротив, хорошел и укреплялся новыми стенами, в том числе и легендарной Стеной ссоры. Однако расцвет всегда предвещает упадок, который здесь наступил уже в начале следующего столетия: в документах 1456 года Штерренберг упомянут как старый, обветшавший и нежилой. К тому времени род Шенк фон Либенштайн (потомков Зигфрида Шенка) пресекся, и часть его собственности перешла к фон Либенштайнам (потомкам Людвига). Вкладывая силы и средства в строительство, наследники рыцаря презирали родовое гнездо, при всяком удобном случае переезжая в город, где жизнь была не такой престижной, зато веселой и удобной. К 1510 году число совладельцев «черного» замка сократилось до одного человека – Филиппа фон Либенштайна, внуки которого переселились в новый дом, не забывая время от времени навещать старый. В 1637 году сошел в могилу последний представитель династии, вызвав спор за упадочное наследство. Завладеть замком пожелали члены королевского дома Нассау-Саарбрюккен, а также император Фердинанд II, но всех переспорил некий господин Вальденбург, чья скромная фамилия завершила список хозяев Либенштайна. О последующих владельцах сегодня узнать невозможно, но известно, что в конце XVIII века жители ближайшего городка выращивали подле него картофель и рапс, благо руины предохраняли землю от оползней.

Кёльн и замки Рейна

Стена ссоры


Деревенскую идиллию не нарушила и Вторая мировая война. К счастью, ни русские, ни английские снаряды не коснулись старых стен, поэтому сегодня, бережно восстановленные, они возвышаются на соседних холмах как братья, разделенные глупой ссорой.

В Штерренберге посреди ровной площадки внутреннего двора стоит полуразрушенный бергфрид, которому вскоре предстоит подняться до первоначальной высоты. Кроме наружной стены, главной башни и колодца, в замке имеется лишь малый палас. Остальное, а именно многочисленные постройки с рейнской и северной сторон, не сохранилось даже на бумаге и потому реставрации не подлежит. Внимательный посетитель может заметить едва заметные следы здания, некогда примыкавшего к щитовой стене. Перед устроенными в ней воротами проходит ров, по-прежнему сухой и, в отсутствие иного назначения, отделяющий ядро замка от горы.

Оборонительное сооружение под названием «щитовая стена» очень типично для средневековой архитектуры Германии. Исключительная толщина вкупе с высотой позволяла ей надежно прикрывать уязвимую сторону замка. Сверху на широкой платформе размещалось большое число защитников и оставалось место для метательных машин. Лучшей опорой для нее служили скалы, а в отсутствие естественных образований щитовая стена протягивалась между башнями. Подобного рода сооружение, дополненное поперечным валом или ограждавшее выступ горы, делало крепость неприступной.

Кёльн и замки Рейна

Щитовая стена, протянутая между башнями


Кёльн и замки Рейна

Основание щитовой стены


В «белом» замке перед щитовой стеной на краю второй ровной площадки находилась Стена ссоры – с виду обычная каменная ограда, неширокая, но внушительная по высоте и толщине (2 м). Когда-то к ней примыкало 2-этажное здание с каминами и потолками, опиравшимися на массивные деревянные балки.

Либенштайн располагается выше Штерренберга, но расстояние между ними не превышает 200 м. Главная башня «черного» замка изначально была жилой, причем, не наделенная иным значением, она представляла собой донжон – тип строения, обязательный для замков Англии и Франции, но редко встречавшийся в Германии. Его предшественником считается деревянная башня на мотте. Вопреки норманнским традициям, донжон Либенштайна не был единственным сооружением внутри крепостных стен и к тому же имел квадратную форму, чем отличался от круглых французских башен.

На верхних этажах, согласно обычаю, находились теплые спальни, ниже целый уровень занимал большой зал-столовая, откуда можно было спуститься в кухню или еще ниже – в подвалы, где хранились запасы продуктов. До появления кафельных печей некоторые помещения отапливались древесным углем, горевшим в решетчатых корзинах.

Каждый из многочисленных совладельцев Либенштайна стремился к уединению внутри собственного пространства. Именно поэтому небольшой, по сути, замок располагал 4 жилыми башнями. Самая большая из них, обращенная к замку-врагу, поднималась на 7 этажей. С учетом толщины перекрытий и общей высоты здания (всего 17 м), обитавшим в ней рыцарям дома приходилось сгибать спину. Верхняя часть этой башни не сохранилась, а самая нижняя уцелела благодаря тому, что скрывалась в земле. Такая же особенность отличала башню в середине рейнской стороны, у которой над землей поднимался лишь третий этаж. Именно в ней археологи нашли круглые каменные снаряды XIV века, оставшиеся с тех пор, когда добрые бюргеры Боппарда решились на разгром замка и убийство господина. Из-за тесноты в Либенштайне жилыми были все по-стройки, включая небольшую башню в восточном углу и дом привратника, от порога которого начинался подвесной мост.

Кёльн и замки Рейна

Замок Либенштайн в 1665 году


Донжон «черного» замка стоит на скале, странным образом оказавшейся посреди ровного внутреннего двора. Со стороны Рейна у самого ее основания располагается спрятанный в нише колодец. В то время как для равнинного замка водоснабжение не представляло никаких трудностей, в горном влага казалась едва ли не драгоценностью. Если рыцарское жилище, подобно Рейнфельсу и Гутенфельсу, стояло на выступе горного склона над источником, хозяин имел возможность соорудить водопровод из дерева и глины. Впрочем, при осаде такие сооружения довольно легко разрушались, поэтому домовладельцы во времена Средневековья этим способом добычи воды пользовались нечасто.

Кёльн и замки Рейна

Интерьер замка Либенштайн


Можно не сомневаться, что каждый хозяин сознавал значимость водоснабжения, ведь без большого запаса воды замок существовать не мог. Невзирая на огромный объем работ, высокую стоимость и технические сложности, многие все же останавливались на колодцах, решаясь рыть даже в скалах. Желание иметь свежую воду требовало колоссальных усилий. В зависимости от твердости породы и нужной глубины над колодцем трудились годы, рабочие задыхались в узких шахтах, проклиная господина, которому глубокий источник обходился дороже всех замковых башен. Шахты глубиной 100 м и более вовсе не были редкостью, ведь копать приходилось от вершины горы до водоносных слоев у подошвы. Их расположение зависело от естественных причин, но предпочтение отдавалось укромному местечку во дворе, а нередко и внутри главной башни, где замковые люди спасались во время осады. Колодец под открытым небом помещался в специальную постройку, запиравшуюся на ночь, дабы никому не вздумалось испортить воду или сломать подъемное оборудование. Еще одним вариантом размещения колодца служила специальная башня, которую охраняли так же тщательно, как и ворота.

Кёльн и замки Рейна

Замок Либенштайн в настоящее время


Запасным решением являлись резервуары, куда по трубам стекала дождевая и талая вода. В качестве водосборников можно было приспособить ямы, большие деревянные ванны и вырубленные в скале маленькие цистерны. Во времена Крестовых походов богатые германские князья перенимали роскошь Святой земли, устраивая огромные бассейны в подвалах, порой достигавшие размеров целого зала. Качество воды значительно улучшали цистерны-фильтры, в которых вода проходила через слой гравия или песка. При всех их достоинствах, такие водосборники были удобны только во время осады: имея обыкновение пересыхать летом, они замерзали зимой и вообще обеспечивали водой (грязной и солоноватой) на ограниченный период.

Оттого владельцы замков никогда не полагались на единственный способ добычи влаги. Дополнением к бассейнам и колодцам являлся такой трудоемкий метод, как ежедневные походы к ручью. Немногим удавалось переложить эту сложную задачу на крестьян, поэтому воду чаще носили служанки. В немецких романах встречаются сцены с описанием раннего утра в замке, когда молодые женщины спускаются в долину, наполняют кувшины у источника и быстро идут назад, водрузив ношу на свои хрупкие плечи или на спину осла. Работа, которая кажется невыносимой современному человеку, в старину была заурядной обыденностью, а ослиные тропы и сегодня можно встретить вблизи многих горных замков.


Катц. Крепость у скалы Лорелеи | Кёльн и замки Рейна | Марксбург Неприступный