home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Храм Святого Лаврентия

Решив построить замок недалеко от столицы, Филипп II мечтал провести остаток жизни наедине с собой и Богом. Кроме того, королю требовалась выполнить волю отца, завещавшего устроить достойную усыпальницу себе, королеве и последующим монархам из рода Габсбургов. Поводом к началу строительства послужила битва при Сен-Кантене. Разбив французскую армию, испанцы разграбили город и по неведению разрушили монастырь святого Лаврентия, родившегося в Арагоне и потому особенно почитавшегося соотечественниками. Филипп не успел повлиять на события, но, узнав о вандализме своих солдат, пообещал воздвигнуть новый храм. Считается, что патрон разрушенной обители в III веке служил архидиаконом у епископа римского Сикста, заслужив народную любовь не столько праведной жизнью, сколько жестокой смертью: святой Лаврентий был зажарен на решетке по приказу императора Валериана. Осквернение храма стало первой, но отнюдь не единственной причиной строительства загородного дворца.

Второе обстоятельство заключалось в характере короля – нелюдимой, мистически настроенной личности, тяготившейся жизнью в шумной столице. По словам Хосе Сигуэнса, автора «Истории ордена Святого Иеронима», а впоследствии хранителя королевской библиотеки, «Филипп давно хотел удалиться от своего двора в то место, которое помогло бы его душе устремиться к благочестивым мыслям, к чему он имел большую склонность». Сооружение Эскориала имело и более широкое значение. У испанских королей постепенно зрела мысль о создании резиденции, которая воплотила бы мысль о мощи испанской монархии.

Начиная со времен правления Карла V этот образ понемногу, хотя и не всегда удачно, воплощался в памятниках зодчества. В перестроенном мадридском алькасаре появились черты строгой парадности, но садовые павильоны, как и весь ансамбль в целом, сохранили мавританский колорит. Остались следы ненужной изысканности, напоминавшей о желании наслаждаться жизнью. Задолго до отделки стало ясно, что новая архитектура не вписывалась в рамки арабских традиций, поэтому сама затея дополнить старинный ансамбль дворцом иного стиля показалась неудачной: здание так и не было достроено. Однако в образе подобного сооружения в Гранаде явственно звучала идея державной мощи, вполне отвечавшая духу времени. Именно этот замысел осознал и сумел воплотить в Эскориале Филипп II.

Выбирая место для будущей резиденции, «король искал пейзаж, благоприятный для религиозных раздумий, способствовавший возвышению души». Таковой нашелся к северо-западу от Мадрида, в долине реки Мансанарес. Именно здесь, недалеко от селения Эль Эскориал, появился одноименный замок, объединивший в себе храм в честь святого и королевское жилище со склепом покойных императоров.

Испанское слово «escoria» означает «шлак»; отсюда произошло название как селения, так и самого архитектурного ансамбля. Комиссия отметила весьма благоприятные климатические условия местности на южных склонах ближайших к столице гор, большое количество чистых источников, но главным аргументом в пользу строительства оказались залежи светлого гранита, как нельзя лучше подходившего для дворца. Здешний ландшафт действительно вызывает мысли о вечности. На темном фоне горной цепи Сьерра-Гвадаррама комплекс зданий выглядит огромной глыбой, застывшей в суровом благочестивом великолепии. Все заключенные в нем постройки рассчитывались на века. Внешний эффект и долговечность обеспечивал материал – очень прочный гранит светло-серого цвета.

Мадрид и Толедо

Алонсо Санчес Коэльо. Портрет Филиппа II


В старину по мере продвижения к Эскориалу путешественник погружался в атмосферу возвышенной красоты. От берегов реки начинался плавный подъем, затем становились видны каменистые откосы, бурая земля, нагромождения камней, кустарники и редко стоящие сосны. По пути встречались красные черепичные крыши сельских домов, в одном из которых во время строительства Эскориала часто останавливался Филипп II.

После возделанных участков начинались дубовые рощи, а за вторым подъемом открывался эффектный вид на замок: грандиозный амфитеатр серых скал и безупречный в своей правильности прямоугольник ансамбля у подножия.

Мадрид и Толедо

Северный фасад Эскориала


Совсем иначе виделся Эскориал с севера. От горных склонов он представал безлюдным городом, раскинувшимся в огромной, залитой солнечным светом долине. Взору открывались бесконечные просторы, цепи сиренево-синих гор, чистое небо – беспредельный прекрасный мир, который не может затмить даже самая величественная архитектура. Впрочем, для создания этого мира создателям Эскориала потребовалось найти для дворца особые образные формы.

Конструкция основного здания символизировала орудие пытки, ускорившие переход святого Лаврентия в мир иной. Массивный четырехугольный дворец походил на перевернутую решетку, на которой он был зажарен: четыре угловые башни означали ножки, а несколько выступающий дом инфантов – ручку. Начавшееся в 1563 году строительство велось около 20 лет под непосредственным контролем Филиппа. Обычно медлительный, здесь король с исключительной быстротой решал текущие вопросы, лично утверждал все чертежи. Он непрестанно интересовался тем, как продвигаются дела, требовал подробных докладов, наблюдая за ходом работ со скалы, где стояло так называемое кресло короля. Назначенный им начальник стройки, монах ордена иеронимитов Антонио де Вильякастина, к счастью, оказался хорошим организатором. К возведению дворца привлекались рабочие из всех районов Испании; участвовали в строительстве и другие страны Европы. Из дальних уголков страны доставлялись сосновый лес, мрамор, кованые решетки, церковная утварь, кресты, светильники, ткани, вышивки. Испанские колонисты в Америке поставляли золото, ценные породы дерева и строевой лес.

Зодчие использовали мрамор всевозможных оттенков, от белого, добытого в Филабресских горах, до темно-коричневого и красноватого, привозимого из Гранады. Из каменоломен Бурго де Осма поставлялся зеленый поделочный камень яшма. В проектировании и строительных работах участвовали именитые зодчие не только Испании, но и Фландрии, Флоренции, Милана.

Создание столь грандиозного комплекса трудно назвать прихотью скучающего владыки. Эскориал явился своеобразным символом абсолютизма, точно так же, как, например, Уайтхолл в Лондоне или французский Версаль, выросший в предместье Парижа столетие спустя. Величественный дворец стал воплощением высокой идеи, поэтому его создание было так важно и для короля, и для государства.

Первый архитектор Эскориала принадлежал к поколению испанских мастеров, чье творчество сформировалось под влиянием идей итальянского Высокого Возрождения. Хуан Батиста де Толедо учился в Италии, где долго работал, внеся лепту в создание купола собора Святого Петра в Риме. В 1559 году король призвал мастера ко двору, и тот быстро выдвинулся, получив звание придворного архитектора, а с ними большое количество заказов, в том числе весьма ответственных. Впрочем, работа над новой резиденцией принесла Хуану де Толедо немало огорчений. Вначале он представил заказчику план, изначальный макет и полный проект ансамбля. По замыслу, ансамблю надлежало объединить в себе монастырь, пантеон и королевский дворец. Однако использование ренессансной пластической концепции в декоре вызвало недовольство короля, и проект перешел на рассмотрение флорентийских академиков, высказавших суровую критику в адрес автора.

К сожалению, идеи Хуана де Толедо не соответствовали ни вкусам Филиппа, ни духу времени. После его смерти в 1567 году строительство возглавил Хуан де Эррера – ученик, хотя и не последователь покойного зодчего, ставший истинным создателем Эскориала. Уроженец Астурии, сын небогатого крестьянина из селения Мобельян, он прошел сложный путь от солдата до королевского архитектора. Узнав тяготы жизни, мастер строил свою судьбу исходя из потребности новых знаний и тяги к творчеству. Увлекающийся, эмоциональный, талантливый Эррера был ревностным поклонником всего, что относилось к Ренессансу. Получив прекрасное философское и гуманитарное образование в Вальядолидском университете, он увлекся зодчеством. Во время изучения архитектуры любимый предмет сочетался с точными науками, прежде всего с математикой. Именно он является автором популярного в свое время теоретического трактата «Размышление о фигуре куба».

Обладая аналитическим складом ума, Эррера уже в молодости был признанным теоретиком. В практической деятельности зодчий обнаружил себя новатором, обогатившим технику строительства дворца интересными изобретениями. Учитывая стремление короля к простоте и строгости, он существенно изменил план Хуана де Толедо, подчинив сооружение новой, единой образной системе. Гармония силуэта и пространственной композиции комплекса была достигнута после того, как здание увеличилось в ширину, удвоилось число его этажей, а фасады соединились общим карнизом.

Мадрид и Толедо

Южный фасад Эскориала


Главное здание представляет собой гигантский прямоугольник со сторонами 208 и 162 м. Рассеченный основной осью с запада на восток, дворец монотонно тянется до восточной части, где зодчий оставил выступ – ручку решетки, то есть королевские покои. Расположение зданий и внутренних дворов в каждом из отсеков подчинено основному принципу деления плана на правильные прямоугольные части. Завершает ансамбль купол собора Святого Лаврентия.

По углам прямоугольника находятся четыре башни, каждая высотой 56 м. В плане Эскориал имеет большое сходство с алькасарами, которыми так гордятся испанцы. Кроме того, специалисты могут отметить в нем черты архитектуры госпиталей с их четким симметричным планом в виде креста, особой системой замкнутых дворов и обходных галерей. Вместе с куполами собора все эти элементы придают сооружению структурное единство, чем мог бы гордиться создатель Эскориала.

Творение Филиппа является первым в истории испанского зодчества образцом архитектурного ансамбля. Правда, ему предшествовала Альгамбра, но та строилась в арабской традиции, то есть представляла собой чисто светскую постройку в виде куба, с внутренним двором в качестве центра архитектурной композиции. В Эскориале уже при взгляде издалека возникает тема монастыря. Основным элементом во всей объемно-пространственной композиции является собор, возвышающийся над стенами гранитного прямоугольника. Стены грандиозного сооружения, дополненные угловыми башнями, действительно имеют сходство с монастырскими укреплениями. Главный западный вход напоминает фасад церкви и тем самым задает тон ансамблю, подчеркивая не светский, а культовый характер сооружения.

Через три века после начала строительства Эскориал практически утратил значение оплота монархии. Став памятником мистицизму прошлого, он еще не успел превратиться в музей, посещался редкими гостями, оставлявшими в своих дневниках интересные записи. Так, русский географ Пётр Чихачев упоминал о челюстях кита, висевших на стене дворца со стороны парадного входа. По слухам, животное поймали рыбаки Валенсии в 1574 году, а причина размещения его зубов в королевской резиденции осталась тайной. Предполагается, что существовало поверье, согласно которому, мощь кита передавалась тому, кто владел хотя бы частью гигантского скелета.

Мадрид и Толедо

Западный портал Эскориала


Мадрид и Толедо

Двор евангелистов


По традиции замок вписан в пейзаж, но архитектор захотел визуально подчинить окружающий мир своему творению, поэтому в данном случае нельзя говорить о единении с природой. В соответствии с монашеским восприятием мира здесь естество изолировано и удалено от человека. Первый архитектор Эскориала планировал устроить во внутренних дворах пышные цветники, похожие, по его словам, на «прекрасные турецкие ковры». В проекте Хуана де Эрреры этот замысел не претерпел значительных изменений. Филипп II очень любил цветы, и во времена его проживания в Эскориале один из дворов был украшен прекрасными цветниками. Композиции из растений не противоречили общему стилю ансамбля. Четкие геометрические контуры имели газоны, низкие бассейны и кустарники, которым монахи придавали форму шара или пирамиды.

Самый большой и наиболее совершенный с архитектурной точки зрения Двор евангелистов в старину располагал изящной открытой аркадой и в те времена был настоящим монастырским патио. Примыкающий к монастырю и собору, он представлял собой участок квадратной формы, окруженный двухъярусной галереей, обрамленной снизу полуколоннами дорического ордера. Верхний ярус украшали ионические полуколонны. Оба уровня разделялись широкими горизонталями архитрава, зрительно объединяясь общим карнизом с балюстрадой. Когда аркаду замуровали, на месте широких проемов остались небольшие просветы с решетками, через которые проникал слабый свет. Более удобная для пользования, в таком виде галерея усилила впечатление замкнутости некогда светлого и уютного, несмотря на размеры, Двора евангелистов. Свое название он получил от одноименного колодца, устроенного в центре площадки по подобию храма. Миниатюрная церковь была увенчана куполом со световым фонарем и обрамлена балюстрадой. В нишах невысоких стенок постройки размещались статуи Матфея, Луки, Марка, Иоанна работы скульптора Хуана Монегро.

По Галерее выздоравливающих некогда прогуливались окрепшие после болезни монахи. С нее открывался вид на партер, тянувшийся вдоль всего фасада и обрамленный низкими боскетами (от фр. bosquet), как французы называли посаженную в декоративных целях густую группу кустов, выстриженных в виде ровных стенок. Внизу находилась площадь с невысоким гладким парапетом, выложенная каменными плитами. Уровнем ниже располагались бассейн прямоугольной формы и большой, вытянутый в длину плодовый сад. В юго-западном углу размещался монастырский госпиталь. Выходя из больницы на галерею, обитатели монастыря могли любоваться величественной, уходящей в бесконечность перспективой дворцового ансамбля.

Мадрид и Толедо

Двор царей


Так называемый Двор царей – самый большой двор в Эскориале – выглядит гораздо меньше, чем в действительности. Эффект уменьшения размеров вкупе с впечатлением замкнутости создают высокие здания, обрамляющие участок со всех сторон. Помимо собора, в этом дворе располагаются четырехэтажная семинария и похожие по виду кельи монахов. Сегодня все постройки покрыты шиферной кровлей и объединены общим карнизом.

Следуя от портала к собору, посетитель невольно останавливается перед шестью дорическими полуколоннами и тремя арочными проемами. Рассматривая верхнюю часть скульптурной композиции, трудно не заметить гладкий аттик фронтона, который служит фоном для статуй царей Иудеи. Ветхозаветные монархи держат в руках инструменты, с помощью которых был построен Иерусалимский храм. Иосафат изображен с топором, Езекия – с тараном, Манасия – с отвесом, Соломон – с книгами, Давид – с арфой и мечом. Установленные на высокие постаменты изваяния принадлежат резцу испанского скульптора Хуана Батисты Монегро. При создании туловищ ваятель работал с гранитом, сделав головы и руки из белого мрамора, а короны и скипетры – из бронзы с позолотой. Фигуры облачены в развевающиеся одеяния и выглядят очень эффектно на фоне четких архитектурных форм.

Со времен Филиппа II Эскориал являлся воплощением христианских традиций. Он стал для испанцев тем, чем был храм Соломона для людей, почитавших Ветхий завет. Внешний вид замка считался в Испании смелым новаторством. Современники восхищались мастерством архитектора, точно уловившего дух своего времени, глубоко осмыслившего его идеалы. Личность Хуана де Эрреры, талантливого зодчего, вдумчивого математика, сочетавшего в себе строгую дисциплину военного с выдержкой и бесстрастностью придворного, наложила заметный отпечаток на сооруженный им ансамбль.

Мадрид и Толедо
Мадрид и Толедо

Купол собора Святого Лаврентия


Творчество создателя Эскориала определило появление своеобразного стилевого направления в испанском искусстве: популярная в XVI–XVIII веках манера десорноментадо («безорнаментальность») иначе называется по имени создателя эрререско.

Хуан де Эррера нашел удачное соотношение между куполом собора и угловыми башнями, сильно вытянутыми вдоль фасада. Необыкновенно выразительны стены пятиэтажных фасадов – гладкие, плоские, словно уходящие в бесконечность. Их лаконичный декор создает впечатление общего движения. Ощущению единого ритма способствуют часто расположенные окна и горизонтальные тяги, которые являются не украшением, а необходимым элементом общей композиции.

Все постройки Эскориала выдержаны в едином монументальном стиле и включены в строгую геометрическую систему ансамбля. Комплекс в долине Мансанарес пронизан духом математической логики, определяющей некую музыкальность его пропорций. Детали и формы сведены к простым геометрическим телам – шару и кубу, что заставляет думать об Эскориале как о музыке, застывшей и одновременно звучащей по-испански гордо.


Эскориал | Мадрид и Толедо | Обитель предков