home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Валлетта

Выражая общее мнение, орденский историк Джакомо Босио с похвалой отзывался об итальянском обычае дополнять названия городов романтичными прозвищами. Например, Палермо представлялся felice – «cчастливым», Мессина – nobilissima – «благородной», Сиракузы – fedelissima – «верными», Катания – chiarissima – «светлейшей». Средневековую Мдину, как и все острова в римские времена, называли notabile. В названии новой столицы к имени великого магистра добавляли – umilissima – «преданная» в напоминание о существенной роли Мальты в борьбе с Оттоманской империей.

Через год после Великой осады великий магистр де ла Валлетт начал строительство города, впоследствии названного в его честь. Глава ордена скончался в 1568 году и был погребен в новой церкви Святой Матери Победной. Спустя несколько лет его творение получило статус столицы орденского государства, а прах был перенесен в алтарь собора Святого Иоанна.

Мальта

Крепостные сооружения Валлетты


Строительная площадка, которой предстояло стать прекрасным городом, раскинулась к юго-западу от форта Сан-Эльмо, заняв отнюдь не плоскую вершину горы Сцеберрас. Странный выбор места определили, конечно, не отвесные скалы из песчаника, не отсутствие удобных причалов и питьевой воды, а близость Большой гавани. По плану столице отводилась роль несокрушимого бастиона, вследствие чего постройки были обнесены толстыми стенами.

Мощные оборонительные сооружения стали определяющим фактором при защите гавани и острова в целом. Разбив турецкое войско, победители испытали сильное желание покинуть лежащий в руинах остров. Груды камня на фоне унылого пейзажа вызывали тоску и, более того, сомнение в том, что разоренная земля сможет приобрести хотя бы довоенный облик. Даже великий магистр начал думать о переезде на континент, куда, кстати, отправились многие молодые кавалеры. Однако, вспомнив годы скитаний, унизительные мольбы о помощи, равнодушие сильных мира сего, он решился на возрождение Мальты, доставшейся слишком дорого, чтобы так легко от нее отказаться. Сомнения окончательно отпали, когда из Рима прибыл посланец папы, знаменитый военный архитектор Франческо Лапарелли де Картона. Известный всей Европе в качестве лучшего специалиста по фортификации, он прославился службой у герцога Козимо Медичи и смелыми проектами, вполне достойными ученика Микеланджело. Застав рыцарей в подавленном настроении, он уже через несколько дней представил на рассмотрение капитула детальный план застройки острова. Восковая модель будущей столицы была отправлена в Испанию для получения отзыва короля Филиппа II, и тот после некоторых поправок дал разрешение на строительство. Перед началом возведения фортификационных сооружений нужно было устроить широкий ров между двумя гаванями, чтобы отделить будущий город от основной части острова. По документам тех лет длина его составила 1000 м, глубина – 18 м и ширина – 20 м. Основные контуры построек намечали глинобитные стены и траншеи. Проектом предусматривалось срыть Сцеберрас, но завершить начатую планировку не удалось, поскольку, получив весть о скором нашествии турок, рыцари бросили основные силы на возведение стен. Таким образом Валлетта осталась на холмах и, как выяснилось, к счастью, ведь крутые улочки, сбегающие вниз по склонам горы, составляют характерную и весьма привлекательную особенность города.

Мальта

Бастион в составе оборонительных сооружений Валлетты


Всего несколько лет потребовалось строителям, чтобы завершить работу над созданием круговой оборонительной системы, состоящей из связанных между собой бастионов, равелинов, дозорных башен. Если учитывать объем работ, примитивные орудия и консерватизм позднего Средневековья, то столь короткий срок являлся рекордным. Никогда еще в Европе город целиком не строился по заранее подготовленным планам и чертежам. Его великолепие сложилось из таких составляющих, как единый стиль построек, мастерская работа каменщиков, но главное – однородность удивительно красивого материала, в качестве которого зодчий выбрал золотистый известняк.

Средневековые города возникали сами собой и строились стихийно, без учета природных особенностей. Великий магистр не хотел видеть новую столицу только лишь неприступной крепостью. По замыслу ей надлежало стать символом культурной и созидательной мощи ордена: «Мы – господа, строим великий город для господ». Основной рабочей силой выступали, конечно, не кавалеры. На ближайших к побережью холмах круглыми сутками копались тысячи наемных рабочих, прибывших из Сицилии и окрестных селений. Время прокладки улиц настало только после того, как поверхность площадки была выровнена, а почва осушена.

После отъезда Лапарелли право продолжать строительство перешло к его местному ученику Джероламо Кассару. Подобно итальянцу, смелый и талантливый, он с одинаковым мастерством сооружал общественные здания, храмы и дворцы с огромным количеством залов, уютных покоев, с тайными переходами и подземными конюшнями. Заслуги мальтийского зодчего перед орденом впоследствии были увековечены в названии одноименной улицы Валлетты, изящной дугой огибающей бастион Святого Джеймса. В условиях обилия средств постройки вырастали очень быстро, ведь папа разрешил трудиться даже в праздничные дни. Глава ордена работал наравне с остальными, выполнял обязанности каменщика и плотника, разделяя трапезу с мастерами. Когда закончились деньги, он приказал отчеканить монеты с изображением соединенных рук, олицетворявших дружбу и согласие. Получив очередной дар, гроссмейстер сумел обменять медные монеты на серебро и золото, заслужив тем еще большее уважение.

Мальта

Арочный мост в Валлетте


Де ла Валлетт заложил первый камень в основание будущей резиденции в 1566 году, а спустя 5 лет его преемник Пьер дель Монте совершил торжественный въезд через главные городские ворота. После праздничной мессы глава ордена направился на обед к племяннику Евстахио в сопровождении свиты и всех рыцарей. Следующий день был посвящен поиску места для жилища великого магистра. По слухам, дворец возвели на участке, предоставленном ордену знатным мальтийским семейством. Земля досталась братьям в вечное пользование за символическую плату в 5 зерен пшеницы и стакан воды из колодца; позже этот источник оказался в центре внутреннего дворика.

В течение веков резиденция гроссмейстера много раз перестраивалась, однако старинные фасады, выходящие на площадь Республики, невольно заставляют вспомнить прошлое, поскольку облик квартала складывался по мере того, как росла и укреплялась столица.

Вскоре после символического открытия Валлетты увидели свет памятные медали с изображением нового города, датой завершения основного строительства и надписью: «Malta Renascens» – «Возрожденная Мальта». За толстыми стенами крепости возвышался город дворцов и соборов, вполне отвечавший архитектурным идеалам своего времени, весьма требовательного к красоте. Улицы были проложены строго перпендикулярно друг к другу. Широкие и длинные продольные трассы позволяли разъехаться двум экипажам; узкие и более короткие поперечные предназначались для пешеходов и портшезов.

Мальта

Кастильское подворье в Валлетте


Композиция города основывалась на принципах средневекового аскетизма. Кассар работал в идеальном для зодчества стиле ренессанса, а его последователи дополнили строгие формы умеренной пышностью барокко. Сложившийся тогда архитектурный ландшафт острова сохранился практически без изменений, и сегодня столица, как прежде, удивляет единством ансамбля. Функциональность, миниатюрность, изящество светских построек Валлетты чудесным образом гармонируют с тяжеловесной монументальностью крепостных построек. Благодаря мальтийскому зодчему в городе появился величественный кафедральный собор Святого Иоанна и обержи, как тогда называли подворья с рыцарскими общежитиями, принадлежавшие национальным отделениям ордена. Появлению этого типа сооружений мировая архитектура обязана именно Кассару, при участии которого возникли Овернское, Итальянское, Арагонское и Кастильское подворья. Подобно многим зданиям столицы, последнее спустя два века было перестроено в духе барокко.

Главная церковь ордена располагалась несколько необычно: не поперек, как требовали правила градостроительства, а вдоль оси улицы Республики. Ее фасад выходил в короткий переулок. Впоследствии у бокового крыла, напротив здания верховного суда Мальты был установлен памятник героям Великой осады.

В отличие от цитадели Родоса мальтийская твердыня не была обособлена от других построек. Красивые дома, в которых жили представители правящих кругов ордена, придавали столице более светский характер и европейский вид. С распространением моды на барокко многие из творений Кассара претерпели изменения, которые коснулись и внешнего вида, и внутренней отделки зданий. К счастью, пышно украшенные фасады в целом не повлияли на городской вид, а напротив, сообщили городской композиции приятное разнообразие. Удачный союз ренессансных форм и барочной отделки можно отметить в резиденциях дворцового типа, подобных замку Вердаля в Валлетте. Столь же гармоничное сочетание отличает дворцы знатных рыцарей, с XVII века украшавшие многие города архипелага. Особенно эффектными были палаццо Ингуанес в Мдине, палаццо Уффицио в Витториозо, летний дворец Висконти в Бускетто, палаццо Сельмун в поселке Монте-ди-Реденцион.

Если внешним видом столица обязана местным зодчим, то в украшении интерьеров решающим стало участие итальянских художников. Кроме Караваджо, убранством мальтийских дворцов занимались Дж. Б. Караччоло из Неаполя, Маттио Прети из Калабрии, Л. Спада из Болоньи.

Если итальянцам не было равных в исполнении гобеленов и живописи, то мальтийские мастера, например скульптор М. Гафа, лучше работали с камнем, особенно проявив себя в фасадных статуях святых и геральдических украшениях порталов.

Мальта

Ворота палаццо Сельмун


Валлетта росла и богато украшалась, чему не препятствовали даже денежные затруднения, время от времени нарушавшие спокойное существование кавалеров. В таких случаях неизменно приходила помощь извне. В документах сказано, что однажды папа римский расщедрился на 15 тысяч крон, 30 тысяч крузейрос выделил король Португалии, 90 тысяч ливров – Испании, и почти вдвое больше дал французский монарх. Эмоциональные заметки о первоначальном облике Валлетты оставил участник английской военной экспедиции, корабельный священник Генри Тонж. Записи в его дневнике датированы 1676 годом и начинаются восхищенным замечанием о том, что «даже самые интересные дела стоит оставить для того, чтобы взглянуть на благородные города Мальты. Валлетта предстает пред взором единой крепостью, расположенной на идеально подходившей для этой цели скале, ощерившейся пушками, отлитыми из чистой бронзы. Здесь нет нужды в часовых, настолько неприступными выглядят стены. Кроме того, их окружают две глубокие, незаполненные водой канавы, вырубленные в скале и расположенные террасами, настолько широкие, что через них невозможно переправиться. В центре города размещается целая армия, поэтому каждый дом представляет собой настоящий замок».

Далее проницательный священник отметил огромное количество складов, где хранились внушительные запасы продуктов на случай осады: «Хранилища в виде глубоких колодцев… и в них всегда имеется зерно и другие съестные припасы для 300 человек на срок до 3 лет». Мальтийские форты всегда считались неприступными и действительно являлись таковыми. Крепостные стены были частично выдолблены в скалах, частично сложены из плотно пригнанного светлого камня и окружены глубоким рвом, который копали пленные турки.

Грандиозная цитадель Валлетты почти не изменилась со времен Великой осады. Ее улицы остались узкими и кривыми; немного обветшали форты, хотя стены, не утратив ни сантиметра высоты, все еще способны отразить нападение многотысячной армии. В систему укреплений вошли ходы и камеры доисторических катакомб. Подземелья с низкими сводами подходили для складирования зерна, в более просторных пещерах защитники крепости укрывались во время затяжных боев. Собственно, под Валлеттой когда-то существовал второй город, где постоянно жили бедняки, не нашедшие места под солнцем. Их подземные дома соседствовали с древними храмами. По слухам, длина и взаимосвязь подземных тоннелей Мальты позволяют пересечь ее из конца в конец. Тогдашние знатоки «темной части» столицы в самом деле могли пройти весь остров, не поднимаясь на поверхность. Вольная жизнь мальтийских диггеров закончилась в начале прошлого века, когда в подземельях бесследно исчезла группа школьников. После этой трагедии городские власти распорядились перекрыть все известные входы, чем спасли от жуткой смерти многих своих соотечественников.

Мальта

Галерея в порту Валлетты


В пору своего пребывания на архипелаге орден Святого Иоанна Иерусалимского превратился в мощную державу, обладающую лучшим в Европе флотом. Почти 200 лет его корабли контролировали морскую часть Средиземноморья, обеспечив союзу славу «морского щита» Европы. Огромные конвойные суда с белым восьмиконечным крестом защищали торговые суда от турецких корсаров. Трижды в год галеры ордена выходили на корсо – так называлась погоня за пиратскими судами в открытом море. Члены экипажей захваченных кораблей становились рабами, поэтому в орденском флоте не ощущалось недостатка галерных гребцов. Кавалеры участвовали в морских сражениях, считая долгом оказывать помощь правителям Испании, Рима, Венеции, Генуи, Неаполя и Пармы. Один из главных маршрутов патрулирования мальтийских галер начинался в Неаполе, проходил через Мессину и завершался в Валлетте, обеспечивая снабжение острова, а также постоянную связь с материковыми государствами.

В 1571 году команда доблестного капитана Пьетро Джустиниани помогла итальянцам разгромить турок в морском сражении при Лепанто: 3 мальтийские галеры вступили в бой с 30 кораблями противника, потопив всю флотилию ценой единственного судна. После того боя Турция надолго утратила господство на просторах Средиземного моря. Для Османской империи это поражение стало первым проявлением слабости. Тем не менее опасность вторжения турок была реальной, особенно когда султан Селим, сын Сулеймана и его любимой жены, бывшей наложницы-украинки Роксоланы, захватил Тунис, в последний момент обойдя Мальту стороной.

Участием Мальтийского ордена отмечены военные экспедиции испанцев в Алжире и французов в Канаде. Заметный след в истории войн оставил поход, завершившийся взятием городов Наварин и Хиос. В начале XVII века мальтийские кавалеры высадились на западном побережье Пелопоннеса, опустошив города Лепанто и Патры. Им принадлежит сомнительная заслуга в захвате Коринфа, победе при Сан-Маро, усмирение бунтовщиков в герцогствах Парма и Пьяченца. Зато разгром турецкого флота в проливе Дарданеллы имел последствием события 1615 года, когда прибывший на Мальту 5-тысячный турецкий отряд закончил операцию на дне моря.

К 1632 году на архипелаге проживало около 50 тысяч человек. Большая их часть проживала в столице и близлежащих селениях Биргу и Сенглеа, составлявших единый укрепленный комплекс вокруг Большой гавани. В то время значительно усиленный флот госпитальеров часто вступал в неравные схватки и неизменно выходил победителем. В хрониках описаны победы мальтийцев над превосходящими силами врага: «Военные подвиги кавалеров не переставали возвышать славу их оружия. Брат Адриан Ланго с одним кораблем „Святая Екатерина“ атаковал 7 алжирских кораблей, обратил их в бегство и даже захватил один, именовавшийся „Полумесяц“, уничтожив 40 пушек и 400 человек экипажа, тогда как сам потерял только 7 матросов».

Мальтийский орден официально являлся сувереном и в этом качестве присутствовал на самых престижных европейских собраниях: Вестфальском мирном конгрессе и Нюрнбергских переговорах суверенов – участников мирного договора. Кроме того, кавалеры принимали участие в заключении мирных договоров в Ниймегене, Утрехте, присутствовали на переговорах Польши с Россией в конце XVIII века. С 1607 года звание «великий магистр» объединялось с титулом «князь Священной Римской империи», а немного позже дополнилось соответствующим кардиналу статусом «высокопреосвященство», который иногда переводится как «преимущество» или «преимущественнейшая светлость». Постоянные посольства иоаннитов находились при королевских дворах в Риме, Париже, Мадриде, Вене, а многие из освоивших дипломатию кавалеров служили поверенными европейских монархов.

Мальта

Набережная Валлетты


В течение всей мальтийской истории мощный орденский флот принимал активное участие в армейских операциях, предпринимаемых союзными державами в Средиземном море. Приоритет военного дела не помешал развитию искусства и науки, занятия которыми поощрялись всеми главами ордена. Нигде в мире не было такой превосходной морской академии: курс обучения на Мальте проходили наследники королей, а монархи в свою очередь старались заманить на службу орденских моряков. Помимо публичных школ, в Валлетте действовал знаменитый Мальтийский колледж, впоследствии преобразованный в университет. В фондах столичной библиотеки насчитывалось более 900 тысяч рукописных и печатных изданий, но рыцари в духовных богатствах не нуждались. К сожалению, первоначальные фонды не сохранились, поскольку все содержимое библиотеки было вывезено Наполеоном и погибло вместе с судном у берегов Египта. В отличие от книг роскошное по виду и убранству здание библиотеки уцелело и ныне представляет собой образец местного классицизма, возникшего на Мальте благодаря местному зодчему С. Иттару.

Несмотря на успехи в морском деле, прогресс проникал на острова слишком медленно. Жизнь в мире стремительно менялась, а Мальта существовала в Средневековье. Печатные дворы появились в Валлетте на несколько столетий позже, чем в Европе. Диплом мальтийского университета признавали только в Италии, хотя в нем работали известные ученые и действовала редкая для других учебных заведений кафедра арабского языка и культуры. Ее основал и долго возглавлял коренной мальтиец Антонио Вассало, подготовивший первую научную грамматику и словарь арабского языка.

Мальта

Здание Национальной библиотеки


Рыцари восточных языков не знали и не общались с местными на их родном мальтийском, предпочитая родную речь, итальянскую и французскую, тем более что братья этих национальностей составляли подавляющее большинство членов Мальтийского ордена. Занятые рыцарями острова издревле служили местом стоянки кораблей и войск, поэтому здешняя промышленность развивалась в соответствии с потребностями армии. В прошлых столетиях основную роль в экономике страны играло судостроение, которому посвящен Морской музей в Витториозо. Богатые экспозиции этого почтенного заведения дают возможность познакомиться с историей местного судоходства, начиная от финикийских времен и до сегодняшнего дня.

В годы присутствия англичан в Большой гавани появились первые доки, отчего на острове резко увеличилось число рабочих мест. Во время Крымской войны отсюда уходили войска и сюда же возвращались раненые, которых лечили в местных госпиталях или отправляли на континент. К середине XIX века пароходы окончательно вытеснили парусные суда, и архипелаг начал существовать в новом качестве, став пунктом пополнения запасов угля. С дальнейшим развитием торгового мореплавания возросла его роль как перевалочной базы для коммерческих судов, чему во многом способствовало открытие Суэцкого канала в 1869 году. История судоходства Мальты представлена в экспонатах Морского музея, где можно увидеть оригинальные ружья и холодное оружие рыцарских времен, модели парусных кораблей и галеонов, а также барки великих магистров Антуана Маноэля де Вильхены и Алофа де Виньякура.

Знакомство с культурной жизнью страны лучше всего начинать с экспозиции Музея искусств, открытого в XVIII веке. Его фонды включают в себя картины, скульптуры и мебель орденских времен. Произведения Перуджино, Карпаччио, Доменико ди Михелино, Тинторетто, Тьеполо и менее известных живописцев Матиаса Стомера, Рени, Фаврая, Валентина, Риверы, Вернета собраны в уникальном здании, архитектура которого является прекрасной рамкой для работ великих мастеров.

Самые красивые постройки столицы относятся к последним десятилетиям мальтийской истории ордена. Заслуга в том, что центр воинственного союза выглядел роскошным светским городом, принадлежит инженеру Бальтазаре Ланчи. Он сменил на посту зодчего Бартоломео Ганга, который прибыл на Мальту по приглашению де ла Валлетта и, к несчастью, умер. В отличие от покойного коллеги молодой архитектор умел строить не только крепости. Его план, принятый безоговорочно и, как оказалось, окончательно, послужил руководством для следующих поколений строителей города. Самым лучшим произведением Ланчи признается знаменитый госпиталь, по традиции, размерам и значению названный Большим.


Великая осада | Мальта | Госпитали и госпитальеры