home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Сторона Лоренц

Современные города чаще оставляют впечатление цельной, но, к сожалению, не всегда удачной композиции. Старые, в отличие он них, состоят из деталей, причем каждый архитектурный элемент имеет свой тайный смысл. Романтично настроенным путешественникам старинное зодчество напоминает фолианты, где можно найти черты слащавого любовного романа, исторической хроники, Священного Писания и многого того, что может возникнуть в сознании поклонника старины. Нюрнберг действительно состоит из символов: углы жилых домов охраняют статуи рыцарей в доспехах с поверженными драконами под ногами, не воинственное, зато веками проверенное заступничество предлагает Богородица, имперские тайны хранят крылатые девы и двуглавые орлы над входом в Кайзербург. Грифон, терзающий медведя на одном из нюрнбергских домов, казалось, связан с петроглифами саков из Великой Степи, хотя по времени должен был бы относиться к Священной Римской империи.

Тем не менее самым богатым сакральными знаками объектом считается храм Святого Лаврентия, или Лоренца, как имя почитаемого во всей Европе святого звучит на латинском языке. Воздвигнутая на противоположном от храма Святого Себальдуса берегу реки, вторая по значимости церковь Нюрнберга, как и первая, определила название целого района – стороны Лоренц. Заложенный в 1287 году, он строился почти 200 лет, в итоге став самым большим протестантским храмом в Баварии. Здание в чуть неправильном готическом стиле возведено из темно-красного песчаника, который придает ему мрачноватый, зато незабываемо чарующий вид. Его фасад, оформленный барельефами на соответствующие сюжеты, напоминает каменную Библию: сцена Рождества с яслями, звездой и волхвами, рядом изображения Бегства в Египет, Избиения младенцев, скорбного пути Иисуса Христа с крестом на плечах, Страшного суда как апофеоза христианского учения. Каменные праведники, смиренно склонив головы, возвышаются над грешниками с пустыми глазницами, которые испуганно, словно не желая того, выбираются из гробов.

Мюнхен и Нюрнберг

Церковь Святого Лаврентия


К 1332 году храм обрел главный вход, украшенный рельефной скульптурой и роскошной готической розой диаметром 9 м. Башня с северной стороны, возведенная чуть раньше основного здания, сгорела в середине XIX века, но вскоре была восстановлена, правда, в измененном виде, и покрыта позолоченной крышей.

Мюнхен и Нюрнберг

Декор фасада церкви


Мюнхен и Нюрнберг

Хоры в главном зале


Мюнхен и Нюрнберг

Вейт Штосс. Благовещение. Скульптура церкви Святого Лаврентия, 1518


Столь же сильное впечатление производит интерьер храма. Из превосходных витражей на 11 окнах хоров лучшими представляются стекла с генеалогическим древом и четырьмя евангелистами. Изящные запрестольные образы работы Дюрера и Вольгемута дополняет дарохранительница. Сделанная из камня, украшенная статуями, статуэтками, барельефами, она возвышается, достигая 20 м в высоту, пирамидальной башней на опорах в виде коленопреклоненных фигур, завершаясь склонившимся цветочным стеблем. Если отделка главного алтаря и хоров производилась в XIX веке, то остальное убранство храма относится к творчеству старых мастеров: Петера Вишера (люстра на хорах), Адама Краффта (одна из коленопреклоненных фигур) и Вейта Штосса («Благовещение»). Последняя, именуемая в народе «Ангельским приветом», подвешена высоко на хорах и потому выглядит небольшой, несмотря на то что главные фигуры выше среднего человеческого роста. Отсутствие фона, раздробленный медальонами контур, мягкое мерцание позолоты вызывают в памяти образы ранней готической живописи. Создатель этой почти ирреальной композиции работал в эпоху Ренессанса, но избегал модного стиля, получив за это прозвище «последний готик Нюрнберга». Он предпочитал одиночество и в творчестве, и в жизни, славился дурным нравом, не умел общаться и не прощал даже мелких обид. Говорят, что старый мастер озлобился после того, как, выдав фальшивый вексель, подвергся позорному клеймению, хотя по законам Нюрнберга за это полагалась смертная казнь. Совет запретил ему покидать город, но он бежал, был арестован и некоторое время провел в темнице.

Освободившись, Штосс навсегда затаил обиду на всех. В документах зафиксированы частые конфликты с властями, виновником которых, несомненно, был мастер, по-прежнему ценимый и востребованный, несмотря на дурной характер. Нажив множество врагов, он ввергал себя в бесконечные тяжбы, всегда проигрывал, оспаривал и судился вновь. Странно, что тот, кого называли нечестивым бюргером и помешанным крикуном, создавал такие спокойные, удивительно романтичные образы. Изумляет тщательность, с которой Штосс вырезал, казалось, незначительные детали. Лица его героев нисколько не напоминают застывшие маски; они выразительны, динамичны, естественны, как и плавные движения их рук.

Напротив церкви Святого Лаврентия, на углу улицы, находится хорошо сохранившийся дом-башня Нассау, построенный в первом десятилетии XV века. Рядом стоит фонтан «Добродетели», украшенный множеством фигур не слишком добродетельных с виду женщин. Каждая из них демонстрирует зрителям свою обнаженную грудь, из которой тонкой струйкой вытекает вода. Бронзовые дамы не обращают внимания на нескромные взгляды и спокойно позволяют приблизиться к себе людям, пожелавшим умыться или просто набрать в ладонь воды.


История нового города | Мюнхен и Нюрнберг | От архаики до модерна